Император Павел I

Ср, 06/03/2009 - 15:05

С другой стороны, появился и ряд законодательных актов, объективно способствовавших ослаблению крепостного гнета. Так, в феврале 1797 г. была запрещена продажа дворовых и безземельных крестьян с молотка, в октябре 1798 г. — украинских крестьян без земли. Впервые за много лет при вступлении Павла на престол крепостные крестьяне должны были принести присягу новому императору наравне с вольными. В декабре 1797 г. с крестьян и мещан была снята недоимка в подушном сборе, отменен назначенный еще Екатериной рекрутский набор. Наиболее известен так называемый Манифест о трехдневной барщине, изданный Павлом наряду с другими важными документами в день его коронации 5 апреля 1797 г.

Обращает на себя внимание то, что основной смысл манифеста связан с запретом работы в воскресные дни, т. е. подтверждает юридическую норму, существовавшую еще в Соборном уложении 1649 г. Об ограничении же барщины тремя днями в манифесте говорится скорее как о желательном, более рациональном распределении рабочего времени земледельцев. Неясность манифеста повлекла за собой и неоднозначную его трактовку как современниками, так и историками. Крестьяне восприняли манифест как облегчение своего положения и пытались жаловаться на помещиков, не исполнявших его. Известны случаи, когда помещики действительно подвергались за это взысканиям и наказаниям.

Некоторые историки все же считают, что: «Манифест 1797 г. имел большое значение: это была первая пытка ограничения повинностей крепостных крестьян, и наше правительство смотрело на него как на положительный закон, несмотря то, что он не исполнялся».

Однако факт неисполнения манифеста сбрасывать со счетов все же не следует. Более того, в некоторых районах страны, например на Украине, где барщина ограничивалась двумя днями в неделю, манифест, наоборот, ухудшил положение крестьян. Неясность манифеста скорее всего была нарочитой.

Во-первых, Павел, опасаясь крестьянских восстаний, пытался предотвратить их популистскими мерами, во-вторых, приобретал еще один инструмент давления на дворян. В-третьих, открыто ослабить крепостной гнет он тоже не мог, поскольку зависимость трона от дворянства была велика, да и намерений таких у него скорее всего не было.

Более определенной выглядела политика Павла в отношении армии, на которую он решил перенести прусские военные порядки, столь успешно применявшиеся им в Гатчине. Реформа началась с введения новой формы, полностью копировавшей прусскую: длинный мундир, чулки и черные лаковые башмаки, напудренная голова с косой определенной длины. Офицерам вручили палки с костяными набалдашниками для наказания провинившихся солдат. В декабре 1796 г. был издан новый устав, в котором главное внимание уделялось обучению солдат шагистике. Поскольку основой его послужил прусский устав 1760 г., то никакие новые достижения русской военной мысли, проверенные на полях сражений в период екатеринского царствования, в нем отражения не нашли.

Бесконечные парады, муштра в сочетании с жесткими мерами по отношению к офицерству — увольнениями в отставку, ссылками и даже арестами — вызывали в армии большое недовольство, причем не только в столице, но и в провинции. Так, уже в 1796—1798 гг. в Смоленской губернии существовал антиправительственный кружок, в который входили офицеры нескольких расквартированных там полков, чиновники местных учреждений, а также ряд отставных военных.

Говоря о внутренней политике Павла I, следует упомянуть о некоторых его нововведениях, связанных со статусом государя и царской семьи.

В день коронации Павел опубликовал указ о престолонаследии, устанавливавший передачу престола по наследству строго по мужской линии. Указ продолжал действовать в России вплоть до 1917 г. Новым было и создание уже упоминавшегося Министерства уделов, что означало фактическое заключение личного хозяйства царской семьи в сферу государственного ведения. Будучи убежден в божественном происхождении царской власти, Павел немало сделал для организации внешних проявлений монархической идеи. Он был большим любителем различных церемоний и обрядов, которые проводились скрупулезно, с соблюдением мельчайших деталей, отличались необыкновенной пышностью и длились по много часов. Всей жизни двора была придана строго регламентированная обрядность, еще более усилившаяся с провозглашением Павла в 1798 г. великим магистром Мальтийского ордена. Надо, однако, заметить, что вся эта европеизированная обрядность была чужеродной для России, да и в самой Европе уже воспринималась как архаичная, а потому у большинства современников вызывала лишь усмешки, никак не способствуя целям прославления монархии, которые ставил перед собой император. Из записок современников видно, что «Все это невольно принимало характер театрального маскарада, вызывало улыбки и у публики, и у самих действующих лиц, исключая только императора, вполне входившего в свою роль».

Мелочная регламентация распространилась и на повседневную жизнь подданных. В частности, специальными указами предписывались определенные фасоны и размеры одежды, запрещалось носить круглые шляпы, башмаки с лентами вместо пряжек и пр. Некоторые запреты касались внешности (нельзя носить бакенбарды и широкие букли) и поведения на балу (нельзя танцевать вальс). Характерно, что все эти ограничения касались не только российских подданных, но и иностранцев.

Так, поверенный в делах Сардинии в России был выслан из Петербурга за ношение круглой шляпы.

В политике Павла явно прослеживается стремление к унификации всех сфер жизни, к исключению многообразия мнений, суждений, возможности выбора образа жизни, стиля поведения, одежды и пр. В самой этой возможности Павел видел революционную опасность. На борьбу с проникновением революционных идей было направлено и введение цензуры, и запрет на ввоз книг из-за границы.

Другие материалы рубрики


  • Последние годы жизни Василия Васильевича Верещагина отмечены отчаянной и безуспешной попыткой добиться у официальных властей гарантий на продолжение «наполеоновской» серии картин; поездкой в экзотическую Японию, открывшую для миллионов почитателей новую, неожиданную грань его художественного таланта; очередным разочарованием в способности высших военных российских чинов грамотно и достойно вести войну. И, наконец, трагической гибелью на ходовом мостике броненосца
    «Петропавловск»...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Началось с венского Кюнстлерхауза, где Василий Васильевич в конце октября 1885 года представил австрийской публике около полутора сотен произведений, в том числе и только что законченные «Евангельский цикл» из шести картин и две картины из задуманной «Трилогии казней». Посетивший экспозицию кардинал Гангльбауер нашел «Святое семейство» и «Воскресение Христово» богохульными и потребовал либо немедленно убрать их из экспозиции, либо закрыть выставку. Верещагин наотрез отказался. Тогда разгневанный князь-архиепископ опубликовал в газетах письмо, обвиняя художника в профанации, подрыве веры «в искупление человечества Воплотившимся Сыном Божьим» и призвал паству не принимать участия в этом кощунстве. Скандал только подогрел любопытство обывателей. Народ повалил на выставку толпами.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Личность императора-иконоборца Льва III всегда вызывала живой интерес — и при этом всегда освещалась тенденциозно. С одной стороны, православные писатели по понятным причинам любили изображать его кровожадным чудовищем. С другой стороны, многие историки относятся ко Льву Исавру с сочувствием и среди многочисленных сведений, предоставленных православными писателями, стараются выбирать такие, которые рисуют его наиболее симпатичным. Получается двойное искажение, и неизвестно, всегда ли второму удается компенсировать первое. Свидетельства же его сторонников и современников до нас практически не дошли. Но как бы мы ни относились к деятельности этого императора, биография у него интересная и насыщенная красочными событиями.
    Лев III происходил из небогатой и незнатной семьи. Его эпитет Исавр, давший название основанной им династии, происходит от названия народа, к которому он принадлежал. Исаврийские племена занимали восточные районы полуострова Малая Азия. Заселенные ими территории граничили с землями, подвластными арабам. Исходя из этого строят предположения, что Лев Исавр еще в юности хорошо владел арабским языком, а также испытывал на себе влияние мусульманских идей. Впервые будущий император выдвинулся в правление Юстиниана II, или вернее, в период его борьбы за отеческий престол с другими претендентами. Выказав себя верным сторонником Юстиниана, Лев возвысился, когда его покровитель вернулся в Константинополь.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • ...В условиях подъема 1890-х годов система Витте способствовала развитию промышленности и железнодорожного строительства. С 1895 по 1899 г. в стране было сооружено рекордное количество новых железнодорожных линий, — в среднем строилось свыше 3 тыс. км путей в год. К 1900 г. Россия вышла на первое место в мире по добыче нефти. Казавшийся стабильным политический режим и развивавшаяся экономика, завораживали мелкого европейского держателя, охотно покупавшего высокопроцентные облигации русских государственных займов (во Франции) и железнодорожных обществ (в Германии). Современники шутили, что русская железнодорожная сеть строилась на деньги берлинских кухарок. В 1890-е годы резко возросло влияние Министерства финансов, а сам Витте на какое-то время выдвинулся на первое место в бюрократическом аппарате империи.



  • ... Совершенно неожиданно для всех книжный мальчик Юлиан оказался блестящим полководцем и администратором. Обладая колоссальной работоспособностью, он легко обучался, внимательно прислушивался к мнению опытных военачальников, но в то же время был тверд в принятии решений. На поле боя он проявлял чудеса храбрости, но при выборе тактики отличался осторожностью и предусмотрительностью. Он возвратил империи Колонию Агриппу (Кельн) и разбил варваров в битве при Аргеноторуме (Страсбурге). В кратчайшие сроки Галлия была очищена от германцев, укрепления на Рейне отстроены. Между тем одерживать блестящие победы в царствование Констанция было занятие нездоровое. Над победителем висел Дамоклов меч. Люди, осведомленные в политике, шептались, что цезарь Юлиан потому так отчаянно храбр, что предпочитает смерть в сражении смерти на плахе...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • Начнем, пожалуй, с одного литературного отрывка, довольно длинного, но настолько интересного и емкого, что сокращать его не стоит:
    В кабинете у князя сидел посетитель, Сергей Витальевич Зубцов, что-то очень уж раскрасневшийся и возбужденный.
    — А-а, Эраст Петрович, — поднялся навстречу Пожарский. — Вижу по синим кругам под глазами, что не ложились. Вот, сижу, бездельничаю. Полиция и жандармерия рыщут по улицам, филеры шныряют по околореволюционным закоулкам и помойкам, а я засел тут этаким паучищем и жду, не задергается ли где паутинка. Давайте ждать вместе. Сергей Витальевич вот заглянул. Прелюбопытные взгляды излагает на рабочее движение. Продолжайте, голубчик. Господину Фандорину тоже будет интересно.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Величайший триумф небесной механики, каковым стало открытие Нептуна, неразрывно связан с именем Леверье.
    Однако историки науки часто умалчивают о том, что научная деятельность Урбена Леверье не всегда была столь безупречно успешной.
    История с открытием Нептуна, являясь самым ярким событием в жизни ученого, имеет и свое не столь триумфальное продолжение.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Иван Грозный был женат 7 раз. Для православного монарха это беспрецедентный рекорд. Также, как указывают источники, он, кроме «официальных» жен, имел множество наложниц, устраивал пьяные оргии.
    Судьба его жен поистине трагична. Мария Темрюковна, Марфа Собакина, Анна Васильчикова умерли от «таинственных» болезней. Еще двух жен, заподозренных в измене, пытали с целью вырвать признательные показания, а затем жестоко казнили. Мария Долгорукая прилюдно была утоплена в ледяной проруби, а Василису Мелентьеву, обвязанную веревками и с плотно заткнутым ртом, но еще живую, похоронили. Официально она считалась сосланной в монастырь. «Повезло» лишь Анне Колтовской, которую царь заключил в монастырь, где она прожила более 50 лет.
    Последней женой Ивана Грозного была Мария Нагая. Она и «впрямь была царицей. Высока, стройна, бела и умом и всем взяла». Настоящая русская красавица: большие, выразительные глаза, густая коса ниже пояса. Тем не менее и она скоро стала ненавистна царю, несмотря на то, что родила ему сына, впоследствии печально известного царевича Дмитрия.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Европа в целом благосклонно оценивает «1812 год», но былого всеобщего восторга, как при показе Туркестанских, Балканских и Индийских полотен в 70-е годы, теперь нет. Почти за десятилетний перерыв в общении с европейской публикой многое изменилось. Умами современной молодежи, да и старшего поколения, начинают прочно овладевать модернистские течения и, прежде всего, импрессионисты.
    Чтобы возвратить утраченные позиции, Верещагину теперь как никогда нужна моральная поддержка. Но по горячности и невыдержанности характера он давно дистанцировался от передовых российских художников, многие годы находился в разрыве с влиятельным критиком и покровителем его таланта Владимиром Васильевичем Стасовым. Прервал связь с Иваном Николовичем Терещенко.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • ...Мы видели, как Петр заботливо охранял достоинство русской национальности, как высоко держал ее знамя, как, привлекая отовсюду полезных иностранцев, не давал им первых мест, которые принадлежали русским. Петр оставил судьбу России в русских руках. Чтобы такой порядок вещей продолжался, нельзя было ограничиться одним физическим исключением иностранцев; для этого нужно было поступать так, как учил Петр Великий: не складывать рук, не засыпать, постоянно упражнять свои силы, сохранять старых людей способных и продолжать непрестанную гоньбу за новыми способностями... Но что всего хуже, русские люди, оставленные Петром наверху, начинают усобицу, начинают истреблять друг друга... Ряды разредели, на Салтыковых и Черкасских не было благословения Петра Великого, и на праздные места выступают таланты, защищенные также преобразователем, но иностранцы — Остерман и Миних. Можно было помириться с возвышением этих иностранцев, очень даровитых и усыновивших себя России... но нельзя было помириться с теми условиями, которые их подняли и упрочили их значение: перед ними стоял фаворит обер-камергер граф Бирон, служивший связью между иностранцами и верховною властию.

    • Страницы
    • 1
    • 2