Грушевский. Мифы.

Пт, 03/04/2011 - 15:56

Как правило, истину следует искать где-то посредине между этими полярно противоположными образами. Однако относительно М. Грушевского-политика и среди отзывов его современников, и в нынешней историографии преобладают неодобрительные оценки. Действительно, за период своего проживания во Львове М. Грушевский сменил несколько галицких партий и, по словам известного историка О. Лотоцкого, «...в роли активного политика он не мог нигде долго выдержать...».

Тем не менее, никто не может отрицать, что М. Грушевский был признанным идейным лидером украинского национального движения. Революционная ситуация, председательствование в Центральной Раде, сделавшая его практичным политиком, — стали для него триумфом и поражением. Именно последнее обстоятельство существенно повлияло на оценку его как политика. Однако деятельность М. Грушевского как ученого, историка — оценивалась всегда высоко. Это способствовало формированию в научной литературе даже некой антагонистической концепции оценки деятельности М. Грушевского: «хороший историк — плохой политик».

Между тем существуют ли основания утверждать, что политическая карьера председателя УЦР сложилась неудачно? Если так, то тогда следует ответить на вопрос: кто из известных деятелей периода украинской революции был хорошим политиком? Винниченко? Скоропадский? Петлюра? Да и могут ли быть хорошие политики среди лидеров революции, потерпевшей поражение, среди политических деятелей, которые допустили утрату государственности.

Казалось бы, что наиболее точные данные о деятельности Грушевского можно было бы почерпнуть из дневников и воспоминаний его ближайших соратников. Но и здесь нельзя полагаться на их объективность. Так, например В. Винниченко, по поводу возвращения в УССР, писал в конце 1923 г.: «Сначала торговался сколько дадут ему в Праге (3250 чешских крон). Очевидно нэпо-чекисты дали больше. Гадко. Противный старый интриган». Годом позднее высказывал, однако, диаметрально противоположное мнение: «Михаил Грушевский и его близкие товарищи...ехали на великий самокритичный подвиг, на тяжелую борьбу за достижения нашей революции...»

Теперь про некоторые важные, но не до конца проясненные эпизоды жизни М. Грушевского. Как известно, его арестовали 23 марта 1931 г. в Москве, обвинив в руководстве «Украинским национальным центром». Его перевозят в Харьков, где он, под давлением следователей, полностью признал свою вину и подписал протоколы допросов. Сценарий УНЦ был еще более грандиозным, чем «Союза освобождения Украины».

Однако вдруг события приняли неожиданный и непонятный оборот. М. Грушевского везут снова в Москву и освобождают из-под ареста, взяв обещание написать обращение к украинским деятелям в эмиграции. Через десять дней М. Грушевский писем не подготовил и более того — отказался от предыдущих показаний. Но ему позволили проживать в Москве.

Мастерски сфабрикованное чекистами дело фактически развалилось, хотя 50 человек были через год осуждены, но показательного процесса уже не получилось. Вопрос: какая могущественная сила вмешалась в это дело, забрала главного фигуранта, свела к нулю почти двухлетнюю работу НКВД?

Полностью аксиоматичным является то предположение, что указанный поворот в деле Грушевского не мог произойти без согласия Сталина. Никто другой из высшего партийно-советского руководства такую ответственность на себя взять не мог бы. Можно лишь допустить, что кто-то из них похлопотал за Грушевского. Этому есть прямые и косвенные подтверждения. Возможно, это был родственник М. Грушевского по материнской линии Г. Ломов-Оппоков — известный деятель большевистской партии, нарком юстиции в правительстве В. Ленина, а на тот момент заместитель председателя Госплана СССР, член ВКП(б) и ЦИК. М. Грушевский бывал у него дома. Материалы внешнего наблюдения за академиком свидетельствуют про его контакты с секретарем ЦК ВКП(б) Л. Кагановичем, наркомом финансов Г. Гриньком, некоторыми другими московскими высокопоставленными лицами — выходцами с Украины. М. Грушевская в 1939 г., хлопоча об освобождении осужденной дочки Екатерины, в письме к Сталину писала: «Вы знали и ценили научные заслуги моего покойного мужа...». Про определенный интерес Сталина к делу М. Грушевского свидетельствует и тот факт, что телеграмма о похоронах академика была направлена 29 ноября 1934 г. начальнику личной охраны «вождя» — К. Паукеру.

Имеет право на жизнь еще одно предположение: перед советским руководством за М. Грушевского могли похлопотать масоны. Это предположение небезосновательно, но беря во внимание строгую конспиративность этой организации, — оно вряд ли когда-нибудь получит документальное подтверждение.

В принадлежности М. Грушевского к масонам уже никто не сомневается, поскольку об этом достаточно открыто он пишет даже в своих воспоминаниях. Но сведения из дневника касаются только обстоятельств его разрыва с масонами в 1917 г. В исторической литературе сейчас делаются только первые шаги по раскрытию масонской тайны М. Грушевского.

Наиболее вероятно, что он вступил в одну из масонских лож еще в 1903г. в Париже. Русская высшая школа социальных наук, куда он был приглашен для чтения лекций, была известна как один из заграничных центров масонства, запрещенного царем в России еще в 1822 г. К тому же руководителем этой школы был проф. Ковалевский — фундатор новейшего русского масонства.

Один из ведущих российских масонов — князь Д. Бебутов — оставил воспоминания про создание в начале 1909 г. в Киеве масонской ложи «Киевская зоря». Мастером-наместником ложи был избран Ф. Штейнгель — кадет и один из руководителей Украинского исторического товарищества, член Товарищества украинских поступовцев (ТУП), депутат первой Государственной думы. Секретарем был избран А. Вязлов — депутат Государственной думы, член ТУП.

Другие материалы рубрики


  • ...Мир с остготами удалось достигнуть, но он оставался непрочным. Было очевидно, что германцам тесно на отведенной им территории и они не станут ею довольствоваться. Единственный способ обезопасить пределы Византии от их набегов — это указать Теодориху направление экспансии, выгодное империи. Зенон принимает решение отдать остготам не принадлежащую ему Италию. Он рассчитывал, что возведенный им в сан римского патриция и в принципе согласный на положение федерата Теодорих будет там более удобным правителем, чем совершенно независимый Одоакр...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Путешествие начинает в Бремене с визита к известному немецкому критику Юджину Цабелю — автору обширной монографии (на русский язык не переводилась) о нем. В дружеской беседе художник рассказывает: весной 1898 года сорокалетний помощник министра военно-морских сил США Теодор Рузвельт из «золотой молодежи» и отчаянных сынов диких прерий сформировал добровольческий кавалерийский батальон «Буйные всадники». С этими парнями отправился покорять Кубу. Взятием Сен-Жуанских высот будущий президент личной отвагой добыл себе чин полковника, всеобщее признание героя войны и безграничную любовь женщин, единодушно признавших его одним из храбрейших мужчин Америки. Вот об этих подвигах теперь уже действующего двадцать шестого президента США он и намеревается написать большое полотно.
    Впечатлениями от недавнего путешествия в Восточную Азию художник делиться не стал, обмолвившись, что нашел там много немецкого: кораблей, банков, складов. Выглядел Верещагин, по мнению Цабеля, неважно. Сильно постарел, «выражение лица — утомленное, борода почти седая».

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...Однако с течением времени становилось ясно, что государственная машина приказного типа не выдерживает все возрастающей нагрузки, не справляется с задачами, которые ставил перед ней Петр. Первой отказала система местного управления — уездов, непосредственно подчиненных приказам. Тогдашние уезды охватывали огромные пространства, равные нескольким современным областям. Малочисленная же администрация их была не в состоянии выполнить всех распоряжений верховной власти, особенно когда речь шла о бесчисленных денежных, натуральных, отработочных, рекрутских повинностях местного населения. Следствием такого положения стало образование губерний — нового звена управления, возвышавшегося над уездами. В декабре 1707 г. появился соответствующий указ Петра: «Расписать города частьми, кроме тех, которые во 100 верстах от Москвы к Киеву, Смоленску, к Азову, к Казани и к Архангельскому».



  • В журнале «Известия Академии Наук СССР» за 1965 год (том 163, №4, стр. 891-854) была опубликована статья под названием «Некоторые соотношения между физическими константами». Имя автора — Роберто Орос ди Бартини — ничего не говорило читателям этого специализированного физического журнала. Содержание статьи вызвало неоднозначную реакцию в академической среде, а история ее опубликования носит почти детективный характер.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Ее жизнь — одна из самых ярких и самых трагических страниц английской истории. До наших дней не дошел ни один ее достоверный прижизненный портрет. Все портреты, на которых якобы была изображена леди Джейн, либо написаны через много лет после ее смерти, либо изображают совсем других женщин. Почти во всех учебниках об этой королеве либо не упоминается вообще, либо посвящено всего пару строчек. Такое ощущение, что кто-то специально вычеркнул ее со страниц истории. Уничтожил все документы и изображения. Попытался стереть из памяти людской. Но тем не менее о маленькой королеве помнят, пишут стихи и книги, снимают кинофильмы. На ее могиле, как и на могилах казненных жен Генриха VIII Анны Болейн и Кэтрин Говард, постоянно лежат свежие цветы.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Когда Мэри Тюдор выходила замуж за своего возлюбленного, думала ли она о том, что королевская кровь, которая течет в ее жилах, принесет несчастье едва ли не всем ее потомкам? Вряд ли. Она любила, она была любима. Ей было не до раздумий — Мэри, наконец, получила от судьбы драгоценный подарок — возможность стать супругой того, к кому столько лет стремилось ее сердце. А даже если бы и задумалась, что с того? Ведь ее супруг был близким другом короля, а сама она — любимой его сестрой. Разве это не залог счастливого будущего детей, которые у них появятся? Но судьба распорядилась иначе.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Личность императора-иконоборца Льва III всегда вызывала живой интерес — и при этом всегда освещалась тенденциозно. С одной стороны, православные писатели по понятным причинам любили изображать его кровожадным чудовищем. С другой стороны, многие историки относятся ко Льву Исавру с сочувствием и среди многочисленных сведений, предоставленных православными писателями, стараются выбирать такие, которые рисуют его наиболее симпатичным. Получается двойное искажение, и неизвестно, всегда ли второму удается компенсировать первое. Свидетельства же его сторонников и современников до нас практически не дошли. Но как бы мы ни относились к деятельности этого императора, биография у него интересная и насыщенная красочными событиями.
    Лев III происходил из небогатой и незнатной семьи. Его эпитет Исавр, давший название основанной им династии, происходит от названия народа, к которому он принадлежал. Исаврийские племена занимали восточные районы полуострова Малая Азия. Заселенные ими территории граничили с землями, подвластными арабам. Исходя из этого строят предположения, что Лев Исавр еще в юности хорошо владел арабским языком, а также испытывал на себе влияние мусульманских идей. Впервые будущий император выдвинулся в правление Юстиниана II, или вернее, в период его борьбы за отеческий престол с другими претендентами. Выказав себя верным сторонником Юстиниана, Лев возвысился, когда его покровитель вернулся в Константинополь.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Дэвид Ллойд Джордж был первым и пока единственным премьер-министром Великобритании — валлийцем по происхождению. Будущий граф Двайфор родился 17 января 1863 г. в Манчестере, где его отец Уильям Джордж работал школьным учителем. В марте 1963 г. слабое здоровье вынудило мистера Джорджа оставить городскую жизнь, вернуться в родную деревню и заняться работой на ферме. Увы, это не помогло, год спустя он умер от пневмонии, а его вдова Элизабет Джордж вместе с тремя детьми — Мэри, Дэвидом и Уильямом — нашла приют у своего брата Ричарда Ллойда, который держал небольшую сапожную мастерскую в деревушке Лланистадви близ городка Криччита (графство Карнарвон, Северный Уэльс). Дядя с материнской стороны заменил Дэвиду отца, и мальчик принял решение носить его фамилию наряду с отцовской.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Началось с венского Кюнстлерхауза, где Василий Васильевич в конце октября 1885 года представил австрийской публике около полутора сотен произведений, в том числе и только что законченные «Евангельский цикл» из шести картин и две картины из задуманной «Трилогии казней». Посетивший экспозицию кардинал Гангльбауер нашел «Святое семейство» и «Воскресение Христово» богохульными и потребовал либо немедленно убрать их из экспозиции, либо закрыть выставку. Верещагин наотрез отказался. Тогда разгневанный князь-архиепископ опубликовал в газетах письмо, обвиняя художника в профанации, подрыве веры «в искупление человечества Воплотившимся Сыном Божьим» и призвал паству не принимать участия в этом кощунстве. Скандал только подогрел любопытство обывателей. Народ повалил на выставку толпами.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • В 1911 г. Ллойд Джордж смог вплотную заняться разработкой билля о социальном страховании, включающего систему выплаты пособий по безработице, инвалидности и болезни. Однако ситуация в стране была далека от классовой идиллии. Пожалуй, она была даже более тревожной, чем в памятные 1905-1907 годы. В 1912 г. в Англии было в три раза больше бастующих, чем в 1910, а число потерянных за счет стачек рабочих дней превысило общее число за предыдущие шесть лет. Чтобы подавить выступления рабочих, все чаще использовалась армия. В некоторых случаях отдавались приказы стрелять в толпу. Счет раненых среди протестующих шел на сотни, случались убитые. Как и «полицейский социализм» в России, английские социальные реформы 1908-1911 гг. вводились «не вместо террора, а вместе с террором» — с той, однако, разницей, что в Англии представление о том, кто должен стать объектом террора, было гораздо более четким. Речь тогда шла не об установлении прочного классового мира, а лишь о попытке хотя бы отчасти сбить разгоравшееся пламя социальной борьбы. Радикальная пресса в общем-то правильно отмечала, что целью реформ было отколоть от рабочего движения тех, кто склонен к компромиссу, чтобы затем беспощадно раздавить непримиримых «разрушителей». Другое дело, что лидеры либеральной партии никогда и не отрицали, что желают воспрепятствовать полному разрушению существующего общества, поэтому они идут на уступки ради того, чтобы не потерять все. В отличие от коммунистов, они не видели в этом ничего предосудительного.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5