Боевой вертолет Ка-52

Ср, 04/15/2015 - 22:04

Одноместный боевой вертолет Камов-50 обладает уникальными боевыми качествами, но его внедрение в серию задержала «перестройка»
Фото: ОКБ им. Камова

Первый опытный вертолет Ка-52 «Аллигатор» (борт 061) с оптико-электронной прицельной системой
«Самшит» за кабиной экипажа. Фото С.Г. Мороза

Опытный Ка-52 борт 061 после установки обзорно-прицельной системы «Ротор» в носовой части. Фото: А. Михеев

Установка основного антенного блока радиолокационной станции «Арбалет» в носовой части вертолета Ка-52

Стапельная сборка фюзеляжа серийного вертолета Ка-52 на заводе «Прогресс»


Не поступаясь принципами

К началу 80-х гг. вооруженные силы США и НАТО располагали мощной группировкой специализированных вертолетов огневой поддержки, а наш транспортно-боевой Ми-24 при всех своих достоинствах был слишком большим и тяжелым для этого. Ответом на новый американский ударный вертолет АН-64А «Апач» должен был стать Ми-28, который виделся Заказчику как уменьшенный Ми-24 без кабины десанта. Именно на него делало ставку Министерство обороны, и когда появился альтернативный проект, сторонников у него оказалось немного.

Двухместные вертолеты Ми-28 и АН-64 создавались, чтобы «утюжить» боевые порядки противника, а одноместный Ка-50 должен был атаковать с большой дальности, и наведение ракет выполняла автоматика противотанкового ракетного комплекса «Вихрь». Он мог уничтожать любые танки, не входя в зону огня зенитной артиллерии и зенитных ракетных комплексов войсковой ПВО. Четыре бортовых цифровых ЭВМ решали задачи навигации, применения оружия и защитных систем, а также контроля систем вертолета.
Новое всегда пробивает себе дорогу ценой больших трудов, и коллективу ОКБ им. Н.И. Камова приходилось тратить много сил не только на совершенствование своей машины, но и на преодоление сопротивления «активных скептиков», многие из которых носили генеральские погоны и занимали высокие посты. Государственные испытания подтвердили преимущества Ка-50 перед Ми-28, и он был рекомендован к принятию на вооружение.

Проверка шла в условиях, максимально приближенных к боевым (и это не газетный штамп!), и показала не только достоинства, но и недостатки машины. Было очевидно, что противник будет искать способы борьбы с Ка-50, увеличивая дальность боя и снижая время реакции своих систем ПВО. «Атаки» объектов, прикрытых новыми отечественными комплексами «Тунгуска», «Тор» и др. показывали, что Ка-50 хотя и имеет преимущество перед Ми-28, но вовсе не является неуязвимым.

Американские и израильские вертолетчики для снижения потерь ударных вертолетов выполняли разведку района атаки и целеуказание специальными вертолетами. В связке с АН-64А действовал наводчик OH-58D «Кайова», а на замену этой машине, чья история восходила к 60-м гг., консорциум «Боинг-Сикорский» проектировал новый разведывательно-ударный вертолет LHX (RAH-66). Наш вертолет-разведчик Ми-24К больше подходил для корректировки огня артиллерии и ракетных систем сухопутных войск, и ОКБ им. Камова предложило создать небольшую маневренную машину В-60Р, однако помешала «перестройка». Проект реализовать не удалось...

Не все ладилось и с бортовой автоматикой, доводка которой затормозилась. Хотя Ка-50 официально был запущен в серию, это отразилось на отношении к нему Минобороны, а отказ принимать и оплачивать готовые вертолеты поставил в тяжелейшее положение коллективы ОКБ и серийного завода «Прогресс» в г. Арсеньев.

Понимая обоснованность некоторых претензий Заказчика, Генеральный конструктор С.В. Михеев нашел выход из создавшегося положения. При невозможности освоения еще одного изделия в условиях разразившегося в начале 90-х гг. в постперестроечной России жесточайшего (не то, что нынешний!) кризиса, он предложил сделать такой вертолет на базе Ка-50, сохранив 95% общих агрегатов планера и систем. Новое оборудование обеспечивало р шение всех боевых задач в любую погоду и ночью. В экипаж вошел оператор, выполняющий функции командира группы. Внезапно появляясь над полем боя, он оценивает обстановку, выделяет цели, распределяет объекты атаки между машинами своего боевого порядка, используя автоматизированный комплекс телекодовой связи, а также атакует сам. Подобный вариант рассматривался при проектировании одноместного Ка-50, но реализован только в 90-х гг.

В 1994 г. проект и макет были представлены Государственной комиссии. Как только информация об этом была обнародована, ряд экспертов поспешили объявить о «провале концепции одноместного вертолета». Однако новая машина должна была не заменить, а дополнить группировку Ка-50, как американский RAH-66 дополнял основные силы АН-64. Но явно отличаясь от него по внешнему виду, тот «притягивал» бы на себя огонь ПВО, как это было во Вьетнаме: партизаны Вьетконга были проинструктированы о том, что в разнородной группе вертолетов в первую очередь надо выбивать легкие ОН-6 и ОН-58, командирские машины. Новый вертолет Ка-52 в общем строю мало отличался бы от обычных Ка-50.

Создание двухместного разведывательно-ударного вертолета стало не отходом от принципов, положенных в основу проекта Ка-50, а их творческим развитием в изменившихся условиях возможной войны или контртеррористической
операции.