Дэвид Ллойд Джордж. Часть 2

Вс, 01/18/2015 - 20:28


Ллойд Джордж посещает Западный фронт в 1916 г.

Подписание Версальского соглашения британским премьер-министром, 1919 г.

После подписания Версальского договора

Ллойд Джордж в 1923 году — уже после отставки с поста премьер-министра. Рядом — мэр Кливленда Фред Колер, по пути на торжественную закладку общественной библиотеки города

ПУТЬ К ВЕРШИНЕ ВЛАСТИ

Первая мировая война оказалась совсем не такого рода предприятием, чтобы увеличить популярность какого бы то ни было правительства. Прогнозы военных теоретиков всех наций были попросту опрокинуты. Более всего обескураживала замершая почти неподвижно линия Западного фронта, поглощавшая, однако, огромные ресурсы обеих воюющих сторон. Ее передвижение на пару миль в ту или другую сторону обходилось в сотни тысяч человеческих жизней. Одно время британское руководство возлагало большие надежды на действия в районе Средиземного моря и разработало блестящий, как полагали, план по форсированию Дарданелл. Когда к концу 1915 г. эта операция потерпела крах, господствующим стало мнение, что руководство пора менять.

В течение 1914-1915 гг. Ллойд Джордж наживал политический капитал, критикуя военного министра Китченера за плохое снабжение армии боеприпасами. Одним из первых он пришел к выводу о необходимости создания коалиционного правительства с консерваторами. В начале 1916 г. такое правительство было создано. Из 22 важнейших постов 12 в нем занимали либералы, 8 — консерваторы, 1 — лейборист и 1 — беспартийный. Асквит пока оставался премьером, но его авторитет серьезно пошатнулся.

В новом кабинете Ллойд Джордж возглавил новообразованное министерство вооружения. На первый взгляд это казалось понижением в статусе, так как пост канцлера казначейства традиционно считался вторым по значению. Но реально влияние Ллойд Джорджа возросло. В условиях войны должность министра вооружения позволяла вмешиваться в самые разнообразные сферы и, по словам современника, давала ему в руки как бы дюжину министерских портфелей.

Создавая свое ведомство с нуля, Ллойд Джордж сумел подобрать блестящую команду специалистов. Им удалось значительно улучшить ситуацию со снабжением фронта оружием и боеприпасами, но это не слишком изменило ситуацию в целом. Между тем переход экономики на военные рельсы означал серьезное наступление на права рабочих. В частности, было принято постановление о запрете стачек на предприятиях, работающих на оборону, что затрагивало интересы не только оружейников, но также и металлургов, шахтеров, транспортников и многих других. При желании работающими на оборону можно было объявить вообще любую категорию рабочих.

Несмотря на запрет, стачки все же происходили. Порой они становились столь массовыми, что применение предусмотренных законом жестких репрессивных мер было затруднительно. В 1916 г. бастовали горняки Южного Уэльса и металлурги Глазго. В Ирландии же и вовсе вспыхнуло восстание, правда, не под классовыми, а под националистическими лозунгами. В этих сложных условиях Ллойд Джордж играл ставшую уже традиционной для него роль посредника при переговорах. Он пускал вход все свое красноречие, взывал к патриотизму, клятвенно заверял, что завоеванные в политических баталиях предвоенных лет права будут непременно возвращены после победы. В ряде случаев он по-прежнему добивался успеха, но на митинге в Глазго ему попросту не дали говорить, заглушив слова оратора пением революционных песен.

5 июня 1916 г. английский крейсер «Хэмпшир», на борту которого следовал с официальным визитом в Россию военный министр лорд Китченер, подорвался на немецкой мине близ Оркнейских островов. Спаслось всего 12 человек, и Китченера среди них не было. Ставший вакантным пост военного министра предложили Ллойд Джорджу. Специалисты по военной истории довольно сдержанно оценивают его деятельность на этой должности. Впрочем, никто из видных политических деятелей воюющих стран не мог тогда похвастаться большими успехами. Несмотря на некоторые постигшие его неудачи, Ллойд Джордж оставался на тот момент наиболее авторитетным национальным лидером. Когда в декабре 1916 г. кабинет министров был вновь реорганизован, ему предложили кресло премьера. Русский посол в Лондоне Бенкендорф отписал на родину: «Нынешнее правительство, как и предыдущее, есть министерство коалиции для войны, с той, однако, разницей, что несмотря на то, что премьер-министр радикал и что «рабочая партия» в нем сильно представлена, в целом в нем господствует консервативная партия».

Другие материалы рубрики


  • ...Про принадлежность М. Грушевского к масонским «ветеранам» свидетельствует и тот факт, что именно он, вместе с Ф. Штейнгелем, представлял киевские ложи на всероссийском масонском конвенте летом 1912 г. в Москве. Наличие в России 14...15 масонских лож давало основание для создания собственной организации, наряду с другими Великими Собраниями. Участник этого тайного собрания А. Гальперн позже свидетельствовал, что между российскими и украинскими ложами разгорелась острая дискуссия по поводу названия организации. Преимущественное большинство Конвента отстаивало название «Великое Собрание России», Грушевский же требовал, чтобы слово "Россия" ни в каком случае в названии не фигурировало. В конце концов было одобрено компромиссное название «Великое Собрание народов России». Следует отметить, что Ф. Штейнгель в этой дискуссии поддерживал российскую сторону. Поэтому не случайно он был избран в верховный совет российской масонской организации.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • ...В марте 1937 г. Ландау переезжает в Москву, и здесь, в ИФП, он работает до конца своих дней. Первая научная работа, опубликованная Ландау после перехода в ИФП, была посвящена вопросам ядерной физики. Ландау, развивая идеи Бора, применил методы статистической физики к изучению тяжелых атомных ядер. Он получил количественные оценки для многих наблюдаемых величин, включая ширину ядерных уровней. Работа быстро стала классической в своей области...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Цезарь был не только волевым и амбициозным деятелем, мастером военного дела и политических интриг, но также и великим оратором, имеющим большой дар убеждения. Многие речи и распоряжения Цезаря сохранились в его мемуарных «Записках» и трудах античных авторов, а также в эпиграфических надписях, обнаруженных археологическим путем. Ниже приведены некоторые исторические документы, благодаря которым современный читатель может судить о Цезаре по его собственным словам.



  • ...Будучи «человеком превосходного дарования и светлого ума», Цезарь, тем не менее, был прагматиком. Дион Кассий (ХLII, 49) приписывает ему такие слова: «Есть две вещи, которые защищают, укрепляют и увеличивают власть, — войска и деньги, причем друг без друга они немыслимы». Следуя этому принципу, Цезарь установил прочную взаимовыгодную связь со своими легионерами, став их фактическим патроном и рассматривая их как клиентов; подобная практика была свойственна и Помпею, и другим современным Цезарю полководцам. Цезарь стремился поставить армию под свой постоянный контроль и, несмотря на щедрое награждение воинов и покровительственное отношение к ним, беспощадно расправлялся с бунтовщиками. Так, после возмущения нескольких легионов в Италии в 47 г., Цезарь, по рассказу Диона Кассия (ХLII, 54), помиловал основную массу солдат, но «особенно дерзких и способных сотворить большое зло он из Италии, дабы они не затеяли там мятежа, перевел в Африку и с удовольствием под разными предлогами использовал их в особо опасных делах; так он одновременно и от них избавился и ценою их жизни победил своих врагов. Он был человеколюбивейшим из людей и сделал очень много добра воинам и другим, но страшно ненавидел смутьянов и обуздывал их самым жестоким образом»...



  • Военные заслуги Цезаря в 50-е годы до н.э. позитивно повлияли на его репутацию в Риме. Его политический противник Цицерон в одной из официальных речей признает: «Могу ли я быть врагом тому, чьи письма, молва о нем и курьеры всякий день радуют слух мой не слыханными доселе названиями племен, народностей и местностей?» («О консульских провинциях», 22). «Некогда ... природа укрепила Италию Альпами; ведь если бы доступ в нее был открыт полчищам диких галлов, этому городу [Риму] никогда не довелось бы стать оплотом и местопребыванием верховной власти. Теперь же Альпы могут опуститься! Ведь по ту сторону высоких гор, вплоть до Океана, уже нет ничего такого, чего Италии следовало бы бояться» (там же, 34). С галльскими походами Цезаря были связаны еще некоторые мини-открытия. По словам его биографа Светония (56, 6), Цезарь, составляя отчеты сенату, первым стал придавать им вид книги со страницами, тогда как ранее консулы и военачальники писали их на листах сверху донизу. Римский архитектор Витрувий в своем известном трактате «Об архитектуре» (П, 9,14-16) сообщает, что во время боевых действий в Альпах Цезарь открыл для римлян лиственницу, из которой галлы строили свои крепости. Во время второго похода в Германию (54 г.) Цезарем были открыты такие диковинные для римлян виды животных, как большерогий олень («бык с видом оленя»), лоси и зубры.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • ...В условиях подъема 1890-х годов система Витте способствовала развитию промышленности и железнодорожного строительства. С 1895 по 1899 г. в стране было сооружено рекордное количество новых железнодорожных линий, — в среднем строилось свыше 3 тыс. км путей в год. К 1900 г. Россия вышла на первое место в мире по добыче нефти. Казавшийся стабильным политический режим и развивавшаяся экономика, завораживали мелкого европейского держателя, охотно покупавшего высокопроцентные облигации русских государственных займов (во Франции) и железнодорожных обществ (в Германии). Современники шутили, что русская железнодорожная сеть строилась на деньги берлинских кухарок. В 1890-е годы резко возросло влияние Министерства финансов, а сам Витте на какое-то время выдвинулся на первое место в бюрократическом аппарате империи.



  • Желание узнать внутренний мир Василия Верещагина возникло после того, как я впервые увидел в Севастопольском Художественном музее его великолепный этюд «Японка». После крови, страданий и боли военных полотен, принесших живописцу оглушительную славу, миниатюрная женщина в цветистом кимоно, возле скромных хризантем, казалась воплощением мира и покоя. Не верилось, что эту солнечную вещь создал человек, поставивший цель красками и кистью обнажить жестокую изнанку войн и своими картинами вызвать у людей отчаянный протест изуверскому способу разрешения конфликтов.
    Внимательно знакомясь с литературным творчеством художника, письмами и документами, воспоминаниями современников и историографией, я утверждался в той мысли, что огромный эпистолярный материал, накопившийся более чем за столетие со дня его трагической гибели, так и не раскрывает суть этой неистовой и сложной натуры. Тогда я рискнул, не претендуя на всесторонний и глубокий охват, создать небольшой цикл очерков о некоторых малоизвестных страницах жизни Василия Васильевича Верещагина. И начать решил с истории появления на свет этюдов военных кладбищ, написанных весной 1896 года в Севастополе, поскольку уже сам этот факт открывает нам нового Верещагина...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Выдающиеся русские ученые —Жуковский, Менделеев, Чаплыгин — создали теорию, а Можайский изобрел аэроплан с паровым двигателем. Можайский построил и испытал самолет задолго до братьев Райт. Но история авиации берет свой стремительный отсчет именно с их первого полета, 110-летие которого отмечается в этом году.
    Украина вошла в число немногих стран, которые обладают технологиями создания летательных аппаратов и авиационных двигателей. Мы горды тем, что есть в Украине коллективы, благодаря которым жива одна из самых наукоемких и престижных отраслей экономики — авиационная.
    110-летие авиации связано с еще одной значительной датой — 110-летием со дня рождения основателя ГП «Ивченко-Прогресс», генерального конструктора, академика Александра Георгиевича Ивченко.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Личность императора-иконоборца Льва III всегда вызывала живой интерес — и при этом всегда освещалась тенденциозно. С одной стороны, православные писатели по понятным причинам любили изображать его кровожадным чудовищем. С другой стороны, многие историки относятся ко Льву Исавру с сочувствием и среди многочисленных сведений, предоставленных православными писателями, стараются выбирать такие, которые рисуют его наиболее симпатичным. Получается двойное искажение, и неизвестно, всегда ли второму удается компенсировать первое. Свидетельства же его сторонников и современников до нас практически не дошли. Но как бы мы ни относились к деятельности этого императора, биография у него интересная и насыщенная красочными событиями.
    Лев III происходил из небогатой и незнатной семьи. Его эпитет Исавр, давший название основанной им династии, происходит от названия народа, к которому он принадлежал. Исаврийские племена занимали восточные районы полуострова Малая Азия. Заселенные ими территории граничили с землями, подвластными арабам. Исходя из этого строят предположения, что Лев Исавр еще в юности хорошо владел арабским языком, а также испытывал на себе влияние мусульманских идей. Впервые будущий император выдвинулся в правление Юстиниана II, или вернее, в период его борьбы за отеческий престол с другими претендентами. Выказав себя верным сторонником Юстиниана, Лев возвысился, когда его покровитель вернулся в Константинополь.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Есть люди, читая биографию которых не перестаешь удивляться, сколько всяких невероятных и удивительных событий было в их жизни. Одним из таких людей был сын словацкого дворянина и венгерской графини, борец за свободу и самозваный король, авантюрист и искатель приключений Мориц Август Беньовский (Móric August Beňovský). Он прожил короткую, но такую яркую и насыщенную жизнь, что она своими удивительными приключениями и поворотами судьбы напоминает жизнь литературных героев романов Александра Дюма и Фенимора Купера. Всего за сорок лет, отмерянных для него судьбой, ему довелось столько всего сделать, увидеть и пережить, что этого с лихвой хватило бы на двадцать других жизней. Хорошее представление об этом человеке дает характеристика генерал-прокурора Сената князя Вяземского, которую тот дал Беньовскому после его отправки на Камчатку: «Беньовского во время заарестования в Петербурге сам я видел человеком, которому жить или умереть все едино».

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4