Итало-турецкая война. Часть 2

Пнд, 08/17/2015 - 00:26

Впервые в истории военного искусства итальянское командование применило авиацию для корректировки огня кораблей и береговых батарей, а в последующем для разведки и прицельного бомбометания.
На фото: самолет Блерио XI

Итальянцы обстреливают Бенгази

Дворец паши в Бенгази после бомбардировки

Лагерь итальянской пехоты возле Триполи

Итальянские войска заняли позиции возле Триполи

РАЗВИТИЕ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ

Порта направила другое предложение по урегулированию конфликта, однако итальянцы отклонили его. Тогда Турция решила защищать территорию. Всем своим видом и действиями турецкие войска в союзе с местными арабами показывали свою нерешительность, заманивая противника в пустынные районы в глубине страны. Появились даже упорные слухи, что турецкие войска и арабы отступили к югу на 100 км от г. Триполи, но 10 октября утром они внезапно появились перед итальянскими позициями и начали атакующие действия. Понимая недостатки в оборонительной системе итальянцев, турки решили демонстративными действиями выманить резервы противника в район фронта и правого фланга, а главный удар нанести по слабому левому флангу с дальнейшим прорывом обороны противника.
Во исполнение задуманного арабы в 7 часов утра начали наступление со стороны Гаргареша и Эль-Маамара на Бумелианские колодцы и участок позиции к западу от них. К 10 часам утра они прекратили здесь свои действия и отошли; между тем еще с 8 часов утра итальянцы заметили наступление турок с юго-востока со стороны Айн-Зара. Завязалась энергичная перестрелка. Через 2 часа турки заняли оазис и стали обстреливать ближним сильным огнем войска левого фланга итальянцев, в то же время арабы, населявшие оазис, собрались у Шарашата и открыли огонь по итальянцам с фланга и тыла. Бой продолжался до наступления темноты. Итальянцам удалось отстоять свои позиции, хотя они и понесли значительные потери.

Первый серьезный бой итало-турецкой войны в сущности не изменил общего положения сторон, но он несомненно имел серьезное моральное значение. Например, в Италии он вызвал заметное разочарование. Всем стало ясно, что новая африканская колония достанется им «большой кровью» со значительными финансовыми вложениями.
Для турок, наоборот, эта битва произвела ободряющее воздействие. Порта преподнесла событие этого дня как блестящую победу турецкого оружия. У турецких солдат вместо растерянности и упадка духа сразу появились энергия и решимость бороться до конца. Через три дня они вместе с арабами повели еще более энергичное наступление на итальянские позиции. При этом основательной артиллерийской подготовки и пехотного огня с их стороны не наблюдалось.
Вызывают интерес некоторые тактические особенности совместных действий турецких войск с арабами. Так, наступательные действия начинались атакою широким фронтом кавалерийских отрядов. Пехота, используя рельеф местности и прикрытие наступающей кавалерии, вплотную приближалась к оборонительным позициям итальянцев и с близкой дистанции начинала энергичную и быструю атаку.

3 октября 1911 г. итальянский десант был высажен у Дерны, где был обстрелян войсками турок и местных племен арабов. В ответ был открыт орудийный огонь с военных кораблей, заставивший неприятеля отступить. Крепость была взята, причем вооруженное сопротивление было оказано итальянцам и на улицах города. В последующие два дня, почти без боя, был занят Хомс.

Достойное сопротивление итальянцы встретили в главном городе Барки, Бенгази. 5 октября части дивизии генерала Бриколана подошли к порту на 7 транспортных судах. Эскадра под командованием адмирала Обри встала на рейд. Итальянцы на предложение туркам сдаться получили отказ, после чего начался орудийный обстрел города. Из-за бурного, неспокойного моря десантирование пришлось отложить до следующего дня.

Рано утром 6 октября, у мыса Джулиана, было произведено десантирование подразделений итальянской пехоты в составе 5-ти батальонов и 2-х батарей, что в двух верстах к югу от Бенгази. Местные племена пытались в конном строю атаковать высаживающийся десант, но были отбиты ружейным огнем итальянской пехоты. Арабы понесли ощутимые потери.

Во время продвижения итальянских частей к городу, в обход лагуны Сиби, они встретили сопротивление у казармы Берка и селения Сиди-Дауд, но после короткой перестрелки неприятель отступил в город. Вечером в 18 часов орудиями эскадры Обри был начат повторный обстрел города.
По непроверенным газетным данным, регулярных турецких войск на тот момент в городе было около 3 тыс. чел., арабов — 1 тыс. 500 чел. Однако цифры эти, вероятно, преувеличены; едва ли турки имели здесь больше 3 батальонов мирного состава, т.е. порядка 1 тыс. 500 — 1 тыс. 800 чел.
Атаки итальянского десанта продолжались на протяжении 7 и 8 октября и только 9 октября город был окончательно занят. Потери итальянцев убитыми и ранеными составили 90 чел.

Итак, к 9 октября итальянцы захватили важнейшие порты Триполитании и Киренаики, тем самым выполнив свое первоначальное задание. В то же время можно констатировать тот факт, что турки хоть и оставили свои позиции, однако больших поражений не потерпели. К тому же они не пали духом и далеко не отчаялись в возможности отстаивать шаг за шагом территорию своей колонии.

13 октября в 5 часов утра итальянцы впервые использовали аэроплан в качестве разведывательного средства. Летчиками своевременно были обнаружены маневры турецкой и арабской кавалерии против фронта почти всей оборонительной позиции, начиная от Триполи и кончая Шарашатом. Турки и арабы учли, что итальянцы не выдвинули на достаточное расстояние от своей оборонительной линии сторожевые охранения и наблюдательные посты. Они просто отсутствовали. Поэтому еще до рассвета турки и арабы появились на сравнительно небольшом расстоянии от позиций итальянцев. Но мощный артиллерийский и ружейный огонь итальянцев заставил кавалерийские части неприятеля отступить. Их сменили пешие части турок и арабов, которые направили главный удар опять-таки на более доступную левую часть позиции от Месри — Хейи до Шарашата, причем в нескольких местах дело дошло до рукопашной схватки и штыкового боя.

Скопившиеся конные арабы на крайнем левом фланге пытались прорваться в тыл, но итальянцы загнули фланг и мощным ружейным огнем заставили противника отступить. Бои 10 и 13 октября убедили итальянцев, что они имеют дело с серьезным противником. Кроме того, они осознали, что наличными силами трудно оборонять столь длинную оборонительную линию. Чтобы несколько сократить ее, итальянцы решили отодвинуть назад левый фланг позиции на 1-2 км, дав ему направление с юга на север от Сиди-Масри в центре позиции через Фашлюм к мусульманскому кладбищу Караманли. Они также уделили должное внимание фортификационным укреплениям своих позиций. Наконец, итальянское военное министерство решило значительно усилить первоначальный состав экспедиционного корпуса еще одной дополнительной дивизией.
На полевых позициях и в занятых городах итальянцы перешли к позиционным методам ведения оборонительной войны.

Другие материалы рубрики


  • 1 апреля 1861 г., спустя неполных два месяца после обнародования манифеста об освобождении крестьян, А.И. Герцен, уже много лет как обосновавшийся в Лондоне с тем, чтобы выпускать здесь свободный от цензуры русский журнал, опубликовал заметку, в которой говорилось следующее: «С упованием на новую поступь России, с бьющимся сердцем ждали мы наш праздник. На нем первый раз от роду при друзьях русских и польских, при изгнанниках всех стран, при людях, как Маццини и Луи Блан, при звуках «Марсельезы» мы хотели поднять наш стакан и предложить неслыханный при такой обстановке тост за Александра II освободителя крестьян!.. Но рука наша опустилась; через новую кровь, пролитую в Варшаве, наш тост не мог идти».
    Польское восстание 1860-х годов отбросило мрачную тень на все царствование Александра Освободителя, весьма затруднило примирение правящей элиты с либеральной интеллигенцией, которое, как мы видим из заметки Герцена, было возможно и могло оказаться весьма плодотворным. Об этом событии очень трудно составить объективное мнение. Пролитая кровь, польская и русская, не способствует беспристрастности суждений. Хотя с момента восстания минуло уже полтора столетия, страсти до сих пор не улеглись.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • В 50–60-е годы XIX ст. в странах Европы наблюдается некоторое оживление как в экономической, так и в политической жизни. Появляются крупные промышленные предприятия — заводы, фабрики, в которых активно внедряется машинное производство.
    Широкое применение получают радио, телеграф, паровые машины, электрические приборы и приспособления, а также многие-многие другие изобретения, которые способствовали резкому повышению производительности труда и улучшению качества выпускаемого товара.
    В политической сфере Западной Европы начались движения по объединению разрозненных мелких стран в более крупные государственные образования.
    Это коснулось и Апеннинского полуострова, особенно области, называемой Сардиния (Пьемонт), которая начала активные действия по объединению в единое государство разрозненных итальянских земель. Для этого Сардинское королевство искало союза с более могущественными и влиятельными странами Европы.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Основоположник научного коммунизма Карл Маркс, размышляя о подоплеке конфликта, приведшего к гражданской войне в США, утверждал: «Все движение, как это ясно видно, покоилось и покоится на вопросе о рабстве». Ему вторил один из лидеров движения за права негров, редактор аболиционистской газеты «Северная звезда» Фредерик Дуглас: «Любая попытка отделить свободу раба от победы правительства над рабовладельцами — мятежниками и предателями; любая попытка добиться мира для белых, оставив черных в цепях; любая попытка исцелить раны, сохранив вирус рабовладения в крови, — любая попытка будет обречена». Однако, сам факт столь частого повторения этого тезиса различными общественными деятелями наводит на мысль: то, что главная проблема, вызвавшая войну 1861- 1865 гг., заключается в рабстве, на самом деле отнюдь не ясно всем и каждому, эту мысль нужно активно разъяснять и пропагандировать.

    Если внимательно ознакомиться с историей гражданской войны и предшествующего периода, станет видно, что большая часть проблем, вызвавших столкновение интересов Севера и Юга, действительно так или иначе завязана на институте рабовладения, но эта связь неочевидна, не лежит на поверхности, и многие участники конфликта — фермеры, предприниматели, рабочие и даже некоторые политики — не отдавали себе в этом отчет. Развязывая одну из самых кровопролитных войн XIX столетия, они прежде всего стремились решить собственные проблемы.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • ...После жестокого боя 24 августа русские заняли линию Маслово-Бородино-Семеновское-Утица. Французы начали развертывание для атаки на фронте западнее Бородино, Алексинки, Шевардино и южнее. 25 августа обе стороны готовились к сражению, заканчивалась рекогносцировка и отдавались окончательные распоряжения. Французы провели ряд боевых действий (разведок) севернее Бородино и южнее Утицы, которые подтвердили уже сделанную Наполеоном оценку местности на этих направлениях: она была непригодна для действия крупных масс войск. Судя по имеющимся данным, 25 августа оба полководца - Наполеон и Кутузов - в результате боя за Шевардинский редут и рекогносцировок приняли следующие планы боя.



  • 6 ноября 1860 г. кандидат от республиканской партии Авраам Линкольн одержал победу на президентских выборах, получив 180 голосов выборщиков против 123. К тому времени противоречия между Севером и Югом зашли так далеко, что избранный большинством президент оказался не просто нежелателен, а совершенно неприемлем для оказавшихся в меньшинстве. Никакие заверения республиканцев в том, что вопрос о рабовладении есть внутреннее дело каждого из штатов и никто не собирается его отменять, никого не успокоили. Общественность Юга была уверена, что политика Линкольна будет направлена против их интересов. Надо сказать, часть республиканцев укрепляла эту уверенность. Еще в ходе избирательной кампании Фредерик Дуглас высказал мысль: «Рабовладельцы управляли страной с помощью правительства в течение последних 15 лет. Пусть враги рабства руководят нацией в течение следующих пятидесяти лет»
    Хотя сам Линкольн еще не предпринял ничего определенного, южные газеты призывали не сотрудничать с правительством и писали, что «сецессия — только вопрос времени». Но, согласно закону, до 4 марта 1861 г. у власти продолжал находиться президент Бьюкенен. За это время регулярные воинские части были отведены с Юга на Запад, крупные суммы из бюджета переведены в южные банки, а военный департамент переправил на Юг 500 тыс. ружей.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • ...Генерал Крук командовал всеми тремя колоннами, вторгшимися в 1876 году в земли индейцев, однако у двух из них были еще и свои собственные командиры: полковник Джон Гиббон и подполковник Джордж Армстронг Кастер, командир 7-го кавалерийского полка, прославившийся как герой войны между Севером и Югом. Гражданскую войну Джордж Кастер закончил генералом, причем получил это звание в возрасте 23 лет. Потом он вынужден был оставить службу, а когда опять обратился к военной карьере, то должность сумел получить всего лишь подполковника и сделался командиром 7-го кавалерийского полка, но сослуживцы продолжали называть его генералом. Кавалеристы Кастера имели на вооружении длинные сабли, за что их прозвали «длинными ножами»...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • Гражданская война 1861-1865 гг. унесла 600 тыс. жизней, не считая тех, кто погиб в стычках, предшествовавших открытому конфликту, но на этом испытания не закончились. Победителям и побежденным еще предстояло научиться жить в общей стране по общим законам.
    Юг лежал в руинах. Сложившие оружие конфедераты возвращались на пепелища своих усадеб и собственными руками пытались обрабатывать земли, на которых прежде трудились десятки и сотни рабов. Во многих некогда процветавших усадьбах остались лишь женщины и старики, и окрестные поля зарастали молодым лесом. Площадь обрабатываемых земель в южных штатах сократилась в 1866 г. по сравнению с 1861 г. на 50% , сбор хлопка уменьшился почти в три раза. Старый уклад ерального правительства не было единого представления о том, каким они хотят видеть этот новый Юг, не было и согласия в вопросе о статусе освобожденных невольников. Являются ли они полноправными гражданами? Должны ли они быть допущены к голосованию? Распространяется ли на них закон о гомстедах? Ответы на все эти вопросы оставались неясными. В рядах радикальных республиканцев звучали голоса в пользу того, чтобы конфисковать земли плантаторов и распределить их среди негров и безземельного белого населения. Более консервативные полагали, что достаточно будет, если плантаторы признают уничтожение института рабства. Бывшие невольники должны будут остаться на плантациях, формально — в качестве наемных рабочих, но фактически их положение еще долго не будет слишком отличаться от довоенного.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Поляки, Неаполитанский король со своей кавалерией, стоявшей на левом крыле поляков, а также войска князя Экмюльского (маршала Даву — Н.Б.) выступили еще до рассвета. Их атака была стремительной, но оборона была упорной. Князь Багратион, стоявший против них, защищался с силой и отвагой, но наши солдаты были полны такого пыла, что ничто не в состоянии было их остановить. Генерал Компан, раненый при первых атаках, был заменен генералом Раппом, которого вскоре постигла такая же судьба, когда он шел во главе тех же самых храбрецов. Замена раненых или убитых генералов происходила без малейшего шума, и передвижения войск не испытывали ни малейшей задержки, даже когда был ранен князь Экмюльский.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Император объехал берег в сопровождении саперного генерала Аксо. Утром ему пришлось накинуть шинель одного из польских солдат, чтобы не привлекать внимания. По окончании рекогносцировки он подъехал к группе чинов штаба, чтобы снова обсудить вопрос о различных пунктах, где войско могло занять позиции. Когда император скакал галопом по полю, из-под ног его лошади выпрыгнул заяц, и она слегка отскочила вбок. Император, который очень плохо ездил верхом, упал наземь, но поднялся с такой быстротой, что был на ногах прежде, чем я подоспел, чтобы его поднять. Он вновь сел на лошадь, не произнеся ни слова. Почва была очень рыхлая, и он лишь слегка ушиб нижнюю часть бедра. Я тогда же подумал, что это — дурное предзнаменование, и я, конечно, был не единственным, так как князь Невшательский (маршал Бертье — Н. Б.) тотчас же коснулся моей руки и сказал:
    — Мы сделали бы гораздо лучше, если бы не переходили через Неман.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Итак, первоначальный план военных действий французов был таков: соединить военные корпуса при Меце и при Страсбурге; переправиться через Рейн при Максау; принудить южногерманские государства к нейтралитету и затем перенести театр военных действий на Эльбу. Превосходящий по численности французский флот мог одновременно искать себе применение в Немецком море: произвести, например, высадку в Ганновере или войти в союз с датчанами.
    Однако немцы не дремали и, не дожидаясь 19 июля, быстро и четко провели мобилизацию. В течение десяти дней объединенное северогерманское войско перешло с мирного положения на военное, т. е. с 300 тыс. чел. оно разрослось до 900 тыс. чел. С такой же быстротой и четкостью была произведена и мобилизация южногерманских войск, которые без малейших помех были доставлены сквозными поездами на границу.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3