Гражданская война в Америке. Часть 2

Сб, 03/29/2014 - 21:10

Обстрел форта Самтер батареей конфедератов 13 апреля 1861 г.


Форт Самтер после обстрела (верх) и после восстановления (низ)

Солдаты в окопах перед боем

Скауты Армии Потомака, 1862 г.

Сражение при Геттисберге



6 ноября 1860 г. кандидат от республиканской партии Авраам Линкольн одержал победу на президентских выборах, получив 180 голосов выборщиков против 123. К тому времени противоречия между Севером и Югом зашли так далеко, что избранный большинством президент оказался не просто нежелателен, а совершенно неприемлем для оказавшихся в меньшинстве. Никакие заверения республиканцев в том, что вопрос о рабовладении есть внутреннее дело каждого из штатов и никто не собирается его отменять, никого не успокоили. Общественность Юга была уверена, что политика Линкольна будет направлена против их интересов. Надо сказать, часть республиканцев укрепляла эту уверенность. Еще в ходе избирательной кампании Фредерик Дуглас высказал мысль: «Рабовладельцы управляли страной с помощью правительства в течение последних 15 лет. Пусть враги рабства руководят нацией в течение следующих пятидесяти лет»
Хотя сам Линкольн еще не предпринял ничего определенного, южные газеты призывали не сотрудничать с правительством и писали, что «сецессия — только вопрос времени». Но, согласно закону, до 4 марта 1861 г. у власти продолжал находиться президент Бьюкенен. За это время регулярные воинские части были отведены с Юга на Запад, крупные суммы из бюджета переведены в южные банки, а военный департамент переправил на Юг 500 тыс. ружей.

20 декабря 1860 г. Южная Каролина объявила о своем выходе из Союза. В первые недели следующего, 1861 г., ее примеру последовали еще десять штатов: Алабама, Арканзас, Виргиния, Джорджия, Луизиана, Миссисипи, Техас, Тенесси, Северная Каролина, Флорида. Четыре пограничных рабовладельческих штата — Кентукки, Миссури, Мэриленд и Делавэр остались в составе Союза.

Действия южан многие политические деятели Севера сочли законными, не подвергая сомнению право штата на самоопределение. Между тем 4 февраля 1861 г. состоялся конвент отделившихся штатов, на котором была провозглашена Южная Конфедерация. Конституция этого нового государственного образования однозначно запрещала выход недовольных штатов из ее состава и провозглашала, что институт рабства является основой ее экономического и политического устройства. Президентом нового государства был объявлен Джефферсон Дэвис.
В определенных кругах североамериканского общества высказывали мнение, что «следовало бы признать существование правительства, созданного всеми рабовладельческими штатами, и установить дружественные отношения с ним». Первое официальное выступление президента Линкольна было направлено на поиски политического компромисса. Он заявил, что его правительство не покушается на принципы рабовладения на Юге, так как, согласно федеральной конституции, этот вопрос находится в компетенции законодательного собрания штата. Он также заверил, что закон о выдаче беглых рабов будет неукоснительно соблюдаться. Но он решительно отверг право рабовладельческих штатов на отделение.

Политическая верхушка Конфедерации не искала компромисса, очевидно, не желая быть связанной по рукам и ногам необходимостью считаться с северным партнером, в частности, в вопросах внешней политики. 12 апреля 1861 г. войска южан начали артиллерийский обстрел форта Самтер , прикрывавшего вход в бухту у г. Чарльстон (штат Южная Каролина). После полуторачасовой бомбардировки форт капитулировал. Так началась гражданская война, официально провозглашенной целью которой со стороны федерального правительства было сохранение Союза. В резолюции конгресса, принятой 22 июля 1861 г. говорилось: «Война ведется не в целях уничтожения установившихся институтов, а для того, чтобы защитить и отстоять верховную власть конституции и сохранить Союз... Как только эти цели будут достигнуты, война должна прекратиться».

Часто приходится читать о глупой самоуверенности конфедератов, высокомерно полагавших, что они в два счета разобьют янки, которые не умеют сражаться.

Но мнение, что войну удастся быстро закончить, было распространено и среди северян. Многие, наверное, помнят монолог Ретта Батлера из романа «Унесенные ветром»: «Задумывался ли кто-нибудь из вас, джентльмены, над тем, что к югу от железнодорожной линии Мейкон — Диксон нет ни одного оружейного завода? Или над тем, как вообще мало литейных заводов на Юге? Так же как и ткацких фабрик, и шерстопрядильных и кожевенных предприятий? Задумывались вы над тем, что у нас нет ни одного военного корабля и что флот янки может заблокировать наши гавани за одну неделю, после чего мы не сможем продать за океан ни единого тюка хлопка? Впрочем, само собой разумеется, вы задумывались над этим, джентльмены... Вся беда у нас, южан, в том, что мы мало разъезжаем по свету или мало наблюдений выносим из наших путешествий. Ну, конечно, все вы, джентльмены, много путешествовали. Но что вы видели? Европу, Нью-Йорк и Филадельфию, и дамы, — он сделал легкий поклон в сторону беседки, — без сомнения, побывали в Саратоге. Вы видели отели, музеи, посещали балы и игорные дома. И возвращались домой, исполненные уверенности в том, что нет на земле места лучше нашего Юга. Что до меня, то я родился в Чарльстоне, но последние несколько лет провел на Севере... И я видел многое, чего никто из вас не видел. Я видел тысячи иммигрантов, готовых за кусок хлеба и несколько долларов сражаться на стороне янки, я видел заводы, фабрики, верфи, рудники и угольные копи — все то, чего у нас нет. А у нас есть только хлопок, рабы и спесь. Это не мы их, а они нас разобьют в один месяц». Через призму окончательного результата эта речь представляется верхом здравомыслия и проницательности, и как-то упускается из виду, что хотя пылкие мальчики-южане жестоко ошибались, прогноз Ретта Батлера тоже оказался неверен. Война 1861-1865 гг. не стала увеселительной прогулкой ни для одной из сторон.

Первая крупная битва гражданской войны произошла 21 июля 1861 г. близ Манасаса, небольшого городка в окрестностях Вашингтона. В этом первом сражении северяне были разбиты наголову, и только проливной дождь, превративший в болото все дороги, спас федеральную столицу от оккупации. Но к концу года, зализав раны, юнионисты (сторонники Союза) начали наступление в Миссури, Кентукки и Западной Виргинии. 21 октября 1861г. армия северян под командованием генерала Маклеллана форсировала р. Потомак, но вновь потерпела поражение в районе Болс-Блаффа, несмотря на значительное численное превосходство. Наличие оружейных и литейных заводов определяет многое, но не все. Южные джентльмены таки умели драться. Не в последнюю очередь их успехи в начале войны объяснялись тем, что армия конфедератов не испытывала недостатка в кадровых офицерах с соответствующим образованием, в отличие от федеральной армии, относительно которой русский военный наблюдатель полковник Романов свидетельствовал: «Мне указывали на гражданских чиновников и приказчиков магазинов, принятых на службу прямо полковниками».

В связи с неудачами, постигшими военачальников Севера, чаще стали раздаваться голоса с требованиями дать свободу невольникам. К идейным соображениям теперь прибавились практические. В этом случае можно было бы рассчитывать на поддержку 4 миллионов чернокожих в тылу у южан. Но федеральное правительство медлило не только с освобождением рабов, но и с призывом в армию свободных негров Севера. Чтобы понять такой образ действий, надо помнить, что хотя в северных штатах не было рабства, расизм был развит там даже в большей степени, чем на Юге, на что есть много указаний в американской литературе. Зачем далеко ходить, в той же «Хижине дяди Тома» южанин Сен-Клер говорит северянке мисс Офелии: «Вот вы какие, северяне! Я не раз замечал, насколько сильно в вас отвращение к неграм. Признайтесь, кузина, что это так! Вы относитесь к ним с брезгливостью, будто перед вами жаба или змея, и в то же время заступаетесь за них. Вас возмущает жестокое обращение с неграми, но иметь с ними дело — нет, об этом вы даже думать не можете! Отправить их куда-нибудь с глаз долой, в Африку, а там пусть с ними возятся миссионеры!».

В августе 1861 г. часть невольников все же дождалась освобождения от федерального правительства, но это был не принципиальный антирабовладельческий акт, а составляющая репрессивной политики, направленной против мятежников. Речь шла о конфискации имущества, используемого плантаторами в военных целях. Чуть раньше вышел закон о наказаниях за заговоры с целью свержения правительства и за выступление против правительственных органов. Поражения первых месяцев войны республиканцы не в последнюю очередь и не без основания приписывали предательству тех, кто сочувствовал конфедератам, и решили принять меры. Был закрыт ряд газет, запрещен ряд политических организаций. Политики и публицисты, открыто выступавшие в защиту мятежников, были арестованы. С 25 апреля по 2 декабря 1861 г. в различных районах Соединенных Штатов семь раз отменялся закон о неприкосновенности личности.
27 января 1862 г. президент Линкольн в качестве главнокомандующего отдал военный приказ № 1 — начать генеральное наступление всех морских и сухопутных сил. Армии генерала Гранта на Западе удалось очистить от конфедератов Кентукки и продвинуться в глубь Тенесси. 1 мая 1862 г. генерал Батлер при содействии флота захватил Новый Орлеан. Когда армии Гранта и Батлера соединились, конфедерация оказалась разрезана на две изолированные части. Вскоре северяне одержали победу в битве при Шилоу, и 100-тысячная армия Маклеллана подошла к Ричмонду, столице Конфедерации. Но к концу лета удача вновь покинула северян: попытки взять штурмом Ричмонд закончились катастрофой, а лучшему военачальнику южан, генералу Роберту Ли, удалось форсировать Потомак и двинуть свои соединения в обход Вашингтона.

Непростой ход военной кампании заставил федеральное правительство в очередной раз задуматься о способах укрепления Союза и подрыва сил Конфедерации изнутри. 6 марта 1862 г. президент в послании конгрессу заявил, что необходимо уничтожить рабство в лояльных пограничных штатах с последующей выплатой денежной компенсации рабовладельцам. Обе палаты конгресса проголосовали за это предложение, но его проведение в жизнь оставлось делом будущего.

В мае 1862 г. был принят закон о гомстедах, согласно которому каждый гражданин США, уплатив небольшой регистрационный сбор, мог получить во владение участок земли, площадью 65 га (165 акров). Каждый солдат Севера теперь мог быть уверен, что после победы он получит земельный участок. Для многих из них именно этот акт, а вовсе не Прокламация об освобождении рабов, стал главным событием гражданской войны, ее основным завоеванием. Закон о гомстедах определил облик американского общества на много лет вперед. Благодаря ему промышленный капитализм второй половины XIX в. в Соединенных Штатах принял далеко не такие жуткие формы, как в Западной Европе (для интересующихся: подробнейший сравнительный анализ положения американских и английских рабочих можно найти в публицистической книге Джека Лондона «Люди Бездны»).

Что касается уничтожения института рабовладения, то федеральное правительство продолжало с этим тянуть. 9 мая 1862 г. один из генералов-северян Г. Хантер издал прокламацию, гласившую, что рабы мятежных плантаторов Джорджии, Флориды и Южной Каролины объявляются навечно свободными и призываются в армию. Линкольн посчитал необходимым дезавуировать это заявление. Неизвестно сколько времени еще бы откладывалось решение этой проблемы, но успехи армии конфедератов в конце лета 1862 г. убедили белых политиков в том, что они отчаянно нуждаются в чернокожих союзниках.

22 сентября 1862 г. президент издал предварительную прокламацию об освобождении рабов, в которой говорилось, что рабство негров будет уничтожено с 1 января 1863 г.
Лишь 30 декабря 1862 г. Прокламация об освобождении рабов была, наконец, подписана президентом и обрела силу закона. Фредерик Дуглас, один из ведущих лидеров негритянского освободительного движения, прокомментировал это событие следующим образом: «С истинно аболиционистской точки зрения мистер Линкольн кажется медлительным, холодным, вялым и безразличным, но, учитывая общественное мнение, с которым он, как государственный деятель, не может не считаться, он был быстрым, радикальным и решительным.». Любопытна реакция южных политиков на выход прокламации. Сразу после ее опубликования был созван конгресс Конфедерации и президент Дэвис заявил, что данный документ призывает рабов к восстанию и является грубейшим нарушением всех законов цивилизованной войны. Еще более любопытно, что в ведущих западноевропейских государствах это заявление восприняли с сочувствием. Единственной крупной державой, которая решительно поддерживала северян, была на тот момент Россия.

Другие материалы рубрики


  • 1 апреля 1861 г., спустя неполных два месяца после обнародования манифеста об освобождении крестьян, А.И. Герцен, уже много лет как обосновавшийся в Лондоне с тем, чтобы выпускать здесь свободный от цензуры русский журнал, опубликовал заметку, в которой говорилось следующее: «С упованием на новую поступь России, с бьющимся сердцем ждали мы наш праздник. На нем первый раз от роду при друзьях русских и польских, при изгнанниках всех стран, при людях, как Маццини и Луи Блан, при звуках «Марсельезы» мы хотели поднять наш стакан и предложить неслыханный при такой обстановке тост за Александра II освободителя крестьян!.. Но рука наша опустилась; через новую кровь, пролитую в Варшаве, наш тост не мог идти».
    Польское восстание 1860-х годов отбросило мрачную тень на все царствование Александра Освободителя, весьма затруднило примирение правящей элиты с либеральной интеллигенцией, которое, как мы видим из заметки Герцена, было возможно и могло оказаться весьма плодотворным. Об этом событии очень трудно составить объективное мнение. Пролитая кровь, польская и русская, не способствует беспристрастности суждений. Хотя с момента восстания минуло уже полтора столетия, страсти до сих пор не улеглись.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Гражданская война 1861-1865 гг. унесла 600 тыс. жизней, не считая тех, кто погиб в стычках, предшествовавших открытому конфликту, но на этом испытания не закончились. Победителям и побежденным еще предстояло научиться жить в общей стране по общим законам.
    Юг лежал в руинах. Сложившие оружие конфедераты возвращались на пепелища своих усадеб и собственными руками пытались обрабатывать земли, на которых прежде трудились десятки и сотни рабов. Во многих некогда процветавших усадьбах остались лишь женщины и старики, и окрестные поля зарастали молодым лесом. Площадь обрабатываемых земель в южных штатах сократилась в 1866 г. по сравнению с 1861 г. на 50% , сбор хлопка уменьшился почти в три раза. Старый уклад ерального правительства не было единого представления о том, каким они хотят видеть этот новый Юг, не было и согласия в вопросе о статусе освобожденных невольников. Являются ли они полноправными гражданами? Должны ли они быть допущены к голосованию? Распространяется ли на них закон о гомстедах? Ответы на все эти вопросы оставались неясными. В рядах радикальных республиканцев звучали голоса в пользу того, чтобы конфисковать земли плантаторов и распределить их среди негров и безземельного белого населения. Более консервативные полагали, что достаточно будет, если плантаторы признают уничтожение института рабства. Бывшие невольники должны будут остаться на плантациях, формально — в качестве наемных рабочих, но фактически их положение еще долго не будет слишком отличаться от довоенного.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Государственное образование Священная Римская империя, основанное в 962 г. германским королем Оттоном I Великим, а с 1512 г. по 1806 г. Священная Римская империя германской нации, в лучшие годы своего расцвета объединила государства Центральной Европы: Германию, северную и среднюю Италию, Швейцарию, Бургундское королевство, Нидерланды, Бельгию, Чехию, Силезию, Эльзас и Лотарингию. С 1134 г. формально империя состояла из трех королевств: Германии, Италии и Бургундии (средневекового государства, существовавшего в X–XIV вв. на территории современной юго-восточной Франции). С 1135 г. в состав империи вошло королевство Чехия (королевство Богемия), официальный статус которого в составе империи был окончательно урегулирован в 1212 г. Империя рассматривалась как прямое продолжение античной Римской империи и франкской империи Карла Великого.
    За всю историю существования Священной Римской империи германской нации процессы становления ее как единого государства так и не были завершены. Империя оставалась децентрализованным образованием со сложной феодальной иерархической структурой, объединявшей несколько сотен территориально-государственных образований.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • Основоположник научного коммунизма Карл Маркс, размышляя о подоплеке конфликта, приведшего к гражданской войне в США, утверждал: «Все движение, как это ясно видно, покоилось и покоится на вопросе о рабстве». Ему вторил один из лидеров движения за права негров, редактор аболиционистской газеты «Северная звезда» Фредерик Дуглас: «Любая попытка отделить свободу раба от победы правительства над рабовладельцами — мятежниками и предателями; любая попытка добиться мира для белых, оставив черных в цепях; любая попытка исцелить раны, сохранив вирус рабовладения в крови, — любая попытка будет обречена». Однако, сам факт столь частого повторения этого тезиса различными общественными деятелями наводит на мысль: то, что главная проблема, вызвавшая войну 1861- 1865 гг., заключается в рабстве, на самом деле отнюдь не ясно всем и каждому, эту мысль нужно активно разъяснять и пропагандировать.

    Если внимательно ознакомиться с историей гражданской войны и предшествующего периода, станет видно, что большая часть проблем, вызвавших столкновение интересов Севера и Юга, действительно так или иначе завязана на институте рабовладения, но эта связь неочевидна, не лежит на поверхности, и многие участники конфликта — фермеры, предприниматели, рабочие и даже некоторые политики — не отдавали себе в этом отчет. Развязывая одну из самых кровопролитных войн XIX столетия, они прежде всего стремились решить собственные проблемы.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Поляки, Неаполитанский король со своей кавалерией, стоявшей на левом крыле поляков, а также войска князя Экмюльского (маршала Даву — Н.Б.) выступили еще до рассвета. Их атака была стремительной, но оборона была упорной. Князь Багратион, стоявший против них, защищался с силой и отвагой, но наши солдаты были полны такого пыла, что ничто не в состоянии было их остановить. Генерал Компан, раненый при первых атаках, был заменен генералом Раппом, которого вскоре постигла такая же судьба, когда он шел во главе тех же самых храбрецов. Замена раненых или убитых генералов происходила без малейшего шума, и передвижения войск не испытывали ни малейшей задержки, даже когда был ранен князь Экмюльский.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Итак, первоначальный план военных действий французов был таков: соединить военные корпуса при Меце и при Страсбурге; переправиться через Рейн при Максау; принудить южногерманские государства к нейтралитету и затем перенести театр военных действий на Эльбу. Превосходящий по численности французский флот мог одновременно искать себе применение в Немецком море: произвести, например, высадку в Ганновере или войти в союз с датчанами.
    Однако немцы не дремали и, не дожидаясь 19 июля, быстро и четко провели мобилизацию. В течение десяти дней объединенное северогерманское войско перешло с мирного положения на военное, т. е. с 300 тыс. чел. оно разрослось до 900 тыс. чел. С такой же быстротой и четкостью была произведена и мобилизация южногерманских войск, которые без малейших помех были доставлены сквозными поездами на границу.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • ...После жестокого боя 24 августа русские заняли линию Маслово-Бородино-Семеновское-Утица. Французы начали развертывание для атаки на фронте западнее Бородино, Алексинки, Шевардино и южнее. 25 августа обе стороны готовились к сражению, заканчивалась рекогносцировка и отдавались окончательные распоряжения. Французы провели ряд боевых действий (разведок) севернее Бородино и южнее Утицы, которые подтвердили уже сделанную Наполеоном оценку местности на этих направлениях: она была непригодна для действия крупных масс войск. Судя по имеющимся данным, 25 августа оба полководца - Наполеон и Кутузов - в результате боя за Шевардинский редут и рекогносцировок приняли следующие планы боя.



  • В 50–60-е годы XIX ст. в странах Европы наблюдается некоторое оживление как в экономической, так и в политической жизни. Появляются крупные промышленные предприятия — заводы, фабрики, в которых активно внедряется машинное производство.
    Широкое применение получают радио, телеграф, паровые машины, электрические приборы и приспособления, а также многие-многие другие изобретения, которые способствовали резкому повышению производительности труда и улучшению качества выпускаемого товара.
    В политической сфере Западной Европы начались движения по объединению разрозненных мелких стран в более крупные государственные образования.
    Это коснулось и Апеннинского полуострова, особенно области, называемой Сардиния (Пьемонт), которая начала активные действия по объединению в единое государство разрозненных итальянских земель. Для этого Сардинское королевство искало союза с более могущественными и влиятельными странами Европы.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Император объехал берег в сопровождении саперного генерала Аксо. Утром ему пришлось накинуть шинель одного из польских солдат, чтобы не привлекать внимания. По окончании рекогносцировки он подъехал к группе чинов штаба, чтобы снова обсудить вопрос о различных пунктах, где войско могло занять позиции. Когда император скакал галопом по полю, из-под ног его лошади выпрыгнул заяц, и она слегка отскочила вбок. Император, который очень плохо ездил верхом, упал наземь, но поднялся с такой быстротой, что был на ногах прежде, чем я подоспел, чтобы его поднять. Он вновь сел на лошадь, не произнеся ни слова. Почва была очень рыхлая, и он лишь слегка ушиб нижнюю часть бедра. Я тогда же подумал, что это — дурное предзнаменование, и я, конечно, был не единственным, так как князь Невшательский (маршал Бертье — Н. Б.) тотчас же коснулся моей руки и сказал:
    — Мы сделали бы гораздо лучше, если бы не переходили через Неман.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • ...Генерал Крук командовал всеми тремя колоннами, вторгшимися в 1876 году в земли индейцев, однако у двух из них были еще и свои собственные командиры: полковник Джон Гиббон и подполковник Джордж Армстронг Кастер, командир 7-го кавалерийского полка, прославившийся как герой войны между Севером и Югом. Гражданскую войну Джордж Кастер закончил генералом, причем получил это звание в возрасте 23 лет. Потом он вынужден был оставить службу, а когда опять обратился к военной карьере, то должность сумел получить всего лишь подполковника и сделался командиром 7-го кавалерийского полка, но сослуживцы продолжали называть его генералом. Кавалеристы Кастера имели на вооружении длинные сабли, за что их прозвали «длинными ножами»...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6