Дэвид Ллойд Джордж

Вс, 01/18/2015 - 20:28

Дэвид Ллойд Джордж
(1863—1945)

Дэвид Ллойд Джордж, 1890 г.

Дэвид Ллойд Джордж в 1904 году, вместе со своей собакой

Групповое фото участников конференции 8 мая 1907 года. Крайний слева в верхнем ряду — Уинстон Черчилль, в то время заместитель министра по делам колоний. Перед Черчиллем, крайний слева, сидит занимающий в тот момент пост премьер-министра Герберг Асквит. Крайний справа сидит будущий премьер-министр Дэвид Ллойд Джордж

Ллойд Джордж с женой (слева) и своим другом Уинстоном Черчиллем (справа). Крайний справа — личный секретарь Ллойд Джорджа г-н Кларк. 1908 г.


«Первоклассный буржуазный делец и политический пройдоха, популярный оратор, умеющий говорить какие угодно, даже революционные речи перед рабочей аудиторией, способный проводить изрядные подачки послушным рабочим в виде социальных реформ (страхование и т.п.), Ллойд Джордж служит буржуазии великолепно и служит ей именно среди рабочих, проводит ее влияние именно в пролетариате, там, где всего нужнее и всего труднее морально подчинить себе массы».
В.И. Ленин

Ллойд Джордж Дэвид, первый граф Двайфор — британский либеральный политический и государственный деятель. В качестве премьер-министра Соединенного Королевства возглавлял коалиционное правительство военного времени в 1916–1921 гг. В 1926–1931 гг. — лидер Либеральной партии. Занимая должность канцлера казначейства (1908–1915), он был ключевой фигурой при внедрении многочисленных реформ, легших в основу современного общества всеобщего благосостояния.
Из современной энциклопедии

Дэвид Ллойд Джордж был первым и пока единственным премьер-министром Великобритании — валлийцем по происхождению. Будущий граф Двайфор родился 17 января 1863 г. в Манчестере, где его отец Уильям Джордж работал школьным учителем. В марте 1963 г. слабое здоровье вынудило мистера Джорджа оставить городскую жизнь, вернуться в родную деревню и заняться работой на ферме. Увы, это не помогло, год спустя он умер от пневмонии, а его вдова Элизабет Джордж вместе с тремя детьми — Мэри, Дэвидом и Уильямом — нашла приют у своего брата Ричарда Ллойда, который держал небольшую сапожную мастерскую в деревушке Лланистадви близ городка Криччита (графство Карнарвон, Северный Уэльс). Дядя с материнской стороны заменил Дэвиду отца, и мальчик принял решение носить его фамилию наряду с отцовской.

«МОИМ ПЕРВЫМ ПАРЛАМЕНТОМ БЫЛА КУЗНИЦА…»

Ричард Ллойд был небогат, но пользовался большим уважением среди соседей, был глубоко верующим человеком и принимал активное участие в жизни местной религиозной общины нонконформистов. Он горячо желал, чтобы племянники достигли в жизни большего, чем это удалось ему самому, и по его настоянию Дэвид начал изучать юриспруденцию. Денег на приличное учебное заведение не хватало, и после окончания начальной школы молодому человеку оставалось рассчитывать лишь на самообразование. За учебники он засел вдвоем с дядей. Они вместе изучали французский язык, латынь, юриспруденцию. В то же время Дэвид работал клерком в юридической фирме. В 1884 г. он блестяще сдал последний экзамен, необходимый, чтобы стать солиситором (стряпчим), а год спустя завел собственную практику, используя в качестве офиса заднюю комнату в мастерской своего дяди. До самой своей смерти в 1917 г. Ричард Ллойд имел огромное влияние на племянника, тогда уже премьер-министра Британской империи.

Первыми клиентами молодого юриста были его скромные соседи — бедные арендаторы, ремесленники, рыбаки. Ллойд Джордж вел их дела добросовестно и искусно, о нем пошла добрая слава. Практика процветала, и уже пару лет спустя Дэвид, сделав своим партнером брата Уильяма и создав юридическую фирму «Джордж и Джордж», смог открыть филиалы в окрестных городках. В 1888 г. он женился на Маргарет Оуэн, дочери зажиточного фермера.

Политическая деятельность Дэвида Ллойд Джорджа началась примерно тогда же, когда и его юридическая карьера. «Моим первым парламентом была кузница, где мы дискутировали и решали все непонятные вопросы политики, теологии, философии и науки», — вспоминал он впоследствии. С семнадцатилетнего возраста Дэвид писал в местной газете, обличая британский империализм. Заметки он подписывал весьма романтическим псевдонимом — Брут. В этот период жизни самый актуальный для него политический вопрос — самоуправление Уэльса, защита валлийцев от национального и религиозного гнета англичан. Весной 1888 г. молодому юристу и начинающему политику подвернулось дело, имевшее довольно широкий резонанс и принесшее ему известность за пределами родного округа.

В местечке Лланфротен пастор англиканской церкви запретил хоронить одного из местных жителей на городском кладбище, узнав, что похоронную церемонию хотят провести по баптистскому обряду. Родственники покойного обратились за помощью к Ллойд Джорджу, тот посоветовал взломать запертые пастором кладбищенские ворота и провести церемонию по своему усмотрению. На последовавшем вслед за этим судебном разбирательстве он представлял интересы баптистского семейства и добился вердикта присяжных: «Ворота были сломаны, потому что они были незаконно заперты». Но судья, местный помещик, поддержал англиканского пастора. Окончательно дело решил апелляционный суд в Лондоне. Он отверг жалобу пастора, а молодой провинциальный солиситор удостоился хвалебных отзывов в столичных газетах. В том же году Ллойд Джордж был избран олдерменом муниципального совета графства Карнарвон, а два года спустя (1890) — депутатом в парламент от либеральной партии. Он стал самым молодым членом Палаты Общин.

Другие материалы рубрики


  • 7 июля «Св. Петр и Павел» подошел к побережью Японии. Япония в те годы, после недавнего восстания христиан и гражданской войны, была наглухо закрыта для посещений любых иностранцев, кроме подданных Голландии, через которых и проходила вся торговля и сношения с остальным миром. По утверждению американского исследователя Дональда Кина, изучившего японские документы тех лет, судно бунтовщиков подошло к юго-восточной части Японии, к провинции Ава на острове Сикоку.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Ее жизнь — одна из самых ярких и самых трагических страниц английской истории. До наших дней не дошел ни один ее достоверный прижизненный портрет. Все портреты, на которых якобы была изображена леди Джейн, либо написаны через много лет после ее смерти, либо изображают совсем других женщин. Почти во всех учебниках об этой королеве либо не упоминается вообще, либо посвящено всего пару строчек. Такое ощущение, что кто-то специально вычеркнул ее со страниц истории. Уничтожил все документы и изображения. Попытался стереть из памяти людской. Но тем не менее о маленькой королеве помнят, пишут стихи и книги, снимают кинофильмы. На ее могиле, как и на могилах казненных жен Генриха VIII Анны Болейн и Кэтрин Говард, постоянно лежат свежие цветы.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Началось с венского Кюнстлерхауза, где Василий Васильевич в конце октября 1885 года представил австрийской публике около полутора сотен произведений, в том числе и только что законченные «Евангельский цикл» из шести картин и две картины из задуманной «Трилогии казней». Посетивший экспозицию кардинал Гангльбауер нашел «Святое семейство» и «Воскресение Христово» богохульными и потребовал либо немедленно убрать их из экспозиции, либо закрыть выставку. Верещагин наотрез отказался. Тогда разгневанный князь-архиепископ опубликовал в газетах письмо, обвиняя художника в профанации, подрыве веры «в искупление человечества Воплотившимся Сыном Божьим» и призвал паству не принимать участия в этом кощунстве. Скандал только подогрел любопытство обывателей. Народ повалил на выставку толпами.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • ...Будучи «человеком превосходного дарования и светлого ума», Цезарь, тем не менее, был прагматиком. Дион Кассий (ХLII, 49) приписывает ему такие слова: «Есть две вещи, которые защищают, укрепляют и увеличивают власть, — войска и деньги, причем друг без друга они немыслимы». Следуя этому принципу, Цезарь установил прочную взаимовыгодную связь со своими легионерами, став их фактическим патроном и рассматривая их как клиентов; подобная практика была свойственна и Помпею, и другим современным Цезарю полководцам. Цезарь стремился поставить армию под свой постоянный контроль и, несмотря на щедрое награждение воинов и покровительственное отношение к ним, беспощадно расправлялся с бунтовщиками. Так, после возмущения нескольких легионов в Италии в 47 г., Цезарь, по рассказу Диона Кассия (ХLII, 54), помиловал основную массу солдат, но «особенно дерзких и способных сотворить большое зло он из Италии, дабы они не затеяли там мятежа, перевел в Африку и с удовольствием под разными предлогами использовал их в особо опасных делах; так он одновременно и от них избавился и ценою их жизни победил своих врагов. Он был человеколюбивейшим из людей и сделал очень много добра воинам и другим, но страшно ненавидел смутьянов и обуздывал их самым жестоким образом»...



  • В журнале «Известия Академии Наук СССР» за 1965 год (том 163, №4, стр. 891-854) была опубликована статья под названием «Некоторые соотношения между физическими константами». Имя автора — Роберто Орос ди Бартини — ничего не говорило читателям этого специализированного физического журнала. Содержание статьи вызвало неоднозначную реакцию в академической среде, а история ее опубликования носит почти детективный характер.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Цезарь был не только волевым и амбициозным деятелем, мастером военного дела и политических интриг, но также и великим оратором, имеющим большой дар убеждения. Многие речи и распоряжения Цезаря сохранились в его мемуарных «Записках» и трудах античных авторов, а также в эпиграфических надписях, обнаруженных археологическим путем. Ниже приведены некоторые исторические документы, благодаря которым современный читатель может судить о Цезаре по его собственным словам.



  • ...Однако с течением времени становилось ясно, что государственная машина приказного типа не выдерживает все возрастающей нагрузки, не справляется с задачами, которые ставил перед ней Петр. Первой отказала система местного управления — уездов, непосредственно подчиненных приказам. Тогдашние уезды охватывали огромные пространства, равные нескольким современным областям. Малочисленная же администрация их была не в состоянии выполнить всех распоряжений верховной власти, особенно когда речь шла о бесчисленных денежных, натуральных, отработочных, рекрутских повинностях местного населения. Следствием такого положения стало образование губерний — нового звена управления, возвышавшегося над уездами. В декабре 1707 г. появился соответствующий указ Петра: «Расписать города частьми, кроме тех, которые во 100 верстах от Москвы к Киеву, Смоленску, к Азову, к Казани и к Архангельскому».



  • «От Сан-Франциско до Гонконга» — так называются путевые наброски некоего В.Верещагина, опубликованные в февральском и мартовском номерах журнала «Русская мысль» за 1886 год. В них подробно рассказывается о морском путешествии автора в сентябре — декабре 1884 года из Америки в Японию и Китай. Об этих очерках все исследователи творчества Верещагина упорно умалчивают, принимая в качестве аксиомы утверждение: Верещагин бывал в Японии однажды в 1903 году. Однако в последнее время многие устои биографии Василия Верещагина рушатся под напором ранее не обсуждавшихся фактов, и эти наброски, возможно, помогут пролить свет на самый загадочный и мало исследованный период жизни художника...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...Мы видели, как Петр заботливо охранял достоинство русской национальности, как высоко держал ее знамя, как, привлекая отовсюду полезных иностранцев, не давал им первых мест, которые принадлежали русским. Петр оставил судьбу России в русских руках. Чтобы такой порядок вещей продолжался, нельзя было ограничиться одним физическим исключением иностранцев; для этого нужно было поступать так, как учил Петр Великий: не складывать рук, не засыпать, постоянно упражнять свои силы, сохранять старых людей способных и продолжать непрестанную гоньбу за новыми способностями... Но что всего хуже, русские люди, оставленные Петром наверху, начинают усобицу, начинают истреблять друг друга... Ряды разредели, на Салтыковых и Черкасских не было благословения Петра Великого, и на праздные места выступают таланты, защищенные также преобразователем, но иностранцы — Остерман и Миних. Можно было помириться с возвышением этих иностранцев, очень даровитых и усыновивших себя России... но нельзя было помириться с теми условиями, которые их подняли и упрочили их значение: перед ними стоял фаворит обер-камергер граф Бирон, служивший связью между иностранцами и верховною властию.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • ...Мир с остготами удалось достигнуть, но он оставался непрочным. Было очевидно, что германцам тесно на отведенной им территории и они не станут ею довольствоваться. Единственный способ обезопасить пределы Византии от их набегов — это указать Теодориху направление экспансии, выгодное империи. Зенон принимает решение отдать остготам не принадлежащую ему Италию. Он рассчитывал, что возведенный им в сан римского патриция и в принципе согласный на положение федерата Теодорих будет там более удобным правителем, чем совершенно независимый Одоакр...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4