Битва за Берлин. Часть 2

Чт, 04/03/2014 - 18:22

Второй эшелон являлся оперативным резервом и был более мощным. В нем сосредоточились:

402-я учебная пехотная дивизия (2 батальона);
281-я пехотная дивизия (8 батальонов);
28-я гренадерская дивизия СС «Валлония» (5 батальонов);
27-я гренадерская дивизия СС «Лангемарк» (6 батальонов);
танково-истребительная бригада «Фридрих» (2 батальона);
103-я пехотная бригада СС;
171-я противотанковая бригада;
184-я бригада штурмовых орудий;
полевой запасный полк «Одер» (2 батальона);
полевой запасный полк 3-й танковой армии (2 батальона);
5-й пехотный полк «Померания» (2 батальона);
5-й запасный танковый батальон, три батальона фольксштурма;
боевая группа «Остзее» (2 батальона), боевая группа «Ладебург» (2 батальона);
4-я венгерская офицерская школа (1 батальон).
Всего: 41 000 человек, 426 орудий, 252 миномета, 116 танков и штурмовых орудий.
Итак, превосходство в силах было на стороне 2-го Белорусского фронта: в людях — в 4,4 раза, в танках и САУ — в 7,4 раза, в артиллерийских орудиях — в 4,7 раза и в минометах  — в 6 раз. На центральном — Берлинском — направлении войскам маршала Жукова противостояли, помимо частей группы армий «Висла», также: армейская группа Штайнера, она же «Армия Штайнера», названа так в честь своего командующего обергруппенфюрера СС Феликса Штайнера. Ну и на самом судьбоносном для Берлина и всей Германии направлении — в центре Одерского фронта — оборону предстояло держать 9-й армии генерала от инфантерии Теодора Буссе. Здесь плотность войск составила 4-7 км фронта на дивизию. «Для нас было понятно, что битва за Берлин будет решаться на реке Одер. Поэтому основная масса войск 9-й армии была введена на переднем крае. Срочно формировались резервы, которые должны были сосредоточиться севернее Берлина», — из показаний бывшего начальника штаба оперативного руководства верховного главнокомандования генерал-полковника Йодля.
Боевой и численный состав немецких войск перед 1-м Белорусским фронтом на 14-е апреля был следующим. В войска первого эшелона обороны вошли:
547-я народно-гренадерская дивизия;
606-я народно-гренадерская дивизия (всего 15 батальонов);
1-я морская пехотная дивизия (9 батальонов);
5-я легкопехотная дивизия (7 батальонов), семь пехотных дивизий —
169-я пехотная дивизия,
712-я пехотная дивизия,
286-я пехотная дивизия,
275-я пехотная дивизия,
214-я пехотная дивизия,
309-я пехотная дивизия «Берлин»,
303-я пехотная дивизия «Добериц» (всего 54 батальона);
9-я парашютная дивизия (10 батальонов);
20-я панцер-гренадерская дивизия (7 батальонов).
Крепостное управление Франкфурта смогло сформировать 25 батальонов,
32-я гренадерская дивизия СС «30-е января» (6 батальонов),
35-я полицейская дивизия СС (5 батальонов) и 391-я охранная дивизия (5 батальонов).
Общая численность этих боевых формирований, а также отдельных полков и батальонов, частей усиления, армейских корпусных управлений, действовавших также в первом эшелоне, составила: 200 900 человек, 2282 орудия, 1290 минометов, 467 танков и штурмовых орудий.

Войска второго эшелона обороны германской столицы являлись оперативным резервом. В нем были сосредоточены:

23-я панцер-гренадерская дивизия СС «Нидерланд»;
11-я панцер-гренадерская дивизия СС «Нордланд»;
18-я панцер-гренадерская дивизия;
25-я панцер-гренадерская дивизия;
панцер-гренадерская дивизия «Курмарк» (всего 31 батальон);
156-я пехотная учебная дивизия;
1-я авиа-полевая учебная дивизия (14 батальонов);
танковая дивизия «Мюнхеберг».
Всего 64 700 человек, 630 орудий, 480 минометов, 388 танков и штурмовых орудий.

Ну а позади этого эшелона стоял последний рубеж обороны — Берлин и его гарнизон:
около 200 батальонов фольксштурма;
охранный полк «Великая Германия»;
три противотанковых дивизиона;
три танко-истребительные бригады;
одна зенитная дивизия с частями усиления;
особая танковая рота «Берлин» (24 танка Pz-IV и Pz-V в неходовом состоянии, а также отдельные башни этих танков, установленные на бетонные бункеры);
охранный бронепоезд №350.
Всего 150 000 человек, 330 орудий, 1 бронепоезд, 24 танка (не на ходу).
Помимо этого, в стадии формирования находились две пехотные дивизии — «Теодор Кернер», «Фридрих Людвиг Ян» и 2-я моторизованная дивизия «Герман Геринг».
Таким образом, сравнивая соотношение сил сторон, на этом — самом главном — направлении видно, что 1-й Белорусский фронт превосходил своего противника: в людях — в 1,8 раза, в танках и САУ — в 2,6 раза, в орудиях — в 3 раза, в минометах — в 4 раза.

Сосредоточив северо-восточнее Берлина одну танковую, две пехотные, пять моторизованных дивизий, немецкое командование собиралось ударом во фланг наступавшим войскам 1-го Белорусского фронта сорвать наступление советской армии на столицу. Группа армий «Центр», под командованием генерал-фельдмаршала Фердинанда Шернера, в составе 17-й общевойсковой и 4-й танковой армий держала оборону против войск 1-го Украинского фронта.
В состав 17-й армии вошли следующие подразделения:

100-я легко-пехотная дивизия;
359-я легко-пехотная дивизия;
269-я легко-пехотная дивизия;
20-я пехотная дивизия СС «Эстония»;
31-я пехотная дивизия СС;
208-я пехотная дивизия;
168-я пехотная дивизия;
344-я пехотная дивизия;
254-я пехотная дивизия;
78-я пехотная дивизия;
20-я танковая дивизия;
танковая дивизия «Герман Геринг»;
45-я фольксгренадерская дивизия.

Всего эта армия насчитывала 81 400 человек, 1035 орудий, 574 миномета, 148 танков и штурмовых орудий.

Силы 4-й танковой армии были немного мощнее, они включали в себя следующие части:

пять пехотных дивизий:72-я, 342-я, 17-я, 36-я СС; 615-я особого назначения;
четыре танковых дивизии: 21-я, «Богемия», «Охрана фюрера», 10-я СС;
две фольксгренадерские дивизии: 6-я, 545-я;
панцер-гренадерская дивизия «Бранденбург»;
пехотная бригада «Великая Германия».
В общей сложности 92 100 человек, 1034 орудия, 645 минометов, 263 танка и штурмовых орудия.

Помимо этих армий, в группе «Центр» были части усиления, армейские и корпусные управления, отдельные полки и батальоны. Всего 97 000 человек, 491 орудие, 201 миномет, 125 танков и штурмовых орудий.
Из восьми дивизий, находящихся в резерве, командование группы армий «Центр» создало группировку, целью которой было нанесение контрудара по правому флангу 1-го Украинского фронта и как следствие этого — предотвращение охвата нашими войсками города Берлин с юго-востока.
Силы 1-го Украинского фронта были намного мощнее и превосходили противника в людях — в 1,8 раза, в орудиях — более чем в 2,5 раза, в минометах — в 3,6 раза, в танках и САУ — в 4 раза.

Что касается авиации, то к 12-му апреля 45-го 6-й воздушный флот, под командованием генерал-полковника фон Грейма, смог собрать под Берлином и подготовить к будущим боям 1850 истребителей и штурмовиков. К тому времени численное превосходство советских самолетов превысило отметку 4/1. В небе безраздельно господствовала авиация союзников, а соколы Геринга страдали от катастрофического дефицита горючего.

Силы, которыми располагали немцы на пороге битвы за Берлин, были уже давно не те, что раньше. Боевые соединения Третьего рейха имели довольно потрепанный вид. Зачастую формально дивизии, а фактически полки и батальоны были обессилены в предыдущих боях. Солдаты этих подразделений были по-разному экипированы, по-разному вооружены. Порою не осведомлены, в какой они части числятся. (Все дело в немецкой оргштатной реформе от 1-го апреля 1945 года: до самого конца боевых действий пленные, захватываемые нашими разведчиками, не могли определить, в какой дивизии служат — в танковой или панцер-гренадерской.) Танковые части оснащались разношерстной боевой техникой. В одной танковой роте можно было увидеть как и только что сошедший с конвейера танк, так и изъятую из какой-либо танковой школы боевую машину шестилетней давности или трофейную броне-единицу, не представляющую уже никакой серьезной боевой ценности. Частые смены командного состава, порой бездарное руководство и отсутствие нормальных резервов — все эти факторы не могли не повлиять на исход сражения.

14-15 АПРЕЛЯ. РАЗВЕДКА БОЕМ

«Разведка боем — способ войсковой разведки, состоящий в получении данных о силах противника, его боевых порядках, расположении огневых средств и др. путем наступления. Обычно проводится в случаях, когда другими средствами и способами разведки не удается получить необходимых данных о противнике и его намерениях. Разведка боем ведется специальными подразделениями, усиленными танками, артиллерией и другими средствами. Наступление подразделений, ведущих разведку боем, может поддерживаться авиацией. Организует разведку боем и руководит ею, как правило, командир соединения (части), в полосе которого она проводится» — такое разъяснение дает Большая Советская Энциклопедия.

Перед началом Берлинской наступательной операции войска 1-го Белорусского фронта 14-го и 15-го апреля провели разведку боем с целью: «прощупать» главную полосу немецкой обороны перед Кюстринским плацдармом, а также захватить отдельные участки вражеских окопов. Для поддержки разведывательных частей командование задействовало артиллерию и авиацию фронта. В ходе этих двухдневных боев нашим войскам удалось вклиниться в оборону противника, на некоторых участках фронта на 2-5 км, и завладеть первыми рядами траншей немцев. Благодаря этому разведподразделениями фронта была уточнена группировка противника, его система обороны. Немецкие части были дезорганизованы, нарушилась их система ведения огня. В дополнение ко всему, наиболее плотные зоны минных полей оказались в нашем тылу, что позволило беспрепятственно их обезвредить.

Наша разведка боем «спутала карты» немецкому командованию. Основываясь на предыдущем опыте боев, когда вслед за разведподразделениями наступали и основные силы советских войск, немцы, не увидев этих самых войск ни 14-го, ни 15-го апреля, решили, что наше наступление отложится на пару дней. «То обстоятельство, что русские после действия своих разведотрядов 14-го и 15-го апреля не наступали, ввело наше командование в заблуждение, и когда мой начальник штаба полковник фон Дуфинг от моего имени сказал начальнику штаба 11-го танкового корпуса СС, что нельзя сменять 20-ю панцер-гренадерскую дивизию танковой дивизией «Мюнхеберг» накануне русского наступления, последний ответил — если русские сегодня не наступали, значит, они предпримут наступление только через несколько дней. Таково было мнение и других высших офицеров 9-й немецкой армии», — из показаний пленного немецкого командира 56-го танкового корпуса, а впоследствии командующего обороной Берлина генерала Вейдлинга.

В ночь с 15-го на 16-е апреля 1-й Белорусский фронт перешел в стадию максимальной боевой готовности. На аэродромах загружались бомбардировщики, артиллеристы подносили боеприпасы к орудиям, танкисты заправляли горючим свои танки, пехотинцы чистили оружие. Начиналась последняя битва Великой Отечественной войны…
(Продолжение следует)

Другие материалы рубрики


  • Промозглой, слякотной весной 1945-го года Третий рейх, «агонизируя», прекращал свое существование. Подобно предсмертным судорогам, контрудары немецких войск, нанесенные в Арденнах и у озера Балатон, не смогли кардинально изменить ход истории. Войска Советской Армии и войска союзников вели бои на территории Германии. В начале апреля англо-американские силы, не встречая сильного сопротивления противника, своими передовыми частями на участке 9-й американской армии вышли к реке Эльба, этим приблизившись к Берлину на расстояние 100-120 километров, и остановились, в связи с ранними договоренностями союзников по антигитлеровской коалиции. Ну а войска 1-го Белорусского фронта Советской Армии от столицы Германии тогда отделяла дистанция в 60 километров. Тысячелетний рейх, просуществовав двенадцать лет, теперь под ударами войск антигитлеровской коалиции лежал в руинах. Впереди оставалась последняя битва — одна из самых кровопролитнейших битв той войны. И обе стороны этого сражения к ней серьезно готовились. Одни солдаты писали на броне своих танков — «Вперед на Берлин!», другие — «Берлин всегда будет немецким!!!»

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • У немецких генералов принято списывать свои неудачи либо на «объективные причины» (чаще всего это были «погодные трудности»), либо на «безумные» решения Гитлера. Странно, что никто не догадался объявить таким безумием «зимний поход на Москву».
    До 1941 года вести военные действия на просторах Русской равнины отваживались лишь сами русские, кочевники-татары и запорожские казаки. Именно запорожские, а не «украинские» — только у запорожцев были специальные команды «характерныков», обученные и экипированные для зимней войны.


  • Что такое безвозвратные потери? Согласно приказу заместителя Наркома обороны №023 от 4 февраля 1944 года, это — «погибшие в боях, пропавшие на фронте без вести, умершие от ран на поле боя и в лечебных учреждениях, умершие от болезней, полученных на фронте, или умершие на фронте от других причин и попавшие в плен к врагу». Об этих безвозвратных потерях шли доклады. Это были потери для полка и дивизии безвозвратные, люди эти были для них потеряны — ведь редко кто из оставшихся в живых попадал снова в свою часть. Но это не значит, что все эти люди погибли. Часть из них попала в плен (особенно при отступлении) и впоследствии выжила, часть осталась на оккупированной территории, часть попала к партизанам, а некоторая часть, может быть, и вернулась в полк, но уточнение зачастую не делалось. Следовательно, из этой цифры безвозвратных потерь определенный процент людей оказался впоследствии жив, причем довольно значительный. Ведь раненые, направленные по тяжести ранений в армейские, фронтовые и центральные (выше дивизионного уровня) лечебные учреждения, все-таки, по большей части, выздоравливали.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Вот уже более семидесяти лет прошло со времени Сталинградской битвы, но до сих пор те далекие события отзываются в наших сердцах, недаром сейчас снова поднимается вопрос о возвращении Сталинграду его героического имени. Именно в Сталинградской битве наиболее ярко проявились положительные качества советских бойцов, а особенно — бойцов воздушно-десантных войск. Гвардейские стрелковые дивизии, сформированные на базе воздушно-десантных корпусов, сыграли решающую роль в обороне Сталинграда, так же, как и Сталинградская битва — в Великой Отечественной войне.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • В последнее время часто поднимается вопрос о полководческом и солдатском мастерстве в период Великой Отечественной войны. В России сейчас немало людей, которые убеждены в том, что немецкие военачальники были лучше наших, а их солдаты — мужественнее. Остается открытым только вопрос: почему немцы, начав с блестящих побед, пришли к полному поражению? Немецкие «генералы от мемуаров» нашли этому два стандартных объяснения: «погода» и «неверные решения фюрера». К «волевым» решениям Гитлера мы когда-нибудь вернемся. Поговорим пока о погоде.
    В первый период Великой Отечественной немцы практически не жаловались на погоду. Были претензии к летней жаре. А еще больше — к пыли, которая, вздымаясь выше деревьев, выдавала приближение немецких моторизованных колонн. Серьезные претензии к погоде начнутся у немцев во время сражений под Москвой, Ростовом и Тихвином.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • у меня в памяти цитату из «Мастера и Маргариты»: интереснее всего в этом вранье то, что оно — вранье с первого и до последнего слова. Как забота фашистов о своих (концлагеря, евгеника, «киндер фюр фюрер», история с окружением и судьбой 6-й армии, мальчишки из Гитлерюгенд и старики из «клистирных батальонов» — да не одну страницу можно было бы исписать только наиболее известными примерами подобной «заботы»), так и сбережение бронетехники от мин вышеописанным методом (противотанковая мина под человеком не взрывается, потому она и противотанковая). Короче, услышанное показалось мне полной ерундой, и мелькнувшее было намерение выяснить, где и, главное, почему работают такие «квалифицированные» экскурсоводы, зачахло в зародыше. Жалко было тратить на это время и силы. А зря.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Считаю долгом сразу объявить: данная статья не претендует ни на «абсолютную истину», ни на какие-либо революционные открытия. На эту тему есть очень много публикаций, причем с той или иной степенью доказательности отстаивают они диаметрально противоположные точки зрения. Тем не менее в широких кругах, не слишком интересующихся историей и не читающих специальных изданий, как-то исподволь утвердилась уверенность, будто в годы Второй Мировой немецкие асы-истребители (или, как их называли в Германии, «эксперты») на порядок превосходили советских летчиков. И будто последних готовили кое-как, наскоро — лишь бы побольше, делая ставку на количество, а не на качество. Вот попыткой разобраться, так сказать, «к какому краю правда ближе» и является эта статья.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Следует заметить, что немецкие правила доказательства воздушных побед были куда либеральнее.
    Для оформления победы летчик Люфтваффе заполнял заявку, состоящую из 21 пункта («Асы против асов. Подсчет побед Люфтваффе». Кстати, еще одно доказательство приблизительности информации фото-кино-пулеметов: будь они действительно «истиной в последней инстанции» — зачем бы такие подробные письменные показания? Да и всегда ли находилось время для возни с пленкой?

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Во второй половине 1941 г. стало очевидно, что действовавшие на то время боевые и полевой уставы РККА не соответствуют реалиям идущей войны, и что Красная Армия плохо подготовлена к наступлениям на полевые укрепления противника (большой привет господину Резуну и его многочисленным клонам). Возникла необходимость анализа и обобщения накопленного (но еще достаточно скудного) практического опыта. В качестве примера таких попыток можно привести «Инструкцию командования 29-й армии по организации наступления на обороняющегося противника, применившего инженерные средства полевой фортификации на лесисто-болотистом театре» от 23 сентября 1941 г. Инструкция, в частности, подчеркивает необходимость проведения соответствующих учений и занятий с личным составом — да-да, та самая сторона фронтовой жизни, которая, как правило, ускользает от внимания создателей киноэпопей и — что гораздо хуже — историков-популяризаторов.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Когда говорят о начале войны, о 22 июня 1941 года, все время отмечается внезапность германского нападения. Но было ли оно внезапным, неожиданным? Многие известные, а также недавно рассекреченные материалы военной разведки (и документы по линии НКВД и НКГБ) предупреждают о предстоящей агрессии немцев, в них упоминаются конкретные даты, в том числе июньские. Некоторые из донесений просто «кричат» о нападении…

    • Страницы
    • 1
    • 2