Кадиллак

Пт, 06/05/2015 - 11:01

Идея с плавниками была не очень радостно воспринята технологами, но Эрл и «Секция эстетики и цвета» еще раз доказали, что умеют находить верное направление в дизайне, а следовательно, и к кошелькам потребителей. Продажи «Кадиллаков» «61» и «62» 1948 модельного года исчислялись десятками тысяч. Немного портили революционный дизайн устаревшие шасси образца 1936 года. Двигатель хоть и был надежен и проверен временем, но все-таки уже не отвечал современным требованиям. Эта проблема была решена в 1949 году: V8 модернизировали, довели объем до 5,4 литров, а мощность до 160 л.с.

Послевоенный спрос рос как на дрожжах, но при этом покупатель становился разборчивее и требовательнее, если не сказать привередливее. Было ясно, что в условиях жесткой конкуренции обойтись стандартным набором дизайнерских и технических решений уже невозможно. Случайно или нет, но после войны сразу два автогиганта — «Крайслер» и GM — активно вели разработку нового кузова, получившего название «конвертибл хардтоп» (convertible hardtop), или просто хардтоп. Главная идея состояла в отсутствии центральной стойки и окантовок стекол дверей. Таким образом получался «псевдокабриолет» с поднятым верхом — автомобиль для тех, кто, с одной стороны, любит много воздуха в салоне, но не хочет возиться со складным тентом, который имеет свойство протекать, шуметь и свистеть при езде на высокой скорости и т.д.

«Крайслер» поначалу опережал конкурента. В 1946 году была представлена модель «Town & Country Coupе». Но, во-первых, это был, по сути, переделанный кабриолет, на который поставили крышу, во-вторых, хоть фирма и указывала эту модель в своих рекламных брошюрах, это было не более чем лукавство — всего было выпущено семь машин. Так что с точки зрения серийного производства в «Дженерал моторс» сработали быстрее — к модельному 1949 году компания подготовила целую линейку «хардтопов». «Шевроле» с таким кузовом назывался «Бель Эйр», «Олдсмобиль» — «98 Холидей», «Бьюик» — «Роадмастер Ривьера». «Кадиллак» же получил имя «Купе де Вилль». Так на заре автомобилестроения назывался кузов, в котором пассажиры сидели в закрытом отсеке (купе), а водитель размещался на облучке, в лучшем случае прикрытом крышей. Ничего подобного, естественно, в «Купе де Вилль» от «Кадиллака» не было, скорее всего, маркетологам просто понравилось красивое название. В 1954 году появился четырехдверный хардтоп, который вполне логично был именован «Седан де Вилль».

В 1952 году «Кадиллак» праздновал «золотой» юбилей. Среди прочих посвященных этому событию мероприятий был и конкурс на название новой модели, которая должна была пойти в серию в следующем году. Победила секретарь отдела мерчандайзинга Мэри-Энн Марини. Вряд ли скромная девушка тогда подозревала, что стала «крестной матерью» одной из самых известных и легендарных моделей в послевоенной истории автомобильной Америки. «Эльдорадо», естественно, многократно видоизменяясь, выпускался ровно пятьдесят лет, до 2002 года, когда «Кадиллак» отметил свой вековой юбилей.

Машина, базировавшаяся на агрегатах «62-й серии», оснащалась все тем же V8, мощность которого к тому времени составляла 210 л.с. Впрочем, как это часто бывало у «Кадиллака», техническая начинка была на втором плане, главенствовал же внешний облик. Не сказать, что дизайн «Эльдорадо» образца 1953 года (именно в этом году модель пошла в серию) был совсем уж революционным, но серьезный отход от бытовавших канонов был заметен. Прежде всего бросалось в глаза ветровое стекло — гнутое и при этом панорамное, заворачивающееся на борта. Матерчатый тент убирался в специальную подштамповку, закрывающуюся крышкой того же цвета, что и весь кузов. Так складывалось впечатление, что у «Эльдорадо» вообще нет никакой крыши.

В 1956 году появился вариант с несъемной крышей, с кузовом купе. Теперь кабриолет назывался «Эльдорадо Биарриц», а купе — «Эльдорадо Севилль». А в следующем году появилась версия «Эльдорадо Бруэм» — один из самых роскошных «Кадиллаков» во все времена. Четырехдверный хардтоп с так называемыми «целующимися дверями» (задние двери были подвешены не передней, а задней кромкой) оснащался двигателем V8, развивавшим 310 л.с. «Бруэм» собирался вручную и исключительно под заказ, и неудивительно, что за два года выпуска первой серии самого роскошного «Кадиллака» было собрано чуть меньше 750 машин. Соответствовала статусу и цена — 13074 долларов. Любой другой «Эльдорадо» стоил в два раза меньше. При этом «Эльдорадо Бруэм» был не из тех машин, на которых фирма надеялась заработать денег, он работал на имидж марки как производителя «самых-самых» машин.

«Бруэм» 1959 года стоил еще дороже… ровно на один доллар. Именно в конце 1950-х годов «архитектурные излишества» достигли своего апогея. Автомобили (не только «Кадиллаки») имели кузов, больше похожий на лодочный, массивную решетку радиатора с подфарниками, напоминающими воздухозаборники реактивного двигателя, и, конечно же, плавники, иногда просто чудовищных размеров, снабженные двойными фонарями, имитировавшими реактивный выхлоп. Интересно, что «Бруэм» 1959 года — этот «стопроцентный американец» — не только разрабатывался при участии знаменитого итальянского ателье «Пининфарина», но и собирался в Италии.

(Продолжение следует)