Император Петр I

Пт, 06/05/2009 - 13:48

С началом коллежской реформы наступает один из тяжелейших периодов в истории Русской православной церкви, когда Петр приступил к «исправлению чина духовного». Реформа церковного управления теоретически была обоснована в Духовном регламенте 1721 г., написанном ближайшим сподвижником Петра архиепископом Феофаном Прокоповичем и его помощниками.
В Духовном регламенте Феофан доказывал недопустимость существования какой-либо духовной самостоятельной силы, кроме государственной, самодержавной. Искусными ссылками на историю он доказывал преимущества коллегиального (синодального) управления церковью в отличие от патриаршей власти.

С этих времен начинается так называемый синодальный период истории Русской православной церкви, которая полностью подчинилась светской, самодержавной власти. Петр много сделал для этого, начиная с «селекции» церковных иерархов, среди которых ценились только послушные ему, и кончая организацией управления церковью. Образованный в 1721, г. Синод (Духовная коллегия) не имел президента, и с тех пор вплоть до 1917 г. главой Русской православной церкви считался император.
Ликвидацией патриаршества и установлением власти «духовного и булатного патриархов» наведение регулярства в духовном сословии не кончилось. В 1722 г. были утверждены штаты церковнослужителей, и все, оказавшиеся «за штатами», записывались в подушный оклад. Это означало, что живущие на помещичьих землях становились крепостными. Весь мощный аппарат церкви, ее деятели активно использовались для пропаганды идей Петра. На церковь стали смотреть как на инструмент перевоспитания подданных в духе регулярного государства.

Петр редактировал духовные книги, проповеди, был цензором церковных изданий. Посещению прихожанами церкви царь также придавал особое значение. Для него это был не добровольный акт проникнутого верой человека, а обязанность подданного.

Наивен будет тот, кто подумает, что Петр такими, доступными ему средствами заботился о душах сво-1 их заблудших подданных, заставляя их исповедоваться перед отцом духовным. Все было проще и страшнее. Исповедь для верующего (а таких в XVIII в. было подавляющее большинство) всегда есть очищение, таинство, в котором человек признается перед священником (и в его лице — перед Богом) в своих проступках и получает отпущение грехов. Петр с точки зрения веры и свободы совести совершил кощунство: указом 17 мая 1722 г. Синод обязывал священников открывать властям тайну исповеди, если в признаниях прихожанина обнаружится состав государственного преступления.

В какие определенные места нужно было доносить и приводить преступника, не указывалось, но каждый русский человек, вплоть до нынешнего поколения, знал это точно. Согласно указу священник должен был пройти весь путь доносчика и доказать преступление своего духовного сына в сыскном застенке. Чтобы у священника не было соблазна избежать исполнения этой стукаческой функции, Петр строго предупреждал: «А ежели кто из священников сего не исполнит и о вышеозначенном услышав, вскоре не объявит, тот без всякого милосердия, яко противник и таковым злодеям согласник, паче же государственных вредов прикрыватель, по лишении сана и имения, лишен будет и живота...!»

Кроме этого священник давал специальную клятву «...по охране интересов императора», вчитавшись в слова которой, мы понимаем, что тем самым священник, пастырь Божий, становился тайным агентом политической полиции. Эта практика, как известно, не прекратилась со смертью Петра и даже с отменой синодального управления церковью в 1919 г. Все эти меры, включая притеснение монашества, превращение монастырей в госпитали и дома престарелых для отставных солдат, преследовали одну вполне ясную цель — поставить под контроль государства не только церковь, но и глубоко личную, интимную область человеческого существования, уничтожить всякую возможность идеологической, религиозной, просто человеческой независимости или хотя бы автономии от всемогущей, всепроникающей, назойливой и бесцеремонной силы государства, которое лучше каждого отдельного человека знает, что для него полезно. Именно этими идеями руководствовался Петр, а с ним и Синод, запрещая монахам жить в уединении, иметь перо и бумагу, насильственно обращая в христианство язычников и мусульман, прощая смертный грех умышленного убийства за принятие христианской веры.
А как жестоко обходились со старообрядцами, которым вешали на спины специальную мету — лоскут красного цвета с желтой нашивкой, чтобы в толпе такой человек был всем виден, и каждый мог бы на него донести. Женам же раскольников предписывалось (естественно, под угрозой тяжкого штрафа и наказания) носить позорный головной убор — «шапки с рогами». Все это, как понимает читатель, делалось исключительно для пользы общества, идущего по пути к «общему благу».

Начало преобразований, как уже говорилось выше, было положено изменением внешнего вида подданных и летосчисления их жизни. Хронологической границей, отделившей старую жизнь от новой, стал 1700 год, когда был введен новый календарь с летосчислением от Рождества Христова, как и в большинстве стран Европы. Идея «регулярства», т. е. единообразия, унификации, шла от военной реформы, от военного начала, которое внедрялось и в гражданскую жизнь Петр верил, что наведение в стране четкого военного порядка поможет победить не только внешних, но и внутренних врагов — тех, кто сопротивляется реформам, и тех, которые сидят внутри самого человека: лень, корысть, невежество. 1700 год ознаменовался не только первым празднованием Нового года, но и указом царя о новой форме одежды подданных.

Другие материалы рубрики


  • ... Совершенно неожиданно для всех книжный мальчик Юлиан оказался блестящим полководцем и администратором. Обладая колоссальной работоспособностью, он легко обучался, внимательно прислушивался к мнению опытных военачальников, но в то же время был тверд в принятии решений. На поле боя он проявлял чудеса храбрости, но при выборе тактики отличался осторожностью и предусмотрительностью. Он возвратил империи Колонию Агриппу (Кельн) и разбил варваров в битве при Аргеноторуме (Страсбурге). В кратчайшие сроки Галлия была очищена от германцев, укрепления на Рейне отстроены. Между тем одерживать блестящие победы в царствование Констанция было занятие нездоровое. Над победителем висел Дамоклов меч. Люди, осведомленные в политике, шептались, что цезарь Юлиан потому так отчаянно храбр, что предпочитает смерть в сражении смерти на плахе...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • Началось с венского Кюнстлерхауза, где Василий Васильевич в конце октября 1885 года представил австрийской публике около полутора сотен произведений, в том числе и только что законченные «Евангельский цикл» из шести картин и две картины из задуманной «Трилогии казней». Посетивший экспозицию кардинал Гангльбауер нашел «Святое семейство» и «Воскресение Христово» богохульными и потребовал либо немедленно убрать их из экспозиции, либо закрыть выставку. Верещагин наотрез отказался. Тогда разгневанный князь-архиепископ опубликовал в газетах письмо, обвиняя художника в профанации, подрыве веры «в искупление человечества Воплотившимся Сыном Божьим» и призвал паству не принимать участия в этом кощунстве. Скандал только подогрел любопытство обывателей. Народ повалил на выставку толпами.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Начнем, пожалуй, с одного литературного отрывка, довольно длинного, но настолько интересного и емкого, что сокращать его не стоит:
    В кабинете у князя сидел посетитель, Сергей Витальевич Зубцов, что-то очень уж раскрасневшийся и возбужденный.
    — А-а, Эраст Петрович, — поднялся навстречу Пожарский. — Вижу по синим кругам под глазами, что не ложились. Вот, сижу, бездельничаю. Полиция и жандармерия рыщут по улицам, филеры шныряют по околореволюционным закоулкам и помойкам, а я засел тут этаким паучищем и жду, не задергается ли где паутинка. Давайте ждать вместе. Сергей Витальевич вот заглянул. Прелюбопытные взгляды излагает на рабочее движение. Продолжайте, голубчик. Господину Фандорину тоже будет интересно.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Личность императора-иконоборца Льва III всегда вызывала живой интерес — и при этом всегда освещалась тенденциозно. С одной стороны, православные писатели по понятным причинам любили изображать его кровожадным чудовищем. С другой стороны, многие историки относятся ко Льву Исавру с сочувствием и среди многочисленных сведений, предоставленных православными писателями, стараются выбирать такие, которые рисуют его наиболее симпатичным. Получается двойное искажение, и неизвестно, всегда ли второму удается компенсировать первое. Свидетельства же его сторонников и современников до нас практически не дошли. Но как бы мы ни относились к деятельности этого императора, биография у него интересная и насыщенная красочными событиями.
    Лев III происходил из небогатой и незнатной семьи. Его эпитет Исавр, давший название основанной им династии, происходит от названия народа, к которому он принадлежал. Исаврийские племена занимали восточные районы полуострова Малая Азия. Заселенные ими территории граничили с землями, подвластными арабам. Исходя из этого строят предположения, что Лев Исавр еще в юности хорошо владел арабским языком, а также испытывал на себе влияние мусульманских идей. Впервые будущий император выдвинулся в правление Юстиниана II, или вернее, в период его борьбы за отеческий престол с другими претендентами. Выказав себя верным сторонником Юстиниана, Лев возвысился, когда его покровитель вернулся в Константинополь.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Есть люди, читая биографию которых не перестаешь удивляться, сколько всяких невероятных и удивительных событий было в их жизни. Одним из таких людей был сын словацкого дворянина и венгерской графини, борец за свободу и самозваный король, авантюрист и искатель приключений Мориц Август Беньовский (Móric August Beňovský). Он прожил короткую, но такую яркую и насыщенную жизнь, что она своими удивительными приключениями и поворотами судьбы напоминает жизнь литературных героев романов Александра Дюма и Фенимора Купера. Всего за сорок лет, отмерянных для него судьбой, ему довелось столько всего сделать, увидеть и пережить, что этого с лихвой хватило бы на двадцать других жизней. Хорошее представление об этом человеке дает характеристика генерал-прокурора Сената князя Вяземского, которую тот дал Беньовскому после его отправки на Камчатку: «Беньовского во время заарестования в Петербурге сам я видел человеком, которому жить или умереть все едино».

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...В 1962 г. Ландау была присуждена Нобелевская премия «за пионерские исследования в теории конденсированного состояния, в особенности жидкого гелия», об этом ему сообщил лично посол Швеции Ульман. Поехать на торжественную церемонию вручения Ландау, естественно, не смог. После аварии Ландау все время находился в угнетенном состоянии, ходил с трудом и жаловался на боли. При попытке заговорить с ним на научные темы он неизменно отвечал: «Я сейчас плохо себя чувствую. Завтра это пройдет и мы поговорим». В марте 1968 г. у Ландау, по-видимому, как отдаленное следствие повреждений при аварии, развился паралич кишечника. Операция не помогла, работа кишечника не восстановилась. Первого апреля 1968 г. Ландау умер от послеоперационного тромба...



  • Ее жизнь — одна из самых ярких и самых трагических страниц английской истории. До наших дней не дошел ни один ее достоверный прижизненный портрет. Все портреты, на которых якобы была изображена леди Джейн, либо написаны через много лет после ее смерти, либо изображают совсем других женщин. Почти во всех учебниках об этой королеве либо не упоминается вообще, либо посвящено всего пару строчек. Такое ощущение, что кто-то специально вычеркнул ее со страниц истории. Уничтожил все документы и изображения. Попытался стереть из памяти людской. Но тем не менее о маленькой королеве помнят, пишут стихи и книги, снимают кинофильмы. На ее могиле, как и на могилах казненных жен Генриха VIII Анны Болейн и Кэтрин Говард, постоянно лежат свежие цветы.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...В марте 1937 г. Ландау переезжает в Москву, и здесь, в ИФП, он работает до конца своих дней. Первая научная работа, опубликованная Ландау после перехода в ИФП, была посвящена вопросам ядерной физики. Ландау, развивая идеи Бора, применил методы статистической физики к изучению тяжелых атомных ядер. Он получил количественные оценки для многих наблюдаемых величин, включая ширину ядерных уровней. Работа быстро стала классической в своей области...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...Будучи «человеком превосходного дарования и светлого ума», Цезарь, тем не менее, был прагматиком. Дион Кассий (ХLII, 49) приписывает ему такие слова: «Есть две вещи, которые защищают, укрепляют и увеличивают власть, — войска и деньги, причем друг без друга они немыслимы». Следуя этому принципу, Цезарь установил прочную взаимовыгодную связь со своими легионерами, став их фактическим патроном и рассматривая их как клиентов; подобная практика была свойственна и Помпею, и другим современным Цезарю полководцам. Цезарь стремился поставить армию под свой постоянный контроль и, несмотря на щедрое награждение воинов и покровительственное отношение к ним, беспощадно расправлялся с бунтовщиками. Так, после возмущения нескольких легионов в Италии в 47 г., Цезарь, по рассказу Диона Кассия (ХLII, 54), помиловал основную массу солдат, но «особенно дерзких и способных сотворить большое зло он из Италии, дабы они не затеяли там мятежа, перевел в Африку и с удовольствием под разными предлогами использовал их в особо опасных делах; так он одновременно и от них избавился и ценою их жизни победил своих врагов. Он был человеколюбивейшим из людей и сделал очень много добра воинам и другим, но страшно ненавидел смутьянов и обуздывал их самым жестоким образом»...



  • Последние годы жизни Василия Васильевича Верещагина отмечены отчаянной и безуспешной попыткой добиться у официальных властей гарантий на продолжение «наполеоновской» серии картин; поездкой в экзотическую Японию, открывшую для миллионов почитателей новую, неожиданную грань его художественного таланта; очередным разочарованием в способности высших военных российских чинов грамотно и достойно вести войну. И, наконец, трагической гибелью на ходовом мостике броненосца
    «Петропавловск»...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4