Академик Л.Д. Ландау. Часть 2

Ср, 09/11/2013 - 20:15

Л. Ландау и К. Мендельсон. Москва, 1956 г.

Л. Ландау, Х. Холл, В. Гинсбург. Москва, 1956 г.

Посол Швеции Ульман сообщает Л. Ландау о присуждении ему Нобелевской премии. Москва, 1962 г.

Поздравление Л. Ландау с присуждением Нобелевской премии. Н. Келдыш, Н. Семенов и П. Капица. 1962 г.



Выйдя из тюрьмы, Ландау занялся теорией сверхтекучести жидкого гелия. Это удивительное явление было только что открыто П.Л. Капицей. (Помните «новые явления» в жидком гелии «вблизи абсолютного нуля» из письма Молотову? Капица не преувеличивал). Оно состоит в способности гелия протекать через узкие капилляры, не испытывая трения, что означает отсутствие у этой жидкости вязкости.

Работа Ландау увенчалась полным успехом. В 1941 г. была опубликована его статья «Теория сверхтекучести гелия II», которая по праву считается одной из важнейших работ по теории конденсированного состояния.

Работа основана на принципиальном для этой теории положении (его называют «парадигмой Ландау»), согласно которому свойства тела вблизи абсолютного нуля могут быть описаны в терминах наличия в нем газа «квазичастиц» или «элементарных возбуждений», каждое из которых обладает определенной энергией е и импульсом р. Функция е(р) (энергетический спектр) — важнейшая характеристика тела. В частности, нагрев тела может быть описан как появление в нем новых квазичастиц.
После начала Великой Отечественной войны Ландау вместе с ИФП был эвакуирован в Казань. Время было военное — и неудивительно, что некоторые его исследования тогда были посвящены гидроаэродинамике и теории горения и взрыва.

Первые послевоенные годы были ознаменованы для Ландау торжеством его теории сверхтекучести. Эксперимент не только подтвердил предсказания теории, но и позволил в 1947 г. уточнить форму и параметры энергетического спектра гелия. Были проделаны прямые измерения этого спектра рассеянием нейтронов.
В 1946 г. Ландау был избран академиком, минуя ступень члена-корреспондента. Он снова начал преподавать, и был назначен заведующим кафедрой теоретической физики Физико-технического факультета МГУ. Он читал там оригинальный курс общей физики вместе с П.Л. Капицей. Ландау читал теорию, Капица рассказывал об экспериментах и показывал их.

Вскоре обстановка стала ухудшаться. Капица за критику руководства Л. Берией атомным проектом был в августе 1946 г. смещен с поста директора ИФП. В 1948 г., после знаменитой сессии ВАСХНИЛ, началась подготовка к «идеологической дискуссии» по физике. Ландау рассматривался как очевидная жертва. Будучи убежденным и последовательным материалистом, он никогда не включал в свои книги диалектико-материалистических заклинаний или цитат (Ландау говорил: «Я не философ. Пришлите философа-профессионала, и пусть он впишет в мои книги, что хочет». Разумеется, никто из философов не пожелал иметь столь опасного соавтора). Дискуссия не состоялась, но ее инициаторам кость бросили. Министр высшего образования С.В. Кафтанов издал приказ, отстраняющий идеологически подозрительных ученых от преподавания. Ландау был снят с заведования кафедрой с формулировкой «в связи с реорганизацией кафедры». Реорганизация как раз и состояла в увольнении Ландау.

На этом фоне в 1950 г. появилась совместная работа В.Л. Гинзбурга и Л.Д. Ландау «К теории сверхпроводимости», которая по своему значению в физике сравнима с работой по теории сверхтекучести. Ситуация с теорией сверхпроводимости была в то время весьма своеобразной. Явление сверхпроводимости было довольно хорошо изучено экспериментально. Существовали также уравнения Г. Лондона и Ф. Лондона, формально описывающие свойства сверхпроводников в слабом магнитном поле. Физический смысл явления оставался, однако, непонятным. Гинзбург и Ландау тоже не знали природы сверхпроводимости. Но они понимали, что это чисто квантовое явление, и на основе этого предположили, что электроны сверхпроводника должны описываться некоторой волновой функцией, для которой из самых общих соображений удалось написать уравнения.

Смысл функции, однако, оставался неясным. Только семь лет спустя, после появления микроскопической теории Дж. Бардина, Л. Купера и Р. Шриффера, стало ясно, что электроны в сверхпроводнике связываются в пары. Волновая функция Гинзбурга-Ландау есть не что иное, как волновая функция этих пар. Горьков вывел уравнения Гинзбурга-Ландау из микроскопической теории. Уравнения оказались совершенно правильными, с одной единственной поправкой: вместо заряда электрона е, входившего в теорию, должен стоять заряд пары электронов — 2е.

Теория Гинзбурга-Ландау широко используется и сейчас.
Но как бы ни было велико число читателей оригинальных работ Ландау, оно не может сравниться с числом читателей «Курса теоретической физики» Ландау и Лифшица. Верой и правдой этот курс служит уже нескольким поколениям студентов. Он переведен, по крайней мере, на 11 языков. В 1962 г. Ландау и Лифшиц получили за «Курс теоретической физики» Ленинскую премию. Характерно высказывание о «Курсе теоретической физики» одного из крупных американских ученых: «Я вижу, что в курсе Ландау-Лифшица есть все…»

Книга по любой научной проблеме сильно выигрывает, если автор сам работал в этой области, а Ландау, работавший практически во всех областях теоретической физики, был уникально подготовлен к созданию «Курса». К тому же он обладал необычайно ясным пониманием сущности физических явлений и передавал его читателям. Ландау обладал также практически безупречным чутьем при подборе работ для включения в «Курс». Нередко работы, казавшиеся малоактуальными при включении в «Курс», оказывались на переднем крае впоследствии. Наконец, Ландау обладал редкой способностью находить самый короткий и целесообразный путь решения сложной физической задачи. Стоит упомянуть и о том, что Ландау, очень серьезно относившийся к «Курсу» и вкладывавший в него много сил, нередко включал туда свои новые научные результаты и не публиковал их отдельно.

Ландау создал очень успешную школу физиков-теоретиков. Его ученики «всех поколений» играли и играют ведущую роль во многих разделах этой науки. Конечно, главным здесь было то, что сам Ландау был великим физиком. Но с практической точки зрения немалое значение имело и то, что всякий человек, желавший стать физиком-теоретиком, мог вступить в контакт с Ландау без каких-либо трудностей или формальностей. Достаточно было позвонить ему (домой!) или написать письмо и попросить принять экзамен теоретического минимума. Ландау относился к этой части своей жизни очень серьезно. Он отвечал на письма сразу, не откладывал экзамены надолго и очень редко переносил их. Экзамены позволяли Ландау знакомиться с молодыми людьми и отбирать тех, кого он считал перспективными. У него был на это хороший глаз, и он редко допускал ошибки.
С конца 1940-х гг. Ландау был привлечен к работам по созданию ядерного оружия. Он руководил группой теоретиков, проведших фантастические по сложности расчеты ядерных и термоядерных цепных реакций в проектируемой водородной бомбе.

Известно, что главным теоретиком в проекте советской атомной бомбы был Я.Б. Зельдович, позже к проекту водородной бомбы были подключены И.Е. Тамм, А.Д. Сахаров, В.Л. Гинзбург. Об участии Ландау и его группы, включавшей
akademik-ld-landau-chast-2
Е.М. Лифшица, Н.Н. Меймана и других сотрудников, известно гораздо меньше. Тем не менее группе Ландау удалось сделать то, что оказалось не по силам американцам. Наши ученые дали полный расчет основной модели водородной бомбы, так называемой сферической слойки, в которой чередовались слои с ядерной и термоядерной взрывчаткой — взрыв первой оболочки создавал температуру в миллионы градусов, необходимую для поджига второй. Американцы не смогли рассчитать такую модель и отложили расчеты до появления мощных компьютеров. Наши же ученые все рассчитали вручную. И рассчитали правильно. В 1953 году первая советская термоядерная бомба была взорвана.

Однако сам Ландау считал, что: «Разумный человек должен стараться держаться как можно дальше от практической деятельности такого рода. Надо употребить все силы, чтобы не войти в гущу атомных дел». Начиная с 1952 г., Ландау стремился свести свое участие в проекте к минимуму, более того, он по возможности уклонялся и от интересных научных проблем, если они имели какое-либо отношение к созданию ядерного оружия и, как следствие, несли на себе гриф особой секретности. Так, по свидетельству И.Н. Головина, в октябре 1950 г., то есть в самом начале работ по «проблеме МТР» (магнитного термоядерного реактора) И.В. Курчатов взял на себя привлечение к нему теоретиков и пригласил к себе Ландау. Тот признал задачу достойной внимания, но сам в решении ее участвовать отказался. Тем не менее «специальные» работы Ландау были признаны настолько важными, что ему были присуждены две Сталинские премии и звание Героя Социалистического Труда. Правда, благодарность властей имела для Ландау и оборотную сторону. Естественно, что все участники проектов по изготовлению атомной и водородной бомб находились под плотным контролем спецслужб. В особенности ведущие ученые.

Иначе и быть не могло. Советские спецлужбы слишком хорошо знали, как американцы «проворонили» секреты своей атомной бомбы — работавший на советскую разведку немецкий эмигрант, физик Клаус Фукс, передавал в СССР чертежи бомбы, что резко ускорило работы по ее изготовлению. Попал «под колпак» и Ландау. Участие в закрытых работах было использовано как предлог не выпускать его за границу до конца его активной жизни. Дошло до того, что Ландау пытались не пустить на международную конференцию по физике элементарных частиц, проходившую… в Киеве. Только решительный протест председателя оргкомитета И.Е. Тамма позволил Ландау принять участие в работе конференции.

Существенное изменение к лучшему для Ландау и всего ИФП произошло в 1955 г., когда П.Л. Капица вновь стал директором созданного им института. Такой поворот событий был заслугой и самого Ландау, который, когда Петр Леонидович Капица был отстранен от работы и находился безвылазно на своей даче, один из немногих раз в месяц демонстративно отправлялся навестить опального ученого. Для этого требовалась достаточная смелость — времена были такие, что не то что впавшего в немилость, но даже его родных в одночасье переставали замечать. Кроме того, Ландау составил письмо Н.С. Хрущеву и Г.М. Маленкову, подписанное несколькими членами Академии наук, о необходимости возвращения Капицы в ИФП. Ландау вновь стал преподавать в МГУ. Он читал курс теоретической физики на физическом факультете и руководил аспирантами.

Научная работа Ландау прервалась в пору расцвета. Седьмого января 1962 г. он попал в автомобильную катастрофу. На шоссе Москва-Дубна автомобиль, в котором он сидел, столкнулся с грузовиком. И надо же было, чтобы перед самым столкновением ему стало жарко, он снял шубу и шапку (может быть, это ослабило бы сильный удар). Все отделались легкими ушибами и царапинами, и даже яйца в корзине, которые везли в Дубну, остались целы, а Ландау получил очень тяжелые травмы, в том числе травмы головы! Несколько недель он оставался между жизнью и смертью.

После катастрофы Ландау был доставлен в 50-ю больницу. Поскольку в больнице не было необходимых лекарств и оборудования, их присылали даже из-за границы (главным образом издатель «Курса теоретической физики» в Англии Дж. Максвелл). Вся эта активность требовала организации, которую взяли на себя друзья-физики. Стихийно возникший штаб обосновался в кабинете главного врача 50-й больницы и стал круглосуточным организационным центром по безусловному, сверхсрочному выполнению всех велений лечащих врачей. 87 теоретиков и экспериментаторов стали участниками этого добровольного спасательного содружества. Появилась алфавитная книга с телефонами и адресами всех и вся — лиц и учреждений, связь с которыми могла потребоваться в любую минуту. Там было записано 233 (!) телефонных номера — другие больницы, автобазы, аэродромы, таможни, аптеки, министерства, места возможного пребывания врачей-консультантов.

В трагические дни, когда казалось, что Ландау умирает, у входа в корпус больницы дежурило 8-10 автомашин...
Когда от машины искусственного дыхания зависело все, 12 января один теоретик даже предложил немедленно изготовить ее в мастерских Института физических проблем. Но машину удалось доставить из Института по изучению полиомиелита. Ее на руках принесли в палату, где задыхался Ландау.

Раскачался и Минздрав СССР. Была создана Комиссия во главе с проф. Н.И. Гращенковым, после чего стало возможным получать лекарства в Москве, в 4-м Главном управление Минздрава, а не везти их за тридевять земель из-за границы. Были приглашены виднейшие зарубежные нейрохирурги для консультации.

После тяжелого воспаления легких Ландау впал в бессознательное состояние, из которого вышел только через месяц. Жизнь его была спасена, но здоровье и работоспособность так и не восстановились. Почему — это так и осталось загадкой…

В 1962 г. Ландау была присуждена Нобелевская премия «за пионерские исследования в теории конденсированного состояния, в особенности жидкого гелия», об этом ему сообщил лично посол Швеции Ульман. Поехать на торжественную церемонию вручения Ландау, естественно, не смог. После аварии Ландау все время находился в угнетенном состоянии, ходил с трудом и жаловался на боли. При попытке заговорить с ним на научные темы он неизменно отвечал: «Я сейчас плохо себя чувствую. Завтра это пройдет и мы поговорим». В марте 1968 г. у Ландау, по-видимому, как отдаленное следствие повреждений при аварии, развился паралич кишечника. Операция не помогла, работа кишечника не восстановилась. Первого апреля 1968 г. Ландау умер от послеоперационного тромба.

Печальная личная судьба Ландау не заслоняет счастливой судьбы его научного наследства. Квантовая теория конденсированного состояния, у колыбели которой он стоял, является сейчас наиболее быстро развивающимся и, вероятно, наиболее важным с точки зрения технических приложений разделом физики. Его статьи и книги читают и сейчас, через 40 лет после его смерти. Многие идеи ученого, первоначально казавшиеся странными, стали теперь азбучными истинами. Его творчество стало частью интеллектуального достояния человечества.

Другие материалы рубрики


  • Европа в целом благосклонно оценивает «1812 год», но былого всеобщего восторга, как при показе Туркестанских, Балканских и Индийских полотен в 70-е годы, теперь нет. Почти за десятилетний перерыв в общении с европейской публикой многое изменилось. Умами современной молодежи, да и старшего поколения, начинают прочно овладевать модернистские течения и, прежде всего, импрессионисты.
    Чтобы возвратить утраченные позиции, Верещагину теперь как никогда нужна моральная поддержка. Но по горячности и невыдержанности характера он давно дистанцировался от передовых российских художников, многие годы находился в разрыве с влиятельным критиком и покровителем его таланта Владимиром Васильевичем Стасовым. Прервал связь с Иваном Николовичем Терещенко.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • ...Однако с течением времени становилось ясно, что государственная машина приказного типа не выдерживает все возрастающей нагрузки, не справляется с задачами, которые ставил перед ней Петр. Первой отказала система местного управления — уездов, непосредственно подчиненных приказам. Тогдашние уезды охватывали огромные пространства, равные нескольким современным областям. Малочисленная же администрация их была не в состоянии выполнить всех распоряжений верховной власти, особенно когда речь шла о бесчисленных денежных, натуральных, отработочных, рекрутских повинностях местного населения. Следствием такого положения стало образование губерний — нового звена управления, возвышавшегося над уездами. В декабре 1707 г. появился соответствующий указ Петра: «Расписать города частьми, кроме тех, которые во 100 верстах от Москвы к Киеву, Смоленску, к Азову, к Казани и к Архангельскому».



  • Путешествие начинает в Бремене с визита к известному немецкому критику Юджину Цабелю — автору обширной монографии (на русский язык не переводилась) о нем. В дружеской беседе художник рассказывает: весной 1898 года сорокалетний помощник министра военно-морских сил США Теодор Рузвельт из «золотой молодежи» и отчаянных сынов диких прерий сформировал добровольческий кавалерийский батальон «Буйные всадники». С этими парнями отправился покорять Кубу. Взятием Сен-Жуанских высот будущий президент личной отвагой добыл себе чин полковника, всеобщее признание героя войны и безграничную любовь женщин, единодушно признавших его одним из храбрейших мужчин Америки. Вот об этих подвигах теперь уже действующего двадцать шестого президента США он и намеревается написать большое полотно.
    Впечатлениями от недавнего путешествия в Восточную Азию художник делиться не стал, обмолвившись, что нашел там много немецкого: кораблей, банков, складов. Выглядел Верещагин, по мнению Цабеля, неважно. Сильно постарел, «выражение лица — утомленное, борода почти седая».

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...В условиях подъема 1890-х годов система Витте способствовала развитию промышленности и железнодорожного строительства. С 1895 по 1899 г. в стране было сооружено рекордное количество новых железнодорожных линий, — в среднем строилось свыше 3 тыс. км путей в год. К 1900 г. Россия вышла на первое место в мире по добыче нефти. Казавшийся стабильным политический режим и развивавшаяся экономика, завораживали мелкого европейского держателя, охотно покупавшего высокопроцентные облигации русских государственных займов (во Франции) и железнодорожных обществ (в Германии). Современники шутили, что русская железнодорожная сеть строилась на деньги берлинских кухарок. В 1890-е годы резко возросло влияние Министерства финансов, а сам Витте на какое-то время выдвинулся на первое место в бюрократическом аппарате империи.



  • ... Вернемся, однако, к главному герою нашей статьи. Говоря о деятельности Тотлебена в период между двумя войнами: 1854-1856 и 1877-1878 гг., необходимо, наверное, вспомнить о том, что этот период — время проведения весьма радикальной военной реформы, полностью изменившей принцип формирования российских вооруженных сил. Но, несмотря на занимаемый высокий пост, роль Эдуарда Ивановича в структурных, а не технических преобразованиях армии — весьма скромная. Он не слишком сочувствовал реформам, по мнению некоторых современников даже стремился их тормозить. Надо сказать, что многие талантливые русские военачальники были по своим убеждениям реакционерами...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Личность императора-иконоборца Льва III всегда вызывала живой интерес — и при этом всегда освещалась тенденциозно. С одной стороны, православные писатели по понятным причинам любили изображать его кровожадным чудовищем. С другой стороны, многие историки относятся ко Льву Исавру с сочувствием и среди многочисленных сведений, предоставленных православными писателями, стараются выбирать такие, которые рисуют его наиболее симпатичным. Получается двойное искажение, и неизвестно, всегда ли второму удается компенсировать первое. Свидетельства же его сторонников и современников до нас практически не дошли. Но как бы мы ни относились к деятельности этого императора, биография у него интересная и насыщенная красочными событиями.
    Лев III происходил из небогатой и незнатной семьи. Его эпитет Исавр, давший название основанной им династии, происходит от названия народа, к которому он принадлежал. Исаврийские племена занимали восточные районы полуострова Малая Азия. Заселенные ими территории граничили с землями, подвластными арабам. Исходя из этого строят предположения, что Лев Исавр еще в юности хорошо владел арабским языком, а также испытывал на себе влияние мусульманских идей. Впервые будущий император выдвинулся в правление Юстиниана II, или вернее, в период его борьбы за отеческий престол с другими претендентами. Выказав себя верным сторонником Юстиниана, Лев возвысился, когда его покровитель вернулся в Константинополь.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Есть люди, читая биографию которых не перестаешь удивляться, сколько всяких невероятных и удивительных событий было в их жизни. Одним из таких людей был сын словацкого дворянина и венгерской графини, борец за свободу и самозваный король, авантюрист и искатель приключений Мориц Август Беньовский (Móric August Beňovský). Он прожил короткую, но такую яркую и насыщенную жизнь, что она своими удивительными приключениями и поворотами судьбы напоминает жизнь литературных героев романов Александра Дюма и Фенимора Купера. Всего за сорок лет, отмерянных для него судьбой, ему довелось столько всего сделать, увидеть и пережить, что этого с лихвой хватило бы на двадцать других жизней. Хорошее представление об этом человеке дает характеристика генерал-прокурора Сената князя Вяземского, которую тот дал Беньовскому после его отправки на Камчатку: «Беньовского во время заарестования в Петербурге сам я видел человеком, которому жить или умереть все едино».

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • 7 июля «Св. Петр и Павел» подошел к побережью Японии. Япония в те годы, после недавнего восстания христиан и гражданской войны, была наглухо закрыта для посещений любых иностранцев, кроме подданных Голландии, через которых и проходила вся торговля и сношения с остальным миром. По утверждению американского исследователя Дональда Кина, изучившего японские документы тех лет, судно бунтовщиков подошло к юго-восточной части Японии, к провинции Ава на острове Сикоку.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...Про принадлежность М. Грушевского к масонским «ветеранам» свидетельствует и тот факт, что именно он, вместе с Ф. Штейнгелем, представлял киевские ложи на всероссийском масонском конвенте летом 1912 г. в Москве. Наличие в России 14...15 масонских лож давало основание для создания собственной организации, наряду с другими Великими Собраниями. Участник этого тайного собрания А. Гальперн позже свидетельствовал, что между российскими и украинскими ложами разгорелась острая дискуссия по поводу названия организации. Преимущественное большинство Конвента отстаивало название «Великое Собрание России», Грушевский же требовал, чтобы слово "Россия" ни в каком случае в названии не фигурировало. В конце концов было одобрено компромиссное название «Великое Собрание народов России». Следует отметить, что Ф. Штейнгель в этой дискуссии поддерживал российскую сторону. Поэтому не случайно он был избран в верховный совет российской масонской организации.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • ...В марте 1937 г. Ландау переезжает в Москву, и здесь, в ИФП, он работает до конца своих дней. Первая научная работа, опубликованная Ландау после перехода в ИФП, была посвящена вопросам ядерной физики. Ландау, развивая идеи Бора, применил методы статистической физики к изучению тяжелых атомных ядер. Он получил количественные оценки для многих наблюдаемых величин, включая ширину ядерных уровней. Работа быстро стала классической в своей области...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4