Десантники в Сталинграде. Часть 2

Ср, 09/23/2015 - 19:20

Командующий 62-й армией В.И. Чуйков вручает гвардейское знамя командиру 39-й гв. сд С.С. Гурьеву. Сталинград, завод «Красный Октябрь», 3 января 1943 г.

Медаль «За оборону Сталинграда»

26 января 1943 года в Сталинграде соединились войска 21-й и 62-й армий Донского фронта

Флаг над освобожденным городом. Сталинград, конец января 1943 года

В результате ночного боя 24 августа 1942 года восьмикилометровый коридор, по которому противник постоянно подбрасывал подкрепления, боеприпасы и продовольствие частям 14-го танкового корпуса, был сокращен до 4 километров в ширину. И фактически движение в сторону Волги прекратилось.
В своих воспоминаниях дважды Герой Советского Союза, Маршал Советского Союза Н.И. Крылов, начальник штаба 62-й армии в период Сталинградской битвы, пишет: «А бойцы 35-й гвардейской запомнились мне такими, какими увидел их той ночью. Даже покрытые степной пылью, только что вышедшие из боя, они выглядели щеголевато. На оставленных им голубых петлицах поблескивали серебристые «птички», на поясных ремнях — десантные ножи со светлыми рукоятками. У каждого значок парашютиста... Их готовили к борьбе в тылу врага, к ближайшему бою в самых необычных и неожиданных условиях, к большой самостоятельности, к дерзким действиям мелкими группами и в одиночку. И все это понадобилось, все пригодилось потом в Сталинграде!»

С 24 августа по 1 сентября 35-я гвардейская дивизия совместно с другими частями Красной Армии не давала возможности подвести подкрепления в живой силе и боеприпасах противнику, стоявшему у Волги. За десять дней боев дивизия отразила множество ожесточенных атак противника, нанесла ему большой урон в живой силе и технике, но и сама потеряла около 8 тысяч бойцов убитыми, ранеными и пропавшими без вести — более двух третей своего состава.

Особенно тяжелые бои 35-я дивизия вела в районе Верхней Ельшанки с 1 по 8 сентября 1942 года. 1 сентября она получила приказ занять оборону в районах станции Воропоново, поселков Песчанка и Верхняя Ельшанка. Семь суток дивизия отражала атаки во много раз превосходящего по силе противника; не смыкая глаз, с галетой в кармане, с несколькими глотками воды шли в бой гвардейцы. Наблюдательный пункт (НП) 35-ой дивизии находился в 300 метрах от Радиоцентра. Отсюда была видна вся панорама боя до поселков Песчанка и Воропоново.
Утром 8 сентября 1942 года с командного пункта 35-й гвардейской дивизии донесли, что она ведет тяжелый бой, отражая массированные танковые атаки и подвергаясь сильным ударам с воздуха. Десантники Глазкова стояли насмерть. Враг нес большие потери. В телеграмме командования 62-й армии, адресованной генералу Глазкову, говорилось: «Военный совет восхищен действиями дивизии. Представьте материал к награждению отличившихся».
В 13 часов 8 сентября 1942 года советская авиация наносила мощные удары по скоплению противника, готовившегося к очередной атаке, но силы были неравны: фашистам удалось прорваться к наблюдательному пункту 35 гвардейской стрелковой дивизии.

Бой за командный пункт дивизии шел уже пятый час, связь со штабом оборвалась. К 17 часам положение на командном пункте дивизии стало критическим. Генерал Глазков В.А. организовал контратаку оставшимися силами разведчиков, саперов, комендантского взвода, медсанбата, штабных и, возглавив, повел их в решающий бой. Никто не знал, что 30 минут назад генерал связался со штабом и попросил по его приказу открыть огонь из гвардейских минометов по высоте 143,3. Огонь «Катюш» уничтожил немецкие танки, живую силу, а остальные фашисты отступили в район Песчанки.
Генерал во время контратаки был ранен в бедро правой ноги. Помощь ему оказала медсестра Проворова Любовь Петровна. Во время перемещения раненого Глазкова генерал получил второе ранение в правое подреберье. Саперы и разведчики на плащ-палатке быстро отнесли генерала к машине и уложили его на заднем сидении. Когда машина прошла 300 метров, начался очередной артналет, одна из мин попала в нее. Автомобиль получил более 40 пробоин и вспыхнул. Гвардейцы успели вынести генерала, но вновь последовал минометный налет. От смертоносных осколков погибли генерал В.А. Глазков и сопровождающие его бойцы. Другие разведчики-гвардейцы и сапер Г.К. Мухальченко бросились к генералу, положили его на плащ-палатку и понесли. Одни несли, другие отбивались от наседавших автоматчиков. Когда донесли тело генерала в расположение (балку) 10-й дивизии НКВД, была выделена автомашина. На ней переправили тело генерала Глазкова и на левом берегу реки Волги похоронили на хуторе Бурковский в расположении штаба тыла 62-й армии. В бою 8 сентября 1942 года погиб и начальник политотдела дивизии батальонный комиссар И.Д. Полянский. Командование принял начальник штаба 35-й гвардейской стрелковой дивизии полковник Василий Павлович Дубянский.
К 8 сентября личный состав дивизии потерял много солдат и офицеров, в живых осталось около 600 человек, остальные бойцы были ранены и убиты. В тот же день фашисты заняли поселок Верхняя Ельшанка, а остатки гвардейской дивизии отошли по Купоросной балке, дошли до поселка Купоросный и заняли там оборону, а затем отошли к Элеватору и реке Царице.

Элеватор — самое высокое здание в Сталинграде. Он виден и с Мамаева Кургана, и от памятника чекистам, и из других мест города. Стены элеватора с окружающими его постройками хранят следы, напоминающие о смертельных схватках советских воинов с гитлеровскими захватчиками. Здание элеватора несколько раз переходило из рук в руки. Командир 35-й гв. СД полковник В.П. Дубянский докладывал в штаб 62-й армии: «… части дивизии имеют потери более 70%, командный и политический состав выбыл на 90%… Прошу оказать реальную помощь для выполнения поставленной задачи…, обеспечить боеприпасами, продовольствием…. Личный состав двое суток не имеет питание».
Противник яростными атаками стремился любой ценой овладеть элеватором, но пока не последовал приказ отойти — гвардейцы удерживали его. Последним рубежом ожесточенных боев дивизии была река Царица. 25 сентября гвардейцев сменила 92-я морская бригада. После боев бойцы 35-й гвардейской стрелковой дивизии мелкими группами вышли с боями в район переправы через Волгу на набережной. От 10 800 бойцов и командиров 35-й гвардейской стрелковой дивизии осталось 60 человек, но подразделение со своей задачей справилось и сохранило знамя.

Только за месяц Сталинградских боев части 35-й гвардейской стрелковой дивизии уничтожили 270 танков, около 70 бронемашин, свыше 110 орудий, 60 минометов, более 300 пулеметов, 20 самолетов противника. За боевые действия под Сталинградом дивизия была награждена орденом «Красного Знамени».

4 сентября 1942 года газета «Красная Звезда» в передовой статье сообщила: «В боях за Сталинград многие части Красной Армии проявляют выдающийся героизм и стойкость. Примером может быть гвардейская дивизия, которой командует генерал-майор Глазков и стрелковая дивизия под командованием полковника Людникова». Евгений Долматовский, бывавший в дивизии в Сталинграде, отмечал героизм глазковцев, их бесстрашие и даже бесшабашность. «Это были в основном парни воздушно-десантных бригад, — писал он, — не раз участвовавших в самых отчаянных операциях и в тылу противника, и на сложнейших участках фронта. Они заслонили собой Сталинград, и мало осталось в живых тех, кто мог бы написать об их подвиге».

Другие материалы рубрики


  • Промозглой, слякотной весной 1945-го года Третий рейх, «агонизируя», прекращал свое существование. Подобно предсмертным судорогам, контрудары немецких войск, нанесенные в Арденнах и у озера Балатон, не смогли кардинально изменить ход истории. Войска Советской Армии и войска союзников вели бои на территории Германии. В начале апреля англо-американские силы, не встречая сильного сопротивления противника, своими передовыми частями на участке 9-й американской армии вышли к реке Эльба, этим приблизившись к Берлину на расстояние 100-120 километров, и остановились, в связи с ранними договоренностями союзников по антигитлеровской коалиции. Ну а войска 1-го Белорусского фронта Советской Армии от столицы Германии тогда отделяла дистанция в 60 километров. Тысячелетний рейх, просуществовав двенадцать лет, теперь под ударами войск антигитлеровской коалиции лежал в руинах. Впереди оставалась последняя битва — одна из самых кровопролитнейших битв той войны. И обе стороны этого сражения к ней серьезно готовились. Одни солдаты писали на броне своих танков — «Вперед на Берлин!», другие — «Берлин всегда будет немецким!!!»

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Что такое безвозвратные потери? Согласно приказу заместителя Наркома обороны №023 от 4 февраля 1944 года, это — «погибшие в боях, пропавшие на фронте без вести, умершие от ран на поле боя и в лечебных учреждениях, умершие от болезней, полученных на фронте, или умершие на фронте от других причин и попавшие в плен к врагу». Об этих безвозвратных потерях шли доклады. Это были потери для полка и дивизии безвозвратные, люди эти были для них потеряны — ведь редко кто из оставшихся в живых попадал снова в свою часть. Но это не значит, что все эти люди погибли. Часть из них попала в плен (особенно при отступлении) и впоследствии выжила, часть осталась на оккупированной территории, часть попала к партизанам, а некоторая часть, может быть, и вернулась в полк, но уточнение зачастую не делалось. Следовательно, из этой цифры безвозвратных потерь определенный процент людей оказался впоследствии жив, причем довольно значительный. Ведь раненые, направленные по тяжести ранений в армейские, фронтовые и центральные (выше дивизионного уровня) лечебные учреждения, все-таки, по большей части, выздоравливали.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • у меня в памяти цитату из «Мастера и Маргариты»: интереснее всего в этом вранье то, что оно — вранье с первого и до последнего слова. Как забота фашистов о своих (концлагеря, евгеника, «киндер фюр фюрер», история с окружением и судьбой 6-й армии, мальчишки из Гитлерюгенд и старики из «клистирных батальонов» — да не одну страницу можно было бы исписать только наиболее известными примерами подобной «заботы»), так и сбережение бронетехники от мин вышеописанным методом (противотанковая мина под человеком не взрывается, потому она и противотанковая). Короче, услышанное показалось мне полной ерундой, и мелькнувшее было намерение выяснить, где и, главное, почему работают такие «квалифицированные» экскурсоводы, зачахло в зародыше. Жалко было тратить на это время и силы. А зря.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Вот уже более семидесяти лет прошло со времени Сталинградской битвы, но до сих пор те далекие события отзываются в наших сердцах, недаром сейчас снова поднимается вопрос о возвращении Сталинграду его героического имени. Именно в Сталинградской битве наиболее ярко проявились положительные качества советских бойцов, а особенно — бойцов воздушно-десантных войск. Гвардейские стрелковые дивизии, сформированные на базе воздушно-десантных корпусов, сыграли решающую роль в обороне Сталинграда, так же, как и Сталинградская битва — в Великой Отечественной войне.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Во второй половине 1941 г. стало очевидно, что действовавшие на то время боевые и полевой уставы РККА не соответствуют реалиям идущей войны, и что Красная Армия плохо подготовлена к наступлениям на полевые укрепления противника (большой привет господину Резуну и его многочисленным клонам). Возникла необходимость анализа и обобщения накопленного (но еще достаточно скудного) практического опыта. В качестве примера таких попыток можно привести «Инструкцию командования 29-й армии по организации наступления на обороняющегося противника, применившего инженерные средства полевой фортификации на лесисто-болотистом театре» от 23 сентября 1941 г. Инструкция, в частности, подчеркивает необходимость проведения соответствующих учений и занятий с личным составом — да-да, та самая сторона фронтовой жизни, которая, как правило, ускользает от внимания создателей киноэпопей и — что гораздо хуже — историков-популяризаторов.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • В последнее время часто поднимается вопрос о полководческом и солдатском мастерстве в период Великой Отечественной войны. В России сейчас немало людей, которые убеждены в том, что немецкие военачальники были лучше наших, а их солдаты — мужественнее. Остается открытым только вопрос: почему немцы, начав с блестящих побед, пришли к полному поражению? Немецкие «генералы от мемуаров» нашли этому два стандартных объяснения: «погода» и «неверные решения фюрера». К «волевым» решениям Гитлера мы когда-нибудь вернемся. Поговорим пока о погоде.
    В первый период Великой Отечественной немцы практически не жаловались на погоду. Были претензии к летней жаре. А еще больше — к пыли, которая, вздымаясь выше деревьев, выдавала приближение немецких моторизованных колонн. Серьезные претензии к погоде начнутся у немцев во время сражений под Москвой, Ростовом и Тихвином.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Когда говорят о начале войны, о 22 июня 1941 года, все время отмечается внезапность германского нападения. Но было ли оно внезапным, неожиданным? Многие известные, а также недавно рассекреченные материалы военной разведки (и документы по линии НКВД и НКГБ) предупреждают о предстоящей агрессии немцев, в них упоминаются конкретные даты, в том числе июньские. Некоторые из донесений просто «кричат» о нападении…

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Следует заметить, что немецкие правила доказательства воздушных побед были куда либеральнее.
    Для оформления победы летчик Люфтваффе заполнял заявку, состоящую из 21 пункта («Асы против асов. Подсчет побед Люфтваффе». Кстати, еще одно доказательство приблизительности информации фото-кино-пулеметов: будь они действительно «истиной в последней инстанции» — зачем бы такие подробные письменные показания? Да и всегда ли находилось время для возни с пленкой?

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • «Надо просто продержаться! На востоке русским можно еще, по крайней мере, два месяца оказывать сопротивление. За это время дело дойдет до разрыва коалиции русских и англосаксов. И кто из них раньше обратится ко мне, с тем я и заключу союз, против другого», — эту речь Гитлер произнес своему окружению 6-го апреля. Но как ни абсурдно она сейчас звучит, тогда ее поддерживало все руководство Германии. В коридорах бункера, где обитал в последнее время вождь Третьего рейха, витал дух Семилетней войны и ее «чудного» завершения: когда воевавшая против войск Фридриха II коалиция распалась вскоре после смерти российской императрицы Елизаветы. И вот этот день настал — по коридору министерства пропаганды бежал воодушевленный Геббельс, он спешил в аппаратную, чтобы сообщить о чуде. «Мой фюрер! Я поздравляю Вас! Рузвельт умер. Расположение звезд говорит, что вторая половина апреля станет для нас поворотным пунктом. Сегодня пятница 13-е апреля, это и есть поворотный пункт». Эта новость только укрепила веру Гитлера и его окружения в свою избранность. «Начиная с лета 1944 года, Германия вела войну только за выигрыш времени. В войне, в которой с обеих сторон участвовали различные государства, различные полководцы, различные армии и различные флоты, в любое время могли возникнуть совершенно неожиданные изменения обстановки, в результате комбинации этих различных сил. Эти неожиданные события нельзя было предсказать, но они могли возникнуть и оказать решающее влияние на всю обстановку.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Считаю долгом сразу объявить: данная статья не претендует ни на «абсолютную истину», ни на какие-либо революционные открытия. На эту тему есть очень много публикаций, причем с той или иной степенью доказательности отстаивают они диаметрально противоположные точки зрения. Тем не менее в широких кругах, не слишком интересующихся историей и не читающих специальных изданий, как-то исподволь утвердилась уверенность, будто в годы Второй Мировой немецкие асы-истребители (или, как их называли в Германии, «эксперты») на порядок превосходили советских летчиков. И будто последних готовили кое-как, наскоро — лишь бы побольше, делая ставку на количество, а не на качество. Вот попыткой разобраться, так сказать, «к какому краю правда ближе» и является эта статья.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3