Дэвид Ллойд Джордж

Вс, 01/18/2015 - 20:28

БЮДЖЕТ 1909-1910 гг.

В апреле 1908 г. Кэмпелл-Банерман был вынужден уйти в отставку вследствие преклонного возраста и вконец расстроившегося здоровья. Новым премьером либерального кабинета стал Герберт Генри Асквит. После кадровых перестановок в правительстве Ллойд Джордж получил кресло канцлера казначейства (министра финансов), ранее занимаемое Асквитом. Этот пост считался вторым по значению после премьерского. А в следующем 1909 г. на рассмотрение парламента был представлен проект бюджета, который лейбористские газеты назвали «рабочим», леворадикальные публицисты «жульническим», а печатные органы консервативной партии «грабительским». Он включал в себя значительные суммы для страхования от безработицы, болезни и инвалидности. Выступление Ллойд Джорджа, представлявшего проект Палате Общин, длилось четыре с половиной часа и закончилось словами: «Это военный бюджет. Он даст деньги на решительный поход против нищеты и убожества. И я надеюсь, я уверен, что еще до смены нынешнего поколения новым мы пройдем вперед по пути к тому блаженному веку, когда бедность и несчастья исчезнут, как сгинули волки, которыми когда-то кишели наши леса».

Объявленный канцлером казначейства крестовый поход против нищеты требовал немалых дополнительных средств, и он указал следующие источники их изыскания: ввести новые косвенные налоги на табак и спиртные напитки, повысить налоги на наследство, изменить систему сбора подоходного налога, ввести несколько поземельных налогов. Этот последний пункт вызвал наиболее бурную реакцию в правящих кругах, ведь Ллойд Джордж замахнулся на священную корову британской политической системы — необлагаемое землевладение. По сути, канцлер казначейства покушался на особое положение, которое занимала в этой системе земельная аристократия, лендлорды.

Надо сказать, что сумма, получаемая с поземельных налогов, была не столь уж и велика, основные средства на социальное страхование доставлял налог на табак и спиртное, и леворадикальная пресса не преминула отметить, что деньги эти, по сути, берутся из кармана рабочих, но война лендлордам была объявлена. Ллойд Джордж давно вынашивал планы наступления на аристократию. Полагал ли он это хорошим популистским ходом или сказывался менталитет сапожника из Северного Уэльса, но в его речах то и дело проскальзывала анти-аристократическая риторика. Канцлер казначейства не упускал случая упомянуть, что «содержание герцога стоит в два раза дороже, чем полностью снарядить линейный корабль». Еще в 1906 г., выступая перед обширной аудиторией в Оксфорде, Ллойд Джордж заявил, что требования, исходящие от народа, встречают препятствия в палате лордов, что надо «расчистить путь от народа к трону» и решить, наконец, «будет ли страна управляться королем и пэрами или королем и народом». Тогда речь видного либерального деятеля вызвала даже небольшой политический скандал. Король Эдуард VII выразил свой протест. Принятые английским политическим бомондом правила хорошего тона запрещали использовать подобную риторику и затрагивать сюзерена в ходе борьбы партий. Ллойд Джордж был вынужден принести извинения.

Тем не менее в своей дальнейшей политической деятельности он последовательно проводил идеологему, в которой общие интересы промышленных рабочих и их работодателей — капиталистов-промышленников противопоставлялись интересам лендлордов и банкиров. «Политику такой страны, как Англия, не должны диктовать крупные финансисты», — сказано в одном из его выступлений. В знаменитой речи, которую Ллойд Джордж держал перед портовыми рабочими, он, в частности, подробно остановился на трудностях, которые испытывают шахтовладельцы, работающие на земле, принадлежащей лорду. По одну сторону баррикады капиталист, рискующий своим состоянием, инженер, вкладывающий свой ум, и рабочий — источник физической силы. По другую — землевладелец, джентльмен, чья «единственная функция и высшая гордость состоит в величавом потреблении богатства, которое создали другие». Согласно замыслу, такая идейная установка с одной стороны должна была ограничить радикальные настроения в среде пролетариата, а с другой — подвигнуть капиталистов на определенные материальные жертвы в пользу рабочих. Что до роли института монархии, то, избегая затрагивать эту тему в публичных выступлениях, Ллойд Джордж охотно высказывался по ней в приватных беседах. «Несомненно, король приносит пользу, он своего рода отец семейства для всех детей империи», — говорил он в 1909 г., в разгар борьбы за бюджет, сыну Ричарду. Любопытно, что это замечание было сделано вскоре после того, как канцлер казначейства сначала получил очередной нагоняй от монарха за слишком резкий тон своих политических речей, «рассчитанных на то, чтобы противопоставить классы», а затем, во время личной аудиенции, убедил его в необходимости введения поземельных налогов. Говорят, что в ходе этой встречи Его Величество рассказал своему министру финансов популярный в высшем обществе анекдот: один человек спас утопавшего; при вручении медали герой сообщил, что, бросившись на помощь, он перевернул утопавшего лицом вверх, и только убедившись, что это не мистер Ллойд Джордж, вытащил его на берег.
Противники нововведений действовали активно и, казалось, имели сильные позиции. Была организована «Лига протеста против бюджета», возглавляемая крупнейшим представителем финансовых кругов лордом Ротшильдом. Поначалу идея «маленького валлийца» заставить платить лендлордов была воспринята в штыки даже членами его родного либерального кабинета. На предварительном заседании все министры высказались против. Но неожиданно Ллойд Джорджа поддержал премьер. Выслушав всех членов правительства, Асквит невозмутимо заявил, что, по его мнению, аргументы канцлера казначейства не поколеблены.

Аргументы Ллойд Джорджа в конечном итоге произвели впечатление и в парламенте. Палата Общин обсуждала проект бюджета 1909-1910 гг. на 72 заседаниях. Каждая его статья и каждая поправка голосовались отдельно, и всего было проведено 550 голосований. В конце концов, он был принят с минимальными поправками. Теперь слово было за Палатой Лордов.

В день голосования бюджета явка в верхней палате была исключительно высокой. «Потомственные законодатели» отвергли бюджет и вызвали политический кризис. Конституционность их решения была подвергнута сомнению, парламент был распущен. В течение 1910 г. он переизбирался дважды. На повестку дня вносились законопроекты об ограничении полномочий верхней палаты. Как итог, бюджет таки был принят, а Палата Лордов была несколько урезана в правах.
В одной из знаменитых политических речей того времени Ллойд Джордж заявлял, что либеральная партия намерена твердо идти вперед, хотя с фронта на нее «со слепой яростью нападает торийская партия, а с фланга с дикой враждебностью — социалисты». Но сомнительно, чтобы канцлеру казначейства удалось протащить свои социальные проекты через парламент, если бы не растущее революционное движение, наводящее ужас на депутатов. Ему также вряд ли посчастливилось бы завоевать доверие и уважение значительной части рабочих лидеров, если бы не постоянные гневные нападки на его политику некоторых представителей правящей верхушки. Эти две разнонаправленные силы и создали равнодействующую, выдвинувшую на авансцену либералов.

(Окончание следует)

Другие материалы рубрики


  • ... Вернемся, однако, к главному герою нашей статьи. Говоря о деятельности Тотлебена в период между двумя войнами: 1854-1856 и 1877-1878 гг., необходимо, наверное, вспомнить о том, что этот период — время проведения весьма радикальной военной реформы, полностью изменившей принцип формирования российских вооруженных сил. Но, несмотря на занимаемый высокий пост, роль Эдуарда Ивановича в структурных, а не технических преобразованиях армии — весьма скромная. Он не слишком сочувствовал реформам, по мнению некоторых современников даже стремился их тормозить. Надо сказать, что многие талантливые русские военачальники были по своим убеждениям реакционерами...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Ее жизнь — одна из самых ярких и самых трагических страниц английской истории. До наших дней не дошел ни один ее достоверный прижизненный портрет. Все портреты, на которых якобы была изображена леди Джейн, либо написаны через много лет после ее смерти, либо изображают совсем других женщин. Почти во всех учебниках об этой королеве либо не упоминается вообще, либо посвящено всего пару строчек. Такое ощущение, что кто-то специально вычеркнул ее со страниц истории. Уничтожил все документы и изображения. Попытался стереть из памяти людской. Но тем не менее о маленькой королеве помнят, пишут стихи и книги, снимают кинофильмы. На ее могиле, как и на могилах казненных жен Генриха VIII Анны Болейн и Кэтрин Говард, постоянно лежат свежие цветы.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Величайший триумф небесной механики, каковым стало открытие Нептуна, неразрывно связан с именем Леверье.
    Однако историки науки часто умалчивают о том, что научная деятельность Урбена Леверье не всегда была столь безупречно успешной.
    История с открытием Нептуна, являясь самым ярким событием в жизни ученого, имеет и свое не столь триумфальное продолжение.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • «От Сан-Франциско до Гонконга» — так называются путевые наброски некоего В.Верещагина, опубликованные в февральском и мартовском номерах журнала «Русская мысль» за 1886 год. В них подробно рассказывается о морском путешествии автора в сентябре — декабре 1884 года из Америки в Японию и Китай. Об этих очерках все исследователи творчества Верещагина упорно умалчивают, принимая в качестве аксиомы утверждение: Верещагин бывал в Японии однажды в 1903 году. Однако в последнее время многие устои биографии Василия Верещагина рушатся под напором ранее не обсуждавшихся фактов, и эти наброски, возможно, помогут пролить свет на самый загадочный и мало исследованный период жизни художника...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...Однако с течением времени становилось ясно, что государственная машина приказного типа не выдерживает все возрастающей нагрузки, не справляется с задачами, которые ставил перед ней Петр. Первой отказала система местного управления — уездов, непосредственно подчиненных приказам. Тогдашние уезды охватывали огромные пространства, равные нескольким современным областям. Малочисленная же администрация их была не в состоянии выполнить всех распоряжений верховной власти, особенно когда речь шла о бесчисленных денежных, натуральных, отработочных, рекрутских повинностях местного населения. Следствием такого положения стало образование губерний — нового звена управления, возвышавшегося над уездами. В декабре 1707 г. появился соответствующий указ Петра: «Расписать города частьми, кроме тех, которые во 100 верстах от Москвы к Киеву, Смоленску, к Азову, к Казани и к Архангельскому».



  • ...Мы видели, как Петр заботливо охранял достоинство русской национальности, как высоко держал ее знамя, как, привлекая отовсюду полезных иностранцев, не давал им первых мест, которые принадлежали русским. Петр оставил судьбу России в русских руках. Чтобы такой порядок вещей продолжался, нельзя было ограничиться одним физическим исключением иностранцев; для этого нужно было поступать так, как учил Петр Великий: не складывать рук, не засыпать, постоянно упражнять свои силы, сохранять старых людей способных и продолжать непрестанную гоньбу за новыми способностями... Но что всего хуже, русские люди, оставленные Петром наверху, начинают усобицу, начинают истреблять друг друга... Ряды разредели, на Салтыковых и Черкасских не было благословения Петра Великого, и на праздные места выступают таланты, защищенные также преобразователем, но иностранцы — Остерман и Миних. Можно было помириться с возвышением этих иностранцев, очень даровитых и усыновивших себя России... но нельзя было помириться с теми условиями, которые их подняли и упрочили их значение: перед ними стоял фаворит обер-камергер граф Бирон, служивший связью между иностранцами и верховною властию.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Путешествие начинает в Бремене с визита к известному немецкому критику Юджину Цабелю — автору обширной монографии (на русский язык не переводилась) о нем. В дружеской беседе художник рассказывает: весной 1898 года сорокалетний помощник министра военно-морских сил США Теодор Рузвельт из «золотой молодежи» и отчаянных сынов диких прерий сформировал добровольческий кавалерийский батальон «Буйные всадники». С этими парнями отправился покорять Кубу. Взятием Сен-Жуанских высот будущий президент личной отвагой добыл себе чин полковника, всеобщее признание героя войны и безграничную любовь женщин, единодушно признавших его одним из храбрейших мужчин Америки. Вот об этих подвигах теперь уже действующего двадцать шестого президента США он и намеревается написать большое полотно.
    Впечатлениями от недавнего путешествия в Восточную Азию художник делиться не стал, обмолвившись, что нашел там много немецкого: кораблей, банков, складов. Выглядел Верещагин, по мнению Цабеля, неважно. Сильно постарел, «выражение лица — утомленное, борода почти седая».

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Желание узнать внутренний мир Василия Верещагина возникло после того, как я впервые увидел в Севастопольском Художественном музее его великолепный этюд «Японка». После крови, страданий и боли военных полотен, принесших живописцу оглушительную славу, миниатюрная женщина в цветистом кимоно, возле скромных хризантем, казалась воплощением мира и покоя. Не верилось, что эту солнечную вещь создал человек, поставивший цель красками и кистью обнажить жестокую изнанку войн и своими картинами вызвать у людей отчаянный протест изуверскому способу разрешения конфликтов.
    Внимательно знакомясь с литературным творчеством художника, письмами и документами, воспоминаниями современников и историографией, я утверждался в той мысли, что огромный эпистолярный материал, накопившийся более чем за столетие со дня его трагической гибели, так и не раскрывает суть этой неистовой и сложной натуры. Тогда я рискнул, не претендуя на всесторонний и глубокий охват, создать небольшой цикл очерков о некоторых малоизвестных страницах жизни Василия Васильевича Верещагина. И начать решил с истории появления на свет этюдов военных кладбищ, написанных весной 1896 года в Севастополе, поскольку уже сам этот факт открывает нам нового Верещагина...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...В условиях подъема 1890-х годов система Витте способствовала развитию промышленности и железнодорожного строительства. С 1895 по 1899 г. в стране было сооружено рекордное количество новых железнодорожных линий, — в среднем строилось свыше 3 тыс. км путей в год. К 1900 г. Россия вышла на первое место в мире по добыче нефти. Казавшийся стабильным политический режим и развивавшаяся экономика, завораживали мелкого европейского держателя, охотно покупавшего высокопроцентные облигации русских государственных займов (во Франции) и железнодорожных обществ (в Германии). Современники шутили, что русская железнодорожная сеть строилась на деньги берлинских кухарок. В 1890-е годы резко возросло влияние Министерства финансов, а сам Витте на какое-то время выдвинулся на первое место в бюрократическом аппарате империи.



  • Цезарь был не только волевым и амбициозным деятелем, мастером военного дела и политических интриг, но также и великим оратором, имеющим большой дар убеждения. Многие речи и распоряжения Цезаря сохранились в его мемуарных «Записках» и трудах античных авторов, а также в эпиграфических надписях, обнаруженных археологическим путем. Ниже приведены некоторые исторические документы, благодаря которым современный читатель может судить о Цезаре по его собственным словам.