Битва за Берлин. Часть 1.

Вс, 03/30/2014 - 22:08

Berlin bleibt deutsch!!!

Еще в феврале 1945-го Гитлер, понимая, что война возвращается туда, откуда она зародилась, объявляет Берлин городом-крепостью. В апреле же министерство пропаганды начинает «трубить» — здесь, в крепости Берлине, и будет последняя битва, которая явится кульминационным сражением всех боев на восточном фронте, и именно об этот могучий последний бастион рейха разобьются волны советских войск. После этого начинается последняя, тотальная мобилизация Германии. Естественно, что в немецком руководстве сидели далеко не дураки, и мысль о том, что нацистская верхушка в 1945-м году верила в свою победу, была бы крайне ошибочной. У них цели были совсем другие. В последние месяцы войны руководители рейха тайно вели переговоры с англичанами и американцами с целью заключить сепаратный мир, сохранить нацистское государство и продолжить войну на востоке против большевиков вместе с новоиспеченными союзниками. Адольф Гитлер ждал момента, когда Сталин поссорится с западными союзниками. Поэтому город-крепость Берлин должен был как можно дольше продержаться.

Но вернемся от большой политики в готовящийся к будущим боям город. В начале войны Берлин населяли 4,5 миллиона немцев, после союзнических бомбардировок 1943-го года в городе провели эвакуацию, сократив таким образом население до 2,5 миллионов человек. Сколько же человек проживало в Берлине накануне битвы — доподлинно не известно. Город, протяженностью с запада на восток около 45.45. км и с севера на юг около 38 км, занимал площадь 88000 гектаров и был одной из красивейших столиц в Европе. Делившийся на 20 районов, 14 из которых являлись внешними, застроен был всего лишь на 15% от площади, остальное пространство занимали сады и парки. Максимально занята постройками была внутренняя часть Берлина. Районы друг от друга отделяли большие парки, общей площадью в 131,2 гектара, такие как: Трептов-парк, Тиргартен, Юнгфернхайде и другие. Улицы, средней шириной 20-30 метров, пересекались под прямыми углами, образуя тем самым множество площадей. В столице рейха преобладали каменные и бетонные постройки высотой в 4-5 этажей. Но большинство из них к началу битвы было разрушено бомбардировками союзников. Берлин имел окружную железную дорогу, проходящую в черте города; около тридцати вокзалов; метрополитен, общей протяженностью 80 км; несколько десятков разных фабрик и заводов, крупные из которых располагались во внешних районах. С юго-востока на северо-запад через весь город протекала река Шпрее, которая имела развитую сеть каналов в южной и северо-западной частях Берлина.

В марте 1945-го года высшее руководство организовывает штаб обороны Берлина, во главе которого становится генерал-лейтенант Хельмут Рейман, а должность Имперского Комиссара Обороны Берлина получает, по совместительству, министр пропаганды Йозеф Геббельс. Оба начальника обороны города сразу не поладили друг с другом. Геббельс, пытающийся подмять под себя полностью весь штаб обороны, сразу почувствовал полный отпор и нежелание такой участи коменданта Реймана.

9-го марта начальник оперативного отдела штаба обороны Берлина майор Шпроте представил на рассмотрение высшему руководству план обороны города. На 35-и страницах среди прочего в нем говорилось о том, что Берлин будет поделен на девять секторов. Центральный сектор, под названием «Цитадель», размещался непосредственно в центре города, в нем располагались все основные административные здания, его с востока прикрывал сектор «Ост», а с запада «Вест». После утверждения этого плана началась тяжелая работа по превращению столицы Третьего рейха в неприступную крепость. Еще в феврале, до рассмотрения плана обороны Берлина, в городе начались фортификационные работы. Это было связано с тем, что уже тогда стал четко вырисовываться прорыв советских войск к столице Германии. Но когда наши войска остановились для перегруппировки и подтягивания резервов, Гитлер подумал, что силы Красной Армии на пределе и наступление русских полностью выдохлось. Эту мысль фюрера поддержало и все руководство рейха. В связи с этим, все работы по укреплению обороны города были свернуты. Возобновлены они были теперь лишь в конце марта. Да и эти работы проводились не в должной мере. Причиной тому послужили бюрократизм и отсутствие нормальных людских ресурсов для строительства. Главная же абсурдность ситуации заключалась в том, что ответственным за постройку укреплений был Геббельс — лицо фактически гражданское, а строить эти укрепления, как и оборонять столицу, должны были военные во главе с комендантом Рейманом. То есть, что строить и где строить определял Министр информации и пропаганды, причем не особо советуясь с военными. Все это привело к тому, что оборонительные укрепления возводились совершенно бездарно, были плохого качества и не отвечали требованиям обороны. Были случаи, когда противотанковые препятствия были построены так, что не столько могли помешать продвижению танков противника, сколько мешали передвижению своих войск, и солдатам вермахта приходилось их уничтожать.

Вопреки планам руководства обороной, к строительству укреплений удавалось ежедневно привлекать не 100000 человек, а всего лишь 30000. Это было связано с тем, что предприятия Берлина работали до последнего момента, привлекая много людских ресурсов для продолжения выпуска военной продукции. Так, на территории города работало несколько крупных заводов по производству бронетехники. Эти предприятия, несмотря на критическое положение, продолжали работать даже тогда, когда бои велись уже в самом городе, и в марте-апреле 45-го их цеха покинули 40 танков «пантера», 97 штурмовых гаубиц StuH42, 268 штурмовых самоходно-артиллерийских установок StuG III. Много хлопот организаторам постройки укреплений доставляла транспортировка людей на места проводившихся работ. Окружная железная дорога была и так перегружена военными перебросками, вдобавок постоянные разрушения пути частыми бомбардировками еще более усугубляли положение. Чтобы доставлять рабочих на стройки, находящиеся в отдалении от железнодорожных путей, нужен был автотранспорт, а автотранспорту нужно было топливо, которого едва хватало войскам. Проблема топлива сказалась также и на спецтехнике, поначалу для рытья траншей использовали экскаваторы, но дефицит все того же топлива заставил перейти немцев от машинного труда к ручному. Но и с ручным трудом не все было гладко: повальная нехватка шанцевого инструмента вынуждала людей приходить на работу со своими лопатами. Дефицит стройматериалов привел в скором времени к тому, что немцам пришлось отказаться от постройки железобетонных укреплений. В дополнение ко всему не хватало противотанковых мин и колючей проволоки. Все вышесказанное можно подытожить словами начальника штаба 7-й армии вермахта генерала Макса Пемзеля, который сказал о берлинских укреплениях: «Крайне бесполезны и смехотворны!»

Пасмурными весенними днями на стенах берлинских домов стали появляться надписи: «Берлин останется немецким!!!».

(Продолжение следует.)

Другие материалы рубрики


  • Что такое безвозвратные потери? Согласно приказу заместителя Наркома обороны №023 от 4 февраля 1944 года, это — «погибшие в боях, пропавшие на фронте без вести, умершие от ран на поле боя и в лечебных учреждениях, умершие от болезней, полученных на фронте, или умершие на фронте от других причин и попавшие в плен к врагу». Об этих безвозвратных потерях шли доклады. Это были потери для полка и дивизии безвозвратные, люди эти были для них потеряны — ведь редко кто из оставшихся в живых попадал снова в свою часть. Но это не значит, что все эти люди погибли. Часть из них попала в плен (особенно при отступлении) и впоследствии выжила, часть осталась на оккупированной территории, часть попала к партизанам, а некоторая часть, может быть, и вернулась в полк, но уточнение зачастую не делалось. Следовательно, из этой цифры безвозвратных потерь определенный процент людей оказался впоследствии жив, причем довольно значительный. Ведь раненые, направленные по тяжести ранений в армейские, фронтовые и центральные (выше дивизионного уровня) лечебные учреждения, все-таки, по большей части, выздоравливали.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Вот уже более семидесяти лет прошло со времени Сталинградской битвы, но до сих пор те далекие события отзываются в наших сердцах, недаром сейчас снова поднимается вопрос о возвращении Сталинграду его героического имени. Именно в Сталинградской битве наиболее ярко проявились положительные качества советских бойцов, а особенно — бойцов воздушно-десантных войск. Гвардейские стрелковые дивизии, сформированные на базе воздушно-десантных корпусов, сыграли решающую роль в обороне Сталинграда, так же, как и Сталинградская битва — в Великой Отечественной войне.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Считаю долгом сразу объявить: данная статья не претендует ни на «абсолютную истину», ни на какие-либо революционные открытия. На эту тему есть очень много публикаций, причем с той или иной степенью доказательности отстаивают они диаметрально противоположные точки зрения. Тем не менее в широких кругах, не слишком интересующихся историей и не читающих специальных изданий, как-то исподволь утвердилась уверенность, будто в годы Второй Мировой немецкие асы-истребители (или, как их называли в Германии, «эксперты») на порядок превосходили советских летчиков. И будто последних готовили кое-как, наскоро — лишь бы побольше, делая ставку на количество, а не на качество. Вот попыткой разобраться, так сказать, «к какому краю правда ближе» и является эта статья.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Для 33-й гвардейской дивизии участие в Сталинградской битве началось с 12 июля 1942 года. В этот день дивизия заняла оборону в 50 километрах северо-западнее Калача. В составе 62-й и 64-й армий, вставших на пути немецко-фашистских частей, прорвавшихся к Большой излучине Дона (на фронте Боковская — Морозовская — Цимлянская) было 10 дивизий, а в гитлеровской группировке — 29, в том числе 4 танковых, 3 моторизованных и 22 пехотных. А с июля по сентябрь 1942 года количество их дивизий выросло до 80. Боевые действия 33-я дивизия начала 17 июля.



  • у меня в памяти цитату из «Мастера и Маргариты»: интереснее всего в этом вранье то, что оно — вранье с первого и до последнего слова. Как забота фашистов о своих (концлагеря, евгеника, «киндер фюр фюрер», история с окружением и судьбой 6-й армии, мальчишки из Гитлерюгенд и старики из «клистирных батальонов» — да не одну страницу можно было бы исписать только наиболее известными примерами подобной «заботы»), так и сбережение бронетехники от мин вышеописанным методом (противотанковая мина под человеком не взрывается, потому она и противотанковая). Короче, услышанное показалось мне полной ерундой, и мелькнувшее было намерение выяснить, где и, главное, почему работают такие «квалифицированные» экскурсоводы, зачахло в зародыше. Жалко было тратить на это время и силы. А зря.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • В последнее время часто поднимается вопрос о полководческом и солдатском мастерстве в период Великой Отечественной войны. В России сейчас немало людей, которые убеждены в том, что немецкие военачальники были лучше наших, а их солдаты — мужественнее. Остается открытым только вопрос: почему немцы, начав с блестящих побед, пришли к полному поражению? Немецкие «генералы от мемуаров» нашли этому два стандартных объяснения: «погода» и «неверные решения фюрера». К «волевым» решениям Гитлера мы когда-нибудь вернемся. Поговорим пока о погоде.
    В первый период Великой Отечественной немцы практически не жаловались на погоду. Были претензии к летней жаре. А еще больше — к пыли, которая, вздымаясь выше деревьев, выдавала приближение немецких моторизованных колонн. Серьезные претензии к погоде начнутся у немцев во время сражений под Москвой, Ростовом и Тихвином.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Когда говорят о начале войны, о 22 июня 1941 года, все время отмечается внезапность германского нападения. Но было ли оно внезапным, неожиданным? Многие известные, а также недавно рассекреченные материалы военной разведки (и документы по линии НКВД и НКГБ) предупреждают о предстоящей агрессии немцев, в них упоминаются конкретные даты, в том числе июньские. Некоторые из донесений просто «кричат» о нападении…

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Следует заметить, что немецкие правила доказательства воздушных побед были куда либеральнее.
    Для оформления победы летчик Люфтваффе заполнял заявку, состоящую из 21 пункта («Асы против асов. Подсчет побед Люфтваффе». Кстати, еще одно доказательство приблизительности информации фото-кино-пулеметов: будь они действительно «истиной в последней инстанции» — зачем бы такие подробные письменные показания? Да и всегда ли находилось время для возни с пленкой?

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Во второй половине 1941 г. стало очевидно, что действовавшие на то время боевые и полевой уставы РККА не соответствуют реалиям идущей войны, и что Красная Армия плохо подготовлена к наступлениям на полевые укрепления противника (большой привет господину Резуну и его многочисленным клонам). Возникла необходимость анализа и обобщения накопленного (но еще достаточно скудного) практического опыта. В качестве примера таких попыток можно привести «Инструкцию командования 29-й армии по организации наступления на обороняющегося противника, применившего инженерные средства полевой фортификации на лесисто-болотистом театре» от 23 сентября 1941 г. Инструкция, в частности, подчеркивает необходимость проведения соответствующих учений и занятий с личным составом — да-да, та самая сторона фронтовой жизни, которая, как правило, ускользает от внимания создателей киноэпопей и — что гораздо хуже — историков-популяризаторов.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • «Надо просто продержаться! На востоке русским можно еще, по крайней мере, два месяца оказывать сопротивление. За это время дело дойдет до разрыва коалиции русских и англосаксов. И кто из них раньше обратится ко мне, с тем я и заключу союз, против другого», — эту речь Гитлер произнес своему окружению 6-го апреля. Но как ни абсурдно она сейчас звучит, тогда ее поддерживало все руководство Германии. В коридорах бункера, где обитал в последнее время вождь Третьего рейха, витал дух Семилетней войны и ее «чудного» завершения: когда воевавшая против войск Фридриха II коалиция распалась вскоре после смерти российской императрицы Елизаветы. И вот этот день настал — по коридору министерства пропаганды бежал воодушевленный Геббельс, он спешил в аппаратную, чтобы сообщить о чуде. «Мой фюрер! Я поздравляю Вас! Рузвельт умер. Расположение звезд говорит, что вторая половина апреля станет для нас поворотным пунктом. Сегодня пятница 13-е апреля, это и есть поворотный пункт». Эта новость только укрепила веру Гитлера и его окружения в свою избранность. «Начиная с лета 1944 года, Германия вела войну только за выигрыш времени. В войне, в которой с обеих сторон участвовали различные государства, различные полководцы, различные армии и различные флоты, в любое время могли возникнуть совершенно неожиданные изменения обстановки, в результате комбинации этих различных сил. Эти неожиданные события нельзя было предсказать, но они могли возникнуть и оказать решающее влияние на всю обстановку.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3