Десантники в Сталинграде. Часть 2

Ср, 09/23/2015 - 19:20

В ходе боев за Сталинград генерал В.И. Чуйков, командовавший 62-й армией, удерживавшей город, особенно отличил десантников 37-й дивизии генерала В.Г. Жолудева: «...Молодые, рослые, здоровые, многие одеты в форму десантников, с кинжалами и финками на поясах. При ударе штыком перебрасывали гитлеровцев через себя, как мешки с соломой. Штурмовали группами. Ворвавшись в дома и подвалы, пускали в ход ножи и финки. Отступления они не знали, в окружении дрались до последнего». Стоит отметить, что перебрасывали через себя в буквальном смысле и не просто так — раненых, оглушенных и дезориентированных солдат противника добивала вторая цепь, а первая очень быстро переходила ко второй цепи противника, вводя ее в замешательство и буквально опрокидывая столь молниеносной атакой. Такой прием впоследствии стали называть «десантной молотилкой». Позже в таких атаках десантники часто действовали совместно с морской пехотой.

14 октября 1942 года оказался критическим днем для участка, обороняемого дивизией Жолудева. 6-я армия начала наступление, используя более тысячи самолетов 4-го воздушного флота Люфтваффе. Сосредоточив на фронте около 4 километров три пехотных и две танковых дивизии, германское командование бросило их в наступление, нанося главный удар в общем направлении на тракторный завод и завод «Баррикады». В 8 часов утра артиллерия и минометы противника открыли ураганный огонь по нашим позициям. И почти одновременно к переднему краю выдвинулись танки и штурмовые орудия и стали прямой наводкой стрелять по нашим огневым точкам. В это же время вражеская авиация начала с воздуха обрабатывать этот небольшой клочок земли. Возникли очаги крупных пожаров и массовых разрушений. Около двух часов продолжалась страшная огневая подготовка. От тысяч рвущихся бомб, снарядов и мин дрожала земля, кругом все гудело, стонало, рвалось, клубы дыма, гари, пыли заволокли небо. Прервалась проводная связь. И тогда Жолудев приказал командиру роты связи старшему лейтенанту А.Д. Листровому перейти на радио.
Казалось, никто и ничто в этом смерче не уцелеет. Но как только в атаку пошли пехота и танки противника, их встретил меткий огонь наших воинов. Борьба на тракторном заводе разгорелась с исключительной силой. Бои шли за каждый цех, дом, этаж и лестничную площадку. Немецкие танки со скрежетом заползали на груды обломков, пробивались через разрушенные цеха, в упор расстреливая заводские дворы и узкие улочки. Множество танков было подбито, еще больше подорвалось на минах. Первая атака фашистов захлебнулась. Они потеряли более 30 танков и много пехоты. Однако, введя новые силы, гитлеровцы снова бросились вперед. И снова разгорелся жестокий бой. Трех бойцов 114-го гвардейского стрелкового полка 37-й дивизии атаковали шесть немецких танков. Холодюк, Мотин и Усачев расстреливали их из противотанковых ружей, подбивали связками гранат и ценой своих жизней уничтожили танки противника. Лейтенант Гончар с четырьмя бойцами и всего одним трофейным пулеметом отразили несколько яростных атак частей Вермахта. Героизм советских солдат принимал массовый характер.

В эти горячие минуты Жолудев твердо и очень умело управлял действиями частей и подразделений дивизии. В штаб все чаще стали поступать тревожные донесения: комиссар третьего батальона капитан Н.И. Волостнов с воинами девятой роты ведет бой в окружении; шестая рота старшего лейтенанта И.Н. Иванова, уничтожив до батальона вражеской пехоты, вся погибла; противотанковая батарея старшего лейтенанта А.В. Каплана уничтожила 12 бронированных машин, в ней осталось одно орудие; КП 109-го гвардейского полка окружен в Доме профессуры, офицеры штаба капитан С.П. Ефанов, старший лейтенант М.М. Хасин и лейтенант Н.А. Сидоров ведут бой в подъездах.
В середине дня 30 пикирующих бомбардировщиков противника стали наносить удар по КП дивизии, размещавшемуся в овраге за тракторным заводом. Генерал В.Г. Жолудев, полковой комиссар П.В. Щербина, майор И.К. Брушко, капитаны М.И. Колгушкин, С.3. Фукс и другие были завалены в блиндажах. Только через час туда дали воздух, просунув трубу, а потом откопали всех. Генерал Жолудев был контужен.

К вечеру 14 октября немецко-фашистские части ворвались на территорию тракторного завода, а затем, углубляя прорыв, ударными группами вышли к Волге на фронте около 2.5 км. Положение войск 62-й армии стало еще более трудным. Ее правый фланг был отрезан от основных сил севернее реки Мокрая Мечетка, в разрушенных цехах тракторного завода были окружены остатки 37-й гвардейской стрелковой дивизии.
Из записей штаба 62-й армии за 14.10.1942:

8:00 — немцы открыли артиллерийский огонь, бомбят наш передний край.
9:00 — танки противника у стен СТЗ, горят 10 танков.
10:00 — 109-й гвардейский полк смят танками и пехотой.
10:00 — связь с 114-м гвардейским полком прервана.
11:15 — противник захватил стадион СТЗ. Наши отрезанные части (118-й полк) ведут бой в окружении.
12:20 — из поселка СТЗ получена радиограмма бойцов 37-й: окружены. Патроны и вода есть. Не сдаемся. Умираем.
12:30 — командный пункт 37-й бомбят. Генерал Жолудев завален в блиндаже. Воздух подаем через трубы.
15:25 — охрана штаба 62-й армии вступила в бой с прорвавшимися автоматчиками врага.
16:30 — около 100 танков прорвались на территорию СТЗ через позиции 118-го гвардейского полка.
16:35 — радиограмма из штаба 114-го полка: командир полка вызывает огонь артиллерии на себя. Его КП окружен автоматчиками врага.
21:00 — группа гвардейцев 37-й продолжает бой в цехах завода, радируют: «Не сдадимся. За Родину умрем!»

Целую неделю шла жестокая борьба в цехах тракторного завода. Там сражались с группами бойцов и рабочих офицеры А.Г. Морозов, Т.Т. Баланчук, Г.М. Харахашян, А.П. Полубок и другие. В этих боях героическая 37-я гвардейская дивизия генерала Жолудева почти вся погибла, но выполнила боевую задачу. Ни один боец не оставил своих позиций. За две недели боев дивизия уничтожила 1602 солдата и офицера врага, 26 танков, много другой боевой техники. В Сталинграде Жолудев был ранен еще раз.

Командующий 62-й армией В.И. Чуйков уже после войны вспоминал: «Вот перед моими глазами как бы вновь поднимаются и идут в бой полки 37-й гвардейской стрелковой дивизии, которой командовал генерал-майор Виктор Жолудев... Горела земля, лопались камни, плавилось железо, а воины-комсомольцы 37-й продолжали сражаться. Таких богатырей духа еще не знала ни одна армия мира. Дивизия Жолудева почти вся погибла, но никто не скажет, что ее бойцы не выполнили задачи. Ни один из них не оставил своих позиций. Они падали головой на запад, глядя вперед, вероятно, видя то, что суждено видеть сегодня!»
В середине ноября 1942 года дивизия официально передала свою полосу обороны другому соединению и была выведена на левый берег Волги, оставив в Сталинграде лишь сводный отряд на базе 118-го гвардейского полка (переданного в состав 138-й дивизии), через несколько дней и сводный отряд из-за больших потерь был выведен из боя. Другими словами, дивизия в боях в районе Сталинградского тракторного завода погибла практически полностью, остатки соединения были сведены в отряд, который тоже почти полностью был уничтожен. Потери дивизии составили 95% от личного состава, но потери немецких войск в результате ее действий были многократно больше. Согласно директиве Ставки ВГК командующему войсками Сталинградского фронта о выводе соединений в резерв ВГК от 22 декабря 1942 года НКО приказал к 27 декабря 1942 года вывести дивизию из состава Сталинградского фронта в резерв Ставки ВГК. Дивизия по плану должна была быть погружена на станции Заплавная с 18:00 25 декабря 1942 года и эшелоном направлена в Балашов, однако отбыла только 31 декабря 1942 года.

Другие материалы рубрики


  • У немецких генералов принято списывать свои неудачи либо на «объективные причины» (чаще всего это были «погодные трудности»), либо на «безумные» решения Гитлера. Странно, что никто не догадался объявить таким безумием «зимний поход на Москву».
    До 1941 года вести военные действия на просторах Русской равнины отваживались лишь сами русские, кочевники-татары и запорожские казаки. Именно запорожские, а не «украинские» — только у запорожцев были специальные команды «характерныков», обученные и экипированные для зимней войны.


  • у меня в памяти цитату из «Мастера и Маргариты»: интереснее всего в этом вранье то, что оно — вранье с первого и до последнего слова. Как забота фашистов о своих (концлагеря, евгеника, «киндер фюр фюрер», история с окружением и судьбой 6-й армии, мальчишки из Гитлерюгенд и старики из «клистирных батальонов» — да не одну страницу можно было бы исписать только наиболее известными примерами подобной «заботы»), так и сбережение бронетехники от мин вышеописанным методом (противотанковая мина под человеком не взрывается, потому она и противотанковая). Короче, услышанное показалось мне полной ерундой, и мелькнувшее было намерение выяснить, где и, главное, почему работают такие «квалифицированные» экскурсоводы, зачахло в зародыше. Жалко было тратить на это время и силы. А зря.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • «Надо просто продержаться! На востоке русским можно еще, по крайней мере, два месяца оказывать сопротивление. За это время дело дойдет до разрыва коалиции русских и англосаксов. И кто из них раньше обратится ко мне, с тем я и заключу союз, против другого», — эту речь Гитлер произнес своему окружению 6-го апреля. Но как ни абсурдно она сейчас звучит, тогда ее поддерживало все руководство Германии. В коридорах бункера, где обитал в последнее время вождь Третьего рейха, витал дух Семилетней войны и ее «чудного» завершения: когда воевавшая против войск Фридриха II коалиция распалась вскоре после смерти российской императрицы Елизаветы. И вот этот день настал — по коридору министерства пропаганды бежал воодушевленный Геббельс, он спешил в аппаратную, чтобы сообщить о чуде. «Мой фюрер! Я поздравляю Вас! Рузвельт умер. Расположение звезд говорит, что вторая половина апреля станет для нас поворотным пунктом. Сегодня пятница 13-е апреля, это и есть поворотный пункт». Эта новость только укрепила веру Гитлера и его окружения в свою избранность. «Начиная с лета 1944 года, Германия вела войну только за выигрыш времени. В войне, в которой с обеих сторон участвовали различные государства, различные полководцы, различные армии и различные флоты, в любое время могли возникнуть совершенно неожиданные изменения обстановки, в результате комбинации этих различных сил. Эти неожиданные события нельзя было предсказать, но они могли возникнуть и оказать решающее влияние на всю обстановку.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • В последнее время часто поднимается вопрос о полководческом и солдатском мастерстве в период Великой Отечественной войны. В России сейчас немало людей, которые убеждены в том, что немецкие военачальники были лучше наших, а их солдаты — мужественнее. Остается открытым только вопрос: почему немцы, начав с блестящих побед, пришли к полному поражению? Немецкие «генералы от мемуаров» нашли этому два стандартных объяснения: «погода» и «неверные решения фюрера». К «волевым» решениям Гитлера мы когда-нибудь вернемся. Поговорим пока о погоде.
    В первый период Великой Отечественной немцы практически не жаловались на погоду. Были претензии к летней жаре. А еще больше — к пыли, которая, вздымаясь выше деревьев, выдавала приближение немецких моторизованных колонн. Серьезные претензии к погоде начнутся у немцев во время сражений под Москвой, Ростовом и Тихвином.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Промозглой, слякотной весной 1945-го года Третий рейх, «агонизируя», прекращал свое существование. Подобно предсмертным судорогам, контрудары немецких войск, нанесенные в Арденнах и у озера Балатон, не смогли кардинально изменить ход истории. Войска Советской Армии и войска союзников вели бои на территории Германии. В начале апреля англо-американские силы, не встречая сильного сопротивления противника, своими передовыми частями на участке 9-й американской армии вышли к реке Эльба, этим приблизившись к Берлину на расстояние 100-120 километров, и остановились, в связи с ранними договоренностями союзников по антигитлеровской коалиции. Ну а войска 1-го Белорусского фронта Советской Армии от столицы Германии тогда отделяла дистанция в 60 километров. Тысячелетний рейх, просуществовав двенадцать лет, теперь под ударами войск антигитлеровской коалиции лежал в руинах. Впереди оставалась последняя битва — одна из самых кровопролитнейших битв той войны. И обе стороны этого сражения к ней серьезно готовились. Одни солдаты писали на броне своих танков — «Вперед на Берлин!», другие — «Берлин всегда будет немецким!!!»

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Когда говорят о начале войны, о 22 июня 1941 года, все время отмечается внезапность германского нападения. Но было ли оно внезапным, неожиданным? Многие известные, а также недавно рассекреченные материалы военной разведки (и документы по линии НКВД и НКГБ) предупреждают о предстоящей агрессии немцев, в них упоминаются конкретные даты, в том числе июньские. Некоторые из донесений просто «кричат» о нападении…

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Что такое безвозвратные потери? Согласно приказу заместителя Наркома обороны №023 от 4 февраля 1944 года, это — «погибшие в боях, пропавшие на фронте без вести, умершие от ран на поле боя и в лечебных учреждениях, умершие от болезней, полученных на фронте, или умершие на фронте от других причин и попавшие в плен к врагу». Об этих безвозвратных потерях шли доклады. Это были потери для полка и дивизии безвозвратные, люди эти были для них потеряны — ведь редко кто из оставшихся в живых попадал снова в свою часть. Но это не значит, что все эти люди погибли. Часть из них попала в плен (особенно при отступлении) и впоследствии выжила, часть осталась на оккупированной территории, часть попала к партизанам, а некоторая часть, может быть, и вернулась в полк, но уточнение зачастую не делалось. Следовательно, из этой цифры безвозвратных потерь определенный процент людей оказался впоследствии жив, причем довольно значительный. Ведь раненые, направленные по тяжести ранений в армейские, фронтовые и центральные (выше дивизионного уровня) лечебные учреждения, все-таки, по большей части, выздоравливали.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Считаю долгом сразу объявить: данная статья не претендует ни на «абсолютную истину», ни на какие-либо революционные открытия. На эту тему есть очень много публикаций, причем с той или иной степенью доказательности отстаивают они диаметрально противоположные точки зрения. Тем не менее в широких кругах, не слишком интересующихся историей и не читающих специальных изданий, как-то исподволь утвердилась уверенность, будто в годы Второй Мировой немецкие асы-истребители (или, как их называли в Германии, «эксперты») на порядок превосходили советских летчиков. И будто последних готовили кое-как, наскоро — лишь бы побольше, делая ставку на количество, а не на качество. Вот попыткой разобраться, так сказать, «к какому краю правда ближе» и является эта статья.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Вот уже более семидесяти лет прошло со времени Сталинградской битвы, но до сих пор те далекие события отзываются в наших сердцах, недаром сейчас снова поднимается вопрос о возвращении Сталинграду его героического имени. Именно в Сталинградской битве наиболее ярко проявились положительные качества советских бойцов, а особенно — бойцов воздушно-десантных войск. Гвардейские стрелковые дивизии, сформированные на базе воздушно-десантных корпусов, сыграли решающую роль в обороне Сталинграда, так же, как и Сталинградская битва — в Великой Отечественной войне.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Следует заметить, что немецкие правила доказательства воздушных побед были куда либеральнее.
    Для оформления победы летчик Люфтваффе заполнял заявку, состоящую из 21 пункта («Асы против асов. Подсчет побед Люфтваффе». Кстати, еще одно доказательство приблизительности информации фото-кино-пулеметов: будь они действительно «истиной в последней инстанции» — зачем бы такие подробные письменные показания? Да и всегда ли находилось время для возни с пленкой?

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4