А.Г. Ивченко — гениальный конструктор

Сб, 12/12/2015 - 17:00

Александр Георгиевич с работниками предприятия на демонстрации
7 ноября

Вручение А.Г. Ивченко президентом АН УССР
В.А. Палладиным Государственной премии

Александр Георгиевич с дочерью Наташей

А.Г. Ивченко и О.К. Антонов

Александр Георгиевич с руководителями фирмы «Роллс-Ройс»

В начале 1946 года состоялся первый запуск первенца нового ОКБ — двигателя М-26, в 1947 году он прошел государственные испытания. Этому двигателю, как и всем последующим двигателям ОКБ, постановлением правительства стал присваиваться индекс «АИ» (Александр Ивченко). Он был возрожден лишь в 1997 г., а конструкторский комплекс «Прогресс» получил имя академика А. Ивченко всего четырьмя годами ранее.

А. Ивченко считал, что для дальнейшей жизнедеятельности коллектива нужно было налаживать творческие контакты с конструкторами самолетов и вертолетов. Особенно плодотворным было взаимодействие с конструкторским бюро Миля. В сжатые сроки был построен и испытан вертолет Ми-1 с двигателем АИ-26В.
В 1948 г. создается еще один уникальный двигатель — АИ-14. Его самолетный вариант АИ-14Р устанавливался на многие модификации Як-12, Як-18. Вертолетным вариантом АИ-14В оснащались винтокрылые машины Камова Ка-15, Ка-18. В том же году за создание новых авиационных моторов А.Г. Ивченко, А.М. Анашкин и В.А. Лотарев были удостоены Государственной (Сталинской) премии.

В послевоенные годы авиация развивалась стремительными темпами. Одним из первых Александр Георгиевич понял: эра поршневых двигателей уходит. Впереди — газотурбинные двигатели.
Ивченко удалось убедить руководство страны, что Запорожское КБ имеет право на существование. Даже тогда, когда Никита Хрущев решил, что авиация Советскому Союзу не нужна и Америку можно достать ракетами, был сохранен костяк трудового коллектива.

Конструкторское бюро Ивченко начинает сотрудничать со знаменитым куйбышевским бюро Кузнецова, создающим мощный газотурбинный двигатель НК-12 для самого большого в мире на то время самолета, первого широкофюзеляжного Ан-22 «Антей». Для мотора, развивающего большую мощность – 12000 л.с., необходим турбостартер, запускающий основной газотурбинный двигатель. Коллектив Ивченко за короткое время создает этот принципиально новый пусковой двигатель – ТС-12.
Затем следует модернизация куйбышевского газотурбинного двигателя ТВ-2 для самолета конструкции Антонова Ан-8. После успешных испытаний турбостартера ТС-12 и модернизации ТВ-2 «верхи» согласились: запорожскому коллективу, руководимому А.Г. Ивченко, под силу и более сложные задания.

И уже в 1954 году в тематический план ОКБ была впервые включена тема по разработке турбовинтового газотурбинного двигателя АИ-20 для пассажирских и транспортных самолетов О.К. Антонова и С.В. Ильюшина. Ивченко удалось положительно решить проблему нехватки квалифицированных кадров. По распоряжению Министерства авиационной промышленности СССР (МАП) в ОКБ было направлено 26 молодых инженеров — выпускников ХАИ 1954 года. В их числе были: Ф.М. Муравченко, Л.А. Ефимчук, М.М. Цофин, Э.П.Цыбульский, В.И. Дашковский, В.Е. Яловенко, А.Я. Ярошенко, В.И. Деденев и многие другие, которые впоследствии стали крупными специалистами в области газотурбинной техники и внесли огромный вклад в создание и становление профессионального конструкторского коллектива.

Обладая большими организаторскими способностями и высокой общей эрудицией, в трудных моментах в работе Ивченко умел сохранить спокойствие и выдержку, разобраться в сути дела и умело организовать весь коллектив на решение трудных задач.
Александр Георгиевич отлично знал весь личный состав ОКБ от руководителей до рядовых исполнителей. Был требовательным руководителем и по-отечески умел позаботиться о людях.
Он был прекрасным тамадой и душой общества на вечерах отдыха своего коллектива. Никогда Александр Георгиевич не стремился к «барьеру» между собой и людьми, независимо от их должности на производстве.

В середине пятидесятых начинается конкурсное соревнование между куйбышевским и запорожским конструкторскими бюро по созданию двигателей нового типа для самолетов Ан-10, Ан-12 и Ил-18.
Для запорожского КБ подобное задание было первым, к тому же сроки были поставлены очень жесткие. Пригодился опыт разработки и доводки турбостартеров. Трудились по 16-18 часов без выходных и праздников. За то время, что КБ Кузнецова создало один двигатель, в КБ Ивченко изготовили и испытали три варианта двигателя
АИ-20. Двигатель конкурентов вышел легче на 120 кг, но показатели надежности у запорожцев оказались выше. На испытаниях все образцы проявили себя прекрасно, стали базовыми и были запущены в серийное производство. От идеи до серии прошло всего два года!

В конце 1957 года двигатель АИ-20 успешно прошел Государственные стендовые испытания, и транспортный самолет Ан-10, на котором были установлены четыре двигателя, поднялся в воздух. Полет прошел удачно. В 1958 году эти двигатели установили и на Ил-18.
В процессе эксплуатации на двигателе АИ-20, на первом в СССР, достигнут самый большой межремонтный ресурс — 8000 часов и назначенный — 22000 часов. Ни один отечественный двигатель не имел такого уникального ресурса.

Эти шедевры двигателестроения на долгое время становятся основной продукцией моторного завода не только в Запорожье, но и в Перми, а бюро Ивченко получает союзный статус. В 1960 г. за создание самолета Ил-18 и двигателя к нему АИ-20 Ильюшину и его соратникам — главному конструктору Ивченко и сотрудникам его бюро Лотареву, Пантелееву, Зленко и Шведченко — была присуждена Ленинская премия.

На базе двигателя АИ-20 были созданы восемь модификаций, они установлены на тысячах летательных аппаратах и используются как в авиации, так и в народном хозяйстве до сих пор.
А.Г. Ивченко добивается в МАП расширения численного состава КБ. В течение 1955-1959 годов в конструкторское подразделение влился мощный поток выпускников Харьковского, Казанского и Московского авиационных институтов. Им-то и пришлось, учитывая опыт предшествующих создателей, спроектировать и внедрить в серийное производство АИ-24 для самолетов Антонова. До сих пор, как его ласково называют, «Старушка» Ан-24 возит пассажиров и грузы на разных континентах планеты.
Александр Георгиевич следил за развитием авиационной мысли в ведущих капиталистических странах: выписывал специальные журналы, изучал их сам и заставлял изучать коллег. Понимая, что нужно знать иностранный язык, учил английский.

Первая деловая поездка Ивченко в Англию в 50-х годах связана с одним курьезным случаем. На заводе «Роллс-Ройс» его не пустили в конструкторское бюро, предложив посмотреть уже готовые двигатели. Александр Георгиевич без разрешения хозяев сам пробрался в КБ. К моменту, когда англичане обнаружили «пропажу», гость успел рассмотреть кульманы и чертежи. «Здесь у них плохо, а здесь нужно позаимствовать», — учил потом Ивченко подчиненных.
Много сделано коллективом ОКБ по инициативе Ивченко по конвертации авиационных двигателей в народное хозяйство.
В начале пятидесятых на предприятии была спроектирована мотопила «Дружба», которая сразу снискала международное признание. В Румынии, например, название «Дружба» стало нарицательным: в разговорном языке слово «drujba» используется для обозначения бензопилы вообще, независимо от модели. «Дружба» выпускается в массовом производстве с 1955 года.
В 1958 году на Брюссельской международной выставке «Дружба» получила первый приз — «Пальмовую ветвь».

В 1962 году по заказу Министерства нефтяной и газовой промышленности в ОКБ создаются газотурбинные двигатели: АИ-23, АИ-23У, АИ-23СГ для привода буровых установок.
С 1966 года по 1968 год были разработаны двигательные установки АИ-20С и АИ-23С-1 для судов на подводных крыльях «Буревестник», на воздушной подушке «Сормович» и газотурбохода «Тайфун». Они успешно эксплуатировались на линиях речного и морского пароходств.

Александр Георгиевич уделял большое внимание развитию творчества молодых конструкторов. При нем было создано молодежное ОКБ, которое возглавил выпускник ХАИ 1958 года Александр Чертов. Ими создано, изготовлено и передано спортсменам ДОСААФ семейство гоночных двигателей «СИЧ» для водно-моторного спорта, которые получили заслуженно высокую оценку спортсменов.

В середине 60-х годов настала эра турбореактивной техники с большой степенью двухконтурности. Первенцем нового поколения стал двухконтурный турбореактивный двигатель АИ-25 для самолета Як-40. Он также стал первым советским двигателем, побывавшим на зарубежной выставке — «ЭКСПО-67» в г. Монреаль, Канада. Под руководством А.Г. Ивченко были заложены основы создания двигателей большой мощности. Но это будет потом. В 1968 году Ивченко не стало…
Он прожил недолгую, но насыщенную событиями жизнь.

За успешную деятельность в области создания новых образцов авиационной техники А.Г. Ивченко был награжден высокими правительственными наградами: трижды орденом Трудового Красного Знамени, орденом Красной Звезды, орденом Ленина, ему присвоено звание Героя Социалистического Труда, он лауреат Государственной и Ленинской премий.

Имя и дело его не забыты и память о нем живет. А.Г. Ивченко воспитал многочисленные кадры конструкторов и инженеров, работающих ныне во многих конструкторских бюро, на заводах и институтах авиационного двигателестроения.

Другие материалы рубрики


  • В журнале «Известия Академии Наук СССР» за 1965 год (том 163, №4, стр. 891-854) была опубликована статья под названием «Некоторые соотношения между физическими константами». Имя автора — Роберто Орос ди Бартини — ничего не говорило читателям этого специализированного физического журнала. Содержание статьи вызвало неоднозначную реакцию в академической среде, а история ее опубликования носит почти детективный характер.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Есть люди, читая биографию которых не перестаешь удивляться, сколько всяких невероятных и удивительных событий было в их жизни. Одним из таких людей был сын словацкого дворянина и венгерской графини, борец за свободу и самозваный король, авантюрист и искатель приключений Мориц Август Беньовский (Móric August Beňovský). Он прожил короткую, но такую яркую и насыщенную жизнь, что она своими удивительными приключениями и поворотами судьбы напоминает жизнь литературных героев романов Александра Дюма и Фенимора Купера. Всего за сорок лет, отмерянных для него судьбой, ему довелось столько всего сделать, увидеть и пережить, что этого с лихвой хватило бы на двадцать других жизней. Хорошее представление об этом человеке дает характеристика генерал-прокурора Сената князя Вяземского, которую тот дал Беньовскому после его отправки на Камчатку: «Беньовского во время заарестования в Петербурге сам я видел человеком, которому жить или умереть все едино».

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Цезарь был не только волевым и амбициозным деятелем, мастером военного дела и политических интриг, но также и великим оратором, имеющим большой дар убеждения. Многие речи и распоряжения Цезаря сохранились в его мемуарных «Записках» и трудах античных авторов, а также в эпиграфических надписях, обнаруженных археологическим путем. Ниже приведены некоторые исторические документы, благодаря которым современный читатель может судить о Цезаре по его собственным словам.



  • Путешествие начинает в Бремене с визита к известному немецкому критику Юджину Цабелю — автору обширной монографии (на русский язык не переводилась) о нем. В дружеской беседе художник рассказывает: весной 1898 года сорокалетний помощник министра военно-морских сил США Теодор Рузвельт из «золотой молодежи» и отчаянных сынов диких прерий сформировал добровольческий кавалерийский батальон «Буйные всадники». С этими парнями отправился покорять Кубу. Взятием Сен-Жуанских высот будущий президент личной отвагой добыл себе чин полковника, всеобщее признание героя войны и безграничную любовь женщин, единодушно признавших его одним из храбрейших мужчин Америки. Вот об этих подвигах теперь уже действующего двадцать шестого президента США он и намеревается написать большое полотно.
    Впечатлениями от недавнего путешествия в Восточную Азию художник делиться не стал, обмолвившись, что нашел там много немецкого: кораблей, банков, складов. Выглядел Верещагин, по мнению Цабеля, неважно. Сильно постарел, «выражение лица — утомленное, борода почти седая».

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...В 1962 г. Ландау была присуждена Нобелевская премия «за пионерские исследования в теории конденсированного состояния, в особенности жидкого гелия», об этом ему сообщил лично посол Швеции Ульман. Поехать на торжественную церемонию вручения Ландау, естественно, не смог. После аварии Ландау все время находился в угнетенном состоянии, ходил с трудом и жаловался на боли. При попытке заговорить с ним на научные темы он неизменно отвечал: «Я сейчас плохо себя чувствую. Завтра это пройдет и мы поговорим». В марте 1968 г. у Ландау, по-видимому, как отдаленное следствие повреждений при аварии, развился паралич кишечника. Операция не помогла, работа кишечника не восстановилась. Первого апреля 1968 г. Ландау умер от послеоперационного тромба...



  • Началось с венского Кюнстлерхауза, где Василий Васильевич в конце октября 1885 года представил австрийской публике около полутора сотен произведений, в том числе и только что законченные «Евангельский цикл» из шести картин и две картины из задуманной «Трилогии казней». Посетивший экспозицию кардинал Гангльбауер нашел «Святое семейство» и «Воскресение Христово» богохульными и потребовал либо немедленно убрать их из экспозиции, либо закрыть выставку. Верещагин наотрез отказался. Тогда разгневанный князь-архиепископ опубликовал в газетах письмо, обвиняя художника в профанации, подрыве веры «в искупление человечества Воплотившимся Сыном Божьим» и призвал паству не принимать участия в этом кощунстве. Скандал только подогрел любопытство обывателей. Народ повалил на выставку толпами.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Последние годы жизни Василия Васильевича Верещагина отмечены отчаянной и безуспешной попыткой добиться у официальных властей гарантий на продолжение «наполеоновской» серии картин; поездкой в экзотическую Японию, открывшую для миллионов почитателей новую, неожиданную грань его художественного таланта; очередным разочарованием в способности высших военных российских чинов грамотно и достойно вести войну. И, наконец, трагической гибелью на ходовом мостике броненосца
    «Петропавловск»...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Европа в целом благосклонно оценивает «1812 год», но былого всеобщего восторга, как при показе Туркестанских, Балканских и Индийских полотен в 70-е годы, теперь нет. Почти за десятилетний перерыв в общении с европейской публикой многое изменилось. Умами современной молодежи, да и старшего поколения, начинают прочно овладевать модернистские течения и, прежде всего, импрессионисты.
    Чтобы возвратить утраченные позиции, Верещагину теперь как никогда нужна моральная поддержка. Но по горячности и невыдержанности характера он давно дистанцировался от передовых российских художников, многие годы находился в разрыве с влиятельным критиком и покровителем его таланта Владимиром Васильевичем Стасовым. Прервал связь с Иваном Николовичем Терещенко.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • ...Однако с течением времени становилось ясно, что государственная машина приказного типа не выдерживает все возрастающей нагрузки, не справляется с задачами, которые ставил перед ней Петр. Первой отказала система местного управления — уездов, непосредственно подчиненных приказам. Тогдашние уезды охватывали огромные пространства, равные нескольким современным областям. Малочисленная же администрация их была не в состоянии выполнить всех распоряжений верховной власти, особенно когда речь шла о бесчисленных денежных, натуральных, отработочных, рекрутских повинностях местного населения. Следствием такого положения стало образование губерний — нового звена управления, возвышавшегося над уездами. В декабре 1707 г. появился соответствующий указ Петра: «Расписать города частьми, кроме тех, которые во 100 верстах от Москвы к Киеву, Смоленску, к Азову, к Казани и к Архангельскому».



  • ...Будучи «человеком превосходного дарования и светлого ума», Цезарь, тем не менее, был прагматиком. Дион Кассий (ХLII, 49) приписывает ему такие слова: «Есть две вещи, которые защищают, укрепляют и увеличивают власть, — войска и деньги, причем друг без друга они немыслимы». Следуя этому принципу, Цезарь установил прочную взаимовыгодную связь со своими легионерами, став их фактическим патроном и рассматривая их как клиентов; подобная практика была свойственна и Помпею, и другим современным Цезарю полководцам. Цезарь стремился поставить армию под свой постоянный контроль и, несмотря на щедрое награждение воинов и покровительственное отношение к ним, беспощадно расправлялся с бунтовщиками. Так, после возмущения нескольких легионов в Италии в 47 г., Цезарь, по рассказу Диона Кассия (ХLII, 54), помиловал основную массу солдат, но «особенно дерзких и способных сотворить большое зло он из Италии, дабы они не затеяли там мятежа, перевел в Африку и с удовольствием под разными предлогами использовал их в особо опасных делах; так он одновременно и от них избавился и ценою их жизни победил своих врагов. Он был человеколюбивейшим из людей и сделал очень много добра воинам и другим, но страшно ненавидел смутьянов и обуздывал их самым жестоким образом»...