Бироновщина как историографический миф

Пнд, 05/18/2009 - 16:43

Источник: журнал "Наука и техника"

Анна Иоановна 28.01.1693-17.10.1740

Герцог Курляндский Эрнст Иоганн Бирон
3.12.1690-28.12.1772

Фельдмаршал Миних Фон Бурхард-Христофор 1683 - 1767



Период российской истории с 1730-40 гг. при котором страной руководила императрица Анна Иоанновна, широко известен в советской исторической литературе под названием Бироновщины (по имени фаворита Анны - Бирона). Для историографии характерно несколько штампов в определении этого периода, и их вполне точно отразила заметка в Советском энциклопедическом словаре: «Бироновщина — реакционный режим в России 1730 — 40 гг. при императрице Анне Иоанновне, по имени Э. И. Бирона. Засилье иностранцев, разграбление богатств страны, всеобщая подозрительность, шпионаж, доносы, жестокое преследование недовольных». Однако многие современные исследователи этого периода не разделяют данную точку зрения. В данной статье мы попытаемся вкратце охарактеризовать личность императрицы и развеять несколько самых распрастраненных мифов, связанных с временем ее правления.

Приход к власти бывшей курляндской герцогини Анны Иоанновны был полной неожиданностью для всех, в том числе и для нее самой — слишком ничтожно было ее значение в придворной борьбе группировок в предшествующую эпоху. Однако, став в результате февральского (1730 г.) переворота императрицей, уже без всяких условий (имеются ввиду специальные «кондиции», подписав которые перед восшествием на престол, ее власть была бы существенно ограничена), она приобрела гигантскую власть российского самодержца, которой могла распоряжаться по собственному усмотрению.

Анна была совершенно не подготовлена к роли правительницы гигантской страны: для этого у нее не было ни данных, ни образования, ни охоты чему-либо научиться. К моменту воцарения Анне исполнилось 37 лет. Н. Б. Долгорукая, сосланная императрицей в Сибирь вместе со всей семьей Долгоруких, вспоминает о ней так: «Престрашнова была взору, отвратное лицо имела, так была велика, когда между кавалеров идет, всех головой выше и чрезвычайно толста».

Близко знавший императрицу граф Эрнст Миних — сын фельдмаршала - постарался выразиться более деликатно: «Станом она была велика и взрачна. Недостаток в красоте награждаем был благородным и величественным лицерасположением. Она имела большие карие и острые глаза, нос немного продолговатый, приятные уста и хорошие зубы. Волосы на голове были темные, лицо рябоватое и голос сильный и пронзительный. Сложением тела она была крепка и могла сносить многие удручения».

На непривлекательность внешнего облика, мужеподобные черты, грубость обращают внимание и другие мемуаристы. Действительно, Анна не была красавицей, как ее преемница Елизавета Петровна, да и жизнь ее была несравненно труднее, чем у веселой дочери Петра Великого. Анна родилась в 1693 г. в семье царя Ивана Алексеевича — старшего брата (соправителя) Петра Великого и царицы Прасковьи Федоровны. В 1696 г. Иван умер и царица Прасковья вместе с Анной и ее сестрами — старшей Катериной и младшей Прасковьей — поселилась в подмосковной усадьбе Измайлово, где и прошли первые детские годы царевен. В 1708 г. семья покойного царя была переселена Петром в Петербург, а в 1710 г. Анна была выдана замуж за курляндского герцога Фридриха Вильгельма. Однако жить вместе молодоженам пришлось недолго: в январе 1711 г. герцог неожиданно умер. После некоторого размышления Петр отправил молодую вдову в Митаву, столицу Курляндии. И вот в бедности, в полной зависимости от Петербурга, в чужой, часто враждебной ей обстановке Анна провела 18 лет, лишь иногда вырываясь ненадолго в Россию, к матери, с которой у нее сложились тяжелые отношения. Долгие годы Анна надеялась на то, что Петр, а потом Екатерина I найдут ей жениха. Но положение Курляндии было таково, что Петр опасался, как бы в результате брака Анны с каким-нибудь влиятельным иностранным принцем не было нарушено политическое равновесие в этом районе Прибалтики, выгодное России. Так и осталась Анна Иоанновна вдовой. Впрочем, она никогда не была одинока — почти сразу же по приезде в Курляндию ее фаворитом стал русский резидент в герцогстве П. Бестужев-Рюмин, а в 1727 г. его сменил Эрнст Иоганн Бирон. Выходец из мелкопоместной курляндской шляхты, он поступил на службу ко двору, стал камер-юнкером, а потом и обер-камергером герцогини. К 1730 г. Бирон был для Анны самым близким человеком, имевшим на нее колоссальное влияние, которым, естественно, пользовался для своих, далеко не благородных целей.

Вы можете иметь доступ к полным текстам журналов "Наука и техника" и "Очевидное и невероятное"
Подробности смотри здесь.

Другие материалы рубрики


  • «От Сан-Франциско до Гонконга» — так называются путевые наброски некоего В.Верещагина, опубликованные в февральском и мартовском номерах журнала «Русская мысль» за 1886 год. В них подробно рассказывается о морском путешествии автора в сентябре — декабре 1884 года из Америки в Японию и Китай. Об этих очерках все исследователи творчества Верещагина упорно умалчивают, принимая в качестве аксиомы утверждение: Верещагин бывал в Японии однажды в 1903 году. Однако в последнее время многие устои биографии Василия Верещагина рушатся под напором ранее не обсуждавшихся фактов, и эти наброски, возможно, помогут пролить свет на самый загадочный и мало исследованный период жизни художника...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Началось с венского Кюнстлерхауза, где Василий Васильевич в конце октября 1885 года представил австрийской публике около полутора сотен произведений, в том числе и только что законченные «Евангельский цикл» из шести картин и две картины из задуманной «Трилогии казней». Посетивший экспозицию кардинал Гангльбауер нашел «Святое семейство» и «Воскресение Христово» богохульными и потребовал либо немедленно убрать их из экспозиции, либо закрыть выставку. Верещагин наотрез отказался. Тогда разгневанный князь-архиепископ опубликовал в газетах письмо, обвиняя художника в профанации, подрыве веры «в искупление человечества Воплотившимся Сыном Божьим» и призвал паству не принимать участия в этом кощунстве. Скандал только подогрел любопытство обывателей. Народ повалил на выставку толпами.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Ее жизнь — одна из самых ярких и самых трагических страниц английской истории. До наших дней не дошел ни один ее достоверный прижизненный портрет. Все портреты, на которых якобы была изображена леди Джейн, либо написаны через много лет после ее смерти, либо изображают совсем других женщин. Почти во всех учебниках об этой королеве либо не упоминается вообще, либо посвящено всего пару строчек. Такое ощущение, что кто-то специально вычеркнул ее со страниц истории. Уничтожил все документы и изображения. Попытался стереть из памяти людской. Но тем не менее о маленькой королеве помнят, пишут стихи и книги, снимают кинофильмы. На ее могиле, как и на могилах казненных жен Генриха VIII Анны Болейн и Кэтрин Говард, постоянно лежат свежие цветы.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Едва ли в русской истории можно найти другого государственного деятеля, получившего столь противоречивые оценки. В значительной степени XVI в. можно назвать эпохой Ивана Грозного.
    Русский публицист XIX в. Н.К. Михайловский справедливо писал, что «при чтении литературы, посвященной Грозному, выходит такая длинная галерея его портретов, что прогулка по ней в конце концов утомляет. Одни и те же внешние черты, одни и те же рамки и при всем том совершенно-таки разные лица: то падший ангел, то просто злодей, то возвышенный и проницательный ум, то ограниченный человек, то самостоятельный деятель, сознательно и систематически преследующий великие цели, то какая-то утлая ладья «без руля и ветрил», то личность, недосягаемо высоко стоящая над всей Русью, то, напротив, низменная натура, чуждая лучшим стремлениям своего времени».

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Выдающиеся русские ученые —Жуковский, Менделеев, Чаплыгин — создали теорию, а Можайский изобрел аэроплан с паровым двигателем. Можайский построил и испытал самолет задолго до братьев Райт. Но история авиации берет свой стремительный отсчет именно с их первого полета, 110-летие которого отмечается в этом году.
    Украина вошла в число немногих стран, которые обладают технологиями создания летательных аппаратов и авиационных двигателей. Мы горды тем, что есть в Украине коллективы, благодаря которым жива одна из самых наукоемких и престижных отраслей экономики — авиационная.
    110-летие авиации связано с еще одной значительной датой — 110-летием со дня рождения основателя ГП «Ивченко-Прогресс», генерального конструктора, академика Александра Георгиевича Ивченко.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • В журнале «Известия Академии Наук СССР» за 1965 год (том 163, №4, стр. 891-854) была опубликована статья под названием «Некоторые соотношения между физическими константами». Имя автора — Роберто Орос ди Бартини — ничего не говорило читателям этого специализированного физического журнала. Содержание статьи вызвало неоднозначную реакцию в академической среде, а история ее опубликования носит почти детективный характер.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Желание узнать внутренний мир Василия Верещагина возникло после того, как я впервые увидел в Севастопольском Художественном музее его великолепный этюд «Японка». После крови, страданий и боли военных полотен, принесших живописцу оглушительную славу, миниатюрная женщина в цветистом кимоно, возле скромных хризантем, казалась воплощением мира и покоя. Не верилось, что эту солнечную вещь создал человек, поставивший цель красками и кистью обнажить жестокую изнанку войн и своими картинами вызвать у людей отчаянный протест изуверскому способу разрешения конфликтов.
    Внимательно знакомясь с литературным творчеством художника, письмами и документами, воспоминаниями современников и историографией, я утверждался в той мысли, что огромный эпистолярный материал, накопившийся более чем за столетие со дня его трагической гибели, так и не раскрывает суть этой неистовой и сложной натуры. Тогда я рискнул, не претендуя на всесторонний и глубокий охват, создать небольшой цикл очерков о некоторых малоизвестных страницах жизни Василия Васильевича Верещагина. И начать решил с истории появления на свет этюдов военных кладбищ, написанных весной 1896 года в Севастополе, поскольку уже сам этот факт открывает нам нового Верещагина...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Начнем, пожалуй, с одного литературного отрывка, довольно длинного, но настолько интересного и емкого, что сокращать его не стоит:
    В кабинете у князя сидел посетитель, Сергей Витальевич Зубцов, что-то очень уж раскрасневшийся и возбужденный.
    — А-а, Эраст Петрович, — поднялся навстречу Пожарский. — Вижу по синим кругам под глазами, что не ложились. Вот, сижу, бездельничаю. Полиция и жандармерия рыщут по улицам, филеры шныряют по околореволюционным закоулкам и помойкам, а я засел тут этаким паучищем и жду, не задергается ли где паутинка. Давайте ждать вместе. Сергей Витальевич вот заглянул. Прелюбопытные взгляды излагает на рабочее движение. Продолжайте, голубчик. Господину Фандорину тоже будет интересно.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...Однако с течением времени становилось ясно, что государственная машина приказного типа не выдерживает все возрастающей нагрузки, не справляется с задачами, которые ставил перед ней Петр. Первой отказала система местного управления — уездов, непосредственно подчиненных приказам. Тогдашние уезды охватывали огромные пространства, равные нескольким современным областям. Малочисленная же администрация их была не в состоянии выполнить всех распоряжений верховной власти, особенно когда речь шла о бесчисленных денежных, натуральных, отработочных, рекрутских повинностях местного населения. Следствием такого положения стало образование губерний — нового звена управления, возвышавшегося над уездами. В декабре 1707 г. появился соответствующий указ Петра: «Расписать города частьми, кроме тех, которые во 100 верстах от Москвы к Киеву, Смоленску, к Азову, к Казани и к Архангельскому».



  • В 1911 г. Ллойд Джордж смог вплотную заняться разработкой билля о социальном страховании, включающего систему выплаты пособий по безработице, инвалидности и болезни. Однако ситуация в стране была далека от классовой идиллии. Пожалуй, она была даже более тревожной, чем в памятные 1905-1907 годы. В 1912 г. в Англии было в три раза больше бастующих, чем в 1910, а число потерянных за счет стачек рабочих дней превысило общее число за предыдущие шесть лет. Чтобы подавить выступления рабочих, все чаще использовалась армия. В некоторых случаях отдавались приказы стрелять в толпу. Счет раненых среди протестующих шел на сотни, случались убитые. Как и «полицейский социализм» в России, английские социальные реформы 1908-1911 гг. вводились «не вместо террора, а вместе с террором» — с той, однако, разницей, что в Англии представление о том, кто должен стать объектом террора, было гораздо более четким. Речь тогда шла не об установлении прочного классового мира, а лишь о попытке хотя бы отчасти сбить разгоравшееся пламя социальной борьбы. Радикальная пресса в общем-то правильно отмечала, что целью реформ было отколоть от рабочего движения тех, кто склонен к компромиссу, чтобы затем беспощадно раздавить непримиримых «разрушителей». Другое дело, что лидеры либеральной партии никогда и не отрицали, что желают воспрепятствовать полному разрушению существующего общества, поэтому они идут на уступки ради того, чтобы не потерять все. В отличие от коммунистов, они не видели в этом ничего предосудительного.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5