Дрейфующая станция «Северный полюс-1»

Сб, 08/30/2014 - 21:45

О.Ю. Шмидт, И.Д. Папанин

Радист экспедиции Э.Т. Кренкель

Эрнст Кренкель — дежурный повар

Запуск радиозонда


Рабочие будни на станции

«Мурман» и «Таймыр» у льдины, на которой папанинцы провели зиму


Торжественная встреча

На приеме в Кремле в честь покорителей Северного полюса

Э. Т. Кренкель, П.П. Ширшов, Е.К. Федоров, И.Д. Папанин . Все «папанинцы» стали Героями
Советского Союза

Самая северная метеостанция в мире

Существование дрейфующей станции «Северный полюс-1» открывало сказочные перспективы перед учеными-метеорологами. Папанинцы четырежды в день передавали метеосводки на остров Рудольфа. Добытые таким образом данные вносились в общие синоптические карты. Основываясь на наблюдениях, сделанных на дрейфующей станции, метеорологи пересмотрели ряд старых теорий об антициклонах в центральном полярном бассейне.

Были и особые задания. Уже 10 июня по радио было получено важное распоряжение из Москвы: «Обслужить сводками погоды и радиосвязью перелет Чкалова через Северный полюс в Америку». Само наличие в районе полюса дрейфующей станции и аэродрома при ней было дополнительным аргументом к тому, чтобы разрешить этот рискованный перелет. В случае возникновения аварийной ситуации, можно было надеяться посадить самолет здесь, в восьмистах километрах к северу от Рудольфа. Двумя годами раньше, когда Валерий Чкалов впервые обратился к Сталину с идеей трансполярного перелета, он не получил на него разрешения. Гибель самолета и экипажа негативно сказалась бы на международном престиже, и руководство страны предпочло тогда менее опасный маршрут от Москвы до Петропавловска-Камчатского.

Самолет Валерия Чкалова вылетел 18 июня в 4 часа утра. Радист дрейфующей станции «Северный полюс-1» Эрнст Кренкель поддерживал с ним постоянную связь, не отходя от рации в течение 36 часов. Ранним утром 19 июня папанинцы услышали гул мотора, но сам самолет был скрыт облаками. Вскоре Кренкель принял чкаловскую радиограмму: «Перевалили полюс. Попутный ветер. Видим ледяные поля с трещинами и разводьями. Настроение бодрое». А к вечеру пришло распоряжение из Москвы: «Передачу дополнительных метеорологических сводок прекратить». 20 июня самолет Чкалова благополучно приземлился в Ванкувере.

4 июля папаницы получили задание обеспечить метеосводками беспосадочный перелет Москва — Северный полюс — Сан-Джасинто (США) летчика Михаила Громова, рекордный по дальности. Это воздушное путешествие также окончилось успешно.

30 июля на станции стало известно о предстоящем перелете Сигизмунда Леваневского по маршруту Москва — Северный полюс — Фербенкс (Аляска). 12 августа самолет Леваневского вылетел из Москвы. А 13 августа, в 17 часов 58 минут по московскому времени, связь с ним прервалась. Последнее сообщение летчик прислал, пролетая над советским побережьем Северного Ледовитого океана. С тех пор о судьбе Леваневского ничего не известно. Его следы пытались искать и на евразийском, и на североамериканском побережье. Еще много недель папанинцы снабжали дополнительными метеосводками летчиков, ищущих пропавший самолет на дрейфующих льдах. Но все их усилия были тщетны.

Трудовые будни

В числе задач, стоящих перед папанинцами, была задача дать для Международного конгресса геологов сведения о морском дне в районе Северного полюса. Щуп для взятия проб грунта опускали на более чем четырехкилометровую глубину при помощи собранной тут же на льдине ручной лебедки. Это была тяжелая изнурительная работа, требующая непрерывных усилий в течение 3-4 часов. Полученные таким образом пробы раскладывали в целлофановые пакетики. Кроме того, Ширшов регулярно отбирал пробы воды на различных глубинах. Было установлено, что в придонных слоях температура несколько выше, чем в толще воды на глубине 2-3 тыс. м. Это явление отнесли за счет нагревания воды теплом, поступающим из земной коры.

В последней декаде июля исследователи зафиксировали заметное развитие растительного планктона в верхних слоях моря. По-видимому, в это время в центральной области Ледовитого океана наступает гидробиологическая весна. В конце лета, когда снеговой покров на льду растаял, в поверхностный слой моря проникало особенно много солнечного света: на протяжении всего сентября полярники наблюдали значительное развитие, цветение растительного планктона.
Постепенно у членов экспедиции выработался устойчивый график гидрологических работ. Через каждые 30 миль пройденного льдиной пути, если позволяла погода, они измеряли глубину океана. Затем брали пробы воды с разных глубин: 5 м, 10 м, 25 м, 50 м, 75 м, 100 м, 150 м, 200 м, 250 м, 300 м, 400 м,
500 м, 750 м, 1000 м, 1500 м, 2000м и далее до дна через каждые 500 м.

Был сделан ряд интересных наблюдений в отношении океанических течений и их связи с движением льда. Оказалось, что дрейф льда увлекает с собой только сравнительно тонкий поверхностный слой воды, толщиной до 25-35 м. Под этим слоем, на глубине 50-75 м, а нередко и до 100 м, возникает обратное течение, компенсирующее сгон воды поверхностного слоя.

До папанинцев никто не измерял магнитного склонения в центральной части Северного Ледовитого океана, не определял угла отклонения магнитной стрелки от направления истинного меридиана. Склонения же вблизи географического и магнитного полюсов меняются очень резко. До сих пор магнитные карты центральной части Арктики составлялись на основании различных предположений о том или ином распределении магнитной силы по земной поверхности. Во время пребывания на станции «Северный полюс-1» Евгений Федоров регулярно, через каждые 30-40 миль проводил магнитные измерения, что послужило началом для составления надежной магнитной карты центрального полярного бассейна.
Лето на Северном полюсе

Находясь на дрейфующей станции, Иван Дмитриевич Папанин вел дневник, в который ежедневно записывал важнейшие события и наблюдения. Немало внимания там уделяется погоде, так что, читая эти записи, можно получить самое полное представление о смене времен года в Центральной Арктике.
28 июня: «На дворе отвратительная погода: льет самый настоящий дождь, везде бежит вода, кухня протекает. Порывы ветра достигают восемнадцати метров в секунду. При такой силе ветряк не может работать, его крылья складываются».

3 июля: «Всюду снег толстым слоем ложится на палатки, потом начинает таять, и вода протекает внутрь. Ну и лето! В такую погоду не хочется выходить на улицу. Оттуда возвращаешься промокший насквозь, а сушить одежду негде.

4 июля: «Арктическое лето окончательно утвердилось. Температура — плюс полградуса. Туман, какая-то пронизывающая сырость. Когда-то плотный, искрящийся снег нашего поля теперь превратился в сырую кашу».

18 июля: «Пурга — это наш бич: она заваливает снежным покровом наше хозяйство, заметает протоптанные дорожки к палаткам и базам. Сколько дополнительной тяжелой работы вызывает у нас пурга!».

26 июля: «Встреченные большой радостью заморозки продержались недолго. Погода отвратительная: туман, моросит дождь, температура воздуха — четыре градуса тепла. Лед снова начал сильно таять. Наша жилая палатка в опасности. Канал, по которому бежит вода в прорубь, углубился до шестнадцати сантиметров. Ходить к палатке даже по доскам теперь опасно: можно свалиться в широкую полынью... Много возни доставляет нам гидрологическая лунка, куда бурным ручьем стекает вода с окрестных озер. Образовался стремительный водоворот, размывающий стенки проруби и угрожающий лебедке. Петр Петрович старательно ее укрепляет. Там, у лунки, такой сильный напор воды с двух сторон, что Ширшов боится потерять свою драгоценную лебедку. Он делает целое сооружение из досок, кусков фанеры и палок. Даже все свободные лыжи пошли в дело. Провозился до самого обеда. Зато теперь лебедка, кажется, в безопасности».
К середине лета льдина, на которой обосновалась дрейфующая станция, покрылась пресноводными голубыми озерами и проливами, по которым папанинцы время от времени совершали прогулки на байдарке. По словам обитателей льдины, озера были очень красивы, но причиняли и огорчения. До одной из баз невозможно было добраться посуху, а ледовый аэродром пришел в полную негодность, так что авиасообщение с островом Рудольфа в этот сезон наладить было нельзя. Полярники были окончательно отрезаны от большой земли.

Обилие влаги на поверхности льдины затрудняло и гидрологические работы. Одна из возникших в ходе работ проблем была связана с тем, что температура замерзания соленой воды несколько ниже, чем у пресной, поэтому вода в океане в принципе может иметь отрицательную температуру. Что касается талого снега, то он является источником пресной воды. Намокшая на поверхности гидрологическая вертушка при погружении может покрыться льдом и сломаться. За ее состоянием приходилось тщательно следить.

Связь с Большим Миром

Ледяной арктический ветер доставлял полярникам много неприятных ощущений, но он же был основным источником энергии для радиостанции. В дневнике Папанина имеется следующая запись: «Когда у нас устанавливается хорошая погода, это приятно для жизни и души, но Эрнст во время штиля начинает грустить, с тревогой поглядывает на аккумуляторы, вздыхает и экономит каждое слово при радиопередаче». Далее описан процесс передачи радиограмм во время штиля: «Ветра нет, аккумуляторы слабы, и Эрнст передает наши телеграммы и корреспонденцию на остров Рудольфа только в то время, когда мы накручиваем свою ручную машинку. Крутим ее вдвоем, а третий дожидается своей очереди. После каждых ста слов передачи один из нас сменяется».

Надо сказать, что корреспонденция обитателей льдины была очень обширной. Кроме обязательных научных сводок они отправляли репортажи во множество советских газет, каждая из которых стремилась заполучить хотя бы строку, подписанную знаменитыми полярниками. Радист самой северной в мире радиостанции Эрнст Кренкель с энтузиазмом принимал участие в столь популярных в то время радиомарафонах. 29 июля, в день, когда дрейфующая станция пересекала 88 параллель, ему удалось связаться с радиолюбителем из Южной Австралии, установив таким образом мировой рекорд.

Во время знаменитого папанинского дрейфа в СССР происходили выборы в Верховный Совет. Пребывание прославленных полярников на льдине не помешало их выдвижению кандидатами в депутаты. Иван Дмитриевич Папанин был избран от Карельской АССР, Кренкель — от Башкирской ССР, Федоров — от Киргизской ССР, Ширшов — от города Днепропетровска.

Другие материалы рубрики


  • В отделении Берлинского музея, посвященном древнеегипетской культуре, как величайшее сокровище хранится одинокая зеленоватая бусина, диаметром около 9 мм. Невзрачная с виду, она действительно является очень ценным музейным экспонатом. Это — древнейшее известное современным ученым изделие из стекла. Предполагают, что она была изготовлена около 5500 лет назад.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Появление в мире нейл-дизайна моды на покрытие ногтя гель лаками случилось не так много лет назад, но стало настоящей революцией в техниках маникюра, предоставив достойную альтернативу обычному покрытию эмалью.



  • В США программистами была разработана уникальная система искусственного интеллекта, обладающая способностью разрабатывать сценарии для компьютерных игр.



  • Двухступенчатый процесс производства стали, когда сначала мы из руды получаем чугун, а потом из чугуна выплавляем сталь, при всех своих достоинствах обладает рядом серьезных недостатков. Ведь что мы делаем. Сначала, как и в сыродутном процессе, восстанавливаем из руды железо. И тут же в доменной печи начинаем нашпиговывать его нужными и ненужными примесями. Углерод, марганец, кремний и абсолютно нежелательные сера и фосфор. Затем в сталеплавильном цехе принимаемся все эти примеси выжигать кислородом. Опять же и нужные, и ненужные. Полупродукт, который льется из конвертера или мартеновской печи — это пока еще не сталь. В нем нет нужных элементов, зато в избытке растворенного в металле кислорода. Сталь, говорят сталевары, надо раскислить. Забрать из металла лишний кислород, а заодно и добавить необходимые легирующие элементы. И вот тут-то сталеплавильщикам и приходится считаться с недостатками традиционной металлургии.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • В сентябре этого года были объявлены итоги международного конкурса под названием
    Land Art Generator Initiative, в котором приняли участие проекты, включающие в себя объединение решений новой энергетики с достижениями на дизайнерском поприще. В число финалистов конкурса вошёл интересный проект, созданный американским дизайнером Абдулазизом Халили и его группой Khalili Engineers под названием The Pipe (от англ.труба). Это инновационный опреснитель воды, осуществляющий работу при помощи солнечных батарей


  • Не только в школах, но и на исторических, юридических, экономических и некоторых других факультетах ВУЗов учащиеся часто обращаются к таким изданиям, как общий курс русской истории. Это обоснованно тем, что знание истории своей страны показывает высокий и незыблемый уровень нации. Каждый уважающий себя гражданин должен знать о том, как строилась страна, в которой он проживает.

  • Первая мировая война началась из-за желания тогдашних сверхдержав стать единоличными гегемонами. Они всю свою историю существования развивались в направлении постоянной милитаризации, их экономика была четко подвязанная и напрямую зависела от армии, а точнее от ее успешной экспансии. Эти страны постоянно расширяли свои границы, ведя непрерывные локальные войны за новые территории богатые ресурсами и человеческим потенциалом. Им также постоянно требовались новые рынки сбыта своих товаров.



  • Прежде чем говорить об эффигиях, надо знать, что это такое. Эффигия (от лат. Effigies) — это скульптурное надгробие, т.е. изображение усопшего, выполненное из камня, дерева или металла. В средние века такие изображения выполнялись в лежащем, коленопреклоненном или стоящем виде и помещались над местом захоронения рыцарей либо представителей знати. Нередки были и парные эффигии — т.е. фигуры мужа и жены, а также совершенно плоские изображения, сделанные на медных либо бронзовых листах и наложенные на каменную надгробную плиту. Очень часто фигуры изображались со скрещенными руками или соединенными в молитве ладонями и с ногами, покоящимися на фигуре льва или собаки.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • «Варяг», «Аврора», «Титаник»… Знаменитые названия этих кораблей знает каждый. А слышали ли Вы, уважаемый читатель, о корабле Т-36? Хотя это даже не корабль, а так, самоходная баржа, не удостоенная имени собственного, морской грузовичок, задача которого — доставлять на берег груз с крупных кораблей. Возможно, люди постарше вспомнят что-то об этом суденышке, если назвать четыре фамилии: Зиганшин, Поплавский, Федотов, Крючковский. Хотя и они формально не являлись моряками, а были военными строителями, приписанными к пограничной заставе. Маленький самоходный катер, четыре молодых бойца, один из которых был младшим сержантом, а остальные и вовсе рядовыми… Все как-то незначительно, что же такого могли сделать эти четверо, чтобы навеки вписать свои имена в историю? А между тем в начале 1960-х годов каждый житель Советского Союза знал, кто такие Зиганшин, Поплавский, Федотов, Крючковский. Мало того, их имена гремели и по ту сторону океана, в стане «главного идеологического врага» подвигом советских матросов восхищались не меньше, чем на родине. И еще — пускай невольно, но четверо простых матросов сделали для сближения двух супердержав, СССР и США, едва ли не больше, чем многочисленные делегации политиков и дипломатов…

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Принято считать, что строители средневековых городов не очень-то обременяли себя заботой о канализации. И, по большому счету, это правда.
    Еще не в такой уж и туманной исторической ретроспективе, в 1764 году, некто Ла Морандьер так живописал ароматы резиденции французских королей — Версальского дворца: «Парки, сады и сам замок вызывают отвращение своей мерзостной вонью. Проходы, дворы, строения и коридоры наполнены мочой и фекалиями; возле крыла, где живут министры, колбасник каждое утро забивает и жарит свиней; а вся улица Сен-Клу залита гнилой водой и усеяна дохлыми кошками».
    Все последующие годы парижская вонь только нарастала. (Впрочем, не только парижская. Имеется зарисовка с натуры одного английского путешественника, который в конце XVIII в. побывал в главном городе Оверни Клермон-Ферран: «Улицы по своей грязи и зловонию напоминали траншеи, прорезанные в куче навоза».)
    В своем фундаментальном труде «Картина Парижа» (1781-1788) Себастьян Мерсье дает такое, в полном смысле слова макабрическое, описание отхожих мест французской столицы: «Пусть те, кому дорого собственное здоровье, никогда не испражняются в эти дыры, именуемые отхожими местами, и пусть они никогда не подставляют свои задние проходы этим потокам чумного воздуха; лучше уж рты, так как желудочная кислота скорее справилась бы с ними. Многие болезни берут свое начало в этих опасных очагах, откуда испаряются гнилостные миазмы, проникая при этом в тело. Дети страшатся этих зараженных отверстий; им кажется, что здесь начинается дорога в ад; то же думал и я в детстве».

    • Страницы
    • 1
    • 2