Дэвид Ллойд Джордж

Вс, 01/18/2015 - 20:28

Дэвид Ллойд Джордж
(1863—1945)

Дэвид Ллойд Джордж, 1890 г.

Дэвид Ллойд Джордж в 1904 году, вместе со своей собакой

Групповое фото участников конференции 8 мая 1907 года. Крайний слева в верхнем ряду — Уинстон Черчилль, в то время заместитель министра по делам колоний. Перед Черчиллем, крайний слева, сидит занимающий в тот момент пост премьер-министра Герберг Асквит. Крайний справа сидит будущий премьер-министр Дэвид Ллойд Джордж

Ллойд Джордж с женой (слева) и своим другом Уинстоном Черчиллем (справа). Крайний справа — личный секретарь Ллойд Джорджа г-н Кларк. 1908 г.


«Первоклассный буржуазный делец и политический пройдоха, популярный оратор, умеющий говорить какие угодно, даже революционные речи перед рабочей аудиторией, способный проводить изрядные подачки послушным рабочим в виде социальных реформ (страхование и т.п.), Ллойд Джордж служит буржуазии великолепно и служит ей именно среди рабочих, проводит ее влияние именно в пролетариате, там, где всего нужнее и всего труднее морально подчинить себе массы».
В.И. Ленин

Ллойд Джордж Дэвид, первый граф Двайфор — британский либеральный политический и государственный деятель. В качестве премьер-министра Соединенного Королевства возглавлял коалиционное правительство военного времени в 1916–1921 гг. В 1926–1931 гг. — лидер Либеральной партии. Занимая должность канцлера казначейства (1908–1915), он был ключевой фигурой при внедрении многочисленных реформ, легших в основу современного общества всеобщего благосостояния.
Из современной энциклопедии

Дэвид Ллойд Джордж был первым и пока единственным премьер-министром Великобритании — валлийцем по происхождению. Будущий граф Двайфор родился 17 января 1863 г. в Манчестере, где его отец Уильям Джордж работал школьным учителем. В марте 1963 г. слабое здоровье вынудило мистера Джорджа оставить городскую жизнь, вернуться в родную деревню и заняться работой на ферме. Увы, это не помогло, год спустя он умер от пневмонии, а его вдова Элизабет Джордж вместе с тремя детьми — Мэри, Дэвидом и Уильямом — нашла приют у своего брата Ричарда Ллойда, который держал небольшую сапожную мастерскую в деревушке Лланистадви близ городка Криччита (графство Карнарвон, Северный Уэльс). Дядя с материнской стороны заменил Дэвиду отца, и мальчик принял решение носить его фамилию наряду с отцовской.

«МОИМ ПЕРВЫМ ПАРЛАМЕНТОМ БЫЛА КУЗНИЦА…»

Ричард Ллойд был небогат, но пользовался большим уважением среди соседей, был глубоко верующим человеком и принимал активное участие в жизни местной религиозной общины нонконформистов. Он горячо желал, чтобы племянники достигли в жизни большего, чем это удалось ему самому, и по его настоянию Дэвид начал изучать юриспруденцию. Денег на приличное учебное заведение не хватало, и после окончания начальной школы молодому человеку оставалось рассчитывать лишь на самообразование. За учебники он засел вдвоем с дядей. Они вместе изучали французский язык, латынь, юриспруденцию. В то же время Дэвид работал клерком в юридической фирме. В 1884 г. он блестяще сдал последний экзамен, необходимый, чтобы стать солиситором (стряпчим), а год спустя завел собственную практику, используя в качестве офиса заднюю комнату в мастерской своего дяди. До самой своей смерти в 1917 г. Ричард Ллойд имел огромное влияние на племянника, тогда уже премьер-министра Британской империи.

Первыми клиентами молодого юриста были его скромные соседи — бедные арендаторы, ремесленники, рыбаки. Ллойд Джордж вел их дела добросовестно и искусно, о нем пошла добрая слава. Практика процветала, и уже пару лет спустя Дэвид, сделав своим партнером брата Уильяма и создав юридическую фирму «Джордж и Джордж», смог открыть филиалы в окрестных городках. В 1888 г. он женился на Маргарет Оуэн, дочери зажиточного фермера.

Политическая деятельность Дэвида Ллойд Джорджа началась примерно тогда же, когда и его юридическая карьера. «Моим первым парламентом была кузница, где мы дискутировали и решали все непонятные вопросы политики, теологии, философии и науки», — вспоминал он впоследствии. С семнадцатилетнего возраста Дэвид писал в местной газете, обличая британский империализм. Заметки он подписывал весьма романтическим псевдонимом — Брут. В этот период жизни самый актуальный для него политический вопрос — самоуправление Уэльса, защита валлийцев от национального и религиозного гнета англичан. Весной 1888 г. молодому юристу и начинающему политику подвернулось дело, имевшее довольно широкий резонанс и принесшее ему известность за пределами родного округа.

В местечке Лланфротен пастор англиканской церкви запретил хоронить одного из местных жителей на городском кладбище, узнав, что похоронную церемонию хотят провести по баптистскому обряду. Родственники покойного обратились за помощью к Ллойд Джорджу, тот посоветовал взломать запертые пастором кладбищенские ворота и провести церемонию по своему усмотрению. На последовавшем вслед за этим судебном разбирательстве он представлял интересы баптистского семейства и добился вердикта присяжных: «Ворота были сломаны, потому что они были незаконно заперты». Но судья, местный помещик, поддержал англиканского пастора. Окончательно дело решил апелляционный суд в Лондоне. Он отверг жалобу пастора, а молодой провинциальный солиситор удостоился хвалебных отзывов в столичных газетах. В том же году Ллойд Джордж был избран олдерменом муниципального совета графства Карнарвон, а два года спустя (1890) — депутатом в парламент от либеральной партии. Он стал самым молодым членом Палаты Общин.

Другие материалы рубрики


  • Едва ли в русской истории можно найти другого государственного деятеля, получившего столь противоречивые оценки. В значительной степени XVI в. можно назвать эпохой Ивана Грозного.
    Русский публицист XIX в. Н.К. Михайловский справедливо писал, что «при чтении литературы, посвященной Грозному, выходит такая длинная галерея его портретов, что прогулка по ней в конце концов утомляет. Одни и те же внешние черты, одни и те же рамки и при всем том совершенно-таки разные лица: то падший ангел, то просто злодей, то возвышенный и проницательный ум, то ограниченный человек, то самостоятельный деятель, сознательно и систематически преследующий великие цели, то какая-то утлая ладья «без руля и ветрил», то личность, недосягаемо высоко стоящая над всей Русью, то, напротив, низменная натура, чуждая лучшим стремлениям своего времени».

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Цезарь был не только волевым и амбициозным деятелем, мастером военного дела и политических интриг, но также и великим оратором, имеющим большой дар убеждения. Многие речи и распоряжения Цезаря сохранились в его мемуарных «Записках» и трудах античных авторов, а также в эпиграфических надписях, обнаруженных археологическим путем. Ниже приведены некоторые исторические документы, благодаря которым современный читатель может судить о Цезаре по его собственным словам.



  • Начнем, пожалуй, с одного литературного отрывка, довольно длинного, но настолько интересного и емкого, что сокращать его не стоит:
    В кабинете у князя сидел посетитель, Сергей Витальевич Зубцов, что-то очень уж раскрасневшийся и возбужденный.
    — А-а, Эраст Петрович, — поднялся навстречу Пожарский. — Вижу по синим кругам под глазами, что не ложились. Вот, сижу, бездельничаю. Полиция и жандармерия рыщут по улицам, филеры шныряют по околореволюционным закоулкам и помойкам, а я засел тут этаким паучищем и жду, не задергается ли где паутинка. Давайте ждать вместе. Сергей Витальевич вот заглянул. Прелюбопытные взгляды излагает на рабочее движение. Продолжайте, голубчик. Господину Фандорину тоже будет интересно.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Военные заслуги Цезаря в 50-е годы до н.э. позитивно повлияли на его репутацию в Риме. Его политический противник Цицерон в одной из официальных речей признает: «Могу ли я быть врагом тому, чьи письма, молва о нем и курьеры всякий день радуют слух мой не слыханными доселе названиями племен, народностей и местностей?» («О консульских провинциях», 22). «Некогда ... природа укрепила Италию Альпами; ведь если бы доступ в нее был открыт полчищам диких галлов, этому городу [Риму] никогда не довелось бы стать оплотом и местопребыванием верховной власти. Теперь же Альпы могут опуститься! Ведь по ту сторону высоких гор, вплоть до Океана, уже нет ничего такого, чего Италии следовало бы бояться» (там же, 34). С галльскими походами Цезаря были связаны еще некоторые мини-открытия. По словам его биографа Светония (56, 6), Цезарь, составляя отчеты сенату, первым стал придавать им вид книги со страницами, тогда как ранее консулы и военачальники писали их на листах сверху донизу. Римский архитектор Витрувий в своем известном трактате «Об архитектуре» (П, 9,14-16) сообщает, что во время боевых действий в Альпах Цезарь открыл для римлян лиственницу, из которой галлы строили свои крепости. Во время второго похода в Германию (54 г.) Цезарем были открыты такие диковинные для римлян виды животных, как большерогий олень («бык с видом оленя»), лоси и зубры.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • ...Про принадлежность М. Грушевского к масонским «ветеранам» свидетельствует и тот факт, что именно он, вместе с Ф. Штейнгелем, представлял киевские ложи на всероссийском масонском конвенте летом 1912 г. в Москве. Наличие в России 14...15 масонских лож давало основание для создания собственной организации, наряду с другими Великими Собраниями. Участник этого тайного собрания А. Гальперн позже свидетельствовал, что между российскими и украинскими ложами разгорелась острая дискуссия по поводу названия организации. Преимущественное большинство Конвента отстаивало название «Великое Собрание России», Грушевский же требовал, чтобы слово "Россия" ни в каком случае в названии не фигурировало. В конце концов было одобрено компромиссное название «Великое Собрание народов России». Следует отметить, что Ф. Штейнгель в этой дискуссии поддерживал российскую сторону. Поэтому не случайно он был избран в верховный совет российской масонской организации.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • В журнале «Известия Академии Наук СССР» за 1965 год (том 163, №4, стр. 891-854) была опубликована статья под названием «Некоторые соотношения между физическими константами». Имя автора — Роберто Орос ди Бартини — ничего не говорило читателям этого специализированного физического журнала. Содержание статьи вызвало неоднозначную реакцию в академической среде, а история ее опубликования носит почти детективный характер.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Есть люди, читая биографию которых не перестаешь удивляться, сколько всяких невероятных и удивительных событий было в их жизни. Одним из таких людей был сын словацкого дворянина и венгерской графини, борец за свободу и самозваный король, авантюрист и искатель приключений Мориц Август Беньовский (Móric August Beňovský). Он прожил короткую, но такую яркую и насыщенную жизнь, что она своими удивительными приключениями и поворотами судьбы напоминает жизнь литературных героев романов Александра Дюма и Фенимора Купера. Всего за сорок лет, отмерянных для него судьбой, ему довелось столько всего сделать, увидеть и пережить, что этого с лихвой хватило бы на двадцать других жизней. Хорошее представление об этом человеке дает характеристика генерал-прокурора Сената князя Вяземского, которую тот дал Беньовскому после его отправки на Камчатку: «Беньовского во время заарестования в Петербурге сам я видел человеком, которому жить или умереть все едино».

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...В 1962 г. Ландау была присуждена Нобелевская премия «за пионерские исследования в теории конденсированного состояния, в особенности жидкого гелия», об этом ему сообщил лично посол Швеции Ульман. Поехать на торжественную церемонию вручения Ландау, естественно, не смог. После аварии Ландау все время находился в угнетенном состоянии, ходил с трудом и жаловался на боли. При попытке заговорить с ним на научные темы он неизменно отвечал: «Я сейчас плохо себя чувствую. Завтра это пройдет и мы поговорим». В марте 1968 г. у Ландау, по-видимому, как отдаленное следствие повреждений при аварии, развился паралич кишечника. Операция не помогла, работа кишечника не восстановилась. Первого апреля 1968 г. Ландау умер от послеоперационного тромба...



  • ...Изменил Павел и административно-территориальное деление страны, принципы управления окраинами империи. Так, 50 губерний были преобразованы в 41 губернию и Область Войска Донского. Прибалтийским губерниям, Украине и некоторым другим окраинным территориям были возвращены традиционные органы управления. Все эти преобразования очевидно противоречивы: с одной стороны, они увеличивают центра-лизацию власти в руках царя, ликвидируют элементы самоуправления, с другой — обнаруживают возврат к разнообразию форм управления на национальных окраинах. Это противоречие происходило прежде всего от слабости нового режима, боязни не удержать в руках всю страну, а также от стремления завоевать популярность в районах, где была угроза вспышек национально-освободительного движения. Ну и, конечно, прояв-лялось желание переделать все по-новому. Показательно, что содержание судебной реформы Павла и ликвидация органов сословного самоуправления означали для России, по сути, шаг назад. Эта реформа коснулась не только городского населения, но и дворянства.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • ...Мир с остготами удалось достигнуть, но он оставался непрочным. Было очевидно, что германцам тесно на отведенной им территории и они не станут ею довольствоваться. Единственный способ обезопасить пределы Византии от их набегов — это указать Теодориху направление экспансии, выгодное империи. Зенон принимает решение отдать остготам не принадлежащую ему Италию. Он рассчитывал, что возведенный им в сан римского патриция и в принципе согласный на положение федерата Теодорих будет там более удобным правителем, чем совершенно независимый Одоакр...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4