Даманский конфликт

Втр, 05/27/2014 - 21:45

Пропагандистская фотография вручения молодому пограничнику автомата ГСС И.И. Стрельникова

Пленные китайцы

Сожженный советский автомобиль пограничников

Советские трофеи

Убитые китайцы

Трофейное оружие

Захваченный китайцами на о. Даманском советский танк Т-62. Тогда китайцам достались секретные приборы: стабилизатор вооружения, новый прицел, а также 115-мм пушка и боеприпасы к ней

КАК ЭТО НАЧИНАЛОСЬ

К марту 1969 г. Командование Военного округа провинции Хэйлунцзян предложило план боевых действий в районе о. Даманский в составе трех рот, данное предложение было одобрено Генеральным Штабом и МИД Китая.

В ночь на 2 марта 1969 года, используя благоприятствующую скрытному передвижению погоду (дул ветер, мела поземка, ухудшая видимость), около 300 китайских военнослужащих вышли на остров Даманский и организовали засаду. Окопов не отрывали, а просто легли в снег, подложив циновки.

Экипировка китайских солдат вполне соответствовала погодным условиям и представляла из себя следующее:

Шапка-ушанка, отличающаяся от аналогичной советской ушанки наличием двух клапанов слева и справа — чтобы лучше улавливать звуки. Шапку украшала красная металлическая звезда (немного крупнее и острее советской).

Ватник и такие же ватные штаны. Утепленная обувь на шнуровке, нечто среднее между ботинками и кедами. Далее хлопчатобумажная форма защитного цвета и теплое белье, толстые носки. Имелись также рукавицы армейского образца: большой и указательный палец отдельно, остальные пальцы вместе.

Китайцы были вооружены автоматами АК-47, а также карабинами СКС. У командиров — пистолеты ТТ. Все оружие китайское, изготовленное по советским образцам. Магазины с патронами хранили в нагрудных патронташах — по три справа и слева.

Китайские солдаты были в белых маскировочных халатах, такой же маскировочной тканью они обернули свое оружие. Шомполы залили парафином, между штыками и деревянными частями карабинов положили плотную бумагу — чтобы не гремели.

И еще одна деталь: в карманах китайцев не было никаких документов или личных вещей. Зато у каждого — цитатник Мао.

Нарушители тогдашней границы протянули на китайский берег телефонную связь и лежали в снегу до утра, согреваясь «ханжой» (рисовой водкой).

До сих пор точно неизвестно, в котором часу китайцы вышли на остров. Но поскольку температура воздуха в ту ночь опускалась до –15 градусов (а может, и еще ниже), то можно предположить, что нарушение границы произошло где-то от 3.00 до 5.00 утра.

Для огневой поддержки заняли огневые позиции подразделения минометов, безоткатных орудий и крупнокалиберных пулеметов на китайской стороне. Здесь же дожидалась своего часа пехота общей численностью в 200-300 человек.

Китайское командование также учло, что в субботу и воскресенье пограничная авиация не летает.

Утром 2 марта на лыжах вблизи острова прошел пограничный наряд заставы «Нижне-Михайловка», но китайцы его не тронули, так как готовили крупный инцидент. Тем не менее с поста наблюдения заставы сообщили, что с поста «Гунсы» по направлению к острову демонстративно движется группа вооруженных военнослужащих из 30 человек двумя группами, нарушив государственную границу.

Изучив обстановку, начальник заставы «Нижне-Михайловка» — старший лейтенант Стрельников И.И. — поднял заставу «В ружье!». О создавшейся обстановке было сообщено на соседнюю заставу, вышел на участок, имея боевой порядок:

1. Тревожная группа на БТР во главе со старшим лейтенантом Стрельниковым И.И., на автомобиле ГАЗ-69 — старший лейтенант Буйневич Н.Н.

2. Группа блокирования младшего сержанта Бабанского Ю.В. на автомобиле техпомощи из отряда с ним — 11 чел.

3. Группа прикрытия во главе с сержантом Рабович со 2-й группой (13 чел.) на расстоянии, прикрывая действия. Фотодокументирование осуществлял рядовой Петров из состава тревожной группы.

На требования тревожной группы покинуть остров группа провокаторов открыла огонь по ней в упор. Группа Рабовича, следуя вдоль берега, вышла за земляной вал и попала в засаду. Из 13 пограничников выжил только Г. Серебров. Позже он вспоминал: «Наша цепочка растянулась по берегу острова. Впереди бежал Паша Акулов, за ним Коля Колодкин, потом остальные. Передо мной бежал Егупов, а потом Шушарин. Мы гнались за китайцами, которые уходили вдоль вала в сторону кустарника. Там была засада. Едва выскочили на вал, как внизу увидели трех китайских солдат в маскхалатах. Они лежали в трех метрах от вала. В это время раздались выстрелы по группе Стрельникова. Мы открыли огонь в ответ. Несколько китайцев, находившихся в засаде, было убито. Стрелял длинными очередями».

Одновременно с острова и с китайского берега был открыт орудийно-минометный огонь по группе прикрытия. Китайские военнослужащие перешли в наступление, забрасывая гранатами, добивали раненых на месте.

В 11.15 одновременно с гибелью группы сержанта Рабовича подошла группа Ю.В. Бабанского (11 чел.), которая с ходу вступила в бой.

Начальник пограничной заставы «Сопка Кулебякина» старший лейтенант В.Д. Бубенин поднял заставу «В ружье!», с 22 пограничниками на БТР (несколько человек на броне) двинулся к острову Даманский.

Из крупнокалиберного пулемета вел огонь старший лейтенант Бубенин В.Д., остальные воины били через бойницы. На полном ходу БТР вошел в самую гущу отступавших, некоторые из которых нашли свою смерть под колесами. У налетчиков возникла паника. Китайцы десятками тащили раненых на свой берег.

На острове основная группа выдержала одну за другой четыре атаки. Здесь выгодную позицию заняли младший сержант Каныгин и рядовой Гзырев, которые, расположившись справа от основной группы, под прикрытием высокой травы и деревьев вели огонь во фланг китайцам, препятствуя обходу основной группы пограничников, который скоро предприняли нарушители.

В результате попаданий БТР В.Д. Бубенина терял скорость, были разбиты скаты, орудийный снаряд попал в башню. Всех, кто находился в машине, отбросило к противоположной стенке, осколками были ранены Величко, В.Д. Бубенин и другие, ПКС был выбит из гнезда.

Но несмотря на это, БТР снова начал стрельбу, то уменьшая, то увеличивая скорость уходил от прицельного огня, огибая южную часть острова.

Подъехав к БТРу 2-й погранзаставы, В.Д.Бубенин заменил поврежденную машину и снова вступил в бой вместе с группой резерва 1-й погранзаставы (13 чел.). Солдаты били в упор, когда БТР въехал в самую гущу китайцев. Кончились боеприпасы, повернули к берегу, чтобы в укрытии перезарядить пулемет, но задержались. На льду, отойдя 30-40 м от острова, находились два человека. В.Д.Бубенин прикрыл бортом раненых. В то время, когда несколько солдат вылезли, чтобы затащить раненого, в борт машины попала противотанковая граната. Группа Бабанского Ю.В. была вынуждена добираться до острова в пешем порядке.

Активную помощь пограничникам оказали жители села Нижне-Михайловка: они доставляли боеприпасы, эвакуировали раненых.

Получив такой отпор от пограничников только двух пограничных застав, китайцы вынуждены были уйти с острова.

В бою 2 марта советская сторона потеряла убитыми 31 человека — именно такая цифра была приведена на пресс-конференции в МИДе СССР 7 марта 1969 года. По прошествии времени некоторые источники стали называть цифру 33 (застава «Нижне-Михайловка» — 22 чел., застава «Сопка Кулебякина» — 11 чел., из них 19 раненых были добиты штыками и ножами. Ранеными — 14 чел.).

Насчет добивания раненых, начальник медицинской службы отряда майор медицинской службы В. Квитко рассказывал: «Медицинская комиссия, в которую, кроме меня, входили военные врачи старшие лейтенанты медицинской службы Б. Фотавенко и Н. Костюченко, тщательно обследовала всех погибших пограничников на острове Даманский и установила, что 19 раненых остались бы живы, потому что в ходе боя получили несмертельные ранения. Но их потом по-гитлеровски добивали ножами, штыками и прикладами. Об этом неопровержимо свидетельствуют резаные, колотые, штыковые и огнестрельные раны. Стреляли в упор с 1-2 метров. На таком расстоянии были добиты Стрельников и Буйневич».

Китайские потери достоверно неизвестны, поскольку Генштаб НОАК до сих пор выдерживает строгое табу на подобную информацию. Сами же советские пограничники оценивали общие потери противника в 100-150 солдат и командиров.

В ходе боя один советский пограничник — ефрейтор Павел Акулов — попал в плен. Он находился в группе Рабовича, был тяжело ранен и захвачен в плен. Относительно того, почему именно на него обратили внимание китайцы, существуют две версии.

Первая: при объявлении тревоги Акулов впопыхах натянул офицерский полушубок, и потому китайцы приняли его за офицера.

Возможно, так оно и было, хотя непонятно, где ефрейтор мог взять офицерский полушубок. Скорее, верхняя одежда Акулова была просто поновее, чем и привлекла внимание.

Вторая: нарушители границы просто перепутали его со своим погибшим.

Здесь необходимо заметить, что на поле боя был обнаружен труп китайского солдата. Его перенесли на советский берег и прикопали в снегу, поставив приметный знак. Таким образом, если у китайцев был строгий взаимный учет личного состава, то вторая версия может считаться вполне правдоподобной.

О дальнейшей судьбе Акулова практически ничего не известно. В некоторых статьях писалось, что китайцы поместили ефрейтора в железную клетку и возили по стране, демонстрируя народу в качестве «советского ревизиониста». Потом-де его обезображенное тело маоисты сбросили с вертолета на советскую территорию.

Версия с клеткой пока никем и ничем не подтверждается, а что касается вертолета, то это чистейший вымысел. На самом же деле тело Акулова было возвращено советской стороне в обмен на останки того самого китайца, обнаруженного на острове. Обмен произошел на одной из застав Камень-Рыболовского погранотряда в середине апреля 1969-го года, то есть через полтора месяца после боя.

Было составлено медицинское заключение по результатам вскрытия. Один из выводов состоял в том, что раны ефрейтора были крайне тяжелы и он умер вскоре после пленения. И еще: китайцы кормили пленного, так как в его желудке были обнаружены гаолян и чумиза.

Другие материалы рубрики


  • оздание 5-й эскадры началось с формирования командования. 27 июня 1967 г. по вызову с флотов в Москву прибыла группа офицеров и адмиралов (5 человек). Первыми офицерами управления, штаба и политотдела стали: командир эскадры контр-адмирал Борис Федорович Петров(с должности начальника кафедры тактики ВМФ Военно-морской академии), заместитель командира эскадры контр-адмирал Николай Федорович Рензаев (с должности командира дивизии атомных ПЛ СФ), заместитель командира эскадры по политчасти капитан 1 ранга Николай Никитович Журавков, начальник штаба контр-адмирал Виталий Васильевич Платонов и флагманский штурман эскадры — капитан 2 ранга Р.Зубков. 29 и 30-го июня все пятеро приняли участие в совещании по обмену опытом выполнения задач боевой службы, после чего убыли в Севастополь. Там началась разработка документов, регламентирующих деятельность соединения. В тесном контакте с офицерами штаба ЧФ (здесь следует отметить капитана 1 ранга Н.Музыченко и капитана 3 ранга Г.Синенкова) в течение двух суток был разработан план БС эскадры, а также диспозиция парада кораблей.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • В то время 5-ой эскадрой ВМФ СССР с октября 1972 г. командовал вице-адмирал Евгений Иванович Волобуев, начальником штаба был контр-адмирал Александр Ушаков. В ее составе было более 50 судов, надводные корабли в основном из состава Черноморского флота, а подводные в основном из Северного флота. В соответствии с Директивой Главнокомандующего ВМФ от 18 октября 1972 г. Черноморскому флоту было предписано нести боевую службу в Средиземном море в составе Средиземноморской эскадры. На 30 сентября в Средиземном море на боевой службе находились: РКР пр.58 «Грозный», 3 БПК пр.61 «Проворный», «Красный Кавказ», «Скорый», 2 ЭМ пр.56 «Пламенный», «Напористый», 4 СКР, 2 ТЩ «Рулевой» (пр.266М) и МТ-219 (пр.266), 2 СДК пр.773 с ротой морской пехоты на борту.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • В два часа пополудни 6 октября 1973 года, когда израильтяне отмечали Йом-Кипур, праздник Судного дня, воздух над Суэцким каналом разорвали залпы двух тысяч орудий и минометов. На евреев обрушился смерч стали и взрывчатки — совсем в духе русских артиллерийских бурь на Курской дуге. Оборона израильтян была буквально сметена с пути Египта, смешана с песком. Началось наступление египтян на оккупированный евреями Синайский полуостров — операция «Высокие минареты».

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5