Дальние планеты

Пнд, 04/01/2013 - 21:21

Так должен выглядеть звездолет «Дедал» с ядерным двигателем. Но будет ли он когда-нибудь построен?

Принцип гравитационного маневра подобен игре в бильярд. Маленький шарик отскакивает от большого, катящегося ему навстречу, с большей скоростью.
И космический аппарат, облетая летящую в пространстве звезду, тоже приобретает добавочное ускорение

Талантливый исследователь и ученый И. О. Ярковский предсказал эффект,
носящий теперь его имя

Эффект Ярковского. Космическое тело нагревается светом звезды и начинает испускать тепловое излучение в пространство. Этот «фотонный двигатель» способен сообщить телу значительное ускорение



В нашей Галактике за пределами Солнечной системы обнаружено несколько сотен планет. Исследовать их проще и дешевле при помощи автоматических зондов сверхмалого размера. Запускать эти аппараты можно с Земли из электромагнитной пушки, а ускорять и корректировать орбиты будут гравитационные поля встречных звезд.
Полеты к звездам — любимая тема фантастов и авторов компьютерных игр. Лихо носятся их звездолеты на просторах Галактики! Вот только неясно — как и зачем? Но эти вопросы не очень волнуют любознательных читателей: «как» — это придумают инженеры, а уж «зачем» — вообще неприлично спрашивать. Вы только представьте: новые неизведанные миры, братья по разуму... Разве это неинтересно?!

Но не все фантазии удается воплотить в жизнь. Романтическая эпоха поиска внеземных цивилизаций, рожденная в начале 1960-х успехами космонавтики и радиоастрономии, к концу столетия почти сошла на нет. Космонавтика оказалась дорогим и сложным делом — дальше Луны человек проникнуть не смог. А упорные попытки радиоконтакта с братьями по разуму результата не принесли. Тут бы и поставить крест на мечте о межзвездных перелетах. Ан нет! Именно теперь эта мечта обретает почву под ногами.

Планеты далеких солнц

После 1995 года астрономы могут совершенно точно ответить на вопрос, куда и зачем следует отправлять звездолеты. Именно тогда была открыта первая настоящая планета за пределами Солнечной системы.
А сегодня изучено несколько тысяч звезд в окрестностях Солнца — и рядом с сотнями из них обнаружены планеты. Но об этих планетах мы почти ничего не знаем. Собственно говоря, мы до сих пор их даже не видели!
Дело в том, что открытие планет у других звезд происходит путем наблюдения самой звезды: ее слабое покачивание, вызванное притяжением планеты, выдает присутствие самой планеты, но ничего важного о ней не сообщает. Обладает ли планета атмосферой? Какова природа планеты? Каковы условия на ее поверхности? Существует ли там жизнь? Ответить на эти вопросы невозможно, пока мы наблюдаем звезду издалека. Как бы ни был силен телескоп, он не может рассмотреть скромную планету, живущую рядом с ярким светилом: свет звезды ослепляет наши оптические приборы.
В ближайшие годы астрономы надеются создать специальные «многоглазые» телескопы на околоземной орбите, которые смогут отделить слабый свет далекой планеты от яркого света соседней с ней звезды. Если это получится, то, проанализировав излучение планеты, мы выясним, есть ли у нее атмосфера. Но узнать что-либо о природе поверхности и о наличии жизни на планете, наблюдая ее с расстояния в десятки световых лет, вряд ли удастся. Ученые не могли понять природу соседней с нами планеты — Марса, пока автоматические зонды не подлетели к нему вплотную. Что уж тут говорить о планетах иных звезд — к ним надо лететь!

Цена межзвездного перелета

Если оставить в стороне изобретения фантастов — разнообразные кабины нуль-транспортировки и сверхсветовые крейсеры, ныряющие сквозь четвертое измерение, то для межзвездных путешествий остается не так уж много возможностей: ракета, солнечный парус и катапульта. Ракета несет собственный источник энергии, солнечный парус использует энергию излучения Солнца, а катапульта за счет земного источника энергии выстреливает корабль к звездам. Космические инженеры уже давно прорабатывают все три варианта, но результаты пока неутешительны.
Очень заманчиво выглядит идея использовать энергию самого мощного источника, каким мы располагаем, — нашего Солнца. Если применить парус из сверхтонкой пленки размером в несколько километров, давление солнечного света может разогнать корабль до большой скорости. Первые эксперименты с солнечным парусом уже проведены, но, к сожалению, неудачные.

Предстоит решить много проблем: нужно научиться управлять гигантским полотнищем и придумать, что делать после разгона. Удалившись от Солнца, корабль теряет источник ветра, а значит, и возможность маневра.
Более перспективно выглядит идея ракеты, и проработана она значительно глубже. Есть даже конкретный проект ядерного звездолета «Дедал», созданный английскими инженерами и доведенный до высокой степени совершенства. Правда, до сих пор ядерные ракеты не создавались, но это вполне возможно. Еще в конце 1960-х проводились успешные эксперименты с ядерными двигателями на Земле, но в космос на них пока не летали. По сравнению с химическим топливом, которое обычно используется для полета ракет, ядерное топливо в сотни раз выгоднее. Корабль «Дедал» может за 50-100 лет долететь до соседней звезды, доставить туда экипаж или автоматический зонд и вернуться обратно.
В принципе, современная техника готова воплотить этот проект в металле. Но затраты будут грандиозные и потребуют напряжения всей экономики человечества. Больше одного такого корабля нам в течение века не построить: для этого просто не хватит земных ресурсов. И вот, предположим, создали мы один корабль с ядерным двигателем. А вокруг нас тысячи звезд с неизученными планетами. Куда же послать этот единственный корабль? Как выбрать цель?

Представляете, пошлем мы экспедицию к одной звезде, и через 100 лет выяснится, что ошиблись, надо было к другой, более интересной.
Нужно заметить, что с подобной проблемой космонавтика уже столкнулась. Первые экспедиции автоматических аппаратов к Венере, Марсу, Юпитеру стоили очень дорого; еще дороже — экспедиции людей на Луну. Но в погоне за престижем не считались с затратами. В последние годы изучение планет стало нормальной научной задачей, его финансирование сократилось. Поэтому космические инженеры перешли к тактике «проще и дешевле»: от пилотируемых экспедиций отказались, а зонды делают унифицированными, почти конвейерной сборки.

Вступая в эпоху межзвездных экспедиций, нужно взять все лучшее, что наработала современная космонавтика, дополнив это новыми или забытыми старыми идеями. Такой симбиоз идей, по странному стечению обстоятельств, предложили российские ученые еще в прошлом и даже в позапрошлом веках. Возможно, реализация этих идей позволит приступить к прямому исследованию звезд и окружающих их планет уже в ближайшие десятилетия.

Гравитационные маневры

Слово «маневры» настраивает нас на военный лад. И правда, некоторые элементы нового проекта связаны с военной техникой. Помните, перечисляя принципы межзвездных перелетов, мы упомянули катапульту. Давно известно, что выстрел из пушки — наиболее дешевый способ запуска космического аппарата, однако по разным причинам его до сих пор не применяли. Но если для межзвездных исследований мы выберем стратегию «проще и дешевле», то без пушки не обойтись.
В рамках противоракетной программы звездных войн были спроектированы электромагнитные ускорители массы — орудия для поражения в космосе ядерных боеголовок. Еще десять лет назад лабораторные образцы этого устройства ускоряли снаряд массой 10 г до скорости около 10 км/с. Полномасштабные ускорители должны разгонять аппараты массой 1 кг до скорости 30-40 км/с. Для звездных войн этого достаточно. Дальнейшее повышение скорости связано со значительным ростом размера ускорителя: его длина превысит километр, что сделает устройство слишком неуклюжим в глазах военных. Но для уникального проекта запуска межзвездных зондов это не препятствие. Технически возможно создать космический электромагнитный ускоритель, разгоняющий небольшие зонды до скорости более 100 км/с. Используя в качестве источника энергии солнечные батареи, такая катапульта практически бесплатно сможет посылать небольшие научные зонды за пределы Солнечной системы. А дальше начинается самое интересное.

Опираясь на идею замечательного русского инженера Юрия Васильевича Кондратюка (1897—1941), траектории межпланетных перелетов часто прокладывают вблизи планет не только для их исследования, но и чтобы притяжение одной планеты дополнительно разогнало и развернуло космический аппарат в направлении другой, более далекой планеты. Этот «фокус» называют гравитационным или, реже, пертурбационным маневром. Его неоднократно применяли во время путешествия «Пионеров» и «Вояджеров» по маршруту Земля—Юпитер—Сатурн—Уран—Нептун. Для осмотра полярных областей Солнца аппарат «Улисс» полетел по маршруту Земля—Юпитер—Солнце. А чтобы добраться до самого Юпитера без лишних затрат горючего, аппарат «Галилей» был запущен по маршруту Земля—Венера—Земля—Юпитер.

Гравитационный маневр — очень выгодный прием. Пролет мимо каждой промежуточной планеты планируется таким образом, чтобы ее притяжение ускорило космический аппарат и сообщило ему нужное направление движения к следующей планете. Механику этого эффекта легко понять на простом примере. Если по столу катится массивный шар, а навстречу ему — легкий, то при столкновении шаров массивный почти не изменит своей скорости, а легкий отскочит от него с увеличенной скоростью. То же самое происходит при «гравитационном столкновении» планеты с летящим навстречу ей космическим аппаратом. Отличие лишь в том, что столкновение твердых тел происходит почти мгновенно в момент их касания, а гравитационное растянуто на время пролета. Но законы механики действуют одни и те же. Поэтому и результат тот же: совершив облет планеты в правильном направлении, космический аппарат увеличивает скорость.

Звезда-катапульта

Итак, специальный выбор траектории, проходящей в окрестностях планет, дает возможность космическому аппарату без затраты топлива увеличить свою скорость и даже покинуть Солнечную систему, как это удалось «Пионерам» и «Вояджерам». Необходимая для этого энергия черпается из энергии движения планет. А нельзя ли использовать этот же принцип для путешествий на просторах Галактики? Ведь звезды тоже движутся в пространстве, значит, гравитационный маневр вблизи них может сообщить нашему межзвездному зонду дополнительную скорость.

Эта идея пришла в голову автору статьи — астроному по профессии — несколько лет назад, при изучении движения звезд Галактики. Известно, что скорости движения звезд в среднем составляют 40—60 км/с и доходят до 250—300 км/с, что намного больше, чем у планет. Каждая встреча автоматического зонда со звездой при соответствующем подборе траектории сближения увеличит скорость аппарата на несколько десятков, а то и сотен километров в секунду. Чем больше таких встреч, тем выше скорость полета. Особенно эффективными ускорителями служат массивные компактные светила — белые карлики и нейтронные звезды.
Разумеется, у каждого изобретения есть слабые стороны. «Межзвездный слалом» требует, чтобы по мере набора скорости аппарат пролетал все ближе и ближе к поверхности очередной встречной звезды, иначе не получится крутого разворота и набора скорости. Если использовать для разгона только белые карлики и старые нейтронные звезды, которых довольно много в окрестности Солнца, то проблем с перегревом зонда не будет, поскольку светят эти звезды слабо. Возникает иная проблема — неоднородность гравитационного поля вблизи звезды, известная на Земле по морским приливам. Неоднородные поля Луны и Солнца лишь немного деформируют поверхность земных морей, но поле нейтронной звезды легко разорвет космический аппарат размером больше футбольного мяча. Лишь маленький зонд способен пролететь рядом с такой звездой и не разрушиться. А поскольку использование электромагнитного ускорителя также требует маленьких и прочных зондов, то эти требования совпадают.

Итак, аппарат для межзвездных исследований должен быть размером с небольшой мяч, умный, прочный, долговечный и дешевый. Еще недавно эти качества казались несовместимыми. Но в наши дни, когда из кармана можно вынуть сотовый телефон, уже нет сомнений, что изготовить такие межзвездные разведчики скоро станет несложно. Современная электроника и микромеханика делают информационные приборы чрезвычайно компактными и энергосберегающими. Сейчас микродатчики и микропроцессоры можно обнаружить в самых неожиданных местах: в телефонной трубке и записной книжке, в авторучке и поздравительной открытке. Микрохирургия близка к тому, чтобы изготавливать диагностические и лечебные аппараты, свободно плавающие в сосудах человеческого организма. Собственно говоря, прототипы необходимых нам «звездных паучков» уже созданы: известный американский конструктор микророботов М. Тилден (М. Tilden) сконструировал простейшие спутники Земли размером с монету и стоимостью 20 долларов. Сейчас он работает над более сложными аппаратами.

Эффект Ярковского

При разработке этой идеи несколько лет оставалась нерешенной проблема коррекции траектории зонда, не имеющего собственных двигателей. Подлетая к очередной звезде, зонд должен чуть-чуть подправить свою траекторию, чтобы в результате гравитационного маневра уйти к следующей «перспективной» звезде. Решить эту проблему помогло случайное знакомство с почти забытой книгой самобытного российского исследователя Ивана Осиповича Ярковского (1844—1902), о котором следует сказать несколько слов.

Талантливый инженер и ученый, Иван Ярковский, к сожалению, забыт на родине. А его не столь уж долгая жизнь была весьма интересной и насыщенной. Родился он в местечке Освей Витебской губернии в семье врача, но очень рано лишился отца и был отдан «на казенный кошт» в Московский сиротский кадетский корпус. Там он проявил способности к математике и механике, а также изобретательский талант: сконструировал оригинальный дальномер, за что был награжден золотыми часами из рук великого князя Михаила Николаевича.

Выйдя в отставку прапорщиком артиллерии, он шесть лет прослужил на Кавказе, затем окончил петербургский Технологический институт, защитил диссертацию по водоснабжению и работал как инженер-путеец на разных дорогах страны. Сделав немало полезных изобретений по технической части, Ярковский быстро выдвинулся в активные члены Императорского русского технического общества, где руководил секцией механики и занимался вопросами воздухоплавания. Но его глубинный интерес лежал в области фундаментальной науки: он строил теорию светоносного эфира и гравитации. В те годы над этой проблемой работали лучшие физики, включая Эйнштейна. Оригиналъная механическая теория Ярковского не нашла подтверждения, но один предсказанный им астрономический эффект стал полезным инструментом науки.
Сущность эффекта Ярковского проста: речь идет о воздействии солнечного света на движение небольшого космического тела, скажем астероида. Освещенная солнечным светом поверхность астероида нагревается и, пытаясь охладиться, излучает в космос инфракрасные лучи. Поток тепла действует как реактивный двигатель: он слегка толкает астероид в сторону, противоположную направлению излучения.

А теперь вспомним, что все астероиды вращаются вокруг оси, подобно планетам. На поверхности астероидов тоже есть смена дня и ночи. Когда вращение тела уносит нагретую за день поверхность астероида в ночную тень, накопленное тепло излучается «вбок», действуя как разгонный или тормозной реактивный двигатель. Если вращение отклоняет нагретую поверхность астероида вперед по курсу, то эффект Ярковского тормозит движение тела, и оно, опускаясь по орбите, приближается к Солнцу. Если же теплая поверхность за счет вращения разворачивается назад, то лучевой импульс подгоняет движение тела и поднимает его орбиту, удаляя тело от Солнца.
В последние годы возрос интерес к движению астероидов, пересекающих орбиту Земли. Для точного прогноза возможного столкновения учет эффекта Ярковского оказался обязательным. А еще этот эффект можно использовать для межзвездного маневрирования. Наш микрозонд в результате воздействия падающего на него излучения окружающих звезд может корректировать свою траекторию в процессе перелета от звезды к звезде.

Невидимые разведчики космоса

Таким образом, вырисовывается стратегия межзвездных исследований. На поток ставится производство маленьких однотипных аппаратов, объединяющих в себе компьютер (содержащий в памяти все энциклопедии Земли на случай встречи с братьями по разуму), лабораторию для исследования звезд и планет, а также рацию для связи с Землей. Обычными ракетами эти крохотные зонды доставляются на орбиту, откуда электромагнитная пушка выстреливает их в направлении ближайших звезд. Далее они уже сами увеличивают свою скорость, перелетая от звезды к звезде, и проводят исследования.
Имея небольшой размер, микрозонды смогут вторгаться в области относительно плотной межзвездной и межпланетной материи, сближаться с компактными и массивными объектами. Кстати, малая стоимость зондов позволяет довольно просто решить проблему их связи с Землей. Одинокому зонду трудно решить эту задачу в силу небольшой мощности его передатчика. Но, запуская по одной траектории последовательно несколько аппаратов, мы на первом этапе обеспечиваем радиорелейную связь (то есть передачу по цепочке). Позже, когда микрозонды заполнят околосолнечную область Галактики, легко будет организовать сетевую связь, этакий космический интернет.
Стратегия исследования Галактики с помощью микрозондов составляет предмет отдельного исследования. При этом необходимо рассмотреть методы осуществления оптической связи как наиболее предпочтительной на дальних расстояниях, а также способы возвращения зондов в район старта. Кстати, если подобные зонды, запущенные из других планетных систем, время от времени проходят через Солнечную систему, то обнаружить их сейчас нет никакой возможности. Вероятно, в таком же положении окажется большинство наших братьев по разуму, поскольку им тоже будет сложно обнаружить наши зонды. Поэтому подобный способ «микрозондажа» Галактики представляется наиболее безопасным и ответственным по отношению к человечеству. Такая стратегия чрезвычайно привлекательна для цивилизаций, делающих первые шаги на пути колонизации космоса.
В заключение должен заметить, что описанная здесь идея межзвездных путешествий отнюдь не сумасшедшая. Научные статьи о ней, содержащие детальные расчеты, были благосклонно приняты коллегами, так что дело теперь за инженерами, способными воплотить идею в реальных устройствах.

Другие материалы рубрики


  • ...И тут внимание исследователей привлекла давняя и очень любопытная гипотеза космических струн. Постичь ее трудно, представить наглядно просто невозможно: струны можно только описать сложными математическими формулами. Эти загадочные одномерные образования не излучают света и обладают огромной плотностью — один метр такой "ниточки" весит больше Солнца. А если их масса так велика, то и гравитационное поле, пусть даже растянутое в линию, должно значительно отклонять световые лучи. Однако линзы уже сфотографированы, а космические струны и "черные дыры" пока существуют лишь в уравнениях математиков. Из этих уравнений следует, что возникшая сразу после Большого взрыва космическая струна должна быть "замкнута" на границы Вселенной. Но границы эти так далеки, что середина струны их "не чувствует" и ведет себя, как кусок упругой проволоки в свободном полете или как леска в бурном потоке. Струны изгибаются, перехлестываются и рвутся. Оборванные концы струн тут же соединяются, образуя замкнутые куски. И сами струны, и отдельные их фрагменты летят сквозь Вселенную со скоростью, близкой к скорости света.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Космологи в замешательстве. Обычно предметы, брошенные вверх, замедляются. Планеты притягивают объекты, звезды притягивают планеты. Это нормально. Но почему тогда Вселенная расширяется? Отдельные галактики, разбросанные после Большого взрыва в разные стороны, должны притягиваться друг ко другу — и расширение должно замедляться. Но того не происходит: они разлетаются друг от друга с ускорением. Принято считать, что виновата во всем темная энергия, хотя она темная именно оттого, что о ней никто ничего не знает. Но уже ясно точно, что на предельно больших расстояниях гравитация превратилась в отталкивающую силу, а не в притягивающую.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Был ли Большой взрыв началом времени или Вселенная существовала и до него? Лет десять назад такой вопрос казался нелепым. В размышлениях о том, что было до Большого взрыва, космологи видели не больше смысла, чем в поисках пути, идущего от Северного полюса на север. Но развитие теоретической физики и, в частности, появление теории струн заставило ученых снова задуматься о предначальной эпохе.
    Вопрос о начале начал занимать философов и богословов с давних времен. Он переплетается с множеством фундаментальных проблем, нашедших свое отражение в знаменитой картине Поля Гогена «D’ou venons-nous? Que sommes-nous? Ou allons-nous?» («Откуда мы пришли? Кто мы такие? Куда мы идем?»). Полотно изображает извечный цикл: рождение, жизнь и смерть — происхождение, идентификация и предназначение каждого индивидуума. Пытаясь разобраться в своем происхождении, мы возводим свою родословную к минувшим поколениям, ранним формам жизни и прото-жизни, химическим элементам, возникшим в молодой Вселенной, и, наконец, к аморфной энергии, некогда заполнявшей пространство. Уходит ли наше фамильное древо корнями в бесконечность или космос так же не вечен, как и мы?

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • Впервые астрономы обнаружили планету вне нашей Солнечной системы, которая является потенциально пригодной для жизни, с температурами подобными земным, сопоставимыми с Землей массой и размером и, вероятно, жидкой водой на поверхности. Что приятно, потенциально обитаемый мир находится всего в двух десятках световых лет от нас. Когда-нибудь люди туда смогут добраться.
    О сенсационной находке рассказала 25 апреля 2007 года международная группа из 11 астрономов (из Швейцарии, Португалии и Франции), которая работала в Чили, на одном из телескопов Европейской южной обсерватории (ESO). Ученые нашли сходную с Землей планету у звезды Gliese 581 — красного карлика, расположенного в созвездии Весы.
    Планета, получившая имя Gliese 581c, обладает массой примерно в 5 масс Земли. Ее диаметр оценивается в 1,5 диаметра нашей планеты, так что сила тяжести на ее поверхности составляет приблизительно 1,6 g. Из-за этих параметров астрономы окрестили ее также «Суперземлей» (super-Earth).
    Ученые предполагают, что эта планета — скалистый мир, сходный с Землей по облику. Как возможный вариант — это может быть ледяная планета. Но в обоих случаях на ее поверхности должна быть жидкая вода. Причем, в случае с ледяным миром — она может быть покрыта океаном полностью.



  • ...Теперь вы должны быть предельно внимательны. Следующие несколько секунд окажутся решающими, поэтому вы включаете высокоскоростную регистрирующую систему для детальной записи всех приходящих сведений. Через 61 с R3D3 сообщает, что все системы пока функционируют нормально, горизонт - на расстоянии 8000 км и приближается со скоростью 15 тыс. км/с. Проходит 61,6 с. Еще все в порядке, до горизонта осталось 2000 км, скорость - 30 тыс. км/с (или 0,1 скорости света, так что цвет излучения начинает меняться все заметнее). А затем, в течение следующей 0,1 с вы с изумлением замечаете, что излучение из зеленого становится красным, инфракрасным, микроволновым, затем приходят радиоволны и наконец все исчезает. Через 61,7 с все кончено - лазерный луч пропал. R3D3 достиг скорости света и исчез за горизонтом.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • ...Среди прочих лептонов в 1936 году, среди продуктов взаимодействий космических лучей, был открыт мюон. Он оказался одной из первых известных нестабильных субатомных частиц, которая во всех отношениях, кроме стабильности, напоминает электрон, то есть имеет тот же заряд и спин и участвует в тех же взаимодействиях, но имеет бóльшую массу. Примерно за две миллионные доли секунды мюон распадается на электрон и два нейтрино. На долю мюона приходится значительная часть фонового космического излучения, которое регистрируется на поверхности Земли счетчиком Г. Гейгера...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • Существует небольшой шанс, что через 3,34 миллиарда лет Марс столкнется с Землей. Также есть вероятность столкновения Земли и Венеры или Меркурия и Венеры. Меркурий вообще может упасть на Солнце или улететь в межзвездное пространство. Таковы причуды нашей системы, новые тайны которой раскрыли ученые.
    Подробнейшее численное моделирование эволюции орбит в Солнечной системе выполнили профессор Жак Ласкар (Jacques Laskar) и Микаэль Гастино (Mickael Gastineau) из Парижской обсерватории (Observatoire de Paris).
    Долгое время астрономы полагали, что орбиты планет в Солнечной системе стабильны и неизменны. Потом стали появляться сведения, что на заре зарождения системы орбиты ряда планет сильно отличались от нынешних и претерпевали большие изменения, прежде чем все «устоялось».



  • Судя по многочисленным публикациям, посвященным современной астрофизике, она находится на подъеме. Положение дел даже сравнивают с революционной ситуацией, сложившейся в физике в начале прошлого века. Но если тогда истина рождалась в спорах, сейчас новые понятия проникают в астрофизику практически без сопротивления. При этом ключевые положения старой теории, вместо того, чтобы обрести окончательную ясность, заменяются наборами гипотез. Современный астрофизик подробно объяснит, что такое космологический вакуум или антигравитация, но на вопрос о происхождении галактик даст расплывчатый ответ, включающий несколько возможных сценариев.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Немного найдется произведений, передающих красоту космических объектов, называемых планетарными туманностями. Освещенные изнутри родительской звездой, расцвеченные флуоресцирующими атомами и ионами на фоне космической черноты, газовые структуры кажутся живыми. Ученые дали им прозвища — Муравей, Морская Звезда, Кошачий Глаз...
    Термин «планетарные туманности» — представляющие собой размытые, похожие на облака объекты, видимые только в телескоп — придумал два столетия назад английский астроном Вильям Гершель (William Herschel), исследователь туманностей. Многие из них имеют округлую форму, которая напомнила ученому зеленоватый диск планеты Уран, им же и открытой. К тому же он полагал, что округлые туманности могут быть планетными системами, формирующимися вокруг молодых звезд. Термин прижился, несмотря на то, что действительность оказалась иной: туманности такого типа состоят из газа, сброшенного умирающими звездами. Примерно через 5 млрд. лет Солнце закончит свой космический век изящным выбросом планетарной туманности, что не вполне соответствует теории эволюции звезд — основе, на которой базируется наше понимание космоса. Если звезды рождаются, живут и умирают круглыми, то как же они создают вокруг себя структуры, которые мы видим на фотографиях «Хаббла», подобные Муравью, Морской Звезде или Кошачьему Глазу?

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Юпитер называют планетой загадок. В статье высказывается гипотеза о причинах феномена «горячих теней» — наиболее таинственного и малоисследованного процесса, наблюдаемого в атмосфере гигантской планеты.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3