Англо-бурская война

Ср, 03/19/2014 - 18:41

Пауль Крюгер (Stephanus Johannes Paul Kruger), 5-й Президент Трансвааля

Первые англичане, захваченные бурами

Английский аванпост. 1902 г.

Миссис Отто Кранц, бурская амазонка

Бурский солдат ведет огонь при осаде Лэдисмита


Предыстория поля боя

Бурный ХХ век начался не менее бурно — с передела мира между главными игроками мировой арены — крупнейшими империями Великобританией и Германией. Яркой страницей в противостояние могущественных держав вошла англо-бурская война 1899-1902 гг., на которую мы и обращаем внимание как на знаковое начало «века перемен».
Отдаленная от всего мира южная часть африканского континента играла особую роль в международной торговле на протяжении многих веков. Мыс Доброй Надежды — крайняя южная точка Африки — одновременно являлся главным географическим и торговым объектом. Расположение на пересечении морских путей из Европы в Азию предопределило судьбу южноафриканских территорий как перевалочной базы для купцов.

Первыми оседлыми не-африканцами на этих землях были голландцы. В середине XVII века по инициативе голландской Ост-Индской компании сюда прибыли на постоянное место жительства несколько десятков семей. Их целью было создание населенных пунктов, где купцы могли бы останавливаться, следуя по своим торговым делам из Европы в Азию и обратно. Далекий край в действительности оказался очень непривычным для европейцев. Но эмигранты не сдавались и постепенно прочно обосновались на новых землях, создав собственное объединение — Капскую колонию, находившуюся под протекторатом голландской Ост-Индской компании.

Естественно, местное африканское население не слишком обрадовалось перспективе сосуществования с новыми соседями, которые к тому же постоянно проявляли стремление к расширению своих владений. Из-за этого нередки были столкновения колонистов и туземцев, в которых верх одерживали то одни, то другие. В состоянии хронической войны голландцы умудрялись вести хозяйство и даже преуспевали в этом. Отсюда и самоназвание колонистов — «буры», со староголландского — «крестьяне». Плодородные почвы и хорошие пастбища дали возможность бурам разбогатеть и закрепиться на освоенных территориях. Впоследствии они даже стали именовать себя «африканерами» — «африканцами», а свой язык (смесь голландского и местных диалектов) — африкаанс.

Во время наполеоновских войн на эти территории претендовала Великобритания. Высадив на юге Африки свои войска, Англия провозгласила протекторат над Капской колонией и провинцией Наталь. Волны английских переселенцев согнали с освоенных мест потомков первых голландских колонистов, заставив их уйти в глубь континента. Почти двадцать лет (1833-1850 гг.) искали буры места с благоприятными условиями для жизни. Погрузив на повозки семьи и все нажитое имущество, фермеры продвигались большими караванами на север, периодически останавливаясь на несколько месяцев, чтобы вырастить урожай и запастись припасами на следующий этап перехода. Целое поколение буров родилось и возмужало за этот период. Сами буры называют это путешествие по неизведанным ранее туземным землям «Великим треком» и считают героической страницей своей истории. Аборигены же, которые встречались на их пути, не разделяли столь оптимистичного взгляда, видя в бурах соперников. Но, имея опыт выживания в экстремальных условиях (унаследованный, видимо, от предков), переселенцы сумели приспособиться и обжить новые территории. Так возникли в середине XIX века молодые республики Трансвааль и Оранжевое Свободное государство.

Несколько десятилетий жизнь Южной Африки текла размеренно, вдали от всего цивилизованного мира. Особое затишье наступило после открытия Суэцкого канала 17 ноября 1869 г., полностью изменившего морские пути из Европы в Азию. Отныне корабли не проходили через мыс Доброй Надежды, города теряли роль торговых центров, главный порт — Кейптаун (Капстад) — потерял свой статус «морской таверны», как называли его моряки, а население края занималось преимущественно натуральным сельским хозяйством.
Идиллия была нарушена в 70-е годы. Общеизвестен полулегендарный случай о том, как маленький мальчик, играя на берегу реки Оранжевой, нашел прозрачный блестящий камушек и отнес его матери. Гостивший в их доме заморский купец, увидев камушек, несказанно удивился и понял, что перед ним — уникальный алмаз. Он выкупил этот камушек, а затем вернулся, чтобы собрать и другие. Так началось новое освоение южноафриканского края — теперь уже не как сельскохозяйственных угодий, а как края алмазных и золотых копей.

Вспомните «золотую лихорадку» в Калифорнии, на Аляске — и перед вами встанет картина повседневной жизни республик Трансвааль и Оранжевая во второй половине XIX века.

Толпы старателей, мечтающих о золотоносных жилах, россыпях алмазов и возможности обеспечить себе безбедную жизнь, хлынули в Южную Африку. Вслед за ними отправились перекупщики, торговцы всех мастей, бандиты, авантюристы, представители промышленных и финансовых магнатов. Точную характеристику этому состоянию людей дали американские историки начала ХХ века: «Ремесленники побросали свои орудия труда, фермеры оставили урожай гнить на полях, а скот — околевать от голода, учителя забыли свои учебники, адвокаты покинули клиентов, служители церкви сбросили облачения, матросы дезертировали с кораблей — и все устремились в едином порыве к району золотых приисков. Деловая жизнь в городах замерла, покинутые дома и магазины ветшали и приходили в упадок. Золотоискатели шли как саранча... с кирками, лопатами и ковшами для промывки золота». Закономерным результатом такого нашествия стало резкое увеличение численности вновь прибывших переселенцев из разных стран. Буры называли их «ойтландерами» («чужеземцами») и с опаской относились к людям, которые составляли местным жителям сильную конкуренцию.

Великобритания, стремившаяся прибрать к рукам богатства края, воспользовалась противоречиями между бурами и переселенцами в своих интересах. Президенту республики Трансвааль Паулю Крюгеру постоянно напоминали о «вопиющем безобразии» — отсутствии гражданских прав у ойтландеров. Это расценивалось как проявление дискриминации и ущемление свободы личности (хотя о необходимости предоставления таких прав местному черному населению никто из европейцев даже не задумывался) Естественно, британское правительство заботилось не столько о простых людях, сколько о владельцах приисков и промышленных предприятий, которые под лозунгами «борьбы за справедливость» пытались свергнуть действующее правительство.

Первые столкновения

В конце 80-х годов произошло несколько локальных столкновений буров и английских отрядов, но они не получили большого резонанса. Тем не менее в воздухе уже висела угроза войны. Английские войска концентрировались в городах, увеличивалась численность гарнизона и вооружения. Буры также не сидели сложа руки. В отличие от англичан, надеявшихся на свою непоколебимую мощь, буры рассчитывали не только на себя, но и стремились заручиться поддержкой европейских стран. Следует отметить, что последние готовы были охотно выступить против Великобритании, власть которой для многих была как кость в горле. Хорошо подготовившиеся бурские республики решили сыграть на опережение и не дать англичанам возможности полностью подготовиться к войне. Буры развязали ее первыми.

Поводом к началу военных действий стал ультиматум, присланный президентом Трансвааля Паулем Крюгером британскому правительству 9 октября 1899 г. В этой ноте содержались требования о передаче рассмотрения англо-трансваальских споров в третейский суд, об удалении английских войск с территории Капской колонии, от границ Трансвааля и Оранжевой, о невмешательстве британского правительства во внутренние дела республик. Срок ультиматума истекал через двое суток. Естественно, что Великобритания не могла и не хотела удовлетворить выдвинутые требования. «Я призвала свои войска к оружию, чтобы они отразили вторжение войск Южно-Африканской Республики и Оранжевого Свободного Государства в мои южноафриканские колонии», — заявила в Парламенте королева Виктория.

11 октября 1899 г. на границе провинции Наталь произошло первое серьезное военное столкновение. Объединенная армия бурских республик Трансвааль и Оранжевая (во главе с генералом П. Жубером), численностью 40 тыс. человек, вторглась на территорию британских колоний в Южной Африке, где бурам противостояли английские колониальные войска из 30 тыс. человек. В первые несколько месяцев удача явно сопутствовала бурам, один за другим ими были захвачены основные города англичан — Мафекинг, Кимберли и Ньюкасл в октябре, Лэдисмит, Эсткорт, Колсберг и Мидделбург в ноябре. Собственные поражения вынудили правительство Великобритании подключить к борьбе с бурами дополнительные силы, и в последних числах ноября корабли британского флота доставили из Индии 21-тысячный военный корпус под командованием генерала Редверса Буллера. Но, идя на выручку осажденному бурами Лэдисмиту, 15 декабря 1899 г. этот корпус был остановлен и разгромлен 6-тысячной армией Оранжевой республики (во главе с генералом Луисом Ботой). Англичане отступили, потеряв 143 человека убитыми, 726 ранеными, 220 пленными и 11 орудий. Потери буров составили 50 человек. За несколько дней до этого произошло еще два трагических для англичан сражения. 10 декабря английские войска генерала П. Метуэна атаковали позиции бурской армии генерала П. Кронье у поселка Маггерсфантейн на реке Моррер, но были отброшены, потеряв 210 человек убитыми, 675 ранеными и 63 пленными. А на следующий день — 11 декабря — бурские войска атаковали колонну английских войск генерала У. Гатэкра во время ночного марша у поселка Стромберг. Англичане потеряли 600 человек и 3 орудия. Эта неделя вошла в английскую историю как «черная неделя» из-за следовавших одного за другим поражений. Как тут не задуматься о тактике и стратегии ведения боя?

Спецификой англо-бурской войны стало не только противостояние двух стран-завоевателей на чужой территории — англичан и голландцев (а если учесть, что за спиной буров постоянно присутствовала и Германия, то даже трех), но и новшества в ведении войны. В Европе конца XIX века уже около 30 лет сохранялся мир, а военная промышленность и умы изобретателей продолжали работать. Накопленный потенциал необходимо было где-то реализовать, иначе он вышел бы из-под контроля. Война в далекой колонии стала как нельзя более кстати подвернувшимся случаем проверить на практике действенность многих изобретений. На полях сражений незримо (да и зримо тоже) присутствовали военные иностранные специалисты, следящие за претворением теории в практику.

Опираясь на первый неудачный боевой опыт, правительство Великобритании начало «работу над ошибками». Директивой из Лондона генерал Буллер был отправлен в отставку, а на место главнокомандующего английскими войсками назначен фельдмаршал Фредерик Робертс, прибывший в Кейптаун 10 января 1900 г. Он вместе с начальником штаба Горацио Китченером стал постепенно менять тактику ведения боя. По примеру буров, основной упор теперь делался на индивидуальную стрелковую подготовку пехотинцев и создание мобильных кавалерийских отрядов. Первые результаты нововведений проявились только через пару месяцев. А до этого — в январе-феврале 1900 г. — британцы продолжали отступление.

Разгар войны: кто кого?

В последующих битвах на реке Тугеле, при городах Спион-Кале и Ваал-Кранце бурская армия разбила англичан, потерявших 408 человек убитыми, 1390 ранеными, 311 пропавшими без вести. Урон буров был значительно меньшим — 40 убитых и 50 раненых. Первой успешной операцией британской армии этого времени стало снятие 15 февраля осады с города Кимберли — основного форпоста англичан, захваченного бурами в первые дни войны (15 октября 1899 г.).
Жестокое противостояние, длившееся на протяжении более четырех зимних месяцев, порядком измотало силы обеих армий (но, в отличие от наполеоновской кампании в России, солдаты не страдали от морозов и отсутствия продовольствия — в Южной Африке круглый год лето и достаточно провизии). Контрудар, последовавший со стороны англичан, ознаменовал перелом в ходе войны.

Наступление началось сразу в двух направлениях, разделенных десятками километров — на Лэдисмит в Оранжевой республике и Пардеберг в колонии Наталь. Впервые примененное английской армией разделение сил было вполне оправданным, так как в таком случае поражения на одном участке фронта не снижали боеспособности всей армии. Такие «точечные удары» держали в напряжении вражеские войска. Это пример своеобразного «обмена опытом», ведь изначально тактикой рассредоточенных действий пользовались лишь буры. Англичане же перенимали боевой опыт непосредственно в процессе войны.

Несмотря на две неудачные попытки снятия осады с Лэдисмита, англичане предприняли еще одну. 17 февраля 1900 г. началось массовое наступление британской армии на Лэдисмит. Но буры, запершись в хорошо укрепленном городе, не собирались так быстро сдаваться. У них оставалось еще достаточно боеприпасов и провизии. Лишь спустя 11 дней — 28 февраля — англичане, наконец, прорвали осаду и деблокировали Лэдисмит. Эта победа была равносильна восстановлению полного контроля над провинцией Наталь — «исконной колонией Великобритании».

Одновременно с этими событиями, на другом конце Оранжевой республики происходили не менее трагичные и знаменательные события. Освободив из-под осады еще один крупный центр провинции Наталь — Кимберли, англичане двинулись непосредственно на территорию непокорной им республики. На пути к столице Оранжевого Свободного государства  — Блумфонтейну — находился городок Пардеберг. Английские войска генерала Китченера атаковали укрепленный бурский лагерь генерала Кронье. Но первая попытка захватить город (или освободить — смотря с чьей стороны на это посмотреть) оказалась для англичан безуспешной. Они вынуждены были отступить, потеряв 320 человек убитыми и 940 ранеными. Захват Пардеберга, открывавшего путь на столицу, был необходим как воздух, поэтому уже на следующий день, изменив тактику, англичане вновь приступили к методической осаде бурского лагеря. На этот раз, не рассчитывая на собственную силу и ловкость, солдаты использовали более весомое оружие — артиллерийский огонь, под шквальным огнем которого бурам не оставалось ни единого шанса для оказания сопротивления. Единственным путем спасения для буров был скорейший уход из города. Но это могли сделать лишь кавалеристы, а бросать беззащитную пехоту на растерзание врагу генерал Кронье не пожелал. В результате весь гарнизон города 27 февраля капитулировал перед англичанами, чему последние были несказанно рады. Этот эпизод войны, подорвавший моральные силы буров (генерал Кронье был известным деятелем, героем войны 1880-1885 гг.), русская газета «Новое время» ярко отразила в карикатуре, где бурский генерал изображен в виде спокойного, одухотворенного, мужественного великана, поверженного группкой англичан-лилипутов, прыгающих вокруг. Сравнение заимствовано из широко известного в то время произведения Джонатана Свифта и как нельзя более точно передает настроения мировой общественности — сочувствие бурам и презрение к британцам.

В последний день февраля 1900 г. к границам Оранжевой республики с трех сторон подошли британские войска: с запада от захваченного Пардеберга, с востока от освобожденного Лэдисмита и с юга от Колсберга (который англичане тоже недавно то ли захватили, то ли освободили). Последующие события развивались очень стремительно — в течение одного месяца британские солдаты прошли путь до «оранжевой» столицы — Блумфонтейна — и 13 марта захватили ее, чем вынудили президентов южноафриканских республик Крюгера и Стейна обратиться за помощью к европейским державам, а по случаю их отказа — к Великобритании с проектом мирного договора. Старания не увенчались успехом, Европа предпочла не вмешиваться, а британская армия продолжила свое триумфальное шествие в глубь страны. По пути англичане изгоняли буров из городов Винбург, Фортин-Стримс, Хейлброн, Кронстад, Мафекинг. Везде буры оказывали сопротивление, но уже не с таким рвением. Их моральные и физические силы были подорваны падением Оранжевой республики.

В этот период русские газеты пестрят карикатурами и сообщениями, направленными против Англии. Распространяется образ Великобритании как колосса на глиняных ногах. Например, «Новое время» в июньском номере иронично представляет английского главкома, открывающего клетку перед президентом Крюгером со словами: «Поверьте, мне некогда с вами возиться. Сделайте милость, войдите». Такой эпизод свидетельствует о том, что мощь буров еще не сломлена и англичане, наивно празднуя скорую победу, плохо представляют, что их ждет впереди.

Тем не менее 30 мая, к великой радости англичан, был взят Йоханнесбург, и перед ними расстелилась ковровая дорожка до столицы Трансвааля. Претория оказалась под британской властью 5 июня 1900 г. Президент Крюгер едва успел выбраться из осажденной столицы и спешно отправился в Мозамбик, откуда на корабле отплыл в Европу на личную аудиенцию к монархам с просьбой о поддержке. Так закончился первый — активный — этап англо-бурской войны.

Другие материалы рубрики


  • «Их (финнов — Д.К.), правда, очень мало. Захлебываясь русской кровью, они медленно пятятся к линии Маннергейма». Это небезызвестный И.Л. Бунич о ходе боевых действий во время советско-финской войны 1939-1940 гг. (Операция «Гроза» или ошибка в третьем знаке. Книга первая: СПб., Вита/Облик, 1994).
    «Сталину для начала освободительного похода нужно было найти хороший повод. Иначе мировое сообщество стало бы называть нас «кровавыми поджигателями войны». И Иосиф Виссарионович с блеском вышел из создавшейся ситуации. Было объявлено, что правительство Финляндии готовит крестовый поход против большевизма»,  — рассуждает Армен Гаспарян на Радио Маяк (эфир от 2005/17/09 | 22:10).
    «Советский Союз стремился поглотить бывшую часть Российской империи, а заодно показать силу и мощь.» А это об «истинных» причинах войны говорит П.Б. Липатов (Зимняя война. М., 1996, стр.174).

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6