История китобойного промысла

Втр, 05/26/2015 - 21:27


Китобаза «Советская Россия»

Синий кит — самое большое существо на земле. Его вес, в редких случаях, достигает 200 тонн, а длина 33 метра. Средняя длина 23-29 метров. Это поистине огромное животное, просто гигант. Раньше его ареал был от Антарктики до Арктики. Китобойный промысел почти истребил синего кита. На сегодняшний день занесен в Международную Красную Книгу

Советский китобойный промысел

«Хотя в наших дальневосточных морях добывать кашалотов с флотилии «Алеут» начали еще в довоенные времена, можно сказать, что Советский Союз вступил на сцену, где шла старая китобойная драма, достаточно близко к ее финалу», — пишет Василий Спиридонов, один из исследователей китобойного промысла. Как ясно из главы «Работники ножа и топора», популяции многих видов китов были подорваны хищническим промыслом еще до Второй мировой войны. Сделали это в первую очередь норвежские и английские китобои. «Незавидная роль стран, добивавших самых крупных животных на планете, выпала нам и японцам», — заключает В. Спиридонов.

Советский антарктический промысел начался в трудные послевоенные годы. Говорили, что немецкая китобойная база «Викинг», построенная накануне войны на английских судоверфях (а также несколько паровых китобойных судов в придачу) достались Советскому Союзу с легкой руки наркома ВМФ адмирала Николая Кузнецова.
Памятник этому талантливому флотоводцу — Герою Советского Союза, главнокомандующему ВМФ в Великой Отечественной, украшает главную улицу Севастополя — Большую Морскую. Достоверно известно, что именно Н.Г. Кузнецов представлял Советский Союз на международной комиссии по репарации. А вот то, что он предложил «разыграть» трофейные корабли между странами-победительницами и даже выделил для этого свою фуражку, из которой участники комиссии наугад тянули жетоны… это уже, как говорится, хотите — верьте, хотите — нет.

Но народная молва приписывает честь выигрыша Кузнецову: вынув «счастливый номер», адмирал положил начало китобойной флотилии «Слава» (так стал называться «Викинг»). Она ремонтировалась, подновлялась и оснащалась всем необходимым в Ливерпуле, откуда в декабре 1946 года вышла в свой первый антарктический рейс.
В те годы образ китобоя был овеян той же романтикой, что и образ полярника — сильного, отважного покорителя льдов, преодолевающего все опасности на благо Отчизны. Недаром первую экспедицию китобоев повел к берегам Антарктики прославленный капитан Владимир Воронин, ранее командовавший ледоколами «Сибиряков» и «Челюскин».
Капитан-директором китобойной флотилии стал Алексей Соляник  — личность неординарная и яркая. О нем в пятидесятые годы ходили в Одессе настоящие легенды. В молодые годы он был промысловиком на Дальнем Востоке, в войну занимался приемкой и отправкой из США военной техники по ленд-лизу. Экипаж флотилии капитан Соляник подбирал сам, причем предпочитал брать фронтовиков — таких, как орденоносцы Антон Степаненко и Александр Скорбогач.
Но профессиональных китобоев среди вчерашних артиллеристов и пулеметчиков, понятное дело, нашлось не много. Тогда по специальному распоряжению правительства с Дальнего Востока была переброшена группа гарпунеров и жироваров с флотилии «Алеут», которые организовали своего рода «школу молодого китобоя». С той же целью вместе с советским экипажем два рейса ходили на промысел норвежские наставники. Одному из них — Людвигу Мартинсену — выпала печальная честь быть первым погибшим на «Славе» в 1947 году.
Работали на китобазе так же, как совсем недавно воевали. Еще не забылся лозунг «Все для фронта, все для победы!», только теперь он звучал: «Все для борьбы с разрухой, все для восстановления страны». Вскоре вчерашние ученики выхватили из рук англичан и норвежцев пресловутую «голубую ленту» — неофициальный приз мирового первенства по добыче китов. Работать приходилось в две смены по 12 часов. Рейс длился девять месяцев, и за это время моряки редко видели землю. Безбрежные пространства Океана, долгая разлука с родными, немыслимые по красоте ледовые пейзажи переворачивали душу, заставляли простых парней становиться поэтами:

Тут забываешь о земных привычках
Ходить и спать спокойно. Не беда!
В краю китов, на самых на куличках,
Уже полгода — небо и вода…

— писал в своем поэтическом послании один из китобоев «Славы» Александр Уваров.
Топливо и провизию прямо в Антарктику доставляли танкеры, они же привозили долгожданные письма и посылки от родных. Назад танкеры везли «китовую продукцию». Все остальное время китобаза была замкнутым отдельным миром, целым маленьким государством в безбрежных морских пространствах.
Прямо на борту выпускалась судовая газета. Один из ее корреспондентов — Василий Кондрачук — собрал настоящую фотолетопись, которая стала основой для книги о китобойной флотилии «Походы вокруг света». Здесь собраны все волнующие моменты: вот китобойное судно пробивается сквозь шторма к цели, вот ломами команда сбивает лед, вот драматическая схватка с китами…

Василий Петрович остался верен «Славе» и после ее расформирования. Его стараниями в Одессе создан музей, рассказывающий о буднях и праздниках китобоев.

Да, были и праздники, и передышки: устраивались спортивные состязания, существовала единственная в мире «плавучая» вечерняя школа, разнообразнейшая самодеятельность, кружки по интересам…

В составе экипажа флотилии работало более пятидесяти женщин. Некоторые из них отправились в рейс со своими мужьями — и среди них возлюбленная, а затем супруга Алексея Соляника — красавица Светлана с внешностью кинозвезды.

Другие материалы рубрики


  • 11 ноября 1774 г. российский посланник в Лондоне А.С. Мусин-Пушкин направил Первоприсутствующему в Коллегии иностранных дел Российской империи графу Н.И. Панину следующее послание: «Сиятельнейший граф, милостивейший государь! Вчера полученные здесь из Америки письма подтверждают доказательнейшим образом сколь твердое, столь и единогласное почти тамошних жителей намерение не повиноваться никаким таким повелениям, кои хотя бы мало клонились к утверждению над ними права здешнего законодательства; формально отказывают они ген. Гендже не только все для войск под командою его самонужнейшие надобности, но и самых простых работников, потребных для строения казарм. Генеральным в Филадельфии конгрессом решено уже не вывозить сюда никаких американских товаров, а здешних тамо не принимать. Город же Бостон, со всех сторон запертый, снабдевать достаточно всем потребным.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • В отделении Берлинского музея, посвященном древнеегипетской культуре, как величайшее сокровище хранится одинокая зеленоватая бусина, диаметром около 9 мм. Невзрачная с виду, она действительно является очень ценным музейным экспонатом. Это — древнейшее известное современным ученым изделие из стекла. Предполагают, что она была изготовлена около 5500 лет назад.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • В сентябре этого года были объявлены итоги международного конкурса под названием
    Land Art Generator Initiative, в котором приняли участие проекты, включающие в себя объединение решений новой энергетики с достижениями на дизайнерском поприще. В число финалистов конкурса вошёл интересный проект, созданный американским дизайнером Абдулазизом Халили и его группой Khalili Engineers под названием The Pipe (от англ.труба). Это инновационный опреснитель воды, осуществляющий работу при помощи солнечных батарей



  • Принято считать, что строители средневековых городов не очень-то обременяли себя заботой о канализации. И, по большому счету, это правда.
    Еще не в такой уж и туманной исторической ретроспективе, в 1764 году, некто Ла Морандьер так живописал ароматы резиденции французских королей — Версальского дворца: «Парки, сады и сам замок вызывают отвращение своей мерзостной вонью. Проходы, дворы, строения и коридоры наполнены мочой и фекалиями; возле крыла, где живут министры, колбасник каждое утро забивает и жарит свиней; а вся улица Сен-Клу залита гнилой водой и усеяна дохлыми кошками».
    Все последующие годы парижская вонь только нарастала. (Впрочем, не только парижская. Имеется зарисовка с натуры одного английского путешественника, который в конце XVIII в. побывал в главном городе Оверни Клермон-Ферран: «Улицы по своей грязи и зловонию напоминали траншеи, прорезанные в куче навоза».)
    В своем фундаментальном труде «Картина Парижа» (1781-1788) Себастьян Мерсье дает такое, в полном смысле слова макабрическое, описание отхожих мест французской столицы: «Пусть те, кому дорого собственное здоровье, никогда не испражняются в эти дыры, именуемые отхожими местами, и пусть они никогда не подставляют свои задние проходы этим потокам чумного воздуха; лучше уж рты, так как желудочная кислота скорее справилась бы с ними. Многие болезни берут свое начало в этих опасных очагах, откуда испаряются гнилостные миазмы, проникая при этом в тело. Дети страшатся этих зараженных отверстий; им кажется, что здесь начинается дорога в ад; то же думал и я в детстве».

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • ...28 мая - ровно через год после кульминации восхождения с Ламбером - Тенцинг и Хиллари начинают свой бросок к вершине. Их задача существенно легче, чем у Эванса и Бурдиллона: до отметки 8500 метров их сопровождают Лоу, английский альпинист Фредди Грегори и шерп Анг Ньима, которые несут кислородные баллоны, палатку и продукты. На этой высоте разбивают самый высотный из всех существовавших прежде альпинистских лагерей, и Хиллари с Тенцингом остаются вдвоем. Переночевав, в 6 часов 30 минут утра 29 мая они выходят на последний штурм. Единственный груз - 14-килограммовые кислородные аппараты. В девять часов утра альпинисты достигают Южной вершины, и до цели остается лишь сотня метров. Последнее препятствие - 12-метровая скальная стенка, - и только пологий снежный откос отделяет их от самого высокого места на Земле...

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Появление в мире нейл-дизайна моды на покрытие ногтя гель лаками случилось не так много лет назад, но стало настоящей революцией в техниках маникюра, предоставив достойную альтернативу обычному покрытию эмалью.



  • В США программистами была разработана уникальная система искусственного интеллекта, обладающая способностью разрабатывать сценарии для компьютерных игр.



  • Что приходит вам в голову при словосочетании «хип-хоп»? Могу поспорить, что девять из десяти вспомнят только рэп – быстрый речетатив под однообразную мелодию. В действительности хип-хоп – не просто еще одна субкультура, которой увлекаются подростки. Это огромная лавина из трех составляющих - рэпа, брэйка и граффити, захлестнувшая весь мир и, как ни странно, спасшая беднейшие кварталы городов Америки от кровавых выяснений отношений и борьбы за территорию влияния конкурирующих группировок.



  • Чем светить? Некоторые древние историки утверждают, что источником огня легендарного Александрийского маяка (290 г. до н.э.) служили особого рода кристаллы. Якобы под действием коронного электрического разряда они излучали свет, отчетливо видимый с расстояния 30-40 морских миль. В ненастье яркость свечения с помощью специальной насадки увеличивали в несколько раз, а в туман заставляли свет пульсировать короткими вспышками, пробивая морскую непроглядность на многие мили. Однако технически достоверных описаний этих светильников до нас не дошло. Точно известно лишь, что уже при императоре Клавдии (41-54 г. н.э.) на вершине Александрийского маяка внутри каменной ротонды круглосуточно горел костер.
    В средние века центр судоходства сместился к северным берегам средиземноморья и европейскому побережью Атлантического океана. Для безопасности плавания на берегах стали устраивать световые маяки. Это были металлические козлы или каменные башни, на вершине которых, как и на Александрийском колоссе, в железных жаровнях круглосуточно жгли дрова, уголь, смолу, торф, сухой валежник (фашину) и даже солому. Обслуживать костры было тяжело. Горючее, которого требовалось много, подсобными рабочими непрерывно доставлялось на маяк по каменистым тропам в кожаных кулях на плечах. Дождь и снег часто гасили огни, а штормовой ветер нередко выбрасывал костры из чаш. Пробовали ограждать огонь металлическими решетками и устраивать навесы. Но решетки ослабляли свет, а навесы лишь прибавляли копоти.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Создание первого глобуса было отмечено ещё около 150 г. до н. э. греческим философом Кратеcом Малльским. Но ни модель, ни её изображение не дошли до нашей дней.
    Второй раз уменьшенную копию нашей планеты изобрёл в 1492 году немецкий учёный Мартин Бехайм. Глобус получил название «Земное яблоко» и был создан с помощью натягивания кожи телёнка на металлический каркас диаметром около половины метра. На нём отсутствовали данные о половине мира, так как Америку к тому времени ещё не открыли. Глобус не имел указаний долготы и широты, но на нём присутствовало неполное описание известных стран. Также на копии планеты можно было найти отметки меридиан. Сейчас этот глобус находится в музее Нюрнберга.