Древний флот Поднебесной Империи

Чт, 07/30/2015 - 19:30

Модель «плавучей сокровищницы»

«Плавучая сокровищница» (джонка) Чжэн Хэ в сравнении с каравеллой «Санта-Мария» Х. Колумба. Масштаб моделей одинаков

Статуя адмирала Чжен Хэ



Культурное наследие Китая, оставшееся с тех времен, когда Китайская империя была могущественной державой (конец XIV — начало XV вв.), огромно, и следы его можно обнаружить во многих странах. Как свидетельствуют научные данные, географические карты были известны китайским морякам издавна, еще до нашей эры. Русская википедия говорит, что на фрагментах китайского шелка времен правления первых императоров династии Мин можно найти контуры очертаний азиатских и сопредельных с ними стран, начиная с Японии и кончая государствами восточного побережья Африки. К культурному наследию следует также отнести путешествия китайских мореходов, имевшие место в начале XV века, которые, помимо всего прочего, несли слаборазвитым и изолированным от мира народам элементы высокой цивилизации. Это было проникновение в мир иных народов высокой культуры, которая была настолько выше культуры аборигенов, что вызвала у них настоящее потрясение. Образно говоря, на расстоянии многих тысяч километров Китай оставил после себя след гигантского колосса, имя которому — культура Китайской империи.

Китайцы за время развития своей цивилизации накопили большой опыт во многих сферах человеческой деятельности. Походы огромных кораблей, созданных волей императора Чжу Ди и посланных им бороздить простор мировых океанов, явились кульминацией 800-летнего периода китайского мореплавания и исследований новых океанов и земель. К тому времени, когда адмирал Чжэн Хэ отправился в путь, традиция торговли с Индией насчитывала уже более 600 лет. И даже во времена монгольского хана Хубилая, когда китайский флот был малочисленным, эта торговля не прекращалась. Китайские наука и технология опережали мировые аналоги. С конца XI в. на китайских кораблях появился компас — о свойствах магнита китайцы знали еще с древности: «Кормчим ведомы очертания берегов, и ночью они определяют путь по звездам, днем — по солнцу. Если же солнце скрыто за тучами, то пользуются они югоуказывающей иглой», — говорится о судовождении китайских моряков в одном трактате.

РАЗВИТИЕ МОРЕХОДСТВА

У китайцев существовала куда более древняя традиция мореплавания, опыт хождения по морям-океанам и развития навигационной техники, нежели у какого-либо европейского народа. Огромный флот Чжэн Хэ, состоявший из гигантских «плавучих сокровищниц» и многочисленных кораблей снабжения, явился результатом воплощения в жизнь расширенной кораблестроительной программы, которая, в свою очередь, могла быть принята только по той причине, что ее поддерживала вся гигантская экономическая мощь Китайской империи. Крохотные каравеллы Кабрала, Диаша и Магеллана по сравнению с «плавучими сокровищницами» Чжэн Хэ выглядят прогулочными лодочками.

Императорский Китай достиг величия и превратился в могучую морскую державу, а его приморские города стали центрами мировой торговли. Так, г.Кантон в начале XIV века, по словам одного европейского путешественника, побывавшего в нем, был равен трем Венециям. «Во всей Италии не наберется столько товаров, сколько их есть в одном только этом городе», — замечает он. Из Китая в другие страны в это время вывозились в большом количестве шелка, фарфор, художественные изделия, а ввозились пряности, хлопчатобумажные ткани, лекарственные травы, стекло и другие товары. Китайские моряки обладали обстоятельными познаниями о ветрах, морских течениях, мелях, тайфунах и т.п., которые добывались многовековой практикой мореходов. В стране имелась обширная географическая литература, содержавшая описания заморских стран с подробными сведениями о товарах, привозимых из них в Китай.

Для развития торговли в Китае было создано более 300 видов судов-джонок. Сохранившиеся и доныне, они поражают своей мореходностью, вместительностью и практичностью. Все они очень похожи: плоское днище, вертикальные борта корпуса, слегка заостренный нос, тупая, обрубленная корма с каютами и рейковые паруса, плетенные из тростника. В принципе, конструкция джонок настолько рациональна, что почти без изменений дошла до нашего времени — то есть пережила несколько тысячелетий. Не каждому, даже, казалось бы, перспективному в свое время техническому изделию, выпадает такая судьба. В истории упоминаются джонки, вмещавшие до тысячи человек. В китайских портах для далеких плаваний строились крупные морские суда, имевшие несколько палуб, множество помещений для команды и купцов; экипаж такого судна обычно насчитывал до тысячи моряков и солдат (что являлось необходимым на случай встречи с пиратами, которых особенно много было в водах Малайского архипелага). Эти суда приводились в движение парусами из тростниковых циновок, закрепляемых на подвижных реях, которые позволяли менять положение парусов в соответствии с направлением ветра; при штиле эти суда передвигались с помощью больших весел.

Имеется достаточно доказательств того, что гигантский китайский флот под командой адмиралов Чжэн Хэ, Ян Цина, Чжоу Маня, Хон Бао и Чжоу Вэня, выйдя в грандиозное путешествие по Мировому океану, открыл и описал неизвестные прежде континенты, острова и страны. Китайцы прошли сквозь островные архипелаги, насчитывавшие в общей сложности до 17 тысяч островов, и нанесли на карту 10 тысяч миль побережья. В этой связи заявление жэн Хэ о том, что он и его адмиралы посетили около «трех тысяч стран — больших и малых», выглядит вполне реальным. В научных кругах существует точка зрения, что китайские флоты прошли через Индийский океан к Восточной Африке, обогнули мыс Доброй Надежды, дошли до островов Зеленого Мыса; потом, пройдя Карибское море, добрались до Северной Америки, Южной Америки и Арктики, доплыли до Мыса Горн, дошли до Антарктики, Австралии, Новой Зеландии и пересекли Тихий океан.

Любая «плавучая сокровищница» была в два раза длиннее и в три раза шире, чем корабль адмирала Нельсона «Виктория». Помимо этого, китайские корабли лучше выдерживали боевые повреждения и имели лучшую остойчивость. Это не говоря уже о том, что, по сравнению с «Викторией», «плавучая сокровищница» могла находиться в открытом море целыми месяцами без захода в порты.

Китайские корабли могли находиться в море даже при самых неблагоприятных и суровых погодных условиях. Имевшиеся же на них средства навигации позволяли китайцам не только определять с большой точностью свое положение в Мировом океане, но и вычерчивать почти современные по очертаниям карты земли. По расхожей версии, карта мира, скопированная с китайской, хранилась в португальской государственной сокровищнице почти 100 лет. Со временем это позволило португальским морякам добраться до изображенных на ней земель. Но эти достижения достались китайцам большой ценой. Так, из всего флота адмирала Хон Бао домой вернулись только четыре корабля, а из флота Чжоу Маня — всего один. За время шестого путешествия потери составили как минимум 50 кораблей. Потери в людском составе были также очень высоки: из 9 тысяч членов экипажа флота Чжоу Маня в Китай вернулись только 900 человек; если же рассуждать обо всех Золотых флотах, то нетрудно прийти к выводу, что за время их странствий было потеряно до ¾ всего экипажа. Часть людей умерла от болезней, часть погибла в море, но большая часть экипажей, вероятно, была оставлена в созданных китайцами по всему миру поселениях, которые со временем должны были превратиться в постоянно и четко функционирующую опорную систему колонизации на китайский манер.

Другие материалы рубрики


  • Курляндия стала герцогством в 1561 году, как феодальное владение Речи Посполитой на территории современной Латвии. После распада в 1567 году государств Ливонии, власть в которых принадлежала ордену и епископам, возникло Курземско-Земгальское герцогство (герцогство Курляндское и Земгальское) — государство, находившееся в вассальной зависимости от Польши. Обычно его называли Курземским (Курляндским) герцогством (немецкое Kurland — земля куршей). Во главе этого государства стоял герцог, являвшийся вассалом короля Речи Посполитой.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Вопрос о том, что именно в книге Гальфрида Монмутского, повествующей о короле Артуре, соответствует исторической правде и откуда писатель брал свои сюжеты, в значительной степени остается открытым. Но некоторые его источники проследить все же удалось. Так, не подлежит сомнению, что, прежде чем приступить к своей «Истории бриттов», Гальфрид ознакомился с книгой того же названия, принадлежащей перу Ненния, валлийского писателя, жившего в конце VIII — начале IX вв. В отличие от Гальфрида, Ненний не считается беллетристом. Его работу, к сожалению, небольшую по объему, относят к серьезным историческим источникам.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...В 1189 году начинается Третий крестовый поход. Гвидо де Лузиньян с очень небольшими силами, нарушив данное Салах-ад-дину (так на самом деле звучит имя Саладин) в плену слово, возобновил войну и осадил Акру. Во время долгой осады осажденными был второй раз взят в плен и на этот раз обезглавлен Жерар де Ридефор. К 1191 году только прибытие участников Третьего крестового похода позволило Лузиньяну, после двухлетней осады, овладеть крепостью Сен-Жан д`Акр (Акра). Тамплиеры, принимавшие активное участие в осаде крепости, размещают в городе свой Тампль (так традиционно уже называется штаб-квартира Ордена). На сто лет город стал штаб-квартирой тамплиеров, которые лихорадочно собирали новые кадры. Восемнадцать месяцев у Ордена не было магистра. Но понемногу все снова наладилось...



  • ... Тем временем, очень далеко от Франции и Англии произошло событие, которое взбудоражило всю Европу. В 1187 г. султан Египта и Дамаска Саладин отбил у христиан Иерусалим — бывший с 1099 г. столицей государства крестоносцев (Иерусалимского королевства). Как только эта ужасная новость достигла дворов европейских государей, было принято решение о новом крестовом походе, и Ричард поклялся принять в нем участие. Но весь следующий год ему было не до того. Он даже потратил значительную часть собранного для крестового похода чрезвычайного налога (так называемой Саладиновой десятины) на политическую и военную кампанию против Генриха II. В мятеж удалось вовлечь и принца Джона. Говорили, что известие об измене младшего сына стало роковым для английского короля. Потрясенный, он умер в 1189 г. в луарском замке Шинон, бывшем частью его континентальных владений (впоследствии этот замок прославился тем, что именно здесь Жанна д’Арк явилась ко двору дофина Карла)...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • Летом 1187 г. войска султана Египта и Дамаска Салах-ад-Дина, известного европейцам под именем Саладин, подошли к стенам Иерусалима, который вот уже 88 лет был столицей Иерусалимского королевства, основанного в Святой Земле рыцарями-крестоносцами. Этому событию предшествовал целый ряд побед мусульманского полководца, в результате чего под его контроль перешло множество городов и крепостей ранее принадлежавших христианам: Сен-Жан-д'Акр, Яффа, Кесария, Арсуф, Бейрут, Иерихон, Наблус, Рамла. Особенно тяжелые последствия для пришельцев с Запада имела битва при Хаттине, когда основные силы крестоносцев были разгромлены, а король Иерусалимский Ги де Лузиньян был взят в плен.
    Положение жителей осажденной столицы было крайне тяжелым, чтобы не сказать — безнадежным. Им неоткуда было ждать помощи. Тем не менее они предприняли попытку оказать сопротивление...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • ...Сразу нужно отметить, что самым жестоким было преследование тамплиеров именно во Франции. Там к тамплиерам сразу же были применены пытки и жестокое обращение. Именно во Франции впервые стали сжигать на кострах рыцарей Ордена Храма. К несчастью инквизиторов, среди тамплиеров не было ни одного подследственного, который бы отстаивал ересь Ордена. Наличие такого свидетеля было бы просто подарком судьбы для Филиппа IV. Конечно, рыцари под пытками признавались во всех грехах, но не отстаивали приписываемые им ереси. Пытки были настолько ужасны, что Аймери де Вильер позже заявил: «Я бы признал все; я думаю, что признал бы, что убил Бога, если бы этого потребовали». Но после, на следующем же допросе рыцари отказывались от признаний в ереси. Эти отказы носили столь массовый характер, что Жан де Мариньи, архиепископ Санской епархии (в которую тогда входил и Париж) был вынужден под давлением Филиппа IV передавать отказывающихся от своих показаний тамплиеров в руки светской власти для сожжения на кострах. Все инквизиционные правила перевернулись наоборот: ведьма, отказавшаяся от ереси, была уверена в своем спасении и окончании пытки; тамплиер, отказавшийся от ереси, попадал на костер...



  • В течение почти 200 лет эта своеобразная тайная организация шиитской секты исмаилитов наводили страх и ужас на просторах мусульманского мира и Европы. Они покоряли и уничтожали города, свергали могущественных правителей и владык. Иранские ассасины были разгромлены монгольским ханом Хулагу в 1256 году. В Сирии и Ливане в 1272 году их добил египетский султан Бейбарс I, но тем не менее они существуют и поныне…

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • В одной рукописи конца IX в., повествующей о жизни и деяниях Карла Великого, приводится такая история: «Однажды случилось так, что Карл, объезжая свои земли, прибыл в некий город Нарбоннской Галлии. Когда он сидел за столом, в гавани появились норманнские лазутчики, высматривая добычу. Но никто не догадался об их истиной принадлежности. Все смотрели на корабли, и одни приняли их за иудейских, другие за африканских, а третьи — за британских купцов. Но премудрый Карл немедленно узнал по их вооружению и ловкости маневрирования, что это не купцы, а враги, и сказал своим людям: «Эти корабли набиты не товарами, они полны наших злейших неприятелей!». При этих словах все поспешили к кораблям, обгоняя друг друга, но напрасно. Едва норманны узнали, что тут находится Он, Карл-Молот, как они его называли, то немедленно обратились в бегство, избегая не только оружия, но и взгляда преследовавших.
    Они боялись, что от взгляда императора их мечи потеряют силу и разлетятся на куски. Но благочестивый Карл, муж праведный и богобоязненный, встал из-за стола и подошел к окну, которое выходило на восток. Тут он плакал долгое время, и так как никто не дерзал заговорить с ним, сам обратился к своим воинственным соратникам и сказал им, желая объяснить свое поведение и слезы: «Знаете ли, о мои возлюбленные, о чем я плакал? Не о том, что я боюсь, будто эти глупцы, эти ничтожные людишки могут быть мне опасны, но меня огорчает, что при моей жизни они осмелились коснуться этих берегов, и горюю я потому, что предвижу, сколько бедствий они причинят моим преемникам и их подданным.»
    Скорбь императора была пророческой. Последующие три столетия норманны наводили ужас на всю Европу.



  • ...С этого момента начинается история бесконечных войн Карла Великого. В 774 г. он одержал победу над лангобардами и на Пасху прибыл в Рим. Ему устроили невиданную по торжественности встречу, а он вручил папе дарственную на земли, намного превышающую по щедрости дар Пипина Кроткого. После этого Карл стал называться королём франков и лангобардов. Потом пришлось сражаться с союзником Дезидерия, герцогом Баварским. Франкский король присоединил к своим владениям Баварию, после долгой, кровопролитной, много раз возобновлявшейся войны, затем завоевал и крестил языческую Саксонию. Чтобы покорить эту страну, ему пришлось переселить на эти земли франков, и превратить в крепостных две трети её жителей, а также устроить невиданное по жестокости избиение сакских пленных в городе Вердене. В течение одного дня там было казнено четыре с половиной тысячи саксов, отказавшихся принять христианство. На востоке Карл воевал с аварами, и в результате этих войн народ авары перестал существовать. На этот раз ему не удалось даже никого крестить, ибо население было истреблено полностью. Вот как описывает эту войну Эйнхард: «Самой значительной из всех проведенных Карлом войн, если не считать саксонской, была та, которая последовала за походом в страну вильцев, а именно война против аваров, или гуннов.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • ...Следствием преобразований были впечатляющие военные успехи империи в борьбе с Арабским халифатом. В 717 году критическая военная ситуация отдала власть в руки Льва Исавра — стратига малоазийской фемы Анатолика, ставшего императором Львом III, основоположником Исаврийской династии. Ему удалось одержать ряд побед над арабами и снять угрозу со столицы. В 726 году ведущий успешную борьбу с арабами и потому любимый народом Лев Исавр, опираясь на широкие крестьянские массы, сделал официальной государственной политикой иконоборчество, неортодоксальную ветвь христианства, популярную в среде стратиотов. Идеологическая база иконоборчества давала ему основания для изъятия части монастырских сокровищ и ликвидации податных льгот монастырям. Полученные таким образом средства шли на закрепление военных успехов. Политика императора естественно вызвала сопротивление церкви, находящей поддержку у остатков старой городской знати и городской бедноты, которую церковь подкармливала на свои средства. Но пока императоры-иконоборцы одерживали победы, их позиции оставались достаточно сильными. Преемник Льва III Константин V закрыл и превратил в казармы и мастерские мятежные монастыри. В 754 г. иконоборческий собор осудил иконопочитание, предал анафеме "древопочитателей" и "костепочитателей".

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4