Королева Англии Джейн Грей

Чт, 08/28/2014 - 18:27

КОРОЛЕВА ИЮЛЯ

В летнюю ночь 6 июля 1553 года, на седьмом году своего царствования, шестнадцатилетний король Эдуард скончался в своей резиденции в Гринвиче. Он умер так тихо и спокойно, что факт его смерти можно было скрывать всю эту ночь и весь следующий день. Требовалось лишь не разглашать о смерти короля прежде, чем принцесса Мэри будет заточена в Тауэр и все будет готово для провозглашения королевой леди Джейн Грей.

Когда стало ясно, что Эдуард умирает, Совет послал за Мэри, и она уже находилась в 25 милях от Гринвича. Как только король умер, Нортумберленд отправил за ней своего сына Роберта Дадли с отрядом конной стражи.

После этого Нортумберленд отправился в Сион, свой загородный дом на Темзе, куда уже привезли юную леди Джейн. Прибыв туда в лодке, девушка не застала там никого. Дом был еще пуст, но вскоре начали съезжаться великие лорды: президент Тайного совета герцог Нортумберленд с супругой, маркиз Нортгэмптон с супругой, графы Гастингс, Пемброк и Арунделл.

Арунделл и Пемброк первые преклонили колени перед леди Джейн и поцеловали ей руку, приветствуя как королеву.
Когда леди Джейн объявили, что отныне она — королева Англии, девушка упала в обморок. Понадобилось время, чтобы привести ее в чувства, а когда это удалось, у Джейн началась истерика. Девушка разразилась морем слез, жаловалась на свою горькую судьбу, умоляла оставить ее в покое. Лордам пришлось очень долго ее уговаривать принять корону. В конце концов это им удалось, и несчастная девушка согласилась стать королевой, заявив сквозь слезы:

«…Если мне суждено царствовать, то я прошу Божьего благословения на управление страной во славу Бога и на пользу моего народа».

Герцог Нортумберленд заявил Джейн, что она обязана короновать и своего мужа Гилфорда, на что юная королева ответила, что корона «не игрушка для мальчиков и девочек» и что она может пожаловать мужу только титул герцога, но уж никак не короля. Мать Гилфорда была вне себя от гнева и заявила сыну, чтобы он больше не делил с неблагодарной королевой постель. Но влюбленный Гилфорд не обратил никакого внимания на слова матери. Его Джейн стала королевой Англии, и этого было ему достаточно.
Но для дальнейшего благополучного правления Джейн нужно было арестовать и заключить в Тауэр Мэри и Элизабет, которых своевременно не сумели захватить. Элизабет предупредил секретарь Королевского совета Уильям Сесил, и она укрылась в своей резиденции в Хэтфилде. Мэри помог скрыться переметнувшийся на ее сторону граф Арунделл.
10 июля, через четыре дня после смерти Эдуарда VI, леди Джейн Грей торжественно прибыла в Тауэр, где была провозглашена королевой Англии Джейн I. На тот момент девушке не было еще шестнадцати лет, но она была настолько хорошо и разносторонне образованна, что у народа Англии появилась уникальная возможность заполучить в королевы одну из самых умных женщин того времени.

Началось самое короткое царствование за всю историю Англии.

На второй день правления королевы Джейн I пришло известие, что принцесса Мэри нашла убежище в Кенинг-Холле, где провозгласила себя королевой Марией I. Отсюда она разослала всем крупным городам и всем вельможам циркулярное письмо, напоминающее о ее правах и требующее без промедления признать ее королевой.
Получив эти сведения, Совет потребовал от королевы приказ о формировании армии для борьбы с самозванкой Марией. У Джейн была возможность удержать свою власть, но она допустила роковую ошибку. Вместо того, чтобы назначить главнокомандующим армией популярного среди солдат герцога Саффолка, Джейн, пожалев своего отца, назначила на эту должность герцога Нортумберленда. Новый главнокомандующий не пользовался любовью простых солдат, а кроме того, его ненавидело мелкое дворянство — основная часть средневековых армий. Все эти сквайры и рыцари были за законную королеву Марию, но если бы их повел в бой герцог Саффолк, они бы беспрекословно выполнили его приказы.
Пока собирали армию, Джейн издала указ о чеканке серебряного шиллинга. Дело в том, что еще при Генрихе VIII эту монету для экономии стали делать из меди и покрывать тонким слоем серебра. Народ был страшно недоволен этим и называл короля фальшивомонетчиком. Новая королева решила, что ее деньги будут только серебряными, и заказала лондонским мастерам изготовить клише для чеканки своих денег.

Другим ее указом было требование созвать парламент для принятия закона, запрещающего клеймление людей, вынужденных нищенствовать, закона о предоставлении бывших монастырских земель простолюдинам в вечное пользование и закона о создании школ для бедняков.

Кроме того, девушка, для большей популярности в народе, приказала отдать все свои платья и одежду покойного короля Эдуарда малоимущим семьям.
Наконец, на пятый день правления юной королевы армия была готова к выступлению. Нортумберленд во главе своего штаба, состоявшего из знатнейших лордов Англии, выступил в поход. С ним отправилась вся рыцарская конница под командованием сэра Роберта Дадли и артиллерия.

Узнав об этом, Мария, не дожидаясь пока ее захватят в плен, покинула Кенинг-Холл и, проскакав за сутки 40 миль, едва не угодила в руки сэра Роберта с его конницей. Еще немного и все было бы закончено, но популярность Марии, как и ее покойной матери Катерины Арагонской, была столь велика, что хватило нескольких ее слов для перехода всего отряда на ее сторону.

Тем временем Нортумберленд медленно продвигался в глубь восточной Англии, постоянно вступая в мелкие стычки с приверженцами королевы Марии. К вечеру шестого дня его армия с боем взяла Кембридж и остановилась на ночь. Герцог отправил несколько кораблей для захвата замка Фамлингэм, где укрылась Мария. Но команды корабля перешли на ее сторону и передали Марии все пушки и продовольствие.

Находясь в Кембридже, Нортумберленд отправил гонца в Лондон с приказом выступать всей его армии.
Пока герцог пытался захватить Марию, в Лондоне начались беспорядки. На их подавление была брошена королевская гвардия. Пока она пыталась справиться с мятежом, многие члены Тайного совета стали покидать Джейн, как крысы покидают тонущий корабль. Они поняли, что их дело проиграно, и пытались выпросить у Марии прощение.
Два дня в Совете шли споры, как поступить в данной ситуации. Между его членами не было согласия — и мнения их разделились. Да и вся Англия разделилась на два лагеря. Маленькой Джейн многие сочувствовали, но все же большинство народа стояло за Марию.

Вся армия ушла на помощь Нортумберленду, от которого не было никаких вестей. В Лондоне осталась только гвардия и стражи Тауэра, но они не смогут удержать город, если в него вступят войска Марии.

В этой ситуации Совет, на девятый день, отступился от Джейн. Из всех его членов только архиепископ Кранмер и герцог Саффолк остались на стороне девочки-королевы.
Герцог Нортумберленд с остатками своей армии пробивался к Кембриджу, который уже был захвачен сторонниками новой королевы. Солдаты не хотели умирать за проигранное дело и, ворвавшись в палатку главнокомандующего, вынудили герцога подписать капитуляцию.

Девятидневный спектакль, где главные роли были отведены отнюдь не маленькой королеве, завершился.
Королевские покои Тауэра опустели не сразу — сначала исчезли придворные, затем слуги, следом сняли охрану. А девочка так и сидела в кресле под балдахином, вышитым геральдическими львами…

В зал вошел ее отец. Лорд Грей сказал: «Сойди, дитя мое, здесь тебе не место», — и она, с облегчением сняв корону, удалилась в другую комнату. Потом пришла стража… Страна, а вслед за ней и армия, перешли на сторону Марии — Джейн Грей узнала об этом последней.

Другие материалы рубрики


  • ... Вернемся, однако, к главному герою нашей статьи. Говоря о деятельности Тотлебена в период между двумя войнами: 1854-1856 и 1877-1878 гг., необходимо, наверное, вспомнить о том, что этот период — время проведения весьма радикальной военной реформы, полностью изменившей принцип формирования российских вооруженных сил. Но, несмотря на занимаемый высокий пост, роль Эдуарда Ивановича в структурных, а не технических преобразованиях армии — весьма скромная. Он не слишком сочувствовал реформам, по мнению некоторых современников даже стремился их тормозить. Надо сказать, что многие талантливые русские военачальники были по своим убеждениям реакционерами...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...В 1962 г. Ландау была присуждена Нобелевская премия «за пионерские исследования в теории конденсированного состояния, в особенности жидкого гелия», об этом ему сообщил лично посол Швеции Ульман. Поехать на торжественную церемонию вручения Ландау, естественно, не смог. После аварии Ландау все время находился в угнетенном состоянии, ходил с трудом и жаловался на боли. При попытке заговорить с ним на научные темы он неизменно отвечал: «Я сейчас плохо себя чувствую. Завтра это пройдет и мы поговорим». В марте 1968 г. у Ландау, по-видимому, как отдаленное следствие повреждений при аварии, развился паралич кишечника. Операция не помогла, работа кишечника не восстановилась. Первого апреля 1968 г. Ландау умер от послеоперационного тромба...



  • Последние годы жизни Василия Васильевича Верещагина отмечены отчаянной и безуспешной попыткой добиться у официальных властей гарантий на продолжение «наполеоновской» серии картин; поездкой в экзотическую Японию, открывшую для миллионов почитателей новую, неожиданную грань его художественного таланта; очередным разочарованием в способности высших военных российских чинов грамотно и достойно вести войну. И, наконец, трагической гибелью на ходовом мостике броненосца
    «Петропавловск»...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...В марте 1937 г. Ландау переезжает в Москву, и здесь, в ИФП, он работает до конца своих дней. Первая научная работа, опубликованная Ландау после перехода в ИФП, была посвящена вопросам ядерной физики. Ландау, развивая идеи Бора, применил методы статистической физики к изучению тяжелых атомных ядер. Он получил количественные оценки для многих наблюдаемых величин, включая ширину ядерных уровней. Работа быстро стала классической в своей области...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Едва ли в русской истории можно найти другого государственного деятеля, получившего столь противоречивые оценки. В значительной степени XVI в. можно назвать эпохой Ивана Грозного.
    Русский публицист XIX в. Н.К. Михайловский справедливо писал, что «при чтении литературы, посвященной Грозному, выходит такая длинная галерея его портретов, что прогулка по ней в конце концов утомляет. Одни и те же внешние черты, одни и те же рамки и при всем том совершенно-таки разные лица: то падший ангел, то просто злодей, то возвышенный и проницательный ум, то ограниченный человек, то самостоятельный деятель, сознательно и систематически преследующий великие цели, то какая-то утлая ладья «без руля и ветрил», то личность, недосягаемо высоко стоящая над всей Русью, то, напротив, низменная натура, чуждая лучшим стремлениям своего времени».

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Началось с венского Кюнстлерхауза, где Василий Васильевич в конце октября 1885 года представил австрийской публике около полутора сотен произведений, в том числе и только что законченные «Евангельский цикл» из шести картин и две картины из задуманной «Трилогии казней». Посетивший экспозицию кардинал Гангльбауер нашел «Святое семейство» и «Воскресение Христово» богохульными и потребовал либо немедленно убрать их из экспозиции, либо закрыть выставку. Верещагин наотрез отказался. Тогда разгневанный князь-архиепископ опубликовал в газетах письмо, обвиняя художника в профанации, подрыве веры «в искупление человечества Воплотившимся Сыном Божьим» и призвал паству не принимать участия в этом кощунстве. Скандал только подогрел любопытство обывателей. Народ повалил на выставку толпами.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Выдающиеся русские ученые —Жуковский, Менделеев, Чаплыгин — создали теорию, а Можайский изобрел аэроплан с паровым двигателем. Можайский построил и испытал самолет задолго до братьев Райт. Но история авиации берет свой стремительный отсчет именно с их первого полета, 110-летие которого отмечается в этом году.
    Украина вошла в число немногих стран, которые обладают технологиями создания летательных аппаратов и авиационных двигателей. Мы горды тем, что есть в Украине коллективы, благодаря которым жива одна из самых наукоемких и престижных отраслей экономики — авиационная.
    110-летие авиации связано с еще одной значительной датой — 110-летием со дня рождения основателя ГП «Ивченко-Прогресс», генерального конструктора, академика Александра Георгиевича Ивченко.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • ...Мир с остготами удалось достигнуть, но он оставался непрочным. Было очевидно, что германцам тесно на отведенной им территории и они не станут ею довольствоваться. Единственный способ обезопасить пределы Византии от их набегов — это указать Теодориху направление экспансии, выгодное империи. Зенон принимает решение отдать остготам не принадлежащую ему Италию. Он рассчитывал, что возведенный им в сан римского патриция и в принципе согласный на положение федерата Теодорих будет там более удобным правителем, чем совершенно независимый Одоакр...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...В условиях подъема 1890-х годов система Витте способствовала развитию промышленности и железнодорожного строительства. С 1895 по 1899 г. в стране было сооружено рекордное количество новых железнодорожных линий, — в среднем строилось свыше 3 тыс. км путей в год. К 1900 г. Россия вышла на первое место в мире по добыче нефти. Казавшийся стабильным политический режим и развивавшаяся экономика, завораживали мелкого европейского держателя, охотно покупавшего высокопроцентные облигации русских государственных займов (во Франции) и железнодорожных обществ (в Германии). Современники шутили, что русская железнодорожная сеть строилась на деньги берлинских кухарок. В 1890-е годы резко возросло влияние Министерства финансов, а сам Витте на какое-то время выдвинулся на первое место в бюрократическом аппарате империи.



  • ...Будучи «человеком превосходного дарования и светлого ума», Цезарь, тем не менее, был прагматиком. Дион Кассий (ХLII, 49) приписывает ему такие слова: «Есть две вещи, которые защищают, укрепляют и увеличивают власть, — войска и деньги, причем друг без друга они немыслимы». Следуя этому принципу, Цезарь установил прочную взаимовыгодную связь со своими легионерами, став их фактическим патроном и рассматривая их как клиентов; подобная практика была свойственна и Помпею, и другим современным Цезарю полководцам. Цезарь стремился поставить армию под свой постоянный контроль и, несмотря на щедрое награждение воинов и покровительственное отношение к ним, беспощадно расправлялся с бунтовщиками. Так, после возмущения нескольких легионов в Италии в 47 г., Цезарь, по рассказу Диона Кассия (ХLII, 54), помиловал основную массу солдат, но «особенно дерзких и способных сотворить большое зло он из Италии, дабы они не затеяли там мятежа, перевел в Африку и с удовольствием под разными предлогами использовал их в особо опасных делах; так он одновременно и от них избавился и ценою их жизни победил своих врагов. Он был человеколюбивейшим из людей и сделал очень много добра воинам и другим, но страшно ненавидел смутьянов и обуздывал их самым жестоким образом»...