Эффигия — история рыцарства в камне

Вс, 02/08/2015 - 18:55

Сэр Николас де Лонгсфорд (ум. ок. 1416  г.), с «бесагю» в форме раковины и рыцарским поясом на бедрах, однако сам меч у него уже висит на косой перевязи

Рисунок, выполненный по эффигиям итальянских рыцарей 1300-1350 гг.: две крайние фигуры изображают членов семьи Барриле, Кампания (церковь Св.Лоренцо Маджиоре, Неаполь, Италия); средняя фигура в характерном кольчужном доспехе с рукавами, широкими, словно у халата, и наплечными щитками из тисненой кожи принадлежит неизвестному рыцарю из Кампании (там же)

Эффигия Эдуарда, принца Уэльского (ум. в 1376 г.), Кентербери

ЭФФИГИИ: ЕДИНИЧНОЕ И ВСЕОБЩЕЕ…

Изучая эффигии, можно заметить, что все они представляют образцы вооружения, выполненные в единичном экземпляре, то есть «поточного производства» доспехов не существовало, хотя, разумеется, кольчуги с капюшонами и были очень похожи одна на другую. Однако различия имелись даже среди них. Например, на одной эффигии из аббатства Доре в Герефордшире конца XIII в. кольчужный капюшон явно надет поверх тарелкообразной «мисюрки», своего рода предшественницы подшлемника серсильера, — и, видимо, так было задумано специально, чтобы вдобавок ко всему еще и надежнее зафиксировать на голове «большой шлем».

Однако даже и среди непохожих друг на друга доспехов встречаются поистине оригинальные свидетельства того, что человеческая фантазия не знает пределов. Так, на надгробной плите рыцаря Бернардино Баранзони (ок. 1345 —1350 гг.) из Ломбардии (музей Лапидарио Экстенза в Модене, Италия) различим не только отстегнутый кольчужный наносник-бреташ, но и то, что его бацинет, надетый поверх кольчужного капюшона с оплечьем, зачем-то снабжен еще и короткой кольчужной бармицей. Его кольчуга имеет широкие рукава до локтей, однако из-под них видны другие рукава, уже узкие, снабженные выпуклыми налокотниками!

Интересно, что широкие рукава у кольчуг характерны в основном для Италии, тогда как в Англии они обычно узкие. А во Франции, где уцелело очень мало эффигий, потому что очень многие из них были уничтожены в годы Великой французской революции, есть похожая эффигия Ульриха фон Хауса (ок. 1345-1350 гг., музей Антерлинден, Колмар). Рукава кольчуги у нее также очень широкие, и из-под них видны защитные пластины, состоящие из двух деталей, соединенных между собой ремнями с пряжками.

Следует отметить, что итальянские эффигии от английских отличает также наличие у многих из них наплечников и наголенников, изготовленных из тисненой кожи и закрепленных поверх их кольчужной брони. Видимо, это отвечало каким-то особым эстетическим вкусам итальянского нобилитета, не иначе.
Но все-таки одна из наиболее необычных эффигий находится именно в Англии, в церкви в Кенгсингтоне, хотя на первый взгляд в ней ничего особенного и нет. Однако приглядевшись можно заметить, что фигура этого неизвестного рыцаря поверх кольчужных доспехов одета в монашеский клобук. И вот на вопрос — ходил ли он в таком виде постоянно или же стал монахом незадолго до смерти и именно это подчеркивалось — ответа мы, скорее всего, не получим уже никогда.

Прогресс вооружений двигался вперед настолько быстро, что не прошло и десяти лет, как на групповой эффигии леди Маргариты Голландской и ее двух мужей — Томаса, герцога Кларенса (ум. 1421 г.) и сэра Джона Бофора, эрла Сомерсета (ум. 1410 г.) — из кафедрального собора в Кентербери на бацинетах уже используется не кольчужное, а латное «ожерелье». Причем этот стальной «воротник» закрывает всю шею и имеет характерное V-образное ребро жесткости посредине. Поверх своих уже явно «белых доспехов» обе фигуры одеты в плащ «табар», оставляющий свободными руки, но по-прежнему закрывающий доспехи на торсе до самых бедер. А вот на мемориальной бронзовой пластине графа Д’Эресби (ум.1410 г., церковь Спилсби в Лейчестершире) последний, хотя и носит латный воротник (из-под которого, как и раньше, высовывается наружу кольчуга), щеголяет в богато декорированных доспехах, на которых нет уже ни клочка ткани. Так что мода, пусть даже очень медленно, менялась и тогда, и в 1410 году отношение к «голым доспехам» явно изменилось! Впрочем, тот же самый «табар» с геральдическими изображениями, надетый поверх лат, мы видим и на мемориальной доске сэра Ральфа Верни, умершего в 1547 г. Поговорка о том, что «все новое — это хорошо забытое старое», была, видимо, так же актуальна и в XVI в.

А вот уже сэр Роберт Саклинг (ок. 1415 г., Суффолк) носит «белые доспехи» уже без каких-либо внешне заметных элементов кольчуги, с глубокой «юбкой» и большими круглыми «бесагю» на уровне подмышек, призванных защищать эти уязвимые места от колющих ударов копьем и мечом. Зато сэр Реджинальд Кобхэм, эрл Варвика (ум. 1446 г.), эффигию которого можно увидеть в Лингфильдской церкви этого же графства, почему-то пожелал иметь «бесагю» совершенно оригинальной формы — в виде двух прямоугольных пластин, соединенных между собой посредине ребром жесткости и зачем-то с закругленными сверху краями.

Латунное скульптурное изображение Ричарда Бошана, эрла Варвика, выполненное около 1450 г., показывает его уже в полных «белых доспехах», причем миланского образца. Интересно, что подголовником ему служит турнирный шлем типа «жабья голова», украшением которого является корона и голова лебедя. Лорд Гиндерфорд, умерший в 1455 г., на своей эффигии показан в латах фламандского образца. При этом левый наплечник у него уже был значительно больше правого, что говорит о том, что от щитов к этому времени рыцари уже отказались.

Крайне интересно, что если мечи у рыцарей, изображенных на эффигиях и бронзовых мемориальных пластинах, обычно висят на портупее, лежащей на латной «юбке» наискось, то кинжал изображен на них так, как если бы он был к этой юбке просто приклепан, чтобы не потерять его ни при каких обстоятельствах. Причем вначале, когда пояс, к которому крепились ножны меча, носили на бедрах, кинжал также висел на нем. Во всяком случае, у эффигии Джона де Лайонса, датируемой 1350 г., шнурок, на котором кинжал подвешен к его поясу, спущенному на самые бедра, просматривается очень хорошо. Но потом от «спущенного» пояса отказались в пользу портупеи, а кинжал остался на своем старом месте, вот только прикреплять его стали иначе. И, по-видимому, именно так оно и было, потому что никаких других креплений на ножнах у кинжалов не видно, причем ни на одной из фигур.

Что же касается самой известной эффигии Англии, в общем-то ничего особенного историкам не открывшей, но, безусловно, очень интересной и прекрасно сохранившейся, — то это скульптура Эдуарда, принца Уэльского, старшего сына короля Эдуарда III, по прозвищу «Черный Принц», умершего в 1376 г. и погребенного в Кентерберийском кафедральном соборе. Кстати, на его саркофаге, помимо всего прочего, есть также изображение черного щита с тремя белыми страусовыми перьями. Это так называемый «щит мира», предназначенный для турниров, — и именно ему (а вовсе не черному цвету своих доспехов) он был, скорее всего, обязан возникновению прозвища «Черный Принц»!

Да, много интересного могут рассказать нам средневековые эффигии — и так же много тайн они все еще хранят. Поэтому, если вы окажетесь в Англии или в Германии, — зайдите в какой-нибудь собор или церковь и посмотрите на них повнимательнее, ведь по ним, как по книге, читается вся история западноевропейского рыцарства XIII-XV вв.!

Другие материалы рубрики

  • Первая мировая война началась из-за желания тогдашних сверхдержав стать единоличными гегемонами. Они всю свою историю существования развивались в направлении постоянной милитаризации, их экономика была четко подвязанная и напрямую зависела от армии, а точнее от ее успешной экспансии. Эти страны постоянно расширяли свои границы, ведя непрерывные локальные войны за новые территории богатые ресурсами и человеческим потенциалом. Им также постоянно требовались новые рынки сбыта своих товаров.



  • ...Одним из важных направлений деятельности концерна было производство сухопутных артиллерийских орудий. Krupp производил противотанковые орудия (Pak43/41), 150-мм гаубицы образца 1918 г., осадные 211-мм орудия (К-38). Изготовление огромных пушек, используемых для разрушений фортификационных узлов противника, было одной из прерогатив Krupp наряду с другой немецкой фирмой Reinmetall-Borsig («Рейнметалл-Борзиг»). Последней были изготовлены 6 самоходных 600-мм орудий «Карл». На заводах Krupp были созданы два 807-мм орудия особой мощности — «Дора» и «Густав». Эти пушки, весившие 1344 тонны, были смонтированы на железнодорожных платформах и могли перемещаться только по двум параллельным железнодорожным колеям. Их использовали как мощное средство психологического устрашения и как осадные орудия. Ко всем видам пушек Krupp огромными партиями выпускались боеприпасы...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • В США программистами была разработана уникальная система искусственного интеллекта, обладающая способностью разрабатывать сценарии для компьютерных игр.



  • Принято считать, что строители средневековых городов не очень-то обременяли себя заботой о канализации. И, по большому счету, это правда.
    Еще не в такой уж и туманной исторической ретроспективе, в 1764 году, некто Ла Морандьер так живописал ароматы резиденции французских королей — Версальского дворца: «Парки, сады и сам замок вызывают отвращение своей мерзостной вонью. Проходы, дворы, строения и коридоры наполнены мочой и фекалиями; возле крыла, где живут министры, колбасник каждое утро забивает и жарит свиней; а вся улица Сен-Клу залита гнилой водой и усеяна дохлыми кошками».
    Все последующие годы парижская вонь только нарастала. (Впрочем, не только парижская. Имеется зарисовка с натуры одного английского путешественника, который в конце XVIII в. побывал в главном городе Оверни Клермон-Ферран: «Улицы по своей грязи и зловонию напоминали траншеи, прорезанные в куче навоза».)
    В своем фундаментальном труде «Картина Парижа» (1781-1788) Себастьян Мерсье дает такое, в полном смысле слова макабрическое, описание отхожих мест французской столицы: «Пусть те, кому дорого собственное здоровье, никогда не испражняются в эти дыры, именуемые отхожими местами, и пусть они никогда не подставляют свои задние проходы этим потокам чумного воздуха; лучше уж рты, так как желудочная кислота скорее справилась бы с ними. Многие болезни берут свое начало в этих опасных очагах, откуда испаряются гнилостные миазмы, проникая при этом в тело. Дети страшатся этих зараженных отверстий; им кажется, что здесь начинается дорога в ад; то же думал и я в детстве».

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Чем светить? Некоторые древние историки утверждают, что источником огня легендарного Александрийского маяка (290 г. до н.э.) служили особого рода кристаллы. Якобы под действием коронного электрического разряда они излучали свет, отчетливо видимый с расстояния 30-40 морских миль. В ненастье яркость свечения с помощью специальной насадки увеличивали в несколько раз, а в туман заставляли свет пульсировать короткими вспышками, пробивая морскую непроглядность на многие мили. Однако технически достоверных описаний этих светильников до нас не дошло. Точно известно лишь, что уже при императоре Клавдии (41-54 г. н.э.) на вершине Александрийского маяка внутри каменной ротонды круглосуточно горел костер.
    В средние века центр судоходства сместился к северным берегам средиземноморья и европейскому побережью Атлантического океана. Для безопасности плавания на берегах стали устраивать световые маяки. Это были металлические козлы или каменные башни, на вершине которых, как и на Александрийском колоссе, в железных жаровнях круглосуточно жгли дрова, уголь, смолу, торф, сухой валежник (фашину) и даже солому. Обслуживать костры было тяжело. Горючее, которого требовалось много, подсобными рабочими непрерывно доставлялось на маяк по каменистым тропам в кожаных кулях на плечах. Дождь и снег часто гасили огни, а штормовой ветер нередко выбрасывал костры из чаш. Пробовали ограждать огонь металлическими решетками и устраивать навесы. Но решетки ослабляли свет, а навесы лишь прибавляли копоти.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Создание первого глобуса было отмечено ещё около 150 г. до н. э. греческим философом Кратеcом Малльским. Но ни модель, ни её изображение не дошли до нашей дней.
    Второй раз уменьшенную копию нашей планеты изобрёл в 1492 году немецкий учёный Мартин Бехайм. Глобус получил название «Земное яблоко» и был создан с помощью натягивания кожи телёнка на металлический каркас диаметром около половины метра. На нём отсутствовали данные о половине мира, так как Америку к тому времени ещё не открыли. Глобус не имел указаний долготы и широты, но на нём присутствовало неполное описание известных стран. Также на копии планеты можно было найти отметки меридиан. Сейчас этот глобус находится в музее Нюрнберга.


  • Не только в школах, но и на исторических, юридических, экономических и некоторых других факультетах ВУЗов учащиеся часто обращаются к таким изданиям, как общий курс русской истории. Это обоснованно тем, что знание истории своей страны показывает высокий и незыблемый уровень нации. Каждый уважающий себя гражданин должен знать о том, как строилась страна, в которой он проживает.


  • В отделении Берлинского музея, посвященном древнеегипетской культуре, как величайшее сокровище хранится одинокая зеленоватая бусина, диаметром около 9 мм. Невзрачная с виду, она действительно является очень ценным музейным экспонатом. Это — древнейшее известное современным ученым изделие из стекла. Предполагают, что она была изготовлена около 5500 лет назад.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Северный полюс — точка, в которой воображаемая ось протыкает земную поверхность в северном полушарии — находится в самом сердце Ледовитого океана, в районе, практически равноудаленном как от североамериканского, так и евразийского побережья. Но морские волны здесь не бушуют. Океан покрыт панцирем многолетних нетающих льдов. Долгие годы полюс оставался недоступным для людей. Льды вставали непреодолимой преградой на пути кораблей. Льды приходили в движение и громоздили непроходимые горы-торосы перед собачьими упряжками, тянущими нарты. Внезапно разверзающиеся во льдах трещины поглощали целые экспедиции.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • На данный момент нет достоверных данных о том, кто же впервые создал видеокамеру, так как многие её компоненты были изобретены и усовершенствованы разными учёными. Известно лишь, что сам принцип перевода изображения в формат в видеосигнала был разработан Паулем Нипковым, который смог создать упрощённую форму процесса кодировки и последующей раскодировки изображения. Созданные в то время на основе принципа Нипкова устройства имели вид отдельной камеры и видеомагнитофона, которые соединялись с помощью кабеля.