Клеопатра VII. Часть 2

Ср, 10/05/2011 - 11:18

Разгром Антония. След в истории

В 32 г. между двумя триумвирами начался открытый конфликт. Обратимся снова к Диону Кассию (L, 1): «...Причины войны и предлоги для нее были следующими. Антоний обвинял Цезаря в том, что он лишил власти Лепида, присвоив владения и войско, как его, так и Секста (Помпея), хотя это являлось их общим достоянием, и половину этого он должен был отдать; он захватил для себя и воинов из Италии, принадлежавшей им обоим. Цезарь в ответ упрекал Антония, что Египтом тот владел, хотя не получал его в управление, что он умертвил Секста (которого Цезарь специально приказал пощадить), обманом заполучил в свои руки и схватил царя Армении, опозорив тем самым римский народ. Половину добычи должен отдать и он: прежде всего пусть даст Цезарю то, что подарил Клеопатре и прижитым с ней детям, среди которых он особо выделил Цезариона и включил его в род Цезаря». Легионы двух соперников сошлись в Греции, но Клеопатра настояла на морском сражении, надеясь на мощный египетский флот.

2 сентября 31 г. в битве при мысе Акциум на юге Пелопоннеса произошло грандиозное столкновение двух флотилий. Легкие и маневренные суда Октавиана потеснили «плавучие колоссы» Антония, его тяжелые корабли попали в ловушку. В самый решающий момент битвы Клеопатра со своей частью флота по неизвестной причине бежала, Антоний погнался за ней, и его флот был наголову разгромлен. Почему так случилось, что вынудило Клеопатру уйти, до сих пор остается загадкой истории. Сухопутные силы, оставшиеся без командования, так и не дождались своего вождя, после чего массово перешли к Октавиану. С военным могуществом Антония на Востоке было покончено.

Бежав в Египет, несостоявшиеся властители Востока стали лихорадочно готовиться к обороне. Оказавшись в критической ситуации, царица по возвращении в Александрию снова прибегла к хитрости. Как пишет Кассий Дион (LI 5), «Клеопатра тотчас же поспешила в Египет, опасаясь, как бы там, при вести о поражении, не совершился переворот; чтобы обеспечить себе безопасную высадку, она велела разукрасить венками носовую часть своих кораблей и играть на флейтах победные песни, как будто она возвращалась победительницей. Оказавшись вне опасности, она казнила многих видных людей, которые и прежде были настроены против нее и теперь радовались ее неудаче. Потом она захватила себе огромные богатства из имущества казненных и из других источников, а также из святилищ и храмов, не пощадив даже самых почитаемых. Она стала снаряжать войско и подыскивать союзников». Однако все эти усилия были тщетными: военные командиры и зависимые цари один за другим переходили к Октавиану, который во главе армии продвигался к границам Египта. Великие планы Клеопатры во второй раз провалились. Ее союзник Антоний был сломлен неудачами и впал в депрессию, отстранившись от дел. Плутарх так рассказывает об этом: «Антоний между тем покинул город, расстался с друзьями и устроил себе жилище среди волн, протянувши от Фароса в море длинную дамбу. Там он проводил свои дни, беглецом от людей, говоря, что избрал за образец жизнь Тимона, ибо судьбы их сходны: ведь и ему, Антонию, друзья отплатили несправедливостью и неблагодарностью, и ни единому человеку он больше не верит, но ко всем испытывает отвращение и ненависть» («Антоний», 69). Впрочем, он вскоре возвратился к прежним удовольствиям, но надеяться уже было не на что. Пытаясь сохранить власть, Клеопатра вела переговоры с Октавианом за спиной у Антония, однако победитель посчитал ее обреченной. Дерзкие планы бегства через Красное море в Индию или же на Запад, в Испанию, так и остались нереализованными, поскольку зависимые царьки перешли к Октавиану, и Египет оказался в кольце.
В августе 30 г. войска Октавиана подошли к Александрии, к ним примкнули последние легионеры Антония, после чего побежденный полководец покончил с собой. Клеопатра была захвачена Октавианом, пыталась добиться его благосклонности, однако, узнав, что ее повезут в Рим для триумфа, также умертвила себя. Как именно она это сделала, не известно; античная легенда гласит, что ее укусила змея. «Увидев ее мертвое тело, кто-то из римлян в гневе крикнул умиравшей рядом рабыне: «Прекрасно!». И рабыня ответила: «Да, поистине, прекрасно и достойно преемницы стольких царей!». Так, во всяком случае, написано у Плутарха. Тот же Плутарх сообщает, что Клеопатра умерла 39 лет от роду, из которых 22 года занимала царский престол и более 14 правила совместно с Антонием. Наследник престола Цезарион, которого мать пыталась отправить в Индию, был схвачен и убит по приказу Октавиана — как родной сын Цезаря и особо опасный соперник. Саму Клеопатру победитель по-царски похоронил в построенной ею гробнице вместе с Антонием. Их дети были взяты на воспитание Октавией, бывшей женой Антония. Впоследствии Октавиан выдал дочь царицы — Клеопатру Селену — за своего союзника царя Юбу II, который владел Нумидией (совр. Алжир). Таким образом, династия Птолемеев утратила египетский трон, но не пресеклась окончательно, войдя в род африканских царей.

По мнению многих исследователей, поражение «Афродиты и Диониса» было исторически закономерным. Союзник Клеопатры Антоний, порвавший с римскими традициями и отдавший дань «восточному варварству», заочно проиграл Октавиану, который сумел создать против него широкий фронт. Т. Моммзен писал: «Будучи одним из тех военных талантов, которые умеют, находясь лицом к лицу с врагом, и в особенности в трудных обстоятельствах, наносить хорошо рассчитанные и смелые удары, Антоний был лишен воли государственного человека, ясного понимания политических задач и способности решительно добиваться их выполнения. Если бы диктатор Цезарь поставил перед ним задачу покорения Востока, он, вероятно, отлично разрешил бы ее; но маршал не годился во властители». Римская пропаганда (и впоследствии — историография) рисовала Клеопатру в самых мрачных тонах. Например, Плиний (IX, 119) назвал ее «коронованная блудница», а историк IV в. н.э. Аврелий Виктор продолжил эту легенду: «Она была так развратна, что часто проституировала, и обладала такой красотой, что многие мужчины своей смертью платили за обладание ею в течение одной ночи» («О знаменитых людях», 86). Легионеры Антония, не хотевшие воевать с «сыном Цезаря», массово перешли к Октавиану. Антоний и Клеопатра, претендовавшие на божественность, действовали слишком авторитарно, чем оттолкнули от себя вассальных царей (например, Ирода Иудейского), опасавшихся аннексии своих владений. Крупные военные поборы и репрессии политических оппонентов также не прибавили им популярности. В итоге оба они проиграли.

Пожалуй, из всех античных историков наиболее яркую (и в то же время — тенденциозную) характеристику двух побежденных оставил Кассий Дион (L, 15): «Антоний всегда хорошо понимал, как следует поступать, и в этом не имел себе равных, но совершил много неразумных поступков; порой он был необычайно храбр и в то же время не раз терпел неудачи по своей трусости, он был то велик душою, то ничтожен; чужое добро захватывал, свое расточал, иных без всяких причин прощал, а многих карал не по справедливости. Поэтому, хотя он стал из ничтожного всемогущим, из бедняка — богачом, ни то, ни другое не пошло ему на пользу, и он, надеявшийся стать единовластным повелителем римлян, кончил жизнь самоубийством. Клеопатра же не знала пределов ни в любовной страсти, ни в стяжательстве, была честолюбива и властолюбива, и к тому же надменна и дерзка. Царской власти в Египте она добилась любовными чарами, но, надеясь тем же путем достигнуть господства над римлянами, ошиблась в своих расчетах и потеряла и то, что имела. Двух величайших римлян своего времени она подчинила своей власти, а из-за третьего сама покончила с собой. Вот каковы были Антоний и Клеопатра и вот как кончили они свою жизнь».

И все-таки, в отличие от многих других древних правителей, ушедших в небытие, Клеопатра все равно, даже несмотря на поражение, оставила след в истории. Английский историк Вильям Тарн говорил о ней следующее: «О ней было много написано, но все это не дает реального представления о женщине, которая, несмотря на ее преступления и недостатки, все-таки была настолько крупной фигурой, чтобы внушать страх Риму, и которая, обладая бесстрашием и честолюбием, имела что-то в характере, напоминающее Александра. О Клеопатре ходили пророчества, что она сокрушит Рим, восстановит его вновь и откроет золотой век, когда долгая борьба между Европой и Азией закончится их примирением и царством справедливости и любви. Она стремилась стать императрицей римского мира; если бы Цезарь продолжал жить, может быть, она и стала бы ею, но он умер, и она была вынуждена довольствоваться Антонием, как лучшим после него. Она, в конце концов, добилась того, что он решил поддержать ее смелый план — попытаться завоевать Рим силами самих римлян, но было уже слишком поздно» («Эллинистическая цивилизация»,
М, 1949).

* * *

Итак, главные выводы. Имперские проекты Клеопатры, пытавшейся с помощью Цезаря и Антония создать единую римско-египетскую державу, потерпели крах. Проримская ориентация царицы являлась удобным средством внешней политики, она позволила Клеопатре умело лавировать и, несомненно, отсрочила падение эллинистического Египта. Клеопатра творчески сочетала внешнюю лояльность великим представителям Рима с прагматической защитой своих политических интересов, пыталась сделать Египет не объектом римской экспансии, а ее соучастником, надеясь вместе с Цезарем и Антонием разделить их восточные планы. Личные качества властной царицы наложили своеобразный отпечаток на эти смелые проекты. Но именно эти авантюристические попытки и привели Клеопатру к провалу. Царица дерзнула выйти из положения римского сателлита и стать соправительницей Римской державы, обустроить Средиземноморье не по римскому, а по эллинистическому образцу. Однако исторически эллинизм уже был обречен, и Клеопатра не могла предотвратить его падение.

Другие материалы рубрики


  • Закат за нами… Ветра тихий стон.
    И орды готов за чертой Тицины.
    Порою стилус и клинок едины.
    Когда приходит твой Армагеддон, нет смысла прятаться за стены сна и веры.
    Ночь так близка. К Харону полумеры!
    Нам больше нет пространства отступать.
    Пергаментом всю горечь не впитать, но попытаюсь…
    Каюсь, верю, маюсь…

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • ...Еще во время Александрийской войны Цезарь, опираясь на свои диктаторские полномочия, возвратил Египту остров Кипр, аннексированный Римом в 58 г. и превращенный в провинцию. По словам Диона Кассия, этот дар должен был успокоить враждебных Риму александрийцев. Впоследствии Кипр был передан под власть Клеопатры, которая направила туда специального стратега и даже чеканила на острове свою монету. В Египте были дислоцированы четыре римских легиона, которыми командовал доверенный вольноотпущенник диктатора Руфин. По словам биографа Цезаря Светония (II в. н.э.), эти войска должны были поддерживать порядок в Египет, поскольку сам Цезарь опасался превращать в провинцию столь богатое ресурсами царство. Оставляя Клеопатру на троне, Цезарь рассматривал ее как свою ставленницу. Тем не менее, во внутренней политике царица могла действовать вполне независимо.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • ...Первым за этот вопрос взялся австриец Вейт. Оказывается, в армии римского полководца была должность производителя строительных работ, которую в те времена занимал некий Маммурра Формианец. Однако, анализируя целый ряд обстоятельств, Вейт пришел к выводу, что автором моста все же был сам Цезарь. Косвенно об этом свидетельствует хотя бы довольно-таки подробное описание моста в «Записках …». Эта книга была предназначена в первую очередь для римских политиков, а потом уже для простых обывателей. Цезарь старался в книге подчеркнуть собственные заслуги, доказать свое искусство полководца, мудрость и благородство гражданина. Поэтому «Записки …» должны были способствовать росту его популярности, и включение подробного описания строительства моста в труд имело смысл, если автором проекта был Цезарь, а не какой-то древнеримский прораб Маммурра...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • ...Таким образом случилось, что Вар перестал держать свои войска сосредоточенными в одном месте, как он должен был бы делать, находясь в неприятельской стране, но разослал своих людей в разные стороны, уступая просьбам более слабых либо для того, чтобы защитить определенные места, либо для того, чтобы переловить разбойников или же прикрыть доставку продовольствия. Вождями заговора и вероломной войны, которая уже начиналась, были наряду с прочими Арминий и Сегимер, которые находились постоянно при нем и часто пировали за его столом. Когда же он стал вполне доверчивым и уже не подозревал ничего дурного, — даже больше, не только не верил тем, кто подозревал худое в том, что происходило и советовал ему быть осторожным, но даже обвинял их в необоснованной трусости и привлекал к ответственности за клевету, — тогда по предварительному сговору восстали сперва некоторые отдаленные племена. Они считали, что таким образом они скорее заманят Вара в ловушку, когда он выступит против восставших и пойдет по стране, которую он считал дружеской, чем если они все сразу начнут войну против него, дав ему тем возможность принять необходимые меры предосторожности...



  • Во времена А.С. Пушкина никто толком не знал, кто такие хазары, но помнили, что с ними связано начало собственно русской истории. Хазары, о которых упоминает великий поэт в «Песне о вещем Олеге», и доныне одна из загадок истории. Сюжет пушкинских строк совсем не связан с хазарами, ведь речь идет о смерти Олега, исходящей от любимого коня. Однако начало любого повествования всегда запоминается в первую очередь.
    До недавнего времени историками-славяноведами считалось, что в Х веке славяне были биты хазарами и потому платили им дань. Однако хазарское влияние на Русь было недолгим.
    На стыке VIII-IX веков князья Аскольд и Дир освободили от хазарской дани полян. Нестор-летописец в Начальной летописи — «Повести временных лет» — рассказывает, как степняки-хазары подошли к земле полян — жителей Киева — и потребовали с них дань, и поляне дали им дань — мечами.



  • Шумиха в прессе:
    «Аркаим — это остаток древнейшей цивилизации человечества».
    «Аркаим — естественное место Силы. Побывав в таком месте, человек обретает мощные ресурсы для духовного роста, творческого и интеллектуального развития. Сила Аркаима обладает способностями раскрывать родовую память и умеет пробуждать настоящее творчество».
    «Древнеарийский город Аркаим — это одно из величайших археологических открытий XX века» .
    «На самом деле «древние» города типа Аркаима — это старые казачьи поселения-крепости эпохи XV-XVIII вв.».
    «Это город-крепость, город-мастерская литейщиков, где производилась бронза, это город-храм и обсерватория, где, вероятно, проводились сложные для того времени астрономические наблюдения».
    «Аркаим — это древнейший в мире славянский город-обсерватория».
    «Аркаим — это в срочном порядке найденный русскими националистами «исторический» аргумент, способный оправдать русское доминирование на всей территории бывшей империи».

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • ...Но в своем стремлении установить гегемонию в Средиземноморье карфагеняне имели сильных конкурентов. Этими конкурентами были греки, выходцы из малоазийского города Фокеи.
    Около 600 г. до н. э. близ места впадения реки Роны в Средиземное море фокейцы основали колонию Массалию (ныне г. Марсель). Это положило начало активной экспансии греков на запад. Вскоре они нашли себе союзников. Правители Тартесса, давно с беспокойством наблюдавшие за усилением Карфагена, отдавали себе отчет в том, что не смогут противостоять ему в одиночку. Они предпочли поддержать греческую колонизацию. Царь Тартесса Аргантоний позволил фокейцам основать несколько колоний на юго-восточном побережье Пиренейского полуострова и оказывал им всяческую помощь. Первые военные столкновения между фокейцами и карфагенянами закончились не в пользу последних...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • К началу III века под властью Рима успело прожить немало поколений. Для десятков когда-то независимых народов и царств этот город давно перестал быть символом захватчика, превратившись в неотъемлемую часть мира, своеобразный опорный столб, на котором держался порядок и относительный покой позднего античного Средиземноморья. Но, как и любая империя, Рим не был застрахован от крупномасштабного кризиса, который поставил великую империю на грань выживания.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • ... Финикия не была единым самостоятельным политическим образованием. Каждый крупный город имел подвластные ему сельскохозяйственные территории и фактически являлся самостоятельным государством. Кроме того, крупные города имели зависимые от них более мелкие города-спутники, которых называли дочерьми главного города. Так Тир, расположенный на острове, осуществлял связь с материком через лежащий поблизости на побережье город Усу, который был «дочерью Тира». В каждом городе-государстве был, как правило, свой царь, хотя известны и случаи республиканского правления. Цари делили свою власть с советом старейшин и народным собранием. Не всегда города-государства сохраняли независимость. В XVIII в. до н.э. Библ был частью Египетского царства, затем, воспользовавшись ослаблением Египта, снова обрел самостоятельность. Между финикийскими городами шла борьба за первенство...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Близ впадения в Волгу реки Оки есть небольшая железнодорожная станция под названием Сейма. В июне 1912 г. некий штабс-капитан Конев, проводя на соседствующих с ней холмах воинские учения, нашел в земле искусно выделанный бронзовый топор. Находка вызвала большой интерес. В самом скором времени здесь провели археологические раскопки — увы, только силами воинской части, о чем более поздние исследователи не перестают сокрушаться. Профессиональная археологическая подготовка господ офицеров сильно уступала их энтузиазму. Все же удалось установить, что холмы над Окой скрывали в себе могильник бронзового века, включающий по крайней мере полсотни захоронений с богатым погребальным инвентарем: бронзовым и каменным оружием, керамикой, нефритовыми украшениями. То есть, это выглядело как могильник с предписанными обычаем приношениями мертвым. Человеческие останки при раскопках описаны не были, но поначалу археологи относили их отсутствие насчет то ли небрежности первых исследователей, то ли условий захоронения, не позволивших сохраниться костным тканям. Большая часть находок была отправлена в музей Нижнего Новгорода.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5