Архитектурные монстры для суперзениток Третьего Рейха

Пт, 11/27/2015 - 20:10

Сохранившаяся до наших дней зенитная башня Аугартен, Вена, доминирует над окружающим ее городским ландшафтом

Строительство зенитной башни третьего поколения в Вене

По соглашению между союзниками, после окончания боевых действий германские военные сооружения должны были быть снесены. Но Фридрихсхаймская башня от заложенного в нее колоссального заряда только треснула, расколовшись на две «половинки»

12,8 сm Flak 40 зенитной башни второго поколения

Однако крыши старых зданий и соборов выдерживали только легкие зенитки, и проблемы размещения тяжелых зенитных средств в центральных районах крупных германских городов это не решало. Необходимы были специальные сооружения, которые бы обеспечивали размещение выше уровня крыш домов как крупнокалиберных зенитных орудий, так и средств обнаружения, целеуказания, вычисления данных для стрельбы. Кроме того, эти сооружения должны были обеспечивать защиту обслуживающего персонала, в том числе и от химического оружия, иметь полную автономность снабжения (электричеством, водой и питанием). В процессе выработки проекта таких сооружений принял участие лично Адольф Гитлер, по мнению которого их строительство и использование благотворно повлияют на моральный дух населения только в том случае, если гражданские лица будут иметь возможность укрываться в них от бомбардировок.

Основные требования к таким сооружениям, получившим название Flakturm — «зенитная башня», были выработаны к середине лета 1940 года. Башни должны были решать четыре основные задачи и одну вспомогательную:
— обнаружение и определение координат воздушных целей, а также выдача данных для стрельбы зенитных орудий как собственных, так и наземных батарей данного сектора;
— командование всеми средствами ПВО сектора и координация действий всех средств ПВО. При этом одна из башен руководила ПВО всего города и координировала действия зенитных батарей с истребительной авиацией;
— поражение воздушных целей, оказавшихся в зоне досягаемости орудий боевой башни, зенитным огнем;
— укрытие гражданского населения от авиационных средств поражения (бомбы, снаряды, пули).

Вспомогательная задача состояла в том, что башни должны были при помощи легких зениток обеспечивать самооборону от низколетящих штурмовиков.
Первоначальный проект башен был разработан c использованием, в качестве руководящего документа, набросков, выполненных самим «великим фюрером Германской нации» — эскиз первоначального дизайна башен был выполнен его собственной рукой. К 25 октября 1940 года архитектор Таммс представил план расположения башен зенитного комплекса в Тиргартене в масштабе 1:2000, девять чертежей и макет в масштабе 1:200. Как архитектурный элемент предлагалось облицевать цоколь боевой башни известняком или песчаником. Гитлер распорядился установить возле входов в здание мраморные доски с именами выдающихся немецких летчиков.

Планировалось, что в комплекс будут входить башни двух типов: боевая башня (Gefechtsturm, или G-Turm), на которой размещались зенитки, а также башня управления (Leitturm, или L-Turm), на которой размещался радиолокатор обнаружения. На первых парах это был FuMG 39(Т) Wuerzburg c дальностью обнаружения от 32 до 40 километров, а позднее — радиолокатор FuMG 65 Wuerzburg-Riese с дальностью от 50 до 70 километров. Вместе эти две башни составляли единый комплекс — Flakturmpaare.
Разделение комплекса на две специализированные башни диктовалось, прежде всего, необходимостью создания нормальных условий для работы радиолокатора. Дело в том, что во время интенсивной стрельбы орудий от сотрясений и ударных волн выстрелов на радаре возникали значительные помехи. Кроме того, антенна радара должна была располагаться выше всех иных сооружений башни.

В боевой башне по углам крыши располагались позиции четырех тяжелых зенитных орудий. Первоначально это были зенитки калибра 105 мм (10.5 cm Flak 38/39), но по мере развертывания производства их заменяли спаренными 128-мм орудиями (12,8 cm Zwillingflak 42). Образно говоря, это был главный калибр боевой башни. Кроме того, каждая боевая башня для собственной защиты от низколетящих самолетов-штурмовиков имела до восьми 20-мм счетверенных зенитных пушек (2 cm Flakvierling 38) и до двенадцати 20-мм одноствольных зениток (2 cm Flak 38).

Тактически система работы зенитных башен была следующей — башня управления по линиям автоматизированной связи получала предварительные данные от постов радиолокационного наблюдения, оснащенных радиолокаторами типа «Фрейя» (дальность обнаружения до 80 км) и расположенных на удалении до 40 километров от города. Эта информация использовалась для наведения радиолокатора типа «Вюрцбург» уже самой башни управления. Выдаваемые радиолокатором данные об азимуте на цель и углу места цели обрабатывались вычислительным центром — и на их основании определяли курс, скорость и высоту полета вражеских бомбардировщиков. После этого командный пункт по автоматизированным линиям связи при помощи прибора Kommando-Gerät 40 выдавал данные для стрельбы непосредственно на зенитные орудия. Здесь два наводчика (горизонтального и вертикального наведения), действуя штурвалами горизонтального и вертикального поворота орудия, совмещали на специальном циферблате две стрелки, одна из которых указывала действительное положение ствола орудия, а вторая — то, которое ствол должен занять. Как только оба наводчика совмещали каждый свои стрелки, электроспуск автоматически производил выстрел.

Толчком к спешному началу строительства зенитных башен стал первый налет на Берлин английских бомбардировщиков, совершенный в ночь на 26 августа 1940 года. После него Гитлер немедленно утвердил проекты и санкционировал строительство зенитных башен в трех крупнейших городах Германии — Берлине, Гамбурге и Вене. Строительство комплексов Flakturmpaare получило высший приоритет, хотя стоимость одной пары башен (G-Turm и L-Turm) оценивалась в 24 млн. рейхсмарок.

Из четырех зенитных башен первой очереди три было построено в столичном Берлине и одна в Гамбурге. Берлинские башни: Зоопарковая башня — «Flakturm I» (расположена рядом с Берлинским зоопарком, завершена в апреле 1941 года), Фридрихсхаймская башня — «Flakturm II»(завершена в октябре 1941 года) и Хумбольдтхаймская башня — «Flakturm III» (завершена в апреле 1942 года). Место их расположения было выбрано таким образом, что образовавшаяся между ними треугольная зона прикрывала центральную часть города.
Затем по усовершенствованным проектам возвели два комплекса в Гамбурге и два в Вене. Сооружение зенитных башен было поручено Организации Тодта. В дальнейшем предполагалось построить подобные башни и в других крупных городах, среди которых на первом плане стояли Бремен, Вильгельмсхафен, Киль, Кельн, Кенигсберг.

Другие материалы рубрики

  • Что главное при выборе мебели? Как минимум раз в жизни каждый сталкивается с подобным вопросом! Ведь новая мебель, как правило, это удовольствие не из дешёвых. Оно требует ответственного и внимательного подхода к деталям и не прощает посредственности.
    Когда вы готовы к приобретению мебели, перед вами встает два принципиальных в этом деле вопроса – это цена и качество предлагаемой вам продукции.



  • Любая история того или иного развития события несет в себе печать своего времени, на протяжении которого оно развивалось, и это время больше никогда не повторится именно так, как это уже было раз. Вот и начало 30-х годов прошлого века ознаменовало собой целый ряд таких широко известных исторических моментов в развитии человечества. Но, заглядывая на обложку книги истории и перелистывая ее страницы, часто можно упустить из виду ее отдельные абзацы — и именно те абзацы, которые иногда раскрывают тонкости как основного, так и даже второстепенного события, существование которых теряется под толщей истории.
    Пожалуй, осталось не до конца осознанным одно такое событие, сыгравшее свою едва заметную, но вполне увесистую роль в истории всей Второй мировой войны — безумное расточительство одного технократа, сорившего как государственным бюджетом, так и миллионами человеческих жизней, тем более, что и первое, и второе для него вполне разрешала наука, а современная ему техника уже позволяла все это претворять в жизнь.
    А еще он желал, чтобы камни говорили о нем тысячелетия спустя после него. Этого не свершилось…

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Легенды и мифы традиционно занимают не последнее место в умах людей. Своей красотой, героизмом и романтикой они выгодно отличаются от обыденной реальности и составляют неотъемлемую часть гражданской и исторической самоидентификации как целых народов, так и жителей городов и сел едва ли не каждой страны мира.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Прежде всего вы должны понимать, что этапы строительства кровли - от каркаса крыши до установки антенн и солнечных батарей - связаны между собой. Например, от типа кровельного материала зависит конструкция стропильной системы и кровельного пирога. Гидроизоляционным слоем некоторые пренебрегают, а ведь он обеспечивает микроклимат в вашем доме и влияет на здоровье живущих в нем людей. Стоит утеплять чердак или нет? Паши предки не считали нужным тратиться на нежилые помещения, однако современные технологии рекомендуют их утепление. Почему?
    Давайте коснемся всех этапов работ, остановимся на самых типичных огрехах, которые допускаются при строительстве.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Сегодня, оказавшись на родине Антона Павловича Чехова, не пытайтесь найти популярную достопримечательность тогдашнего города — белую 22-метровую каменную башню Таганрогского маяка со стеклянным цилиндром фонарного сооружения и серым куполом, увенчанным металлическим шаром с золоченым трехметровым крестом.
    Маяк, построенный за год до отъезда восемнадцатилетнего Антона Чехова на постоянное место жительства к родителям в Москву, отслужив почти век, начал «падать», подобно итальянской Пизанской башне. Происходило это, как установили гидрологи, из-за одностороннего подмыва почвы под его фундаментом. Башню неоднократно пытались «выправить», но безуспешно. К началу 70-х годов прошлого века отклонение продольной оси башни от вертикали места составило более полуметра, и маяк признали аварийным. В 1971 году его разобрали. Собирались было восстановить, но дальше разговоров дело не пошло. И теперь узнать, как он выглядел, можно лишь из пожелтевших от времени фотографий на стендах краеведческого музея, да старых почтовых открыток местных картофилов. А маяк заслуживает памяти. Он был одним из первых маяков с электрическим освещением не только в России, но и в мире.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Каждому времени  — свои песни, свои монументальные сооружения… Древнему Египту  — его пирамиды, на постройке которых трудились до сих пор в точности неизвестно кто; Древнему Китаю  — его Великая стена, с замурованными в нее телами ослушников, и так далее и тому подобное… Средневековые соборы, построенные на деньги сгоревших тамплиеров, рыцарские замки  — хранители злодеяний и кладов, разрушенные столь таинственным образом башни-близнецы Нью-Йорка — все это памятники своему времени. Причем они были и есть, и мы знаем, что когда-то люди имели и силы, и средства, и деньги для того, чтобы это построить.
    Но есть сооружения едва ли не столь же громадные, о которых мы знаем либо очень мало, либо… знаем практически все, но тем не менее в сталь и бетон они воплощены не были. Нам же сегодня остается лишь только гадать — а что бы это было? Одним из таких грандиозных, поражающих всякое воображение сооружений должен был стать и знаменитый Дворец Советов в Москве, который, впрочем, строить даже уже начали, но так и не сумели завершить до конца. Это было бы поистине впечатляющее сооружение, которое по своей высоте и сегодня вошло бы в шестерку самых высоких зданий мира.



  • Начнем с того, что раньше, площадка, на которой располагается Москва-Сити находилась вне пределов города. И судя по названию соседнего района "Камушки", на этом месте добывали камень для различных нужд, в основном для строительства. До середины 50-х годов этот на этот район особо никто не обращал внимания, пока там не появилась площадка для проведения международных выставок.



  • Стихийное бедствие, обрушившееся на Японию 11 марта 2011 года, называют землетрясением Тохоку — на этот северо-восточный регион Японии пришелся самый мощный удар. Чтобы защитить Тохоку от будущих цунами, токийский архитектор Киитиро Сако разработал проект «небесной деревни», который имеет шансы на реализацию.


  • Итак, попытаемся мысленно побывать в будущем городе Гитлера, и уж конечно, не как илоты, которых решили «задавить» увиденной мощью рейха, на что планировал Гитлер. Кстати, говорят, американские небоскребы также почему-то имеют свойство «давить» на впервые попавшего в Америку…

    …Центральный ж/д вокзал должен был начинаться с юга Парадной улицы Гитлера: уже издалека был бы виден его стальной каркас, обшитый медными пластинами и выложенный стеклянными листами. Благодаря этому он мог выгодно отличаться от прочих каменных громад Берлина. Вокзал предполагал один над другим четыре уровня, соединенных эскалаторами и лифтами, и должен был превзойти нью-йоркский Гранд-Централ-Терминал.
    Выйдя с вокзала, гости государственного уровня спускались бы по широкой наружной лестнице. Подразумевалось, что они, как и выходящие из вокзала простые пассажиры, будут потрясены грандиозным зрелищем раскрывающейся перед ними панорамы Берлина и тем самым раздавлены, вернее сказать, морально убиты мощью рейха. Вокзальная площадь в 1000 метров длины и 330 метров ширины была бы, наподобие египетской дороги от Карнака до Луксора, обрамлена трофейным оружием.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Основанная в 1985 году компания Pruszynski (Польша) начала с изготовления аксессуаров, выполненных из металла. Тогда же, переживая динамический рост, был избран план развития компания, основное направление — это выпуск материалов для кровли и фасада.
    Все годы существования компании Pruszynski основной упор всегда делался на модернизацию производства и повышение уровня квалификации работников. Эти моменты также дополнялись продуманным выбором поставщиков стального сырья от крупнейших металлургических гигантов, известных во всем мире выпуском высококачественного кровельного металла. С таким подходом можно давать гарантии на долговечность своей продукции, так как она подкреплена высоким  качеством. Благодаря этому изделия Pruszynski успешно конкурируют на рынке фасадных и кровельных материалов