Династия Каролингов

Чт, 03/24/2011 - 22:53

С некоторых пор важная государственная должность майордома во Франкском королевстве стала передаваться по наследству. Они сосредоточили в своих руках всю власть, и образовали династию в начале называвшуюся династией Пипинидов, а потом получившую звучное имя Каролингской, т.к. два наиболее выдающихся её представителя носили имя Карл.


Карл Великий

Карл Великий и папа Адриан I. В 1772 г. папа Адриан I призвал его для защиты от лангобардского короля Дезидерия

Коронование Карла Великого

Людовик I Благочестивый и Карл Великий

Первым из них был пришедший к власти в 715 г. майордом Карл Мартелл (Мартелл - значит «молот»). Его называют изобретателем феодализма. Изобретение Карла Мартелла заключалось в том, что реформируя армию, он ввёл в употребление систему бенефиций, земельных пожалований за военную службу. Земли раздавались не в собственность, а в условное держание, и могли быть отобраны в случае прекращения держателем военной службы. По наследству они переходили тоже лишь в случае продолжения службы наследниками. В этом случае договор о пожаловании земель возобновлялся. Такая система очень благотворно сказалась на боеспособности франкской армии, но едва не поссорила франкского правителя с католической церковью, так как земельный фонд для бенефиций был, отчасти, образован землями, конфискованными у монастырей. Но выход был найден. До сих пор франкская экспансия шла на юг, на христианизированные земли бывших римских провинций. Мартелл направил её на восток, в языческую Германию. Утверждая свою власть на этих землях, он основывал новые монастыри, и христианские миссионеры вели здесь свои проповеди под защитой его могучей армии. То, что католическая церковь потеряла в Галлии, она с успехом компенсировала в Германии.

Ещё одно направление полководческой деятельности Мартелла помогло ему заслужить славу верного сына церкви. Начиная с VII века, объединённые под знаменем ислама арабские народы Средиземноморья, составляли постоянную угрозу для Европы. Они захватили восточные провинции Византии, Северную Африку, Испанию и серьёзно угрожали северному побережью Средиземного моря. В 732 г., в битве при Пуатье, франки, возглавляемые Карлом Мартеллом, разбили арабское войско. Эта победа утвердила за Мартеллом ореол героя, спасителя Европы от мусульманского нашествия. Некоторые современные историки, высказывают мысль, что последствия победы при Пуатье были сильно преувеличены, и реально мусульманское нашествие было остановлено благодаря военным успехам на востоке византийского императора-иконоборца Льва Исавра. Трудно судить, кто прав, но в западноевропейской традиции была, по крайней мере, создана легенда о Пуатье воодушевлявшая многие поколения.

Тем временем в Италии происходили события немаловажные для судеб франкского королевства. Большую часть полуострова захватило германское племя лангобардов, и лангобардские короли угрожали светской власти пап, забирая под свою руку всё больше земель и городов Италии. Начиная с IV века, когда христианство стало официальной религией Римской империи, римские епископы укрепляли своё влияние, используя покровительство императоров. Но после гибели Западной империи в Риме фактически не осталось другой власти, кроме власти пап. И, как бы ни был высок их духовный авторитет и экономическая эффективность монастырских хозяйств, они нуждались всё же в содействии светских государей. Сначала они считали главным защитником христианства и наследником римских цезарей византийского императора, но Константинополь был далеко, а Византия не достаточно сильна, чтобы удержать власть над Италией. Затем она и вовсе погрязла в «ереси» - в VIII веке там процветало иконоборчество. Папа был поставлен перед необходимостью искать себе нового союзника. Этим союзником мог стать могущественный правитель Франкского королевства. Римский первосвященник отправляет посольство к Карлу Мартеллу, восхваляя его деяния, и прося оказать помощь в борьбе с лангобардами. Мартелл принимает посольство с большими почестями, но оказать требуемую помощь не может по независящим от него причинам. Тем не менее, начало отношений положено. В правление сына Мартелла эти отношения получат своё развитие.

Сына Карла Мартелла, как и многих его предков, звали Пипин, а прозван он был Короткий из-за маленького роста. Несмотря на такое негероическое прозвище, Пипин Короткий остался в памяти потомков, как умный и энергичный правитель, выдающийся военачальник и государственный деятель.

Другие материалы рубрики


  • Летом 1187 г. войска султана Египта и Дамаска Салах-ад-Дина, известного европейцам под именем Саладин, подошли к стенам Иерусалима, который вот уже 88 лет был столицей Иерусалимского королевства, основанного в Святой Земле рыцарями-крестоносцами. Этому событию предшествовал целый ряд побед мусульманского полководца, в результате чего под его контроль перешло множество городов и крепостей ранее принадлежавших христианам: Сен-Жан-д'Акр, Яффа, Кесария, Арсуф, Бейрут, Иерихон, Наблус, Рамла. Особенно тяжелые последствия для пришельцев с Запада имела битва при Хаттине, когда основные силы крестоносцев были разгромлены, а король Иерусалимский Ги де Лузиньян был взят в плен.
    Положение жителей осажденной столицы было крайне тяжелым, чтобы не сказать — безнадежным. Им неоткуда было ждать помощи. Тем не менее они предприняли попытку оказать сопротивление...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • В течение почти 200 лет эта своеобразная тайная организация шиитской секты исмаилитов наводили страх и ужас на просторах мусульманского мира и Европы. Они покоряли и уничтожали города, свергали могущественных правителей и владык. Иранские ассасины были разгромлены монгольским ханом Хулагу в 1256 году. В Сирии и Ливане в 1272 году их добил египетский султан Бейбарс I, но тем не менее они существуют и поныне…

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • В одной рукописи конца IX в., повествующей о жизни и деяниях Карла Великого, приводится такая история: «Однажды случилось так, что Карл, объезжая свои земли, прибыл в некий город Нарбоннской Галлии. Когда он сидел за столом, в гавани появились норманнские лазутчики, высматривая добычу. Но никто не догадался об их истиной принадлежности. Все смотрели на корабли, и одни приняли их за иудейских, другие за африканских, а третьи — за британских купцов. Но премудрый Карл немедленно узнал по их вооружению и ловкости маневрирования, что это не купцы, а враги, и сказал своим людям: «Эти корабли набиты не товарами, они полны наших злейших неприятелей!». При этих словах все поспешили к кораблям, обгоняя друг друга, но напрасно. Едва норманны узнали, что тут находится Он, Карл-Молот, как они его называли, то немедленно обратились в бегство, избегая не только оружия, но и взгляда преследовавших.
    Они боялись, что от взгляда императора их мечи потеряют силу и разлетятся на куски. Но благочестивый Карл, муж праведный и богобоязненный, встал из-за стола и подошел к окну, которое выходило на восток. Тут он плакал долгое время, и так как никто не дерзал заговорить с ним, сам обратился к своим воинственным соратникам и сказал им, желая объяснить свое поведение и слезы: «Знаете ли, о мои возлюбленные, о чем я плакал? Не о том, что я боюсь, будто эти глупцы, эти ничтожные людишки могут быть мне опасны, но меня огорчает, что при моей жизни они осмелились коснуться этих берегов, и горюю я потому, что предвижу, сколько бедствий они причинят моим преемникам и их подданным.»
    Скорбь императора была пророческой. Последующие три столетия норманны наводили ужас на всю Европу.



  • ...Следствием преобразований были впечатляющие военные успехи империи в борьбе с Арабским халифатом. В 717 году критическая военная ситуация отдала власть в руки Льва Исавра — стратига малоазийской фемы Анатолика, ставшего императором Львом III, основоположником Исаврийской династии. Ему удалось одержать ряд побед над арабами и снять угрозу со столицы. В 726 году ведущий успешную борьбу с арабами и потому любимый народом Лев Исавр, опираясь на широкие крестьянские массы, сделал официальной государственной политикой иконоборчество, неортодоксальную ветвь христианства, популярную в среде стратиотов. Идеологическая база иконоборчества давала ему основания для изъятия части монастырских сокровищ и ликвидации податных льгот монастырям. Полученные таким образом средства шли на закрепление военных успехов. Политика императора естественно вызвала сопротивление церкви, находящей поддержку у остатков старой городской знати и городской бедноты, которую церковь подкармливала на свои средства. Но пока императоры-иконоборцы одерживали победы, их позиции оставались достаточно сильными. Преемник Льва III Константин V закрыл и превратил в казармы и мастерские мятежные монастыри. В 754 г. иконоборческий собор осудил иконопочитание, предал анафеме "древопочитателей" и "костепочитателей".

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Вот уже восемьсот лет история о короле Артуре, мудром волшебнике Мерлине и доблестных рыцарях Круглого Стола числится среди самых востребованных сюжетов художественной культуры. То есть — за восемьсот лет можно поручиться, а дальше ее истоки теряются во мраке веков. Дальше мы просто не имеем достоверных письменных источников, а проследить судьбу устного предания очень трудно.
    Цикл артуровских романов Томаса Мэлори, напечатанных в 1485 г. под общим заглавием «Смерть Артура», был одним из первых в мире светских художественных произведений, изданных массовым, по меркам того времени, тиражом.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Вопрос о том, что именно в книге Гальфрида Монмутского, повествующей о короле Артуре, соответствует исторической правде и откуда писатель брал свои сюжеты, в значительной степени остается открытым. Но некоторые его источники проследить все же удалось. Так, не подлежит сомнению, что, прежде чем приступить к своей «Истории бриттов», Гальфрид ознакомился с книгой того же названия, принадлежащей перу Ненния, валлийского писателя, жившего в конце VIII — начале IX вв. В отличие от Гальфрида, Ненний не считается беллетристом. Его работу, к сожалению, небольшую по объему, относят к серьезным историческим источникам.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Курляндия стала герцогством в 1561 году, как феодальное владение Речи Посполитой на территории современной Латвии. После распада в 1567 году государств Ливонии, власть в которых принадлежала ордену и епископам, возникло Курземско-Земгальское герцогство (герцогство Курляндское и Земгальское) — государство, находившееся в вассальной зависимости от Польши. Обычно его называли Курземским (Курляндским) герцогством (немецкое Kurland — земля куршей). Во главе этого государства стоял герцог, являвшийся вассалом короля Речи Посполитой.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • ... Тем временем, очень далеко от Франции и Англии произошло событие, которое взбудоражило всю Европу. В 1187 г. султан Египта и Дамаска Саладин отбил у христиан Иерусалим — бывший с 1099 г. столицей государства крестоносцев (Иерусалимского королевства). Как только эта ужасная новость достигла дворов европейских государей, было принято решение о новом крестовом походе, и Ричард поклялся принять в нем участие. Но весь следующий год ему было не до того. Он даже потратил значительную часть собранного для крестового похода чрезвычайного налога (так называемой Саладиновой десятины) на политическую и военную кампанию против Генриха II. В мятеж удалось вовлечь и принца Джона. Говорили, что известие об измене младшего сына стало роковым для английского короля. Потрясенный, он умер в 1189 г. в луарском замке Шинон, бывшем частью его континентальных владений (впоследствии этот замок прославился тем, что именно здесь Жанна д’Арк явилась ко двору дофина Карла)...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • ...Сразу нужно отметить, что самым жестоким было преследование тамплиеров именно во Франции. Там к тамплиерам сразу же были применены пытки и жестокое обращение. Именно во Франции впервые стали сжигать на кострах рыцарей Ордена Храма. К несчастью инквизиторов, среди тамплиеров не было ни одного подследственного, который бы отстаивал ересь Ордена. Наличие такого свидетеля было бы просто подарком судьбы для Филиппа IV. Конечно, рыцари под пытками признавались во всех грехах, но не отстаивали приписываемые им ереси. Пытки были настолько ужасны, что Аймери де Вильер позже заявил: «Я бы признал все; я думаю, что признал бы, что убил Бога, если бы этого потребовали». Но после, на следующем же допросе рыцари отказывались от признаний в ереси. Эти отказы носили столь массовый характер, что Жан де Мариньи, архиепископ Санской епархии (в которую тогда входил и Париж) был вынужден под давлением Филиппа IV передавать отказывающихся от своих показаний тамплиеров в руки светской власти для сожжения на кострах. Все инквизиционные правила перевернулись наоборот: ведьма, отказавшаяся от ереси, была уверена в своем спасении и окончании пытки; тамплиер, отказавшийся от ереси, попадал на костер...



  • ...В 1189 году начинается Третий крестовый поход. Гвидо де Лузиньян с очень небольшими силами, нарушив данное Салах-ад-дину (так на самом деле звучит имя Саладин) в плену слово, возобновил войну и осадил Акру. Во время долгой осады осажденными был второй раз взят в плен и на этот раз обезглавлен Жерар де Ридефор. К 1191 году только прибытие участников Третьего крестового похода позволило Лузиньяну, после двухлетней осады, овладеть крепостью Сен-Жан д`Акр (Акра). Тамплиеры, принимавшие активное участие в осаде крепости, размещают в городе свой Тампль (так традиционно уже называется штаб-квартира Ордена). На сто лет город стал штаб-квартирой тамплиеров, которые лихорадочно собирали новые кадры. Восемнадцать месяцев у Ордена не было магистра. Но понемногу все снова наладилось...