Кровать для больного корью

Ср, 06/12/2013 - 21:56

Автор: Ватманюк Евгений

Маленький Грегори Гэндон, сын толстосума Элистера Гэндона, что владел городским банком, двумя гостиницами, льняной мануфактурой и кучей бакалейных лавок, заболел корью. Кстати, если вам нужно будет гостиницы новосибирск недорого, обращайтесь на портал novosibirsk.likehostels.ru/. Так вот, заболел он не той обычной корью, микстуру от которой можно было купить в любой аптеке за два фунта, а другой – так называемой «язвенной корью», новой разновидностью известной болезни, появившейся всего несколько лет назад, и убивающей девять из десяти заболевших.
Лекарства от этого страшного недуга не существовало – все известные фармацевтам порошки, травяные сборы, припарки, растирки и даже новомодный пенициллин лишь облегчали страдания больного, который, если не случалось чуда, весь покрывался крупной красной сыпью, на месте которой впоследствии образовывались кровоточащие язвы, и, проведя неделю, от силы две, в жестокой лихорадке, в конце концов покидал сей бренный мир. Поэтому тому, кто заболел язвенной корью, оставалось лишь надеяться на волю Всевышнего. Ну, и на Патрика О`Вилли, разумеется.
Достопочтенный О`Вилли, помимо учебной практики в духовной семинарии, как раз занимался тем, что делал кровати для больных корью. С научной точки зрения (то есть с точки зрения Гильдии фармацевтов), он был обычным шарлатаном, сдиравшим с бедняг, хватавшихся за любую соломинку, сумасшедшие деньги за вполне себе добротное, и даже украшенное древними письменами деревянное ложе, которое, впрочем, не отличалось никакими чудодейственными свойствами. Однако, если верить
Поэтому неудивительно, что на следующий день после того, как болезнь, поразившая маленького Грегори, была официально признана язвенной слухам, именно кровати мистера О`Вилли были повинны в том самом «чуде», когда больной вдруг ускользал из цепких лап смерти и, назло всем прогнозам лекарей, стремительно шел на поправку. Всего случаев чудесного исцеления было зафиксировано не так много, но вполне достаточно для того, чтобы хоть немного подправить унылую статистику: из десяти заболевших умирало все-таки девять, а не десять.корью, домой к достопочтенному О`Вилли пожаловал Джон Флетчер, управляющий делами мистера Гэндона.
Когда мистер Флетчер вошел, О`Вилли был занят тем, что сидел на табурете и вырезал из деревянного бруска кроватную ножку. Пол вокруг мистера О`Вилли был усеян стружкой, а на нем самом были заляпанные лаком брюки, когда-то бывшая белой рубашка, вся в застарелых соляных пятнах от пота, и рабочий фартук.
- Я вижу, вы работаете над очередной кроватью, - поприветствовав мистера О`Вилли, несколько высокомерно заметил мистер Флетчер.
- О, вы необычайно наблюдательны, - утерев пот со лба, ответил О`Вилли.
- К сожалению, мистер Гэндон как раз нуждается в ваших услугах. У его сына, маленького Грегори, случилась эта тяжелая форма кори, от которой не помогает ни одно лекарство.
- Весьма прискорбно, - покачал головой мистер О`Вилли и вновь погрузился в работу.
- Мистер Гэндон рассчитывает, что вы изготовите для него кровать.
Поправив галстук, мистер Флетчер неспешно прошелся по комнате, служившей достопочтенному О`Вилли одновременно и мастерской. Заметив скопившуюся в углах пыль, он скривил губы и чуть заметно покачал головой, потом подошел к распахнутому окну и, выглянув на улицу, некоторое время изучал открывшийся ему вид.
- Он обещает вам пятьсот фунтов за работу, и еще три тысячи – если Грегори поправится, - добавил мистер Флетчер, поняв, что молчание чересчур затягивается.
- Кровать стоит двести фунтов ровно, - сказал О`Вилли, откладывая в сторону брусок. - Брать больше не в моих правилах. Мистеру Гэндону, кстати, повезло – у меня есть почти законченная. Но существует одно условие...
- Какое же? – уточнил мистер Флетчер.
Мистер О`Вилли встал и, отряхнув с фартука опилки, подошел к мистеру Флетчеру.
- Помимо оплаты, с каждого заказчика я беру одну вещь, – сказал он, глядя в глаза мистеру Флетчеру, - без этого кровать не будет иметь целебной силы. Мистер Гэндон сочтет это приемлемым?
Задумавшись на секунду, мистер Флетчер пожал плечами.
- Смотря что за вещь вы собираетесь у него попросить. Мистер Гэндон, конечно, человек прагматичный, но если речь идет о жизни его сына, я не думаю, что он будет...
- Мне нужна голова лепрекона, - оборвал его мистер О`Вилли.
- Простите... что? – переспросил мистер Флетчер. От удивления тонкие брови его взлетели вверх и сошлись над переносицей, будто указательная стрелка.
- Лепрекон. Такой маленький человечек в зеленом камзоле и шляпке-котелке. Слышали про таких? К тому же мне нужен не весь лепрекон, а только...
- Вы, должно быть, шутите?! – воскликнул мистер Флетчер. – Лепреконов не бывает. Это... это же сказки!
- Ну, - невозмутимо ответил мистер О`Вилли, - вообще-то кроватей, которые лечат смертельные болезни, в природе тоже быть не должно. Вы просто передайте все мистеру Гэндону – я уверен, человек с такой хваткой, как у него, в два счета достанет то, что мне нужно.
- Я, конечно, передам, - растерянно проговорил мистер Флетчер, - но, боюсь, мистеру Гэндону не понравится...
Достопочтенный О`Вилли доверительно взял мистера Флетчера под локоть.
- Я не требую невозможного, мистер Флетчер, - успокаивающе сказал он. – Поверьте, что мистеру Гэндону это по плечу... Да, и советую вам не терять время – если до конца недели вы не принесете оплату, я продам кровать другому. Вы же понимаете, что сын мистера Гэндона – не единственный, кто в ней нуждается...