Гербы г. Харькова времен Российской Империи. (1781-1917 гг.)

Втр, 06/25/2013 - 15:37

Герб г. Харькова, утвержденный
в 1878 г.

Герб г. Харькова и Харьковской
губернии, утвержденный в 1887 г.

Гербы городов Харьковского наместничества



В этой части нашего повествования мы сопоставим основные этапы развития российской городской геральдики с видоизменениями харьковских гербов.
Петровские реформы потребовали от государства огромных усилий и тотальной мобилизации служилых людей. Поэтому тщательный учет дворян для несения гражданской и военной службы стал делом государственной важности. Вот почему при Правительственном Сенате появился Департамент герольдии с герольдмейстером С.А. Колычевым и Франциском Санти в качестве помощника герольдмейстера.

Усилиями талантливого и трудолюбивого Франциска Санти было начато новое для России дело — городское герботворчество, необходимое для эмблем полковых знамен (военные реформы Петра I) и для печатей судебных учреждений (судебные реформы). После ареста графа Санти в 1727 г. центр тяжести российского герботворчества перемещается в Военную коллегию и Академию наук. Несмотря на то, что Санти сочинил около 140 городских гербов — харьковского герба среди них нет.

Дальнейшие работы по сочинению эмблем для полковых знамен проводились под руководством графа Христофора Миниха. Граф Миних активно занимался делами Военной коллегии, под его руководством живописец Андрей Баранов в 1729 г. подготовил гербовник, в который вошли рисунки для знамен 85 полков. Из Военной коллегии в октябре 1729 г. гербовник поступил на рассмотрение Верховного тайного совета, а в начале 1730 г. Военной коллегии было отдано распоряжение изготовить полковые знамена с гербами, рисунки которых исполнены по ее заказу. Во времена правления императрицы Анны Иоановны (1730-1740 гг.) граф Миних был назначен в 1731 г. председателем особой комиссии, ставившей своей целью упорядочить состояние российского войска и изыскать меры по его содержанию. В этом звании X. Миних ввел новый порядок для гвардии, полевых и гарнизонных полков, образовал два новых гвардейских полка — Измайловский и конной гвардии, завел кирасиров (тяжелая кавалерия, носившая кирасы — металлические латы для защиты груди и спины), отделил инженерную часть от артиллерийской, руководил переобмундированием армии.

Среди специалистов этот гербовник получил название гербовника Миниха. Однако и среди Миниховских эмблем нет знамен слободских полков. Мы говорим об этом с уверенностью, так как если бы такие эмблемы были, то князю А.И. Шаховскому, инспектировавшему слободские полки в 1734 г., не нужно было бы обращаться в Сенат с представлением о необходимости сочинения гербов для знамен этих полков.

В ответ на представление князя А.И. Шаховского 31.07.1734 г. вышел правительственный Указ, предписывающий, «... каким гербам быть, оные велено сочинить в Военной коллегии и герольдмейстеру ..., також и на полковых печатях вырезать гербы того ж определения...».

Беспомощность Герольдмейстерской конторы после ареста Франциска Санти в деле составления гербов заставила Военную коллегию поручить разработку гербов на знамена слободских полков Академии наук. Последняя до этой поры не занималась герботворчеством, но гербы как таковые находились в поле ее зрения. С 1726 г. в Академии наук существовала кафедра геральдики, возглавляемая доктором И.С. Бекенштейном, который обучал студентов «геральдической науке». Но, как признавался сам Бекенштейн, «... я в сем деле великим искусством хвалиться не могу, понеже я никогда особливого старания к геральдике не имел...».

Несмотря на скудные, по его личному признанию, познания в геральдическом искусстве, Бекенштейн между тем, вероятно, за неимением более сведущего человека, был главным консультантом по вопросу эмблем и символов. С 1727 г. он начал работать над книгой по геральдике, и в 1731 г. эта книга вышла в С.-Петербурге на немецком языке. Кроме написания этой книги, Бекенштейн участвовал в составлении проектов торжественной иллюминации, давал рекомендации по поводу изображения символических фигур, украшающих здание Академии наук, исполнял рисунки печатей, участвовал в создании знамен для морских полков и др. Поэтому нет ничего удивительного в том, что ему было поручено создать гербы для знамен слободских полков. Бекенштейн старательно выполнил эту работу, используя какие-то неизвестные описания городов Сумы, Харьков, Изюм, Ахтырка и Острогожск. По-видимому, описания этих городов были настолько невыразительными, что сам Бекенштейн по этому поводу писал, что он «... очень мало полезного увидел, потому что о первом тамошнем городе (Сумах. — прим. авт.) немного упомянуто, а о прочих четырех объявляется, что они в таких же обстоятельствах находятся, что и первый...». Кроме этого, Бекенштейн имел в своем распоряжении пять тетрадей рисунков полковых и сотенных знамен, присланных от князя А.И. Шаховского с Украины. На некоторых знаменах изображались гербы. По поводу последних Бекенштейн сделал заключение, что они происходят от польских фамилий и усомнился в возможности их помещения на новых знаменах.

Князь Шаховской был хорошо знаком со слободскими полками. Он первый пытался изменить традиции слобожан при формировании полков и внести на Слободской Украине порядки, действовавшие в Российской регулярной армии. Еще во времена правления Екатерины I (1725-1727 гг.) Слободская Украина перешла в ведомство Военной коллегии, а в 1732 г. генерал-майору князю Шаховскому было поручено «привести состояние слободских казаков в лучший порядок».

Шаховской поселился в Сумах и разместил там канцелярию комиссии учреждения слободских казаков. Очевидно, в это время были составлены те пять тетрадей с рисунками полковых и сотенных знамен слободских полков, которые попали к Бекенштейну. К сожалению, нам не удалось обнаружить эти тетради, безусловно, хранящие тайну герба города Харькова в его полковой период.

14 ноября 1734 г. гербы, сочиненные Бекенштейном, из Академии наук были отосланы в Военную коллегию. Бекенштейн старался их составить, исходя из присланных ему «... ведомостей о городах». Например, «...О городе Сумы написано, что он сделан земляной на гористом месте, чего ради можно башни на горе представить, за которую две сабли накрест положенные видны, или несколько на холмиках поставленных знамен, или такожде орла на горе сидящего...». Для города Сумы Бекенштейн предлагал 14 вариантов герба, которые он сочинил, используя сведения о местоположении города, природных условиях, видах произрастающих там лесных и садовых деревьев и кустарников и др. Любой из этих гербов, по мнению Бекенштейна, мог быть утвержден.
Следующая серия гербов, предлагаемых Бекенштейном для знамен слободских полков, была связана с названием городов: «...Острог называется палисадами окруженное место. Чего ради можно представить стену из палисадов, над которою государственный орел изображен (для города Острогожска. — прим. авт)... По наименованию города Изюма можно употребить виноградные кисти или человека, одною рукою на плече саблю, а другою виноградную кисть держащего». Для Харькова предлагался герб с изображением двух хорьков (!!! — прим. ред.).

Насколько мало знал Бекенштейн о слободских полках и городах, в которых они располагались, говорит тот факт, что уже окончив работу по проекту гербов, он получает сведения, что эти города служат форпостами для защиты границ Российского государства от набегов крымских ханов и ногайских мурз. После этого Бекенштейн предложил еще несколько вариантов гербов: закрытые ворота, защищаемые двумя стоящими по обеим сторонам вооруженными людьми; пирамида с государственным орлом и двумя накрест положенными саблями; стоящий на горе щит, за которым два копья накрест положены; рейтер между двумя горами; две поднятые руки, левая — с железами, а правая с мечом «для изъявления тому, что татарское порабощение саблею отвращается» (предлагалось для герба Харькова. — прим. авт.). Всего Бекенштейн представил на рассмотрение Военной коллегии 41 рисунок гербов. Военная коллегия 25 апреля 1735 г. передала их на утверждение в Кабинет ее Императорского Величества. Однако чиновники Кабинета сочли, что в работу необходимо внести поправки на тех гербах, которые были выбраны для утверждения, а именно: «... в Сумском две сабли синей краской неприлично, того ради надлежит те сабли написать белой краской...».

«... в Ахтырском в белом поле казак на белой лошади, что також неприлично, вместо этого — лошадь черная или желтая...»,

«... в Изюмском на казаке весьма платье длинное... а надобно написать платье покороче...».

«... в Харьковском в белом поле две руки, в том числе одна с черной саблей, вместо этого — поле желтое, саблю белую...».

Новые гербы для слободских полков сочиняла не только Академия наук в лице Бекенштейна. В.В. Иванов в своей статье «Знамена Слободских полков» пишет о попытке военной коллегии в июле 1734 г. «по правилам герольдии» ввести на знамена пяти слободских полков новые эмблемы, соответствующие названиям городов, где эти полки располагались.

По замыслу Миниха, на круглом геральдическом щите, разделенном пополам, в верхней части щита на голубом поле для всех пяти полков должен быть помещен вензель (начальные буквы собственных имен, переплетенные и образующие красивый узор) Анны Иоановны, увенчанный императорскою короною и окруженный пальмовыми и лавровыми листьями по бокам. В нижней части геральдического щита для каждого полка поместить символы, связующие эмблему с главными городами. Так, для Харьковского полка на красном поле зверь «Харь» по названию города Харькова; для Изюмского полка — на белом поле виноградная кисть по названию города Изюма; для Сумского полка — на красном поле патронная сумка по названию города Сум, а на сумке лебедь по названию города Лебедина — второго по значимости города в Сумском полку; для Ахтырского полка — на зеленом поле крепость по имени города Городня — главного по значимости города в Ахтырском полку; для Острогожского полка — на желтом поле рыба с острогою над головой по названию города Острогожска. Однако еще не найдены документы, подтверждающие, что эти эмблемы находились на знаменах слободских полков.

Из переписки Военной коллегии с Герольдмейстерской конторой последующих лет следует, что еще в 1751 г. в проектах гербов для знамен слободских полков не было сделано никаких исправлений. Нет также сведений об утверждении этих проектов верховной властью. И даже после 1751 г. в журнале Герольдмейстерской конторы сохранилась запись, в которой говорилось, что из Военной коллегии в Герольдмейстерскую контору не прислано для исправления до сих пор никаких рисунков гербов слободским полкам, «... из чего видно, что оные ей не надобны...».

Второй герб Харькова


Офицер Харьковского гусарского полка, 1776-1783 г.г.

Офицер Чугуевского
уланского полка, 1812 г.

Неизвестно, сколько бы еще ходили рисунки Бекенштейна в лабиринте чиновничьих коридоров, но в начале 70-х годов Военная коллегия издала распоряжение об изготовлении 35 полковых знамен. Распоряжение было адресовано князю Михаилу Михайловичу Щербатову, который возглавлял Герольдическую контору с 1771 г. М.М. Щербатов, автор 15-томной «Истории России», показал себя сведущим в вопросах геральдики. В 1775 г. увидел свет подготовленный им в соответствии с распоряжением Военной коллегии знаменитый «Гербовник Щербатова», где приведены 35 рисунков полковых гербов. Под рисунками стоит личная подпись князя Щербатова. Для харьковчан «Гербовник Щербатова» знаменателен тем, что в нем среди эмблем других полковых гербов впервые введены в обиход изображения харьковского, сумского, изюмского, ахтырского и острогожского гербов. Мы говорим «впервые» потому, что в тех случаях, когда эмблема какого-либо города уже существовала, М.М. Щербатов делал такую пометку: «Сей герб находился уже прежде сделанный в Геральдии». Под харьковским полковым гербом и гербами других городов слободских полков такой пометки не было.
В начале 1776 г. гербы, вошедшие в «Гербовник Щербатова», были назначены Военной коллегией в полки для помещения их на знаменах.
Эмблема харьковского полкового герба представляла геральдический щит французской формы, на зеленом поле которого были изображены рог изобилия с плодами, цветами и кадуцеем, который называют еще жезлом бога Меркурия.

Символы рога изобилия и кадуцея хорошо известны в античной мифологии. Римский поэт Овидий Назон (43 г. до н.э. — 17 г. н.э.) в поэтическом цикле «Фасты» (фасты — дословно календарь, где Овидий по дням года описывал события, приходящиеся на каждый день) так рассказал о происхождении рога изобилия. Коварный Крон (всепоглощающее время) низверг своего отца Урана (небо) и стал править Вселенной. Боясь, что его дети также свергнут его, он пожирал их. Его жена Рея, не желая потерять последнего ребенка, подсунула ему плоский камень, обернутый в детские пеленки, который Крон и проглотил.

Младшего сына — Зевса — Рея спрятала в пещере на острове Крит. Зевса растили две нимфы — Адрастея и Идея, вскармливая его молоком божественной козы Амальтеи. Однажды, прыгая со скалы, коза Амальтея зацепилась за ветку дерева и сломала один рог. Нимфы, найдя рог, использовали его как сосуд, из которого Зевс пил козье молоко. Позже, когда Зевс стал взрослым, нимфы подарили ему этот рог, наполненный сладкими плодами. Благодарный Зевс вернул рог нимфам с обещанием, что они всегда найдут в роге все, что пожелают, и рог стал называться рогом Изобилия. В переносном смысле рог изобилия — это символ богатства и достатка. В гербе Харьковского слободского полка он был символом богатства края (плодородные черноземные земли, леса, многочисленные реки, умеренно теплый климат).

Кадуцей — это посох, жезл древнегреческого бога Гермеса и его древнеримского двойника Меркурия, которые в мифологии считались покровителями путешественников и купцов, были богами-покровителями торговли.

Кадуцей имел вид короткой позолоченной палицы, увенчанной с одного конца крыльями и обвитой на всей длине двумя змеями. Первоначально кадуцей был атрибутом вестника олимпийских богов Гермеса и его древнеримского двойника Меркурия. Гермес был глашатаем воли Зевса, чем объясняется окрыленность его кадуцея. Позже кадуцей, подобно современному белому флагу, был атрибутом парламентеров, посылавшихся в неприятельский лагерь. Кадуцей держали в руках герольды, распоряжавшиеся турнирами и дворцовыми церемониями. Герольд, держащий в руках кадуцей, был при коронации последнего российского императора.

Что касается двух змей, обвивающих кадуцей, то это символ силы произрастания, здоровья. Дело в том, что Гермес был также богом-покровителем овец и пастбищ. Как символ здоровья, мы встречаем изображение змей у бога врачебного искусства Эскулапа и у Афины как богини-исцелительницы.
С развитием торговых отношений кадуцей становится символом торговли и часто изображается на различных фирменных документах и вывесках, на фасадах различных бирж и торговых домов.

На гербе Харьковского слободского полка кадуцей был изображен не случайно. Еще в 1659 г., т.е. в первой пятилетке существования Харькова его жители во главе с атаманом Тимофеем Лавриновым, «сотники и все рядовые черкасы всем городом» просили у царя разрешения на открытие в Харькове ярмарочной торговли. В ответ на эту челобитную харьковскому воеводе Ивану Офросимову пришла из Москвы царская грамота, датированная 5 августа 1659 г. В ней писалось: «…Били челом нам, Великому Государю, харьковские черкасы атаман Тимофей Лавринов со товарищи всем городом, чтоб... велеть в Харьков съезжаться на ярмарку и торговать тутошним и разных городов приезжим всяким людям безпенно ежелеть в Успеньеве дни. И как к тебе ся наша грамота придет и ты б харьковским черкасам и разных городов приезжим людям всякий товары в Харькове на тот срок торговать велели да и в неделю по четвергам торговать...». Это было в середине XVII в., а во второй половине XVIII в., когда князь М.М. Щербатов сочинял свой знаменитый гербовник, Харьков стал одним из крупных торговых центров Российского государства, славился своими ярмарками. Наибольшими харьковскими ярмарками были: крещенская, которая продолжалась почти весь январь; троицкая — 15 дней в июне; успенская — 20 дней в августе и покровская — 17 дней в октябре.
В «Топографическом описании Харьковского наместничества», увидевшему свет в 1785 г., т.е. почти в одно и то же время, что и гербовник Щербатова, о харьковских ярмарках сказано: «...Бывают в Харькове в год четыре ярмарки... и продолжаются каждая дней по 20, которыя могут назваться первой степени тем, что на оныя привозят многие иностранцы разного звания и из прочих великороссийских городов сукна аглицкие тонкие, парчи, штофы (ткань для обивки мебели и занавесей), тафты (тонкая глянцевидная шелковая ткань), плисы (хлопчатобумажный бархат), платки и прочие шелковые и суконные материи, полотна, москотинные (теперь москательные товары: клей, краски, олифа и др.), овощные, щепетинные (мелкие изделия из металла: иголки, кольца и др.) и галантерейные товары также и из соседственных с сей губернией наместничеств, городов и округ; а равно и Харьковского наместничества из городов и округ съезжаются многочисленные количества народа и привозят в деле и не в деле меди, железо и чугун, хрустальную и стеклянную посуду, волжскую, донскую и днепровскую рыбы и икры, пригоняют лошадей, рогатый и мелкий скот, соленое и топленое сало, выделанные и сырые лошадиные и говяжьи кожи, овчины, куртяки (шкурки ягнят) или смушки, заячьи и прочия звериные невыделанные меха, овчинные шубы как калмыцкаго, так и украинского шитья, серемяжную самоделку, суконные кафтаны, жестяные ковры овечей шерсти, воск, мед, деревянную всякого звания посуду, лен, российских рукоделий холст, рогожи, конопляное масло, деготь, бечеву разной толщины, сушеные овощи и прочее...». Привозили товары и из дальних городов — Москвы, Петербурга, Нижнего Новгорода, Астрахани, Стамбула, Лейпцига, Гданьска, Варшавы и др.

Как видно из описания эмблем, вошедших в герб Харьковского полка, ничего лишнего, что не было бы свойственно нашему городу, в нем нет. Может быть, именно поэтому Щербатовский вариант полкового герба был повторен через 6 лет при утверждении Екатериной II герба города Харькова. Но сделал это уже не князь М.М. Щербатов, а действительный статский советник А.А. Волков, занявший должность герольдмейстера в 1779 г.

Следует сказать, что 80-е годы XVIII в. были годами «поточного» изготовления сотен городских гербов российской империи, о чем свидетельствуют многочисленные указы Сената и собственноручное утверждение гербов императрицей Екатериной II.

В эти годы в Герольдмейстерской конторе были подготовлены проекты гербов городов Харьковского наместничества, затем они были переданы в Сенат для рассмотрения и после его одобрения представлены Екатерине II для утверждения.

Вот так выглядело описание Харьковского герба, представленного Сенатом для утверждения Екатерине II: «В зеленом поле положенные крестообразно рог изобилия с находящимися в нем плодами и цветами и кадуцея или Меркуриев жезл, изъявляющие как изобилие окружных стран того города, так и торговлю, производимую на бывающей там знатной ярмарке. Старый герб».

21.09.1781 г. Екатерина II резолюцией «Быть по сему» утвердила гербы городов Харьковского наместничества — Харькова, Сум, Изюма, Ахтырки, Острогожска, Чугуева, Валок, Волчанска, Краснокутска, Богодухова, Мирополья, Белополья, Золочева, Лебедина, Хотмыжска и Недригайлова.
При этом все городские гербы Харьковского наместничества делились на две группы. В первую группу вошли так называемые «старые» гербы, эмблемы которых были заимствованы из гербовника полковых знамен князя М.М. Щербатова, а также из герба, помещенного на знамени Чугуевского конного казачьего полка (герб утвержден в качестве полкового еще 14.03.1752 г.). В каждом из описаний этих гербов сделана приписка «старый герб». Другую группу составляли гербы уездных городов Харьковского наместничества — Белополья, Богодухова, Валок, Волчанска, Золочева, Краснокутска, Лебедина, Мирополья, Недригайлова и Хотмыжска.

Характерной особенностью гербов городов второй группы являлось деление гербового щита на две половины: в верхней половине было помещено изображение рога изобилия и кадуцея, т.е. изображение герба Харькова как центра наместничества. Это обозначало принадлежность уездного города именно к Харьковскому наместничеству. В нижней части геральдического щита изображались символы, входящие в герб самого уездного города: на гербах Валок и Недригайлова — сливы, Золочева — груши, Краснокутска — черешни, Богодухова — тернового дерева с плодами, Мирополья — ветки маслины, Белополья — водяных мельниц, Хотмыжска — плуга, Лебедина — лебедя, Волчанска — бегущего волка.

Специалисты западноевропейской геральдической науки считали такое членение щита нарушением геральдических правил, но «с легкой руки» товарища герольдмейстера И.И. фон Эндена это новшество нашло место в ряде гербов русских городов, а со времени работы в герольдмейстерской конторе А.А. Волкова это стало правилом при сочинении всех новых гербов для уездных городов.

Утвержденные Екатериной II городские гербы Харьковского наместничества с описанием и рисунками каждого герба были направлены в Харьковское наместническое правление.


Герб г. Харькова, утвержденный
в 1878 г.

Офицер Харьковского драгунского полка, 1882 г.

Третий герб Харькова

97 лет просуществовал второй Харьковский герб. И, может быть, существовал бы и дальше, но управляющий герольдической конторой барон
Б.В. Кене увидел в эмблеме «рога изобилия» негеральдическую фигуру. Используя данную ему власть, Кене решительно менял гербы, где, по его мнению, были помещены негеральдические фигуры. Так, герб города Новая Ладога, включающий в себя два перекрещенных рога изобилия, также претерпел изменения: два скрещенных рога изобилия были заменены двумя скрещенными хлебными колосьями. Именно по этой причине 05.07.1878 г. правительственным указом был утвержден новый, третий по счету, герб города Харькова. На этом гербе рог изобилия и кадуцей были заменены новыми фигурами — головой лошади, шестиконечной звездой и двумя золотыми монетами. Вот как звучало описание нового Харьковского герба, автором которого был барон Б.В. Кене: «В серебряном щите черная оторванная конская голова, с червлеными глазами и языком; в червленой (красной) главе щита золотая о шести лучах звезда между золотыми византийскими монетами. Щит увенчан Императорскою короною и окружен золотыми дубовыми листьями, соединенными Андреевской лентой».
Что же обозначали символы, помещенные Б.В. Кене на новом Харьковском гербе?

Две золотые византийские монеты на гербе Харькова были новыми символами богатства города и его торговли. Во второй половине XIX в. в Харькове было уже не 4, а 5 ярмарок. Обороты этих ярмарок оценивались многими десятками миллионов рублей. Харьковские ярмарки можно было сравнить только со знаменитыми всероссийскими ярмарками Нижнего Новгорода.

Примечателен и другой символ, помещенный на новом Харьковском гербе, — Золотая звезда о шести лучах.

По нашему мнению, золотая путеводная звезда зажглась на Харьковском небосклоне, когда князь М.М. Голицын уговорил Белгородского епископа Епифания Тихорского перевести из Белгорода в Харьков архиерейскую школу, которая получила название Харьковского коллегиума.

Харьковский коллегиум принадлежал к лучшим духовным заведениям того времени. Он значительно расширил образовательную сферу своей деятельности, введя «прибавочные классы» для дворянских детей, где преподавались математика, физика, география, французский и немецкий языки и многие «светские предметы».

Харьковский коллегиум создал прочный фундамент для основания Харьковского университета: 20 из первых 57 студентов нового университета были набраны из учащихся коллегиума. Основание университета сделало Харьков центром огромного учебного округа, куда входили 14 губерний. На свет харьковской университетской звезды тянулись прогрессивные молодые люди Курской, Орловской, Воронежской и Тамбовской губерний, расположенных севернее Харькова; Черниговской, Киевской, Полтавской, Екатеринославской и Херсонской губерний, расположенных западнее Харькова; Таврийской губернии, Крыма, Области войска Донского и Кавказа на юге. Мы полагаем, что 30 современных университетов и академий Харькова и более 100 научно-исследовательских и проектных институтов обязаны своим существованием свету золотой звезды, взошедшей на Харьковском небосклоне в 1726 г. при учреждении Харьковского коллегиума и засиявшей во всю мощь звезды первой величины после основания Харьковского университета в 1805 г. Так, по нашему мнению, расшифровывается символ «Золотая о шести лучах звезда» на Харьковском гербе.

Продолжая расшифровку символов третьего Харьковского герба, следует сказать, что если первые два символа (золотые монеты и звезда) прозрачны и легко расшифровываются, то третий символ «оторванная голова лошади с червленым языком и глазами» сложен, вызывал недоумения и разноречия как в прошлом веке, так и у современных исследователей Харьковской городской геральдики. Некоторые исследователи считают, что этот символ помещен на новый Харьковский герб потому, что в Харьковской губернии были развиты коневодство и торговля лошадьми. Как аргументы в защиту этой версии называются конные заводы губернии и существование Конного рынка в Харькове.

Мы считаем эти доводы неубедительными, так как для символизации коневодства и торговли лошадьми не нужно отрывать у лошади голову. На наш взгляд, Б.В. Кене использовал в своей работе лошадь как символ быстрого движения. И действительно, во второй половине XIX в. не было ракет, самолетов, несущихся с огромной или, как мы сейчас говорим, космической скоростью; не было гоночных автомобилей, соревнующихся в скорости по «Формуле-1»; первые поезда двигались медленно и останавливались почти на каждой станции. Поэтому мчащаяся лошадь с разгоряченными красными глазами и открытым ртом и была, по мнению Б.В. Кене, символом быстрого движения. Этим символом Кене хотел подчеркнуть быстрое развитие города Харькова: университет концентрировал в Харькове интеллектуальные силы, что позволило развивать конкурентоспособную промышленность, торговля позволила накопить капиталы для инвестиций; выгодное географическое положение Харькова вблизи разрастающегося в то время Донбасса также способствовало росту города как промышленного и административного центра. Именно это быстрое развитие в сравнении с другими городами Российской империи, очевидно, хотел отобразить Б.В. Кене в новом гербе Харькова. В подтверждение вышесказанному приводим выдержки из письма предводителя дворянства Харьковской губернии А.Р. Шидловского, адресованного 10.03.1883 г. Харьковскому губернатору В.В. Калачову: «...Позволю себе объяснить несколько подробно, почему неблагоприятное впечатление произведено новым гербом. Прежний герб Харьковской губернии есть старинный герб, к которому все привыкли и как старинным достоянием не могли не дорожить все интересующиеся местными историческими памятниками. При том герб этот имеет весьма понятный смысл: он служил выражением изобилия плодов земных и развития торговли... Между тем теперешний герб для большинства, непосвященного в тонкость геральдики, не представляет ничего, что служило верным выражением исторического значения здешнего края или что могло бы быть приятным символом теперешнего его значения. Оторванная конская голова, помимо всякого аллегорического смысла, уже производит неприятное впечатление. Идея же, которая по-простому, не основанному на правилах геральдики соображению может быть соединена с ее представлением — это какое-то бешенное, бестолковое стремление куда-то...».

Как видно из приведенных выше строк, у А.Р. Шидловского не возникло никаких ассоциаций между оторванной конской головой и коневодством. И это при том, что семья Шидловских имела знаменитый племенной конный завод, где содержалось несколько сот лошадей различных пород.

Четвертый, последний герб Харькова времен Империи

Впечатления от символов нового герба у Харьковского дворянства сложились самые негативные. Это послужило причиной его четырехлетних обсуждений, и в октябре 1882 г. Харьковское губернское дворянское собрание одобрило решение о ходатайстве про возврат Харьковской губернии ее прежнего герба с рогом изобилия и кадуцеем. Ходатайство было представлено Министру внутренних дел Российской империи, который доложил о нем императору Александру III. На все эти доклады и утверждение ушло 5 лет, но в конце концов 21 мая 1887 г. министр юстиции сообщил о Высочайшем повелении «О возвращении Харьковской губернии его прежнего герба».

«Государь император по всеподданнейшему докладу Министра внутренних дел ходатайства Харьковского дворянского общества о возвращении Харьковской губернии ее прежнего герба, дарованного в 1781 г. Императрицею Екатериной II, в 21 день мая 1887 г. высочайше повелеть соизволил возвратить Харьковской губернии ее прежний герб с изображением кадуцея и рога изобилия, но с тем, однако, чтоб над таковым гербом изображена была Императорская корона, а по бокам сделаны украшения, как в гербе 1878 г.».

Так появился четвертый Харьковский герб, а 25 ноября 1887 г. Александр III утвердил рисунок нового герба с рогом изобилия и кадуцеем и украшениями, которые были введены Б.В. Кене.

Полное собрание Законов Российской империи приводит следующее описание четвертого Харьковского герба: «На зеленом щите крестообразно положены золотой рог изобилия и кадуцей, жезл которого также золотой, а крылья и змеи серебряные. Щит увенчан императорской короной и обведенный золотыми дубовыми листьями, соединенными Андреевской лентой».
(Продолжение следует…)

Другие материалы рубрики


  • Орден Александра Невского в СССР был вновь учрежден 29 июля 1942 г. одновременно с орденами Суворова и Кутузова, для награждения командного состава Красной Армии. В статуте изначально определялось, что орденом могут награждаться лишь командиры воинских частей от взвода до полка включительно. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 ноября 1942 г. возможность награждения орденом была установлена и для командиров дивизий и бригад. Орден Александра Невского являлся младшим из «полководческих» орденов. Он был единственным среди них, имеющим только одну степень. Орден вручался почти вдвое чаще, чем все остальные «полководческие» ордена вместе взятые. Несмотря на это, он встречается гораздо реже многих других орденов, что объясняется частой гибелью кавалеров ордена в последующих боях и подчеркивает боевой характер самого ордена.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Первая половина XVII в. Идет напряженная борьба русского и украинского народов за Русское Поле.
    За то Поле от Волги до Дуная, по которому смерчем прокатывались орды номадов: гуннов, обров, угров, торков, хазар, печенег и многих других.
    За то Поле, которое в XI в. захватили воинственные кипчаки, прозванные на Руси половцами, и двести лет наше Поле называлось Половецким Полем.
    За то Поле, которое полчища Батыя превратили в Дикое Поле, где несмотря на плодородные черноземы, обилие воды и солнца четыреста лет никто не пахал и не сеял!
    В XVI в. современный город Тула был крепостью, стерегущей степных грабителей почти на самой границе Дикого Поля. На таком же примерно расстоянии от границ Дикого Поля находился в XVII в. «мать всех городов русских» древний Киев.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • ...События октября 1917 г. в корне изменили взгляды на символику нового государства и его городов. Одним из первых декретов Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров от 11 ноября 1917 г. был декрет, отменявший все старые сословия, чины, привилегии, титулы, звания и ордена (В Российской империи все население делилось на два сословия: податные сословия — крестьяне и мещане, и привилегированные сословия — дворяне и духовенство. — И.С.)...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • «НиТ» уже рассказывал на своих страницах о наградах — в статье об орденах Российской Империи (см. «НиТ» №7 за 2006г.). Увы, как и все, что имеет связь с политикой, награды любого государства имеют тенденцию к деградированию из-за того, что часто ими отмечают людей (в угоду сиюминутной политической выгоде), которые абсолютно недостойны их. Так было всегда и во всех странах. Так было в Российской Империи, когда вторым человеком в списке кавалеров ордена Андрея Первозванного (высшего ордена в империи) оказался преданый впоследствии за измену анафеме гетман Мазепа. Или когда кавалерами многочисленных орденов становились не настоящие герои или выдающиеся деятели государства, а фавориты и фаворитки — за «боевые и трудовые успехи» на императорских ложах. То же самое было и с наградами Советской власти, начиная от Нестора Махно — одного из первых кавалеров ордена Красного Знамени, и заканчивая многочисленными африкано-азиатскими «друзьями» СССР, бывшими даже Героями Советского Союза. Недалекие политики часто сваливают их вместе — Героев и Предателей, Тиранов и Освободителей, Гениев и Бездарей. Некоторых из «кавалеров» государственных наград наедине друг с другом нельзя было бы оставить на несколько минут! Того же Махно и Блюхера, или Меншикова с Мазепой.



  • ...Старейший польский орден Белого Орла, по преданию, был учрежден в 1325 году королем Владиславом Коротким. В связи с часто менявшейся политической обстановкой награждение этим орденом то прекращалось, то возобновлялось вновь. Орден восстановлен 1 ноября 1705 г. королем польским и курфюрстом саксонским Августом II во время свидания со своим союзником — русским царем Петром I. Первыми награжденными стали немногочисленные магнаты, еще сохранявшие верность Августу II, в то время уже фактически лишенному власти в Польше, которая перешла к ставленнику шведов Станиславу Лещинскому.



  • «Звитяга» — редкоупотребляемое (западноукр.) слово в современном украинском языке, иначе — «Перемога».
    1. Відзнакою Президента України — медаллю «За працю і звитягу» (далі — медаль «За працю і звитягу») нагороджуються громадяни України за вагомий особистий внесок у розвиток економічної, науково-технічної, соціально-культурної, військової, державної, громадської та інших сфер діяльності, багаторічну сумлінну працю, зразкове виконання службових обов'язків...
    Знак отличия Президента Украины — медаль «За отличную службу» І степени изготовляется из нейзильбера и имеет форму креста, стороны которого представляют собой изображение щитов. Поле щитов покрыто эмалью красного цвета, пружки — из белого металла. На верхней и нижней сторонах креста размещен меч острием вверх. В центральной части креста — медальон с изображением малого Государственного Герба Украины в обрамлении венка из дубовых листьев и ленты с надписью «За отличную службу». Все изображения рельефные. Размер медали — 43 мм.
    Обратная сторона медали плоская, с выгравированным номером...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...В том же 1655 г. в Харькове осела еще одна партия переселенцев в количестве 800 казаков под руководством атамана Ивана Кривошлыка. Сколько Иван Кривошлык оставался Харьковским атаманом, неизвестно, и в 1659 г. мы уже встречаем имя другого атамана — Тимофея Лавринова, а в 1660 г. Жадана Кургана, а в 1667 г. Харьковским атаманом был Лунько Федоров, хотя Иван Кривошлык оставался в Харькове по меньшей мере до 1668 г. и даже играл заметную политическую роль — возглавлял группу заговорщиков, убивших в октябре 1668 г. Харьковского полковника Федора Репку. К сожалению, нам не известны ни причины смещения того или иного Харьковского атамана, ни их точное число. Однако мы знаем, что в ранг полковника Харьковского Слободского казачьего полка ни один из известных нам атаманов возведен не был.
    Из-за отсутствия документальных свидетельств второй половины XVII в. вопрос о первом гербе Харькова, отражающем его полковой период, до настоящего времени является вопросом гипотетическим. Об этом гербе Харькова можно судить по документам, которые увидели свет лишь 100 лет спустя после образования как города Харькова, так и Харьковского казачьего полка. Но и в этих документах нет ссылок на другие, более ранние, не дошедшие до нас документы, а описание герба производилось только на основании воспоминаний харьковских старожилов, видевших когда-то и помнящих полковой герб...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Гетман Скоропадский, несмотря на взрывоопасное социально-политическое наследство (более 30 политических партий и др.), экономическую разруху, австро-немецкую оккупацию (по приглашению руководителей Центральной Рады), анархию, бандитизм, атаманщину и другие тянущие ко дну тяжелые вериги сумел так вести государственный корабль, что в конце 1918 г. в стране (по утверждению В.Г. Семененко и Л. Радченко, Історія України, Харків, 2000 р., ст. 297-302) были достигнуты невероятные для тех условий успехи, а именно:
    • Украину де-факто признали более 30 государств Европы и Америки.
    • Была создана 200-тысячная армия.
    • За 230 дней гетманского правления были приняты более 300 важных для страны законопроектов и более 400 законодательных актов.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • ...Брестская уния получила название от белорусского города Бреста, где в 1589 г. на объединенном соборе католической и православной церквей, часть представителей православной церкви Украины и Белоруссии признали своим главой Римского Папу, сохраняя при этом богослужение на славянском языке и традиционную обрядность православной веры. Идеологами Брестской унии были ополяченные украинские светские и духовные феодалы, которые в условиях единого польского государства — Речи Посполитой — стремились сохранить и укрепить свои привилегии. Этот союз двух церквей получил название греко-католической, или униатской церкви. Используя униатскую церковь, католическое духовенство значительно усилило свое пропольское влияние на территориях Украины и Белоруссии, а создание иезуитских школ для обучения детей шляхетских украинских фамилий способствовало росту отступников, даже в семьях с сильными православными традициями.



  • ...Следует заметить, что вопрос утверждения трезуба, как главного геральдического знака Украинской Народной Республики, был подготовлен всем ходом предшествующих событий.
    Так, 24 декабря 1917 года появились первые государственные банкноты Украины (100 карбованцев — И.С.) с изображением трезуба. Днем раньше в Киеве и Одессе выпустили первую серию почтовых марок Украинской Народной Республики с изображением на марках трезуба...
    Народные волнения в Петрограде в феврале 1917г., вызванные военными неудачами на фронтах Первой Мировой войны, экономической разрухой в стране, правительственным кризисом монархической формы правления, подрывной деятельностью германских спецслужб привели к тому, что 2 марта 1917г. в городе Пскове император Российской Империи Николай II отрекся от престола и сложил с себя верховную власть в пользу своего брата Великого князя Михаила Александровича. Однако Михаил Александрович через два дня передал всю власть временному правительству, срочно созданному в России по инициативе Государственной Думы.