Битва при Омдурмане

Сб, 03/29/2014 - 20:37

Английские стрелки и пулемет Максим

В бою было убито 11000 сторонников Махди

Экспедиция генерала Китченера

Самым главным противником англо-египетских войск на первом этапе войны были не столько войска противника, сколько жара и холера. В сентябре был взят город Донгола, но всевозможные политические и стратегические неурядицы мешали началу дальнейшего наступления на юг. Тем временем второй командующий египетской армией генерал Xантер в жестоком бою отвоевал еще один город на Ниле — Абу-Амад, и теперь Китченер мог связать железной дорогой этот пункт с находившемся у него в тылу важным городом Вади Хайфу. Благодаря железной дороге англо-египетские войска могли беспрепятственно получать подкрепления и резко активизировались. 8 апреля 1898 года при Атбаре были разбиты войска эмира Махмуда, одного из ближайших сторонников халифа Абдуллы, преемника неистового Махди. Наступлению в глубь Африки в это время помешало очень жаркое, поистине африканское лето, однако едва лишь оно закончилось, англо-египетские войска в количестве 26000 человек (18000 египтян и суданцев и 8000 англичан) начали продвижение к сердцу страны городу Омдурману. В составе английских войск находились: Первый гренадерский полк, Первый Нортумберлендский стрелковый полк, Вторая стрелковая бригада, Второй Ланкаширский стрелковый полк, 21-й уланский полк и Вторая артиллерийская бригада. Уже 1 сентября 1898 г. они захватили город Эгейга в семи милях от Омдурмана и расположились здесь лагерем.

Часть войск форсировала Нил и при поддержке канонерских лодок повела массированный обстрел Омдурмана из пятидюймовых (127-мм) гаубиц. Большую помощь сухопутным частям оказывали специально построенные для Китченера двухвинтовые канонерки «Мелик», «Мейх» и «Султан», из которых, кстати, «Мелик» сохранился вплоть до наших дней и сегодня, врытый в землю по ватерлинию, стоит на берегу вблизи Президентского дворца в Хартуме.

Затем к передовым частям присоединились и другие части, включая туземную египетскую кавалерию и Верблюжий корпус из стрелков-наездников. С холма Джебель Сурган разъезды британской армии с удивлением взирали на разрушенную снарядом усыпальницу Махди и целые толпы фанатиков-дервишей, строившихся в шеренги неподалеку от них. Это было самое настоящее средневековое войско: ударяя в барабаны, трубя в трубы и горны, перед англичанами выстраивались в боевой порядок всадники в латах, а пехотинцы размахивали оружием, которому, казалось, было место в музее! Одним из свидетелей этого неповторимого зрелища оказался молодой гусар 4-го гуcарского полка, приписанный в это время к 21-ому уланскому полку, наследник рода герцогов Мальборо Уинстон Черчилль. В своей книге «Река войны» он описал увиденное так: «Внезапно сплошная темная линия, напоминающая зерибу (колючий кустарник), начала двигаться. Она состояла из людей, а не из кустов. За этой линией огромная людская масса наводнила гребень холма: и пока мы наблюдали, завороженные необычайным зрелищем, лицо склона потемнело. Четыре мили от начала до конца ... эта армия продвигалась чрезвычайно быстро. Создавалось впечатление, что часть холма движется. А между этими массами продолжали нестись галопом всадники. Тысячи отрядов за ними наводняли долину. Впереди развевались сотни стягов, и солнце, отражаясь на наконечниках вражеских копий, создавало искрящееся облако».

Командиры передовых частей тут же получили приказ отступить и выполнили его, отойдя на безопасное расстояние для ночлега.

Надо заметить, что продолжи армия халифа Абдуллы наступление той же ночью, исход кампании мог бы стать совсем иным. В темноте современное вооружение генерала Китченера — винтовки «Ли-Метфорд», пулеметы «Максим» и скорострельные полевые орудия — оказались бы бесполезны. Во всяком случае, их применение было бы сильно затруднено и потери англичан в ночной схватке стали бы огромны. Махдисты, которых по одним данным было 40 тысяч, а по другим — 52 тысячи человек, пусть даже и вооруженные копьями и мечами, в этой схватке имели бы превосходство, не говоря уже о той панике, которую могли бы посеять 3000 разбежавшихся верблюдов с поклажей, но… махдисты на ночную атаку так и не решились, а утром иcход победы решало уже не столько мужество туземных солдат, сколько превосходство англичан в современном вооружении.

Первый выстрел в битве при Омдурмане, или Хартуме, как его и следовало называть изначально, раздался около 6 часов утра 2 сентября 1896 г., когда первая волна войск халифа через долину Керери устремилась на англичан. Войска махдистов двигались двумя колоннами: Зеленые Знамена и Черные Знамена атаковали левый фланг англичан. При этом Черные Знамена оказались ближе к англичанам, чем зеленые, и те буквально смели их залпами из винтовок «Ли-Метфорд», огнем скорострельных гаубиц и пулеметов. Ближе чем на 300 ярдов никто из них к позициям англо-египетских войск так и не подошел!

Тем временем Зеленые Знамена заняли холмы Керери на правом фланге англо-египетских войск, заставив отойти находившуюся там конницу и Верблюжий корпус. В 8 часов Китченер отдал приказ 21-ому уланскому полку атаковать войска дервишей на правом фланге, причем распоряжение его выглядело довольно-таки странно: «Причинить им как можно больше неудобств на фланге и, насколько это возможно, закрыть им путь к Омдурману», причем приказ этот был отдан части, состоявшей всего лишь из... 450 человек!

В это время части махдистов атаковали англо-египетские войска с фронта, а также с холмов Керери. Они пытались сосредоточить свои атаки на правом фланге и тыле британцев, но суданская бригада генерала Гектора Мак-Дональда отразила обе их атаки. В 9 часов Китченер приказал наступать на Омдурман. Египетская кавалерия и Верблюжий корпус заняли правый фланг, полк Льюиса переместился на левый, а в центре оказались бригада Мак-Дональда и шла бригада Вочопа.

Таким образом, 21-й уланский полк оказался самым крайним и ринулся в атаку согласно полученному приказу. Однако здесь уланам пришлось столкнуться с неожиданностью: возглавляемая одним из немногих компетентных командиров махдистов Османом Дином группа всадников укрылась в русле пересохшего ручья Кор-Абу-Сант и совершенно неожиданно пошла на них в атаку, рубя англичан мечами, выдергивая их из седел и кромсая лошадей своими кинжалами. Англичане использовали традиционные уланские пики, но многие, даже не берясь за сабли, открыли огонь по нападавшим из револьверов и винтовок. Молодой Уинстон Черчилль предпочел стрелять из «Маузера». Четверых он сумел застрелить, а последнего, пятого — забил рукояткой «Маузера», словно молотком!

Тем не менее 21 улан в этой схватке был убит, 46 человек ранено, более 150 лошадей были убиты, ранены или разбежались. Наконец-то и другие уланы поняли, что время холодного оружия уже миновало, и повели по людям Османа огонь из карабинов. Тем временем бригада Максвелла очистила от махдистов холм Черных знамен. В это время были также разгромлены вражеские силы и на правом фланге. Путь на Омдурман теперь был открыт для всей британской армии и ее суданских и египетских союзников.
Общее число убитых и раненых махдистов составило примерно 11000 человек, тогда как англо-египетские части потеряли менее 50 человек во время самого боя, а 380 позднее скончались от ран!

Китченера позднее часто обвиняли в бесчеловечном обращении с ранеными противника и своими (в особенности суданцами). Ходили слухи, что многих из тех, кто был не в состоянии передвигаться, расстреливали или закалывали штыками. Но многие из этих жестокостей объяснялись тем, что английская армия на территории Махди не располагала необходимыми медицинскими средствами, и, следовательно, приоритет отдавался не заботе о раненых, а достижению победы.
Халиф Абдулла покинул Омдурман с остатками кавалерии и горсткой своих сторонников. Около года скитался он по дебрям Кордофана, пока след его не был обнаружен армией полковника Уингейта, будущего Сидара и Генерал-губернатора Судана. После халифа убили его же собственные эмиры, пренебрегая предложением о сдаче. Судан фактически превратился в колонию Британской империи под видом англо-египетского совладения (кондоминиума).

Генерал Китченер вернулся в Англию национальным героем. Уинстон Черчилль написал книгу и стал известным журналистом и модным писателем, а последняя рыцарская конница канула в лету навсегда!

Другие материалы рубрики


  • Поляки, Неаполитанский король со своей кавалерией, стоявшей на левом крыле поляков, а также войска князя Экмюльского (маршала Даву — Н.Б.) выступили еще до рассвета. Их атака была стремительной, но оборона была упорной. Князь Багратион, стоявший против них, защищался с силой и отвагой, но наши солдаты были полны такого пыла, что ничто не в состоянии было их остановить. Генерал Компан, раненый при первых атаках, был заменен генералом Раппом, которого вскоре постигла такая же судьба, когда он шел во главе тех же самых храбрецов. Замена раненых или убитых генералов происходила без малейшего шума, и передвижения войск не испытывали ни малейшей задержки, даже когда был ранен князь Экмюльский.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Гражданская война 1861-1865 гг. унесла 600 тыс. жизней, не считая тех, кто погиб в стычках, предшествовавших открытому конфликту, но на этом испытания не закончились. Победителям и побежденным еще предстояло научиться жить в общей стране по общим законам.
    Юг лежал в руинах. Сложившие оружие конфедераты возвращались на пепелища своих усадеб и собственными руками пытались обрабатывать земли, на которых прежде трудились десятки и сотни рабов. Во многих некогда процветавших усадьбах остались лишь женщины и старики, и окрестные поля зарастали молодым лесом. Площадь обрабатываемых земель в южных штатах сократилась в 1866 г. по сравнению с 1861 г. на 50% , сбор хлопка уменьшился почти в три раза. Старый уклад ерального правительства не было единого представления о том, каким они хотят видеть этот новый Юг, не было и согласия в вопросе о статусе освобожденных невольников. Являются ли они полноправными гражданами? Должны ли они быть допущены к голосованию? Распространяется ли на них закон о гомстедах? Ответы на все эти вопросы оставались неясными. В рядах радикальных республиканцев звучали голоса в пользу того, чтобы конфисковать земли плантаторов и распределить их среди негров и безземельного белого населения. Более консервативные полагали, что достаточно будет, если плантаторы признают уничтожение института рабства. Бывшие невольники должны будут остаться на плантациях, формально — в качестве наемных рабочих, но фактически их положение еще долго не будет слишком отличаться от довоенного.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • 6 ноября 1860 г. кандидат от республиканской партии Авраам Линкольн одержал победу на президентских выборах, получив 180 голосов выборщиков против 123. К тому времени противоречия между Севером и Югом зашли так далеко, что избранный большинством президент оказался не просто нежелателен, а совершенно неприемлем для оказавшихся в меньшинстве. Никакие заверения республиканцев в том, что вопрос о рабовладении есть внутреннее дело каждого из штатов и никто не собирается его отменять, никого не успокоили. Общественность Юга была уверена, что политика Линкольна будет направлена против их интересов. Надо сказать, часть республиканцев укрепляла эту уверенность. Еще в ходе избирательной кампании Фредерик Дуглас высказал мысль: «Рабовладельцы управляли страной с помощью правительства в течение последних 15 лет. Пусть враги рабства руководят нацией в течение следующих пятидесяти лет»
    Хотя сам Линкольн еще не предпринял ничего определенного, южные газеты призывали не сотрудничать с правительством и писали, что «сецессия — только вопрос времени». Но, согласно закону, до 4 марта 1861 г. у власти продолжал находиться президент Бьюкенен. За это время регулярные воинские части были отведены с Юга на Запад, крупные суммы из бюджета переведены в южные банки, а военный департамент переправил на Юг 500 тыс. ружей.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Государственное образование Священная Римская империя, основанное в 962 г. германским королем Оттоном I Великим, а с 1512 г. по 1806 г. Священная Римская империя германской нации, в лучшие годы своего расцвета объединила государства Центральной Европы: Германию, северную и среднюю Италию, Швейцарию, Бургундское королевство, Нидерланды, Бельгию, Чехию, Силезию, Эльзас и Лотарингию. С 1134 г. формально империя состояла из трех королевств: Германии, Италии и Бургундии (средневекового государства, существовавшего в X–XIV вв. на территории современной юго-восточной Франции). С 1135 г. в состав империи вошло королевство Чехия (королевство Богемия), официальный статус которого в составе империи был окончательно урегулирован в 1212 г. Империя рассматривалась как прямое продолжение античной Римской империи и франкской империи Карла Великого.
    За всю историю существования Священной Римской империи германской нации процессы становления ее как единого государства так и не были завершены. Империя оставалась децентрализованным образованием со сложной феодальной иерархической структурой, объединявшей несколько сотен территориально-государственных образований.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • Итальянское командование считало контингент в 35 тыс. солдат достаточным для выполнения главного задания — захвата всей территории Триполитании и Киренаики.
    Для перевозки итальянского экспедиционного корпуса были законтрактованы 40 крупных торговых судов, командование которыми было передано морским офицерам, экипажи оставались гражданскими. На каждом пароходе для передачи сигналов были назначены матросы-сигнальщики. Конвоировались транспортные суда боевыми судами: в голове и хвосте крейсерами, а на флангах — миноносцами, кроме того, они были хорошо обеспечены десантными средствами.
    Сбор и подготовка частей десантного корпуса, а также подготовка транспортов в общем продолжались около 10 дней, и первый эшелон был посажен в Неаполе и Палермо 26 сентября 1911 г.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • 1 апреля 1861 г., спустя неполных два месяца после обнародования манифеста об освобождении крестьян, А.И. Герцен, уже много лет как обосновавшийся в Лондоне с тем, чтобы выпускать здесь свободный от цензуры русский журнал, опубликовал заметку, в которой говорилось следующее: «С упованием на новую поступь России, с бьющимся сердцем ждали мы наш праздник. На нем первый раз от роду при друзьях русских и польских, при изгнанниках всех стран, при людях, как Маццини и Луи Блан, при звуках «Марсельезы» мы хотели поднять наш стакан и предложить неслыханный при такой обстановке тост за Александра II освободителя крестьян!.. Но рука наша опустилась; через новую кровь, пролитую в Варшаве, наш тост не мог идти».
    Польское восстание 1860-х годов отбросило мрачную тень на все царствование Александра Освободителя, весьма затруднило примирение правящей элиты с либеральной интеллигенцией, которое, как мы видим из заметки Герцена, было возможно и могло оказаться весьма плодотворным. Об этом событии очень трудно составить объективное мнение. Пролитая кровь, польская и русская, не способствует беспристрастности суждений. Хотя с момента восстания минуло уже полтора столетия, страсти до сих пор не улеглись.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Основоположник научного коммунизма Карл Маркс, размышляя о подоплеке конфликта, приведшего к гражданской войне в США, утверждал: «Все движение, как это ясно видно, покоилось и покоится на вопросе о рабстве». Ему вторил один из лидеров движения за права негров, редактор аболиционистской газеты «Северная звезда» Фредерик Дуглас: «Любая попытка отделить свободу раба от победы правительства над рабовладельцами — мятежниками и предателями; любая попытка добиться мира для белых, оставив черных в цепях; любая попытка исцелить раны, сохранив вирус рабовладения в крови, — любая попытка будет обречена». Однако, сам факт столь частого повторения этого тезиса различными общественными деятелями наводит на мысль: то, что главная проблема, вызвавшая войну 1861- 1865 гг., заключается в рабстве, на самом деле отнюдь не ясно всем и каждому, эту мысль нужно активно разъяснять и пропагандировать.

    Если внимательно ознакомиться с историей гражданской войны и предшествующего периода, станет видно, что большая часть проблем, вызвавших столкновение интересов Севера и Юга, действительно так или иначе завязана на институте рабовладения, но эта связь неочевидна, не лежит на поверхности, и многие участники конфликта — фермеры, предприниматели, рабочие и даже некоторые политики — не отдавали себе в этом отчет. Развязывая одну из самых кровопролитных войн XIX столетия, они прежде всего стремились решить собственные проблемы.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Император объехал берег в сопровождении саперного генерала Аксо. Утром ему пришлось накинуть шинель одного из польских солдат, чтобы не привлекать внимания. По окончании рекогносцировки он подъехал к группе чинов штаба, чтобы снова обсудить вопрос о различных пунктах, где войско могло занять позиции. Когда император скакал галопом по полю, из-под ног его лошади выпрыгнул заяц, и она слегка отскочила вбок. Император, который очень плохо ездил верхом, упал наземь, но поднялся с такой быстротой, что был на ногах прежде, чем я подоспел, чтобы его поднять. Он вновь сел на лошадь, не произнеся ни слова. Почва была очень рыхлая, и он лишь слегка ушиб нижнюю часть бедра. Я тогда же подумал, что это — дурное предзнаменование, и я, конечно, был не единственным, так как князь Невшательский (маршал Бертье — Н. Б.) тотчас же коснулся моей руки и сказал:
    — Мы сделали бы гораздо лучше, если бы не переходили через Неман.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • ...После жестокого боя 24 августа русские заняли линию Маслово-Бородино-Семеновское-Утица. Французы начали развертывание для атаки на фронте западнее Бородино, Алексинки, Шевардино и южнее. 25 августа обе стороны готовились к сражению, заканчивалась рекогносцировка и отдавались окончательные распоряжения. Французы провели ряд боевых действий (разведок) севернее Бородино и южнее Утицы, которые подтвердили уже сделанную Наполеоном оценку местности на этих направлениях: она была непригодна для действия крупных масс войск. Судя по имеющимся данным, 25 августа оба полководца - Наполеон и Кутузов - в результате боя за Шевардинский редут и рекогносцировок приняли следующие планы боя.



  • Итак, первоначальный план военных действий французов был таков: соединить военные корпуса при Меце и при Страсбурге; переправиться через Рейн при Максау; принудить южногерманские государства к нейтралитету и затем перенести театр военных действий на Эльбу. Превосходящий по численности французский флот мог одновременно искать себе применение в Немецком море: произвести, например, высадку в Ганновере или войти в союз с датчанами.
    Однако немцы не дремали и, не дожидаясь 19 июля, быстро и четко провели мобилизацию. В течение десяти дней объединенное северогерманское войско перешло с мирного положения на военное, т. е. с 300 тыс. чел. оно разрослось до 900 тыс. чел. С такой же быстротой и четкостью была произведена и мобилизация южногерманских войск, которые без малейших помех были доставлены сквозными поездами на границу.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3