Император Петр I

Пт, 06/05/2009 - 13:48

Петр был истинным реформатором не только в государственной сфере, но и в социальной политике. После его реформ в стране перестали существовать одни и появились новые сословия. Так, до реформ сословие служилых людей состояло из двух главных групп: служилых «по отечеству», т. е. по происхождению, и «по прибору», т. е. по набору. Вершину пирамиды составляли думные чины — члены Боярской думы, а также стольники, стряпчие, дворяне московские и дворяне городовые. В служилые «по прибору» входили мелкие чины: пушкари, городовые казаки, затинщики. Границы между категориями служилых были весьма нечеткими, как и границы между служилыми вообще и податными — крестьянами и горожанами.

Петр, создавая новую армию, проводя в жизнь новые принципы службы, уничтожил сословие служилых людей. Делалось это постепенно, хотя и не так уж медленно. Для начала он перестал жаловать в бояре и другие боярские чины, так что к концу первого десятилетия Боярская дума фактически вымерла: ее, составляли по преимуществу старцы. Одновременно Петр перестал жаловать в стольники — основной служилый чин XVII в. В итоге были подорваны источники формирования как высших, так и низших категорий служилых. В течение всего периода реформ происходил распад этой категории на две новые, социально различные группы: большая часть служилых «по отечеству» превратилась в шляхетство — дворянство, а меньшая (по преимуществу малосостоятельные служилые люди южных окраин, а также служилые «по прибору») — в категорию однодворцев, которые в свою очередь стали частью сословия государственных крестьян. Петровская эпоха обострила социальное неравенство, разделявшее московского боярина и тамбовского городового казака. Процесс распада единых по своей природе групп служилых людей при Петре пошел стремительно и был обусловлен как военной реформой, направленной на создание регулярной армии, так и новыми началами социальной политики.
Важнейшим, фундаментальным положением сословно-служилой реформы стало введение нового, отличного от прежних времен критерия службы. Принцип происхождения, знатности был заменен принципом личной выслуги. Петр не мог допустить, чтобы включение в служебную иерархию и продвижение по службе определялись не выслугой, т.е. заслугами перед царем и Отечеством, а происхождением — критерием, от царя не зависящим. Новый принцип резко усилил власть самодержца над дворянином, стимулировал образование нового военно-бюрократического корпуса военных и гражданских служащих, всецело зависящих от милостей монарха.

Взаимоотношения, субординация в новой чиновной системе регулировались знаменитой «Табелью о рангах», созданной Петром и его сподвижниками в 1722 —1724 гг. на основе аналогичных западноевропейских документов. В сущности, Табель о рангах стала одним из важнейших документов русской истории, устанавливающих новую иерархию чинов, которые можно было получать только посредством личной службы, последовательно поднимаясь от одного чина к другому.
Создание нового сословия — дворянства — было закреплено и другими государственными актами Петра. Одним из важнейших был так называемый закон о майорате (указ от 23 марта 1714 г.), установивший принцип единонаследия, т. е. преимущества одного (старшего) сына при наследовании земельного владения отца. Традиционно принято считать, что указ 1714 г. способствовал закреплению земельной собственности за дворянством. Действительно, он покончил со старинным разделением земельных владений дворян на поместья — временные держания и вотчины — родовые владения. Но сам по себе указ преследовал иные цели: по замыслу реформатора, он должен был установить такой «порядок» в землевладении, который бы бесперебойно обеспечивал государство военными и гражданскими служащими из дворян и заставлял не получивших наследство идти на службу, чтобы добывать пропитание трудом. Именно поэтому и предполагалось запретить раздел отцовского имения между наследниками.

Петр аргументирует необходимость ограничения свободы распоряжения собственностью тем, что от постоянного дробления владений знатные роды разоряются: «А когда от... пяти по два сына будут, то по ста дворов достанется и тако далее умножаясь, в такую бедность придут, что сами однодворцами застать могут и знатная фамилия, вместо славы, поселяне будут, как уже много тех экземпелеров (образов) есть в Российском народе».

Еще важнее был для царя аргумент фискального свойства: доходы государства с мелких владений неизбежно будут падать, а крестьянские хозяйства нищать.

Весьма своеобразно складывались отношения Петра с церковью. Некоторые поступки царя заставляли людей сомневаться в истинности его веры, побуждали современников видеть в нем атеиста и даже антихриста. Сохранившиеся документы с несомненностью говорят: Петр был религиозен, но слишком рационален, и в этом смысле он сближался с протестантизмом. В его церковной политике самым главным было стремление подчинить церковь власти государства. В 1700 г., когда умер патриарх Адриан, среди писем, полученных Петром в связи с этим событием, было и письмо Алексея Курбатова — посадского человека, прожектера-прибыльщика, т. е. изобретателя прибыли для казны. Он писал царю, что патриаршая система управления церковью неэффективна и что с избранием нового патриарха продолжатся финансовые проблемы во взаимоотношениях с церковью. Не без интереса воспринял совет прибыльщика Петр: 16 декабря 1700 г. был назначен местоблюститель патриаршего престола Стефан Яворский, а 24 января 1701 г. — учрежден Монастырский приказ — светское учреждение по управлению церковными вотчинами. Деньги с монастырских крестьян и промыслов потекли теперь в государеву казну.

Другие материалы рубрики


  • Последние годы жизни Василия Васильевича Верещагина отмечены отчаянной и безуспешной попыткой добиться у официальных властей гарантий на продолжение «наполеоновской» серии картин; поездкой в экзотическую Японию, открывшую для миллионов почитателей новую, неожиданную грань его художественного таланта; очередным разочарованием в способности высших военных российских чинов грамотно и достойно вести войну. И, наконец, трагической гибелью на ходовом мостике броненосца
    «Петропавловск»...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Началось с венского Кюнстлерхауза, где Василий Васильевич в конце октября 1885 года представил австрийской публике около полутора сотен произведений, в том числе и только что законченные «Евангельский цикл» из шести картин и две картины из задуманной «Трилогии казней». Посетивший экспозицию кардинал Гангльбауер нашел «Святое семейство» и «Воскресение Христово» богохульными и потребовал либо немедленно убрать их из экспозиции, либо закрыть выставку. Верещагин наотрез отказался. Тогда разгневанный князь-архиепископ опубликовал в газетах письмо, обвиняя художника в профанации, подрыве веры «в искупление человечества Воплотившимся Сыном Божьим» и призвал паству не принимать участия в этом кощунстве. Скандал только подогрел любопытство обывателей. Народ повалил на выставку толпами.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • ... Совершенно неожиданно для всех книжный мальчик Юлиан оказался блестящим полководцем и администратором. Обладая колоссальной работоспособностью, он легко обучался, внимательно прислушивался к мнению опытных военачальников, но в то же время был тверд в принятии решений. На поле боя он проявлял чудеса храбрости, но при выборе тактики отличался осторожностью и предусмотрительностью. Он возвратил империи Колонию Агриппу (Кельн) и разбил варваров в битве при Аргеноторуме (Страсбурге). В кратчайшие сроки Галлия была очищена от германцев, укрепления на Рейне отстроены. Между тем одерживать блестящие победы в царствование Констанция было занятие нездоровое. Над победителем висел Дамоклов меч. Люди, осведомленные в политике, шептались, что цезарь Юлиан потому так отчаянно храбр, что предпочитает смерть в сражении смерти на плахе...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • Ее жизнь — одна из самых ярких и самых трагических страниц английской истории. До наших дней не дошел ни один ее достоверный прижизненный портрет. Все портреты, на которых якобы была изображена леди Джейн, либо написаны через много лет после ее смерти, либо изображают совсем других женщин. Почти во всех учебниках об этой королеве либо не упоминается вообще, либо посвящено всего пару строчек. Такое ощущение, что кто-то специально вычеркнул ее со страниц истории. Уничтожил все документы и изображения. Попытался стереть из памяти людской. Но тем не менее о маленькой королеве помнят, пишут стихи и книги, снимают кинофильмы. На ее могиле, как и на могилах казненных жен Генриха VIII Анны Болейн и Кэтрин Говард, постоянно лежат свежие цветы.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Начнем, пожалуй, с одного литературного отрывка, довольно длинного, но настолько интересного и емкого, что сокращать его не стоит:
    В кабинете у князя сидел посетитель, Сергей Витальевич Зубцов, что-то очень уж раскрасневшийся и возбужденный.
    — А-а, Эраст Петрович, — поднялся навстречу Пожарский. — Вижу по синим кругам под глазами, что не ложились. Вот, сижу, бездельничаю. Полиция и жандармерия рыщут по улицам, филеры шныряют по околореволюционным закоулкам и помойкам, а я засел тут этаким паучищем и жду, не задергается ли где паутинка. Давайте ждать вместе. Сергей Витальевич вот заглянул. Прелюбопытные взгляды излагает на рабочее движение. Продолжайте, голубчик. Господину Фандорину тоже будет интересно.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Путешествие начинает в Бремене с визита к известному немецкому критику Юджину Цабелю — автору обширной монографии (на русский язык не переводилась) о нем. В дружеской беседе художник рассказывает: весной 1898 года сорокалетний помощник министра военно-морских сил США Теодор Рузвельт из «золотой молодежи» и отчаянных сынов диких прерий сформировал добровольческий кавалерийский батальон «Буйные всадники». С этими парнями отправился покорять Кубу. Взятием Сен-Жуанских высот будущий президент личной отвагой добыл себе чин полковника, всеобщее признание героя войны и безграничную любовь женщин, единодушно признавших его одним из храбрейших мужчин Америки. Вот об этих подвигах теперь уже действующего двадцать шестого президента США он и намеревается написать большое полотно.
    Впечатлениями от недавнего путешествия в Восточную Азию художник делиться не стал, обмолвившись, что нашел там много немецкого: кораблей, банков, складов. Выглядел Верещагин, по мнению Цабеля, неважно. Сильно постарел, «выражение лица — утомленное, борода почти седая».

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Желание узнать внутренний мир Василия Верещагина возникло после того, как я впервые увидел в Севастопольском Художественном музее его великолепный этюд «Японка». После крови, страданий и боли военных полотен, принесших живописцу оглушительную славу, миниатюрная женщина в цветистом кимоно, возле скромных хризантем, казалась воплощением мира и покоя. Не верилось, что эту солнечную вещь создал человек, поставивший цель красками и кистью обнажить жестокую изнанку войн и своими картинами вызвать у людей отчаянный протест изуверскому способу разрешения конфликтов.
    Внимательно знакомясь с литературным творчеством художника, письмами и документами, воспоминаниями современников и историографией, я утверждался в той мысли, что огромный эпистолярный материал, накопившийся более чем за столетие со дня его трагической гибели, так и не раскрывает суть этой неистовой и сложной натуры. Тогда я рискнул, не претендуя на всесторонний и глубокий охват, создать небольшой цикл очерков о некоторых малоизвестных страницах жизни Василия Васильевича Верещагина. И начать решил с истории появления на свет этюдов военных кладбищ, написанных весной 1896 года в Севастополе, поскольку уже сам этот факт открывает нам нового Верещагина...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • В Петербурге Василий Васильевич пробыл не долго. Решив свои дела, повстречался со Стасовым, тоже обратившим внимание на разительные перемены в поведении старого друга. «Он оставался у меня от 3 до 11 вечера, — сообщает Владимир Васильевич своей племяннице В.Д. Комаровой. — Был мил, умнее, любезен, все что угодно, но… прежнего Верещагина уже нет. Прежняя сила, гордость, взбалмошность, непреклонность — пропали. В сто раз мягче стал, многое стал спускать, стушевывать, прощать… Характер прежний и физиономия — сбавились!!!». А перед самым отъездом на Филиппины Верещагин молит Стасова принять на себя роль душеприказчика: «…прошу Вас позаботиться о том, чтобы в случае если умру, утону, буду застрелен и т.п., в возможно скором времени после моей смерти была устроена в Обществе поощрения художеств аукционная продажа моих картин и выручена возможно большая сумма денег моим «детишкам на молочишко». И это пишет человек незаурядной смелости, воли и твердости характера!

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • Цезарь был не только волевым и амбициозным деятелем, мастером военного дела и политических интриг, но также и великим оратором, имеющим большой дар убеждения. Многие речи и распоряжения Цезаря сохранились в его мемуарных «Записках» и трудах античных авторов, а также в эпиграфических надписях, обнаруженных археологическим путем. Ниже приведены некоторые исторические документы, благодаря которым современный читатель может судить о Цезаре по его собственным словам.



  • «От Сан-Франциско до Гонконга» — так называются путевые наброски некоего В.Верещагина, опубликованные в февральском и мартовском номерах журнала «Русская мысль» за 1886 год. В них подробно рассказывается о морском путешествии автора в сентябре — декабре 1884 года из Америки в Японию и Китай. Об этих очерках все исследователи творчества Верещагина упорно умалчивают, принимая в качестве аксиомы утверждение: Верещагин бывал в Японии однажды в 1903 году. Однако в последнее время многие устои биографии Василия Верещагина рушатся под напором ранее не обсуждавшихся фактов, и эти наброски, возможно, помогут пролить свет на самый загадочный и мало исследованный период жизни художника...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4