Франко-прусская война. Часть 1

Пт, 06/05/2015 - 12:52

Отто Эдуард Леопольд Бисмарк фон Шенхаузен, (1815–1898) — князь, государственный деятель Германии, 1-й рейхсканцлер германской империи в 1871–1890 гг.

Вильгельм I Гогенцоллерн (1797–1888) — прусский король с 1861 г. и германский император с 1871 г.

Леопольд Гогенцоллерн-Зигмаринген (1835–1905) — князь Гогенцоллерн-Зигмаринген, глава швабской (католической) ветви дома Гогенцоллернов



Государственное образование Священная Римская империя, основанное в 962 г. германским королем Оттоном I Великим, а с 1512 г. по 1806 г. Священная Римская империя германской нации, в лучшие годы своего расцвета объединила государства Центральной Европы: Германию, северную и среднюю Италию, Швейцарию, Бургундское королевство, Нидерланды, Бельгию, Чехию, Силезию, Эльзас и Лотарингию. С 1134 г. формально империя состояла из трех королевств: Германии, Италии и Бургундии (средневекового государства, существовавшего в X–XIV вв. на территории современной юго-восточной Франции). С 1135 г. в состав империи вошло королевство Чехия (королевство Богемия), официальный статус которого в составе империи был окончательно урегулирован в 1212 г. Империя рассматривалась как прямое продолжение античной Римской империи и франкской империи Карла Великого.

За всю историю существования Священной Римской империи германской нации процессы становления ее как единого государства так и не были завершены. Империя оставалась децентрализованным образованием со сложной феодальной иерархической структурой, объединявшей несколько сотен территориально-государственных образований. Во главе империи стоял император. Императорский титул не был наследственным, а присваивался по итогам избрания коллегией курфюрстов («князей-избирателей» — имперских князей, за которыми с XIII ст. было закреплено право избрания императора). Титул прекратил свое существование после ликвидации Священной Римской империи в 1806 г., за исключением Гессен-Касселя, правитель которого сохранил после Венского конгресса (1815 г.) титул курфюрста с добавлением «королевское высочество». В 1866 г. Гессен-Кассель был захвачен Пруссией, и титул курфюрста был полностью упразднен.

Власть императора никогда не была абсолютной и ограничивалась высшей аристократией Германии, а с конца XV ст. — рейхстагом («государственным собранием» — высшим сословно-представительным органом Священной Римской империи), представлявшим интересы основных сословий империи.

К середине XVIII ст. Священная Римская империя германской нации лишь формально представляла собой единое государство, включая в себя помимо неподвластных владений императора 7 курфюршеств, 300 владений императорских князей, епископов, аббатов, территории вольных городов и много других феодальных владений. Среди них наиболее значимо выделялись Пруссия и Австрия.

В середине ХIХ в. стало очевидным необходимость создания нового единого государства. Поэтому одной из важнейших задач буржуазно-демократической революции 1848 г. было достижение государственного единства Германии. Буржуазно-демократическая революция потерпела поражение, но она не прошла бесследно. В Пруссии и в других государствах Германии произошли серьезные изменения в политической, экономической, социальной и других сферах общественной жизни.
С приходом на политическую арену Пруссии Отто фон Бисмарка (со временам названным «Железным канцлером») тесно связаны особенности образования Германского государства. Именно он разработал три стратегических военно-политических акта для претворения в жизнь основного своего замысла: создания единой объединенной Германии с выстроенной структурой вертикали власти во главе с императором и единым централизованным управлением.
Первым актом канцлера было начало войны против Датского королевства.

Заручившись нейтралитетом Франции и создав коалицию с Австрией, Бисмарк поставил целью в этом конфликте отделить приэльбские герцогства Шлезвиг и Гольштейн от владений датской короны, предотвратить их намечавшееся превращение в самостоятельные государства и включить их в процесс объединения Германии вокруг Пруссии. В этой войне он был не против испытать силу прусской армии и оценить ее возможности для осуществления своих планов по созданию единой Германии.
1 февраля 1864 г. объединенные прусско-австрийские войска численностью в 60 тыс. чел. при поддержке 158 орудий (впоследствии численность войск была увеличена) под общим командованием прусского генерал-фельдмаршала Ф. Врангеля вступили на территорию Шлезвига.


Наполеон III Бонапарт (полное имя Шарль Луи Наполеон Бонапарт) (1808-1873) — первый президент Французской республики с 20 декабря 1848 по 1 декабря 1852, император французов с 1 декабря 1852 по 4 сентября 1870 (с 2 сентября 1870 находился в плену)


Митральеза системы Реффи

Дания противопоставила армию численностью 38 тыс. чел. и 277 орудий под командованием генерал-лейтенанта К. де Меца.
Дания была быстро разгромлена, к концу октября 1864 г. конфликт был урегулирован полностью, а 30 октября в Вене был подписан мирный договор. Результатом договора был отказ Дании от своих притязаний на Лауэнбург, Шлезвиг и Гольштейн. Герцогства были объявлены совместными владениями Пруссии и Австрии, причем Шлезвигом отныне управляла Пруссия, а Гольштейном — Австрия.

Второй акт Бисмарка был направлен на ... Австрию, давнего соперника в решении вопроса о главенстве в Германском союзе.
Позиция нейтралитета, занятая царской Россией в связи с войной Пруссии и Австрии против Дании, укрепила канцлера в понимании того, как важно заручиться нейтралитетом России и в войне против Австрии. Труднее было призвать Францию к нейтралитету. Поэтому Бисмарк не поскупился на обещания: он предложил императору Наполеону III некоторые территории рейнской Баварии и рейнского Гессена.

Союзником Пруссии выступала Италия, стремившаяся отвоевать североитальянские земли. На стороне Австрии сражались войска ряда германских государств — Баварии, Бадена, Саксонии, Ганновера, Гессена и Вюртемберга.

Большой штаб Пруссии готовил концентрированный удар в одном направлении — против Австрии.

Сразу же с объявлением войны 16 июня 1866 г. прусские войска под командованием генерала фон Мольтке закончили сосредоточение войск и, благодаря заключенному в апреле тайному военному соглашению с Италией, вторглись в Ганновер, Гессен и Саксонию.

Австрийский главнокомандующий генерал Бенедек запоздал с развертыванием своих сил и вынужден был догонять неприятеля. После нескольких частных столкновений, не давших решающего успеха ни одной из сторон, две армии 3 июля сошлись у деревни Садова (Кениггреца) в Чехии, где и произошло решающее сражение. Пруссия нанесла Австрии ощутимые потери. От полного уничтожения австрийцев спасли контратаки их кавалерии и мощный заградительный огонь 700 орудий, позволивших полуокруженной армии отойти за Эльбу.

Итальянцы потерпели от австрийцев тяжелое поражение в битве у Кустоццы, а итальянский флот 20 июля 1866 г. был почти полностью уничтожен в морском сражении при Лиссе в Адриатическом море.

Австрийское правительство передало под контроль Франции Венецианскую область и перебросило армию с итальянского театра в Богемию, после чего села с Пруссией за стол переговоров.

Условия перемирия были довольно мягкими. По Пражскому мирному договору Австрия передала Пруссии Гольштейн, захваченный у Дании в 1864 г., и признала роспуск Германского союза — (объединение германских государств под гегемонией австрийских императоров династии Габсбургов, созданное (в составе 39 государств) 8 июня 1815 г. на Венском конгрессе. (К 1866 г. в него входило уже 32 государства.) Кроме этого, она согласилась на «новое устройство Германии», без своего участия, и обещала признать новый союз германских государств во главе с Пруссией, названный Северо-Германским союзом, объединивший германские земли к северу от реки Майн.
Северо-Германский союз был образован в 1867 г. и просуществовал до 1870 г. в составе королевств Пруссия и Саксония; великих герцогств Гессен-Дармштадт (частично, только землями к северу от реки Майн), Саксен-Веймар-Эйзенах, Мекленбург-Шверин, Мекленбург-Стрелиц и Ольденбург; герцогств Брауншвейг, Саксен-Кобург-Гота, Саксен-Альтенбург, Саксен-Мейнинген и Ангальт; княжеств Шварцбург-Зондерсхаузен, Шварцбург-Рудольштадт, Вальдек, Рейсс (младшей линии), Рейсс (старшей линии), Шаумбург-Липпе и Липпе-Детмольд; городов Бремен, Гамбург и Любек.

Италии досталась Венецианская область. Кроме того, она присоединила к себе Папскую область — теократическое государство во главе с Папой римским и политической системой, при которой религиозные деятели имеют решающее влияние на политику страны.

Заключив мир с Австрией, Пруссия приступила к подготовке третьего, заключительного акта на пути к объединению Германии: Бисмарк начал готовить Пруссию к войне с Францией.

Своей главной дипломатической целью он и в этот раз видел нейтралитет России. К тому же, сохраняя приверженность юнкерству (интересам крупных дворян-землевладельцев в Германии, эволюционировавших от феодального хозяйства к капиталистическому) и верность прусской монархии, канцлер вынужден был в этот период связать свои действия с германским национально-либеральным движением. Бисмарку удалось воплотить надежды возвышающейся буржуазии и национальные чаяния немецкого народа, обеспечить прорыв Германии на пути к индустриальному обществу.

С точки зрения интересов того или иного из враждующих государств, в сущности, вовсе не существует таких вопросов, которые могли бы оправдать войну. Например, предлогом к Франко-Прусской войне скорее могло служить лишь обстоятельство, возбудившее сильное политическое волнение в Испании, этой «плодоносной» на революции страны — соседки Франции. Четыре революции, следовавшие в первой половине XIX ст. одна за другой, не привели к решительному обновлению старой, монархической, полуфеодальной системы в Испании. Реакционная политика испанского правительства вызвала растущее недовольство в народе. Оно особенно усилилось после того, как были распущены кортесы и муниципалитеты, и когда репрессии обрушились даже на оппозиционные круги помещиков и крупной буржуазии. Руководители оппозиционного движения стали готовить военный переворот. В конце 60-х годов в стране назрела очередная буржуазная революция.


Хельмут Карл Бернхард фон Мольтке, Мольтке Старший, 1800–1891) — граф (1870), германский генерал-фельдмаршал (1871), военный теоретик. Наряду с Бисмарком и Рооном считается одним из основателей Германской империи

Альфред фон Шлиффен (1833-1913) — граф, генерал, участник австро-прусской войны 1866 г. и франко-прусской войны 1870-1871 гг. В 1880-х годах — начальник отдела Генерального штаба

18 сентября 1868 г. восстала эскадра порта Кадис, которой командовал адмирал Топете. На следующий день лидеры крупной буржуазии и либеральных помещиков, собравшиеся в Кадисе, опубликовали воззвание. Руководители восстания стремились свести его к вооруженному военному перевороту (пронунсиаменто). Однако события в Кадисе послужили толчком к всенародному восстанию, которое вскоре охватило всю страну. Крестьяне приступили к захвату помещичьих земель. Поднялось население городов. 29 сентября восстало население Мадрида. На следующий день королева Изабелла бежала из Испании.

В результате сентябрьского восстания политическая власть в Испании перешла от крупных землевладельцев в руки крупной финансовой и торговой буржуазии и либеральных помещиков. Как прогрессисты, так и унионисты (члены «Либерального союза») являлись сторонниками конституционной монархии.

В феврале 1869 г. в Мадриде собрались Учредительные кортесы. Несмотря на наличие в них сильного республиканского крыла, в комиссию по выработке конституции не включили ни одного республиканца. Принятая кортесами конституция объявляла Испанию наследственной монархией, в которой король сохранял право созывать и распускать кортесы. Верхняя палата (сенат) по-прежнему должна была состоять из высших сановников; депутаты нижней палаты подлежали избранию на основе всеобщего голосования (для мужчин).

Долгое время правительство искало кандидата на вакантный престол Испании. Премьер-министру Испании маршалу Хуану Прима удалось наконец-таки найти его в лице принца Леопольда Гогенцоллерна, старшего сына князя Карла Антона Гогенцоллерна. Этот выбор был удачен во многих отношениях. Леопольд был человек в полном расцвете лет, но уже окруженный сыновьями-подростками — католиками, как и их отец. Богатый, прекрасно образованный, принц был женат на дочери короля Португалии и в то же время приходился дальним родственником как прусскому королевскому дому, так и дому Бонапартов; в высших сферах его все уважали; он пользовался общим доверием.
О согласии его занять испанский престол посол при французском дворе в Париже, Олоцага, известил императорское правительство 3 июня 1870 г .
Предложение, сделанное принцу Леопольду Гогенцоллерну, родственнику прусского короля Вильгельма I, вызвало резкий протест Франции.

Во внешней политике французский император Наполеон III Бонапарт стремился не допустить объединение Германии под скипетром прусского короля Вильгельма I Гогенцоллерна, во внутренней — старался избежать политического кризиса Второй империи (период в истории Франции с 1852 по 1870 гг. 2 декабря 1852 г. в результате плебисцита (опроса населения) была установлена конституционная монархия во главе с племянником Наполеона I Луи Наполеоном Бонапартом, принявшим имя Наполеона III.).

Прусский король и его канцлер князь Отто фон Бисмарк ставили своей целью не только завершить процесс объединения Германии, но и отнять у Франции пограничные провинции с немецкоязычным населением.

Дипломатический конфликт между Францией и Пруссией из-за кандидатуры принца Леопольда Гогенцоллерна-Зигмарингена на вакантный королевский престол в Испании и стал поводом к развязыванию войны.

Обе стороны обостряли конфликт, готовясь к военному столкновению.
Видя такое развитие событий, в ночь с 12 на 13 июля принц Леопольд Гогенцоллерн отказался от испанского престола. Несмотря на это император Наполеон III, по настоянию императрицы, все-таки окончательно решил объявить войну и дал знать по телеграфу послу Бенедетти, чтобы тот отправился на аудиенцию к королю Пруссии Вильгельму I.

13 июля 1870 г. к престарелому 73-летнему королю, который лечился в Бад-Эмсе, прибыл французский посол в Пруссии Винсент Бенедетти с дерзким (с точки зрения дипломатии) требованием. Посол от имени своего императора требовал, чтобы прусский король дал формальное обязательство того, что запретит Леопольду принять испанский престол, если ему снова когда-нибудь это предложат. Это возмутило короля, но он вежливо попрощался с послом и дал понять ему, что давать таких обещаний он не вправе и предложил продолжить разговор в Берлине. После этого им была отправлена на имя Бисмарка депеша (телеграмма вошла в историю как Эмсская депеша) про содержание разговора с послом.

Канцлер ужинал с военным министром фон Рооном и начальником главного штаба прусской армии Хельмутом фон Мольтке, когда Бисмарку подали срочную депешу от короля. Пробежав по ней глазами, он затем зачитал ее своим гостям. Дойдя до слов короля по поводу продолжения этой дерзкой беседы в Берлине, все присутствующие возмутились слабохарактерностью императора.

Бисмарк понимал, что Наполеон III жаждет войны, а старый король не желает ее развязывать и готов идти на унижения. Канцлер удалился в соседнюю комнату и начал перечитывать телеграмму.

Спустя много лет Бисмарк вспоминал: «Я внимательно снова прочел депешу, взял в руки карандаш и смело зачеркнул все то место, где было сказано, что Бенедетти просил о новой аудиенции; от депеши я оставил только голову и хвост». Таким образом, исчезли слова короля, сказанные Бенедетти по поводу продолжения переговоров в Берлине. Теперь это означало, что король Пруссии Вильгельм I вообще отказывается вести дальнейшие переговоры по этому вопросу.

Возвратившись к гостям, Бисмарк прочитал им сфальсифицированную депешу, после чего услышал слова одобрения со стороны Мольтке и Роона. Затем канцлер немедленно дал указания опубликовать ее в газетах: «Французский посол обратился к его величеству в Эмсе с просьбой разрешить ему телеграфировать в Париж, что его величество обязывается раз и навсегда не давать своего согласия, если Гогенцоллерны снова выставят свою кандидатуру. Тогда его величество отказался принять французского посла и велел передать, что более не имеет ничего сообщить ему».

Расчет Бисмарка был оправдан — Париж отреагировал незамедлительно. Честь Франции была унижена, и большинство французских депутатов проголосовало за войну против Пруссии.

13 июля французское правительство объявило призыв в армию резервистов — началась мобилизация, а в Германии мобилизация началась 16 июля.
На этот раз ни с той, ни с другой стороны не было и речи о союзниках. Обе державы должны были сами решать свой спор.
Испания же была рада, что выбралась из неприятного и затруднительного положения.

Единственным союзником французов мог быть только первый министр Австрийской империи фон Бейст, который вел тайные переговоры с французским правительством с целью подготовить падение нового строя Германии. Однако в послании от 20 июля Бейсту волей-неволей пришлось высказаться за нейтралитет, так как все немецкое население Австрии сочувствовало и поддерживало намерения своих прусских соотечественников.

На сторону Пруссии перешли и Германские штаты (южно-германские государства в составе королевства Бавария, Гессен-Дармштадт (вошел в состав Северо-Германского союза только землями к северу от реки Майн), Вюртемберг, Баден), не входящие в Северо-Германский союз. Они заключили с Пруссией военный договор о взаимопомощи.
Прусская армия, комплектовавшаяся накануне войны на основе всеобщей воинской повинности, была в Западной Европе наиболее сильной и боеспособной. В военное время численность объединенных войск Северо-Германского союза и войск южно-германских государств составляла свыше 1 млн. чел. (в том числе в действующей армии свыше 690 тыс. чел.). Корпуса объединялись в армии. Немецкая артиллерия, действительный огонь которой достигал 3,5 км, состояла из стальных нарезных орудий, изготовленных заводами Круппа.

По замыслу плана, разработанного еще зимой 1868–1869 гг. начальником Генерального штаба генералом X. Мольтке (старшим), предусматривалось решительное наступление прусских войск против Эльзаса и Лотарингии, разгром в генеральном сражении основных сил противника, после чего — оттеснить их остатки к бельгийской границе и захватить Париж. Этот план также учитывал возможность боевых действий против Австро-Венгрии в случае ее вступления в войну на стороне Франции.
Представитель Генерального штаба Прусской армии граф генерал Альфред фон Шлиффен в своих работах, на военных играх и маневрах разработал теорию окружения и уничтожения противника путем мощных ударов по флангам (или одному флангу) с последующим выходом в тыл противника. Из-за ограниченных природных и людских ресурсов Пруссии он проповедовал теорию быстрой (молниеносной) войны.

В военное время французы могли выставить армию общей численностью не более 570 тыс. чел., в том числе в действующую армию — не более 340 тыс. чел.
На вооружении французской пехоты находилось игольчатое ружье системы А. Шаспо (ими была обеспечена далеко не вся армия), имевшее дальность действительного огня 1 тыс. 500 м (в 1,5 раза больше, чем у немецкого игольчатого ружья

И. Дрейзе), а также 25-ствольные митральезы (французское название скорострельного многоствольного артиллерийского орудия, которое вело залповый огонь патронами винтовочного калибра и имело полностью ручную перезарядку). Скорострельность митральез была до 250 выстр./мин, дальность огня — до 1 тыс. 500 м. А вот французские бронзовые нарезные орудия заряжались с дульной части и в дальности стрельбы значительно уступали немецким стальным, с казенной частью заряжания.
В организационной структуре французской армии мирного времени отсутствовали дивизии и корпуса (за исключением гвардейских). Поэтому формирование их непосредственно накануне войны не могло обеспечить должной слаженности частей и подразделений.

Военное руководство Франции не имело тщательно разработанного плана войны. А тот, что был наспех составлен, содержал ряд существенных ошибок (нереальные сроки мобилизации и сосредоточения войск, расчеты на раскол германской коалиции и т.д.).

Французы, учитывая то, что прусская армия превосходит их в численности, артиллерийском вооружении и боевой подготовке, стремились начать наступление первыми, упредив противника в мобилизации и развертывании сил. Для этого французское командование намечало нанести главный удар в Баварском Пфальце, отделить войска Северо-Германского союза от войск южно-германских государств и, таким образом, удержать последних от вступления в войну на стороне Пруссии.
19 июля 1870 г. французское правительство Наполеона III официально объявило войну Пруссии. Дипломатия Бисмарка, воспользовавшись просчетами французской внешней политики, обеспечила выгодный Пруссии нейтралитет европейских держав — России, Великобритании, Австро-Венгрии, Италии. Война началась в невыгодной для Франции обстановке, связанной с дипломатической изоляцией и отсутствием союзников.

23 июля Наполеон III передал регентство императрице, в связи с его убытием в армию, и обратился к народу с воззванием, в котором брал на себя ответственность за войну, потому что, по его мнению: «В жизни народов бывают торжественные моменты, когда понятие национальности возвышается до степени непреодолимой власти!»

(Окончание следует)

Другие материалы рубрики


  • Основоположник научного коммунизма Карл Маркс, размышляя о подоплеке конфликта, приведшего к гражданской войне в США, утверждал: «Все движение, как это ясно видно, покоилось и покоится на вопросе о рабстве». Ему вторил один из лидеров движения за права негров, редактор аболиционистской газеты «Северная звезда» Фредерик Дуглас: «Любая попытка отделить свободу раба от победы правительства над рабовладельцами — мятежниками и предателями; любая попытка добиться мира для белых, оставив черных в цепях; любая попытка исцелить раны, сохранив вирус рабовладения в крови, — любая попытка будет обречена». Однако, сам факт столь частого повторения этого тезиса различными общественными деятелями наводит на мысль: то, что главная проблема, вызвавшая войну 1861- 1865 гг., заключается в рабстве, на самом деле отнюдь не ясно всем и каждому, эту мысль нужно активно разъяснять и пропагандировать.

    Если внимательно ознакомиться с историей гражданской войны и предшествующего периода, станет видно, что большая часть проблем, вызвавших столкновение интересов Севера и Юга, действительно так или иначе завязана на институте рабовладения, но эта связь неочевидна, не лежит на поверхности, и многие участники конфликта — фермеры, предприниматели, рабочие и даже некоторые политики — не отдавали себе в этом отчет. Развязывая одну из самых кровопролитных войн XIX столетия, они прежде всего стремились решить собственные проблемы.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • ...Генерал Крук командовал всеми тремя колоннами, вторгшимися в 1876 году в земли индейцев, однако у двух из них были еще и свои собственные командиры: полковник Джон Гиббон и подполковник Джордж Армстронг Кастер, командир 7-го кавалерийского полка, прославившийся как герой войны между Севером и Югом. Гражданскую войну Джордж Кастер закончил генералом, причем получил это звание в возрасте 23 лет. Потом он вынужден был оставить службу, а когда опять обратился к военной карьере, то должность сумел получить всего лишь подполковника и сделался командиром 7-го кавалерийского полка, но сослуживцы продолжали называть его генералом. Кавалеристы Кастера имели на вооружении длинные сабли, за что их прозвали «длинными ножами»...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • Итальянское командование считало контингент в 35 тыс. солдат достаточным для выполнения главного задания — захвата всей территории Триполитании и Киренаики.
    Для перевозки итальянского экспедиционного корпуса были законтрактованы 40 крупных торговых судов, командование которыми было передано морским офицерам, экипажи оставались гражданскими. На каждом пароходе для передачи сигналов были назначены матросы-сигнальщики. Конвоировались транспортные суда боевыми судами: в голове и хвосте крейсерами, а на флангах — миноносцами, кроме того, они были хорошо обеспечены десантными средствами.
    Сбор и подготовка частей десантного корпуса, а также подготовка транспортов в общем продолжались около 10 дней, и первый эшелон был посажен в Неаполе и Палермо 26 сентября 1911 г.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • В 50–60-е годы XIX ст. в странах Европы наблюдается некоторое оживление как в экономической, так и в политической жизни. Появляются крупные промышленные предприятия — заводы, фабрики, в которых активно внедряется машинное производство.
    Широкое применение получают радио, телеграф, паровые машины, электрические приборы и приспособления, а также многие-многие другие изобретения, которые способствовали резкому повышению производительности труда и улучшению качества выпускаемого товара.
    В политической сфере Западной Европы начались движения по объединению разрозненных мелких стран в более крупные государственные образования.
    Это коснулось и Апеннинского полуострова, особенно области, называемой Сардиния (Пьемонт), которая начала активные действия по объединению в единое государство разрозненных итальянских земель. Для этого Сардинское королевство искало союза с более могущественными и влиятельными странами Европы.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Гражданская война 1861-1865 гг. унесла 600 тыс. жизней, не считая тех, кто погиб в стычках, предшествовавших открытому конфликту, но на этом испытания не закончились. Победителям и побежденным еще предстояло научиться жить в общей стране по общим законам.
    Юг лежал в руинах. Сложившие оружие конфедераты возвращались на пепелища своих усадеб и собственными руками пытались обрабатывать земли, на которых прежде трудились десятки и сотни рабов. Во многих некогда процветавших усадьбах остались лишь женщины и старики, и окрестные поля зарастали молодым лесом. Площадь обрабатываемых земель в южных штатах сократилась в 1866 г. по сравнению с 1861 г. на 50% , сбор хлопка уменьшился почти в три раза. Старый уклад ерального правительства не было единого представления о том, каким они хотят видеть этот новый Юг, не было и согласия в вопросе о статусе освобожденных невольников. Являются ли они полноправными гражданами? Должны ли они быть допущены к голосованию? Распространяется ли на них закон о гомстедах? Ответы на все эти вопросы оставались неясными. В рядах радикальных республиканцев звучали голоса в пользу того, чтобы конфисковать земли плантаторов и распределить их среди негров и безземельного белого населения. Более консервативные полагали, что достаточно будет, если плантаторы признают уничтожение института рабства. Бывшие невольники должны будут остаться на плантациях, формально — в качестве наемных рабочих, но фактически их положение еще долго не будет слишком отличаться от довоенного.

    • Страницы
    • 1
    • 2

  • Когда всадники, закованные в латы, последний раз участвовали в сражении? Что это было за сражение, где и когда оно произошло?
    Казалось бы, что такая битва должна была случиться очень и очень давно, однако на самом деле нас от нее отделяет всего лишь немногим более ста лет. Да-да, не удивляйтесь! В 1898 г., в Судане, в битве при Омдурмане конница махдистов, одетая в кольчуги, в блестящих шлемах и со щитами в руках бросилась в атаку на английские пулеметы системы «Максим»...

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • 1 апреля 1861 г., спустя неполных два месяца после обнародования манифеста об освобождении крестьян, А.И. Герцен, уже много лет как обосновавшийся в Лондоне с тем, чтобы выпускать здесь свободный от цензуры русский журнал, опубликовал заметку, в которой говорилось следующее: «С упованием на новую поступь России, с бьющимся сердцем ждали мы наш праздник. На нем первый раз от роду при друзьях русских и польских, при изгнанниках всех стран, при людях, как Маццини и Луи Блан, при звуках «Марсельезы» мы хотели поднять наш стакан и предложить неслыханный при такой обстановке тост за Александра II освободителя крестьян!.. Но рука наша опустилась; через новую кровь, пролитую в Варшаве, наш тост не мог идти».
    Польское восстание 1860-х годов отбросило мрачную тень на все царствование Александра Освободителя, весьма затруднило примирение правящей элиты с либеральной интеллигенцией, которое, как мы видим из заметки Герцена, было возможно и могло оказаться весьма плодотворным. Об этом событии очень трудно составить объективное мнение. Пролитая кровь, польская и русская, не способствует беспристрастности суждений. Хотя с момента восстания минуло уже полтора столетия, страсти до сих пор не улеглись.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Император объехал берег в сопровождении саперного генерала Аксо. Утром ему пришлось накинуть шинель одного из польских солдат, чтобы не привлекать внимания. По окончании рекогносцировки он подъехал к группе чинов штаба, чтобы снова обсудить вопрос о различных пунктах, где войско могло занять позиции. Когда император скакал галопом по полю, из-под ног его лошади выпрыгнул заяц, и она слегка отскочила вбок. Император, который очень плохо ездил верхом, упал наземь, но поднялся с такой быстротой, что был на ногах прежде, чем я подоспел, чтобы его поднять. Он вновь сел на лошадь, не произнеся ни слова. Почва была очень рыхлая, и он лишь слегка ушиб нижнюю часть бедра. Я тогда же подумал, что это — дурное предзнаменование, и я, конечно, был не единственным, так как князь Невшательский (маршал Бертье — Н. Б.) тотчас же коснулся моей руки и сказал:
    — Мы сделали бы гораздо лучше, если бы не переходили через Неман.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Поляки, Неаполитанский король со своей кавалерией, стоявшей на левом крыле поляков, а также войска князя Экмюльского (маршала Даву — Н.Б.) выступили еще до рассвета. Их атака была стремительной, но оборона была упорной. Князь Багратион, стоявший против них, защищался с силой и отвагой, но наши солдаты были полны такого пыла, что ничто не в состоянии было их остановить. Генерал Компан, раненый при первых атаках, был заменен генералом Раппом, которого вскоре постигла такая же судьба, когда он шел во главе тех же самых храбрецов. Замена раненых или убитых генералов происходила без малейшего шума, и передвижения войск не испытывали ни малейшей задержки, даже когда был ранен князь Экмюльский.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Итак, первоначальный план военных действий французов был таков: соединить военные корпуса при Меце и при Страсбурге; переправиться через Рейн при Максау; принудить южногерманские государства к нейтралитету и затем перенести театр военных действий на Эльбу. Превосходящий по численности французский флот мог одновременно искать себе применение в Немецком море: произвести, например, высадку в Ганновере или войти в союз с датчанами.
    Однако немцы не дремали и, не дожидаясь 19 июля, быстро и четко провели мобилизацию. В течение десяти дней объединенное северогерманское войско перешло с мирного положения на военное, т. е. с 300 тыс. чел. оно разрослось до 900 тыс. чел. С такой же быстротой и четкостью была произведена и мобилизация южногерманских войск, которые без малейших помех были доставлены сквозными поездами на границу.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3