Десантники в Сталинграде. Часть 1

Ср, 09/23/2015 - 19:20

Группа разведчиков 18-го Гвардейского воздушно-десантного полка перед заброской в тыл противника. Северо-Западный фронт, май 1942 г.

Подготовка к высадке в тыл противника. Северный Кавказ, 1942 г.

Оборонительные операции советских войск под Сталинградом

Люфтваффе проводит бомбардировку жилых районов Сталинграда, октябрь 1942 года

Уличные бои в Сталинграде

ОПЕРАЦИЯ «БЛАУ»

Продолжая свой рассказ о десантниках Великой Отечественной войны, хочется напомнить всем молодым людям, что десантниками становятся люди, которые однажды влюбились в небо, пошли в аэроклуб и стали заниматься парашютным спортом. Сейчас влюбленных в небо людей собирает под свлими крыльями Парашютная команда Южный Регион, которая приглашает вас в свою команду, где каждый желающий может осуществить свою мечту - шагнуть в приятную пропасть и испытать истинное наслаждение полета под белоснежным куполом. Мы ждем всех желающих из Южных регионов России в наших аэроклубах. Подробности на нашем сайте http://psyxotoxic.ru/terminator-5/.

Зимой 1941—1942 годов советско-германский фронт стабилизировался. Планы нового наступления на Москву были отвергнуты Адольфом Гитлером, несмотря на то, что немецкие генералы настаивали именно на этом варианте. Однако Гитлер считал, что наступление на Москву было бы слишком предсказуемо. По этим причинам немецкое командование рассматривало планы новых операций на севере и юге. Наступление на юг СССР обеспечило бы контроль над нефтяными месторождениями Кавказа (район Грозного и Баку), а также над Волгой — главной транспортной артерией, связывавшей европейскую часть страны с Закавказьем и Средней Азией.

Следует отметить, что Баку и Северный Кавказ был основным источником нефти для всей экономики СССР. После потери Украины резко выросло значение Кавказа и Кубани как источника зерна.

Здесь же находились запасы стратегического сырья, например, Тырныаузское месторождение вольфрамо-молибденовой руды. В преддверие Второй мировой войны Каспийский флот занимал первое место по грузообороту. По Каспийскому морю перевозилась почти одна треть транспортируемых по всем морям СССР грузов. Нефть и нефтепродукты в основном шли из Баку в Астрахань для дальнейшего следования вверх по Волге в различные районы СССР. Находившийся на стыке железнодорожных и водных путей азербайджанский участок, особенно Баку-Баладжарский узел, являлся важнейшим звеном на Закавказской железной дороге. По этой магистрали апшеронская нефть также доставлялась во все концы Советского Союза.
Во время Второй мировой войны Азербайджан давал до 80% обеспечивающей СССР нефти. Вся нефтепродукция, используемая для моторов, ведущих войну, — самолетов, танков, автомобилей, бронемашин, другой боевой техники, — поступала с Апшерона. Как сказал Гейдар Алиев: «В те годы в Азербайджане производилось более 10 миллионов тонн высококачественного высокооктанового бензина, который отправляли на защиту Родины. Все это осуществлялось благодаря изобретениям, открытиям, научным результатам, примененным Юсифом Мамедалиевым». Под руководством азербайджанского академика была создана новая технология получения авиационного бензина. В целом, вследствие самоотверженного труда азербайджанских нефтяников, республика достигла рекордных показателей добычи нефти (около 72% всего добытого в СССР «черного золота»). Всего за годы войны бакинские нефтяники дали стране 75 миллионов тонн нефти, 22 миллиона тонн бензина и других нефтепродуктов. Со слов маршала Георгия Жукова, Азербайджан предоставил «столько горючего, сколько нужно было для защиты нашего Отечества, для быстрой победы над врагом».

Вольфрам и молибден — это прочная и надежная танковая броня, ну а значение нефти и нефтепродуктов трудно недооценить. Потеря Кавказа могла бы оказать заметное влияние на общий ход войны против СССР и серьезно пошатнуть советскую промышленность, поэтому Гитлер выбрал именно это направление в качестве основного.

Все крупнейшие операции Вермахта назывались вариантами: «Fall Rot» (красный вариант) — операция по захвату Франции, «Fall Gelb» (желтый вариант) — операция по захвату Бельгии и Нидерландов, «Fall Grün» (зеленый вариант) — Чехословакии и т.д. Летнему наступлению Вермахта в СССР было присвоено кодовое название «Fall Blau» — синий вариант. Общий замысел наступления в летней кампании 1942 года на Восточном фронте и план главной операции излагался в директиве верховного главнокомандования Вермахта №41 от 5 апреля 1942 года. Главная цель немецко-фашистских войск на Восточном фронте состояла в том, чтобы окончательно разгромить советские войска на юге страны, овладеть нефтяными районами Кавказа, богатыми сельскохозяйственными районами Дона и Кубани, нарушить коммуникации, связывающие центр страны с Кавказом, и создать условия для окончания войны в свою пользу. Главную операцию планировалось провести в три этапа в виде целого ряда отдельных наступлений, следующих непосредственно одно за другим, взаимосвязанных и взаимодополняющих.
На первом этапе предполагалось путем частных операций в Крыму, под Харьковом и других участках Восточного фронта улучшить оперативное положение немецко-фашистских войск и выровнять линию фронта, чтобы высвободить максимум сил для проведения главной операции. На втором этапе операции предполагалось нанести удар от Харькова на Воронеж с поворотом ударной группировки на юг, с целью окружения советских войск в междуречье Донца и Дона. После разгрома окруженных советских войск планировалось овладеть районами Сталинграда, Нижней Волги и Кавказа. На третьем этапе предполагалась переброска войск, высвободившихся на юге, на усиление группы армий «Север» для захвата Ленинграда.

Уже десятого мая командующий 6-й армией Паулюс представил фон Боку план операции под кодовым названием «Фридрих», предусматривавший ликвидацию Барвенковского выступа, возникшего в ходе январского наступления Красной Армии и вызывавшего большое беспокойство командования Вермахта. Опасения германских генералов подтвердились — сосредоточив 640 000 человек, 1200 танков и около 1000 самолетов, командующий фронтом Тимошенко 12 мая, за 6 дней до начала операции «Фридрих», начал наступление в обход Волчанска и из района Барвенковского выступа с целью окружить Харьков. Особенностью этого наступления стало использование нового советского подвижного соединения — танкового корпуса, который по количеству танков и артиллерии примерно соответствовал немецкой танковой дивизии, однако значительно уступал ей по числу мотопехоты. Сначала этот удар казался неопасным, но уже к вечеру советские танки прорвали оборону VIII корпуса Гейтса, а отдельные танковые соединения Красной Армии оказались всего в 15-20 километрах от Харькова. На позиции 6-й армии обрушился ураганный огонь. Вермахт нес огромные потери. Было уничтожено 16 батальонов, но Паулюс продолжал медлить. По настоянию фон Бока Гальдер убедил Гитлера в том, что 1-я танковая армия Клейста может нанести контрудар по наступающим войскам с юга. Люфтваффе получило приказ сделать все, чтобы советские танки замедлили наступление.

На рассвете 17 мая 1-я танковая армия Клейста нанесла удар с юга. К полудню танковые дивизии продвинулись на 10-15 километров. Уже вечером Тимошенко запросил Ставку о подкреплениях. Резервы были выделены, но они могли прибыть только через несколько дней. До этого времени Генеральный штаб предложил нанести удар по наступающей танковой армии силами двух танковых корпусов и одной стрелковой дивизии. Только 19 мая Тимошенко получил разрешение Ставки перейти к обороне, но было уже поздно. В это время 6-я армия Паулюса перешла в наступление в южном направлении. В результате в окружении оказалось около четверти миллиона солдат и офицеров Красной Армии. Бои отличались особой жестокостью. Почти неделю солдаты Красной Армии отчаянно сражались, пытаясь прорваться к своим. После поражения под Харьковом фронт южнее Воронежа оказался практически открыт.
1 июня состоялось совещание в Полтаве, на котором присутствовал Гитлер. Фюрер почти не упоминал про Сталинград, тогда это был для него просто город на карте. Особой задачей Гитлер выделил захват нефтяных месторождений Кавказа. «Если мы не захватим Майкоп и Грозный, — заявил он, — мне придется прекратить войну». Операция «Блау» должна была начаться с захвата Воронежа. Затем планировалось окружение советских войск западнее Дона, после чего 6-я армия, развивая наступление на Сталинград, обеспечивала бы безопасность северо-восточного фланга. Предполагалось, что Кавказ оккупируют 1-я танковая армия Клейста и 17-я армия. 11-я армия после захвата Севастополя должна была отправиться на север.

Тем временем произошло событие, которое могло подорвать успех операции. 19 июня майор Рейхель, офицер оперативного отдела 23-й танковой дивизии, на легком самолете вылетел в части. В нарушение всех правил он взял с собой планы предстоящего наступления. Самолет был сбит, а документы попали в руки советских солдат. Гитлер пришел в ярость. По иронии судьбы Сталин, которому было доложено о документах, не поверил им. Он настаивал на том, что главный удар немцы нанесут по Москве. Узнав, что командующий Брянским фронтом генерал Голиков, на чьем участке и должны были развернуться основные действия, считает документы подлинными, Сталин приказал ему составить план превентивного наступления с целью освобождения Орла.

28 июня 1942 года 2-я армия и 4-я танковая армия начали наступление на Воронежском направлении, а вовсе не на Орловско-Московском, как предполагал Сталин. В воздухе господствовали самолеты Люфтваффе, а танковые дивизии Гота вышли на оперативный простор. Сталин в это время дал разрешение на отправку Голикову нескольких танковых бригад. FW-189 из эскадрильи ближней разведки обнаружил сосредоточение техники, и 4 июля 8-й воздушный корпус Рихтгофена нанес по ним мощный удар. 30 июня 6-я армия также перешла в наступление. На левом фланге двигалась 2-я венгерская армия, а правый фланг прикрывала 1-я танковая армия. Уже к середине июля все опасения германских штабистов рассеялись — 4-я танковая армия прорвала оборону советских войск. Но их наступление не было спокойным. В Ставке Верховного Главнокомандования пришли к мнению, что Воронеж следует защищать до конца. Без особых усилий захватив правобережную часть города, противник не смог развить успех, и линия фронта выровнялась по реке Воронеж. Левый берег остался за советскими войсками, и неоднократные попытки немцев выбить Красную Армию с левого берега не увенчались успехом. У немецких войск иссякли ресурсы для продолжения наступательных действий, и бои за Воронеж перешли в позиционную фазу. В связи с тем, что основные силы германской армии были направлены на Сталинград, наступление на Воронеж было остановлено, наиболее боеспособные части были с фронта сняты и переданы в 6-ю армию Паулюса. Впоследствии этот фактор сыграл немаловажную роль в разгроме немецких войск под Сталинградом.

3 июля Гитлер вновь прибыл в Полтаву для консультаций с фон Боком. В конце совещания он приказал фон Боку продолжить наступление на Воронеж, оставив там один танковый корпус, а все остальные танковые соединения отправить на юг к Готу. Немного позже Гитлер стал опять проявлять нетерпение из-за задержек. Танки останавливались — не хватало горючего. Фюрер еще больше убедился в необходимости быстрейшего захвата Кавказа и был вынужден снова менять планы операций. Основной идеей операции «Блау» было наступление 6-й и 4-й танковых армий на Сталинград, а затем наступление на Ростов-на-Дону с общим наступлением на Кавказ. Вопреки советам Гальдера, Гитлер перенацелил 4-ю танковую армию на юг и забрал из 6-й армии 40-й танковый корпус, что сразу замедлило наступление на Сталинград. Более того, фюрер разделил группу армий «Юг» на группу «А» — наступление на Кавказ, и на группу «Б» — наступление на Сталинград. Фон Бок был отправлен в отставку, обвиненный в неудаче под Воронежем.

Уже 18 июля 40-й танковый корпус достиг низовий Дона, захватив город Морозовск, важный железнодорожный узел. За три дня наступления Вермахт прошел не менее двухсот километров. В Ставке опасались, что Ростов-на-Дону долго не устоит. С юга на город нацелились войска 17-й немецкой армии, с севера наступала 1-я танковая армия, а части 4-й танковой армии готовились форсировать Дон с тем, чтобы обойти город с востока. 23 июля, когда 13-я и 22-я танковые дивизии при поддержке гренадеров дивизии СС «Викинг» вышли к мостам через Дон, начались ожесточенные бои за Ростов-на-Дону. Советские солдаты дрались с большой храбростью, особо упорно дрались части НКВД, но уже к исходу следующего дня немцы практически захватили город. Ключ к Кавказу, город Ростов-на-Дону, который в ноябре 1941 года удалось отстоять с таким трудом, советскими войсками был потерян.
Пребывание фюрера в Виннице во второй половине июля совпало с периодом чрезвычайной жары. Температура доходила до +40°С. Гитлер плохо переносил жару, а нетерпение, с каким он ждал взятия Ростова, только ухудшало его настроение. В конце концов, он настолько убедил себя, что Красная Армия находится на пороге окончательного разгрома, что 23 июля издал Директиву №45, фактически перечеркивающую всю операцию «Блау». Гитлер проигнорировал стратегический рационализм, и теперь ставил перед своими офицерами новые, более грандиозные задачи. Так, 6-я армия должна была захватить Сталинград, а после его взятия направить все моторизованные части на юг и развивать наступление вдоль Волги к Астрахани и дальше, вплоть до Каспийского моря. Группа армий «А» под командованием фельдмаршала Листа должна была оккупировать восточное побережье Черного моря и захватить Кавказ. Получив этот приказ, Лист предположил, что Гитлер располагает какими-то сверхновыми разведданными. В то же время 11-я армия Манштейна направлялась в район Ленинграда, а танковые дивизии СС «Лейб-штандарт» и «Великая Германия» отправлены во Францию. Вместо отбывших частей командование поставило армии союзников — венгров, итальянцев и румын. После взятия Ростова-на-Дону, Гитлер передал 4-ю танковую армию из группы «А» (наступавшей на Кавказ) в группу «Б», нацеленную на восток — к Волге и Сталинграду.

Первоначальное наступление 6-й армии было настолько успешным, что Гитлер вмешался вновь, приказав 4-й танковой армии присоединиться к группе армий «А». В результате этого образовалась огромная «пробка», когда 4-й и 6-й армиям потребовалось в зоне действий несколько дорог. Обе армии намертво застряли, причем задержка оказалась довольно долгой и замедлила наступление немцев на одну неделю. С замедлением наступления Гитлер поменял свое мнение и переназначил цель 4-й танковой армии обратно на Сталинградское направление. Немецкие танковые и моторизованные дивизии продолжали двигаться к Волге, а впереди их уже ждал Сталинград.

Другие материалы рубрики


  • У немецких генералов принято списывать свои неудачи либо на «объективные причины» (чаще всего это были «погодные трудности»), либо на «безумные» решения Гитлера. Странно, что никто не догадался объявить таким безумием «зимний поход на Москву».
    До 1941 года вести военные действия на просторах Русской равнины отваживались лишь сами русские, кочевники-татары и запорожские казаки. Именно запорожские, а не «украинские» — только у запорожцев были специальные команды «характерныков», обученные и экипированные для зимней войны.


  • Считаю долгом сразу объявить: данная статья не претендует ни на «абсолютную истину», ни на какие-либо революционные открытия. На эту тему есть очень много публикаций, причем с той или иной степенью доказательности отстаивают они диаметрально противоположные точки зрения. Тем не менее в широких кругах, не слишком интересующихся историей и не читающих специальных изданий, как-то исподволь утвердилась уверенность, будто в годы Второй Мировой немецкие асы-истребители (или, как их называли в Германии, «эксперты») на порядок превосходили советских летчиков. И будто последних готовили кое-как, наскоро — лишь бы побольше, делая ставку на количество, а не на качество. Вот попыткой разобраться, так сказать, «к какому краю правда ближе» и является эта статья.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • у меня в памяти цитату из «Мастера и Маргариты»: интереснее всего в этом вранье то, что оно — вранье с первого и до последнего слова. Как забота фашистов о своих (концлагеря, евгеника, «киндер фюр фюрер», история с окружением и судьбой 6-й армии, мальчишки из Гитлерюгенд и старики из «клистирных батальонов» — да не одну страницу можно было бы исписать только наиболее известными примерами подобной «заботы»), так и сбережение бронетехники от мин вышеописанным методом (противотанковая мина под человеком не взрывается, потому она и противотанковая). Короче, услышанное показалось мне полной ерундой, и мелькнувшее было намерение выяснить, где и, главное, почему работают такие «квалифицированные» экскурсоводы, зачахло в зародыше. Жалко было тратить на это время и силы. А зря.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • В последнее время часто поднимается вопрос о полководческом и солдатском мастерстве в период Великой Отечественной войны. В России сейчас немало людей, которые убеждены в том, что немецкие военачальники были лучше наших, а их солдаты — мужественнее. Остается открытым только вопрос: почему немцы, начав с блестящих побед, пришли к полному поражению? Немецкие «генералы от мемуаров» нашли этому два стандартных объяснения: «погода» и «неверные решения фюрера». К «волевым» решениям Гитлера мы когда-нибудь вернемся. Поговорим пока о погоде.
    В первый период Великой Отечественной немцы практически не жаловались на погоду. Были претензии к летней жаре. А еще больше — к пыли, которая, вздымаясь выше деревьев, выдавала приближение немецких моторизованных колонн. Серьезные претензии к погоде начнутся у немцев во время сражений под Москвой, Ростовом и Тихвином.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • «Надо просто продержаться! На востоке русским можно еще, по крайней мере, два месяца оказывать сопротивление. За это время дело дойдет до разрыва коалиции русских и англосаксов. И кто из них раньше обратится ко мне, с тем я и заключу союз, против другого», — эту речь Гитлер произнес своему окружению 6-го апреля. Но как ни абсурдно она сейчас звучит, тогда ее поддерживало все руководство Германии. В коридорах бункера, где обитал в последнее время вождь Третьего рейха, витал дух Семилетней войны и ее «чудного» завершения: когда воевавшая против войск Фридриха II коалиция распалась вскоре после смерти российской императрицы Елизаветы. И вот этот день настал — по коридору министерства пропаганды бежал воодушевленный Геббельс, он спешил в аппаратную, чтобы сообщить о чуде. «Мой фюрер! Я поздравляю Вас! Рузвельт умер. Расположение звезд говорит, что вторая половина апреля станет для нас поворотным пунктом. Сегодня пятница 13-е апреля, это и есть поворотный пункт». Эта новость только укрепила веру Гитлера и его окружения в свою избранность. «Начиная с лета 1944 года, Германия вела войну только за выигрыш времени. В войне, в которой с обеих сторон участвовали различные государства, различные полководцы, различные армии и различные флоты, в любое время могли возникнуть совершенно неожиданные изменения обстановки, в результате комбинации этих различных сил. Эти неожиданные события нельзя было предсказать, но они могли возникнуть и оказать решающее влияние на всю обстановку.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Следует заметить, что немецкие правила доказательства воздушных побед были куда либеральнее.
    Для оформления победы летчик Люфтваффе заполнял заявку, состоящую из 21 пункта («Асы против асов. Подсчет побед Люфтваффе». Кстати, еще одно доказательство приблизительности информации фото-кино-пулеметов: будь они действительно «истиной в последней инстанции» — зачем бы такие подробные письменные показания? Да и всегда ли находилось время для возни с пленкой?

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Для 33-й гвардейской дивизии участие в Сталинградской битве началось с 12 июля 1942 года. В этот день дивизия заняла оборону в 50 километрах северо-западнее Калача. В составе 62-й и 64-й армий, вставших на пути немецко-фашистских частей, прорвавшихся к Большой излучине Дона (на фронте Боковская — Морозовская — Цимлянская) было 10 дивизий, а в гитлеровской группировке — 29, в том числе 4 танковых, 3 моторизованных и 22 пехотных. А с июля по сентябрь 1942 года количество их дивизий выросло до 80. Боевые действия 33-я дивизия начала 17 июля.



  • Во второй половине 1941 г. стало очевидно, что действовавшие на то время боевые и полевой уставы РККА не соответствуют реалиям идущей войны, и что Красная Армия плохо подготовлена к наступлениям на полевые укрепления противника (большой привет господину Резуну и его многочисленным клонам). Возникла необходимость анализа и обобщения накопленного (но еще достаточно скудного) практического опыта. В качестве примера таких попыток можно привести «Инструкцию командования 29-й армии по организации наступления на обороняющегося противника, применившего инженерные средства полевой фортификации на лесисто-болотистом театре» от 23 сентября 1941 г. Инструкция, в частности, подчеркивает необходимость проведения соответствующих учений и занятий с личным составом — да-да, та самая сторона фронтовой жизни, которая, как правило, ускользает от внимания создателей киноэпопей и — что гораздо хуже — историков-популяризаторов.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Промозглой, слякотной весной 1945-го года Третий рейх, «агонизируя», прекращал свое существование. Подобно предсмертным судорогам, контрудары немецких войск, нанесенные в Арденнах и у озера Балатон, не смогли кардинально изменить ход истории. Войска Советской Армии и войска союзников вели бои на территории Германии. В начале апреля англо-американские силы, не встречая сильного сопротивления противника, своими передовыми частями на участке 9-й американской армии вышли к реке Эльба, этим приблизившись к Берлину на расстояние 100-120 километров, и остановились, в связи с ранними договоренностями союзников по антигитлеровской коалиции. Ну а войска 1-го Белорусского фронта Советской Армии от столицы Германии тогда отделяла дистанция в 60 километров. Тысячелетний рейх, просуществовав двенадцать лет, теперь под ударами войск антигитлеровской коалиции лежал в руинах. Впереди оставалась последняя битва — одна из самых кровопролитнейших битв той войны. И обе стороны этого сражения к ней серьезно готовились. Одни солдаты писали на броне своих танков — «Вперед на Берлин!», другие — «Берлин всегда будет немецким!!!»

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Когда говорят о начале войны, о 22 июня 1941 года, все время отмечается внезапность германского нападения. Но было ли оно внезапным, неожиданным? Многие известные, а также недавно рассекреченные материалы военной разведки (и документы по линии НКВД и НКГБ) предупреждают о предстоящей агрессии немцев, в них упоминаются конкретные даты, в том числе июньские. Некоторые из донесений просто «кричат» о нападении…

    • Страницы
    • 1
    • 2