Курляндия

Сб, 07/26/2014 - 20:38

Якоб фон Кеттлер

Герцогство Курляндия и Семигалия

Остров Джеймс и форт Гамбия на реке Гамбия (иллюстрация Google Map)

Остров Джеймс и форт Гамбия на реке Гамбия (старинная карта)

Карта Тринидада и Тобаго

Пляж на острове Тобаго

Курляндия стала герцогством в 1561 году, как феодальное владение Речи Посполитой на территории современной Латвии. После распада в 1567 году государств Ливонии, власть в которых принадлежала ордену и епископам, возникло Курземско-Земгальское герцогство (герцогство Курляндское и Земгальское) — государство, находившееся в вассальной зависимости от Польши. Обычно его называли Курземским (Курляндским) герцогством (немецкое Kurland — земля куршей). Во главе этого государства стоял герцог, являвшийся вассалом короля Речи Посполитой.

Первым правителем Курляндии был Готард Кеттлер — последний магистр Ливонского ордена. Герцог не обладал сильной властью, поскольку дворянство отказывалось повиноваться ему. В 1570 году курземские помещики добились того, что герцог подписал так называемую «Привилегию Готарда» — правовой акт, по которому все прежние ленные имения ордена перешли в частную собственность помещиков. Частной собственностью были объявлены также те орденские имения, которые после ликвидации Ливонского ордена были захвачены бывшими членами ордена. Дворянство было также освобождено от каких-либо податей или повинностей.

Якоб фон Кеттлер (нем. Jakob von Kettler, лтш. Jēkabs fon Ketlers; 28 октября 1610 — 1 января 1682) — герцог курляндский из дома Кеттлеров, сын герцога Вильгельма.
Родился в Голдингене. Получил хорошее образование в университетах Ростока и Лейпцига. Унаследовал престол в 1642 от дяди Фридриха. Фридрих очень любил своего племянника и во всем помогал ему. После окончания университета Яков отправился путешествовать по другим странам (Англия, Франция, Нидерланды и т.д.). в Амстердаме изучал кораблестроение. Якоб в 1658, несмотря на нейтралитет, был изгнан из страны, но в 1660, по Оливскому миру, получил ее обратно. Он строил фабрики, основал в Западной Африке (на берегу Гамбии) и на острове Тобаго у берегов Америки курляндские колонии. Колонии были получены от короля Англии Карла I, за поставку судов, мушкетов, пороха, продовольствия. Также приобрел владение Пильтенское и оставил сыну своему, Фридриху-Казимиру, Курляндию в материальном отношении на высоте благополучия. Оказывал предпочтение католикам, что ставило его против подданных.
Был женат на Луизе Шарлотте Бранденбургской — дочери курфюрста Бранденбургского и принцессы Пфальцской.

Изданный в 1617 году кодекс законов — «Курляндский статут» — приравнивал латышских крепостных крестьян к древнеримским рабам. Крестьян можно было купить и продать, отлучить от семьи, можно было отнять у родителей детей, увезти крестьян далеко от родных мест. Беглых крестьян и их потомков можно было преследовать в течение ста лет. В 1587 году умер первый курляндский герцог Готард Кеттлер, и управление государством перешло к его сыновьям Фридриху и Вильгельму. Фридрих правил в Земгале, а Вильгельм — в Курземе. Население Курляндии составляло всего около 200 000 человек. Правящий класс, а также купечество состояло в основном из балтийских немцев, составлявших образованное меньшинство населения. При герцоге Якове I (Якобе) Кеттлере государство достигло пика процветания. Во время своих путешествий по Западной Европе Яков стал ярым сторонником меркантилистских идей.

В морских делах Яков I пользовался взглядами и помощью голландцев. В связи с этим строительство кораблей курляндцев находилось в руках голландцев, хотя были случаи самостоятельного строительства. Видя развитие торговли в Голландии, он хотел, чтобы его герцогство имело хотя бы часть прибыли голландцев. С этой целью построил порт в Виндаве, завязал торговые связи с Россией, открыл для Российского государства свои порты, взамен Россия предоставляла для курляндцев торговые пути для торговли с Персией. Под влиянием голландцев развивал прибрежное рыболовство, были попытки вылова рыбы в водах Норвегии и Исландии.

Яков I создал очень даже неплохую кораблестроительную промышленность. В глубине края добывали лес и сплавляли по рекам к побережью, где его использовали для кораблестроения. Как регент он уделял внимание развитию порта в Виндаве, где в 1639 году был спущен на воду первый корабль. Город Митаву посредством канала он замыслил обратить в приморский город, подобно Брюгге и Генту. Специалистов вызвали из Голландии, где в это время строили самые современные корабли, которые не боялись любой погоды и плавали по всем морям. Самым употребляемым типом корабля был флейт, одинаково пригодный для торговых и военных целей.

Мануфактуры Якова I были на высоком техническом уровне с применением водяных (высокого боя) и ветряных мельниц. Князь вел политику религиозной терпимости, приглашая тем самым специалистов из Западной Европы: голландцев для строительства кораблей и немцев для производства металлопродукции. Около верфи находились кузницы, токарские, лесопильные и другие мастерские. Конопляные канаты и льняные паруса изготовляли в глубине страны, потом свозили в хранилище Виндавы. Также в городе было много кузниц, которые, выполняя обязанности, как теперь говорят, субподрядчика, вырабатывали гвозди, крюки и другие подобные материалы. Яков I наладил производство по изготовлению орудийных стволов, ядер, гранат, стволов мушкетов, сабель, пороха. Уже в 1596 году в Курляндии построили большую литейную мастерскую для производства артиллерийских стволов. Всего в Курляндии было построено: 100 лесопилок, столярных мастерских и иных заведений, 85 ткаческих предприятий по производству полотна, сукна, парусов, канатов, 17 железообрабатывающих мануфактур, 11 кузниц, 14 мануфактур по производству селитры. Якову I принадлежали несколько заводов по производству металла, находящихся в Норвегии. Хорошо организованная продукция курляндских верфей шла на экспорт в Англию, Францию, Испанию, Голландию и даже Венецию. В 1639-1682 годах на верфи в Виндаве курляндцы построили 123 корабля, в том числе 44 боевых. В Гольдингенском замке, находящемся к северо-востоку от Либавы, сохранилось изображение этого флота на гобеленах; курляндский флот был значительно сильнее, чем возникший позже флот Великого курфюрста Бранденбургского.

Флот Якова I в 1658 году состоял из 10 военных кораблей и 14 торговых, на которых экипаж в основном составляли голландцы. Военно-морским флагом Курляндии был черный краб на красном поле.

Одновременно со строительством торгового и военного флота Яков I старался завязать непосредственные торговые отношения на Западе, высылая торговые экспедиции в разные страны. Первое торговое посольство прибыло в Данию в 1640 году, а следующие — в Амстердам, Испанию, Францию, Португалию, Венецию. После этого оставалось одно — поиск и приобретение колоний.

Колониальная политика была обычным делом в 17 веке. Благодаря своим колониям Англия, Испания, Голландия, Франция приобрели великие богатства и влияние. Тем более что после многочисленных религиозных войн и демографического увеличения народонаселения было достаточно желающих для опасных заморских путешествий. Москва приобретала земли на востоке и юге, Польша на востоке и юго-востоке, а Турция на севере в направлении рек Днепра, Днестра, Дуная. Швеция завоевала все устья балтийских рек, превратив Балтийское море в шведское озеро. Курляндия выбрала заморскую экспансию.

Заморские колонии могли быстро принести богатство и прибыль, примером чего были Голландия и Испания, а деньги были нужны монархам для постройки мощных армий. В балтийском регионе о колониях всерьез задумались Швеция, Дания, Курляндия. Польша не вела колониальной политики, хотя к этому склонял польского короля Яна Казимира Яков I.

После занятия Курляндии шведами голландцы имели виды на колонию. И 4 февраля 1659 года в Амстердаме резидент Якова I Мембер подписал соответствующие бумаги. Следующим шагом голландцев было занятие форта на острове святого Андрея, но события сложились таким образом что в марте 1661 года 5 английских военных кораблей установили господство англичан в Гамбии. Англичане дали ему современное название — остров Джеймс. В 1695 году остров Джеймс и форт был захвачен Францией, был возвращен Англии в 1697 году, затем снова отошел Франции в 1702 году, в 1779 году форт был заброшен. В 2003 году остров Джеймс вместе с несколькими другими укреплениями колониального периода внесен в список Всемирного наследия Юнеско.

Шведский этап колониальной политики начался в первой половине 17 века. В 1626 году создана шведская Южная Компания, которая в 1637 году заложила в устье реки Делавар форт и поселение. Однако с колониями у шведов не заладилось, и в 1655 году форт был занят голландцами. Кстати, шведами была основана Африканская компания, которая в коротком времени владела факторией на Золотом берегу Африки. Шведские колонии не были защищены метрополией по причине долгих войн в районе Балтики, которые требовали присутствия значительного количества войск и флота.

Датчане заложили Восточно-индийскую Компанию, которая пробовала обосноваться на нескольких из островов Восточной Индии, а также на Золотом Берегу Африки, где построили поселение и факторию. В 1671 году им досталась датская Вест-Индия на малых Антильских островах.

Приступая к колониальной деятельности, Яков I заискивал с Англией, Голландией и Португалией. Перед ним был наглядный пример Дании и Швеции. Курляндский план колониальной политики состоял из двух частей: первая — создание промежуточной базы на берегу Гвинеи и островах Восточных Индий, вторая — на их основании следующая колонизация. Основным союзником были выбраны голландцы, тем более что они были организаторами строительства курляндского флота.

Первая проба сил на этом поприще имела место уже в 1645 году. Осенью того года в полной тайне вышел из Виндавы к Гвинее первый торговый корабль «Фортуна», но после окончания сотрудничества с голландцами был задержан в Амстердаме на обратной дороге. Переговоры о возврате судна длились до 1649 года.

Пользуясь напряжением отношений между Англией и Голландией, в 1651 году Курляндия, искусно лавируя в Европейской политике, приготовилась к колониальной экспедиции в африканскую Гамбию. Участие в этой операции взяли два военных корабля «Крокодил» и «Морской волк», экипажи которых имели некоторый опыт плавания в южных морях. Главным кораблем был назначен «Крокодил». Эти два корабля 16 сентября пристали к небольшому острову Флекрепое неподалеку от норвежского берега, который Якову I достался от короля датского. Там находился небольшой, но безопасный порт, который стал базой для курляндских кораблей на пути в колонии. 21 сентября эскадра отправилась в дальний рейс. В водах Ла-Манша английский корабль обстрелял курляндскую эскадру, но сильный ветер их разделил. Обогнув Испанию, 20 октября курляндцы пристали к берегам Африки, а 3 днями позже они оказались в 50 километрах от устья реки Гамбия. После этого приступили к поиску места для строительства колонии.

Колониальная база была заложена на острове святого Андрея, который находится в 30 километрах от впадения реки Гамбия в океан, куда и пристали два корабля. Остров был необитаем, и были начаты переговоры с туземцами, одновременно возведен форт на территории, ранее принадлежавшей местному королю Цумбо. Остров находился в таком месте реки, что блокировал устье, но на нем не было пресной воды. Климат был тропический, повсюду росли леса бананов, гранат и других растений. Гамбию населяли племена негров, исповедующих ислам, пришедший сюда из мусульманского севера и востока. Племена эти занимались примитивным земледелием и создали первые государства, правители которых называли себя королями. В районе реки их было несколько, северным берегом владел король Барру, южное было во власти Цумбо.

После занятия острова европейцы приступили к строительству форта, складов и других помещений. После постройки началась торговля с туземцами привезенными специально для этого полосами железа, водкой, ножами, бусами, браслетами и другими колониальными товарами. По окончании подготовительных работ, 15 ноября 1651 года, «Морской волк» отправился обратной дорогой в Курляндию, чтобы проинформировать князя о заложении колонии в Гамбии. 29 февраля 1652 года следующий корабль отправился в метрополию, однако его задержали голландцы, и только 20 июля 1652 года судно вошло в порт Виндаву.

Ко второму путешествию были приготовлены два корабля (один из них все тот же «Крокодил»), на которые завербовали много наемников из Курляндии и Гданьска. Но по причине недостатка денег и неорганизованности эскадра отправилась в плавание только 25 января 1653 года. Корабли плыли вокруг Британии, но шторм пригнал их к берегам Норвегии, где один корабль налетел на скалу и его надо было ремонтировать. После ремонта вышли в рейс, но опять же шторм и недостаток провизии вызвали бунт экипажей и возврат в Курляндию. 18 мая суда вошли в Виндавский порт, где был набран новый экипаж и уволен губернатор — голландский офицер Якоб дю Молин, который был плохим организатором и не соответствовал доверенному ему заданию. Новым губернатором был назначен немецкий дворянин Вильгельм Филипп фон Зейт. Эскадра в составе двух кораблей в августе 1654 года доплыла к берегам Гамбии. Однако, долго не пробыв в колонии, фон Зейт отплыл с 4 кораблями назад в Европу. Корабли вернулись в Курляндию осенью 1655 года, а фон Зейт остался в Любеке, откуда перебрался в Данию. По имеющимся данным, в это время в гамбийской колонии царили голод и болезни, и наверное самое важное — не было перспектив на быстрое обогащение для новоприбывших. После случаев с двумя губернаторами-иноземцами Яков I решил назначить на эту должность курляндского немца Отто Стела. Кстати, в помощь губернатору входили чиновники: директор над купечеством, бухгалтер, комиссар.

Как уже было сказано, колония вначале находилась на острове святого Андрея, который имел 1 км в длину и приблизительно столько же в ширину. Построенный форт был земельно-деревянным с палисадом, с 4 бастионами, каждый из которых был вооружен 2 орудиями. Внутри форта находились склады, а с внешней стороны располагались жилые помещения и церковь. На острове находился порт с деревянным помостом. Но трудности с пресной водой и живностью заставили найти другое место для колонии. В 1653 году местный король Бару выделил землю на берегу реки Джилифри, где в 1656 году был построен другой форт. Третьим приобретением был остров Байонна, где был заложен еще один маленький форт в устье реки около моря, а четвертым Кассан — очередной укрепленный пункт курляндцев находящийся в 250 км от Святого Андрея.

Форты были солидно построены и обеспечивали колонистов от нападений. Солдаты находились на острове святого Андрея, Джилифри, Байонне. В последнем форте было разрешено селиться другим европейцам после принятия присяги на верность Якову I. Интересно отметить: курляндцы очень хотели заполучить на службу португальцев, людей опытных и уже много лет знающих местные обычаи, кроме них было также много датчан и шведов. Среди европейских колонистов были в основном ремесленники, связанные с функционированием колонии и ремонтами судов.

Другие материалы рубрики


  • ...С этого момента начинается история бесконечных войн Карла Великого. В 774 г. он одержал победу над лангобардами и на Пасху прибыл в Рим. Ему устроили невиданную по торжественности встречу, а он вручил папе дарственную на земли, намного превышающую по щедрости дар Пипина Кроткого. После этого Карл стал называться королём франков и лангобардов. Потом пришлось сражаться с союзником Дезидерия, герцогом Баварским. Франкский король присоединил к своим владениям Баварию, после долгой, кровопролитной, много раз возобновлявшейся войны, затем завоевал и крестил языческую Саксонию. Чтобы покорить эту страну, ему пришлось переселить на эти земли франков, и превратить в крепостных две трети её жителей, а также устроить невиданное по жестокости избиение сакских пленных в городе Вердене. В течение одного дня там было казнено четыре с половиной тысячи саксов, отказавшихся принять христианство. На востоке Карл воевал с аварами, и в результате этих войн народ авары перестал существовать. На этот раз ему не удалось даже никого крестить, ибо население было истреблено полностью. Вот как описывает эту войну Эйнхард: «Самой значительной из всех проведенных Карлом войн, если не считать саксонской, была та, которая последовала за походом в страну вильцев, а именно война против аваров, или гуннов.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • ...Сразу нужно отметить, что самым жестоким было преследование тамплиеров именно во Франции. Там к тамплиерам сразу же были применены пытки и жестокое обращение. Именно во Франции впервые стали сжигать на кострах рыцарей Ордена Храма. К несчастью инквизиторов, среди тамплиеров не было ни одного подследственного, который бы отстаивал ересь Ордена. Наличие такого свидетеля было бы просто подарком судьбы для Филиппа IV. Конечно, рыцари под пытками признавались во всех грехах, но не отстаивали приписываемые им ереси. Пытки были настолько ужасны, что Аймери де Вильер позже заявил: «Я бы признал все; я думаю, что признал бы, что убил Бога, если бы этого потребовали». Но после, на следующем же допросе рыцари отказывались от признаний в ереси. Эти отказы носили столь массовый характер, что Жан де Мариньи, архиепископ Санской епархии (в которую тогда входил и Париж) был вынужден под давлением Филиппа IV передавать отказывающихся от своих показаний тамплиеров в руки светской власти для сожжения на кострах. Все инквизиционные правила перевернулись наоборот: ведьма, отказавшаяся от ереси, была уверена в своем спасении и окончании пытки; тамплиер, отказавшийся от ереси, попадал на костер...



  • ...Следствием преобразований были впечатляющие военные успехи империи в борьбе с Арабским халифатом. В 717 году критическая военная ситуация отдала власть в руки Льва Исавра — стратига малоазийской фемы Анатолика, ставшего императором Львом III, основоположником Исаврийской династии. Ему удалось одержать ряд побед над арабами и снять угрозу со столицы. В 726 году ведущий успешную борьбу с арабами и потому любимый народом Лев Исавр, опираясь на широкие крестьянские массы, сделал официальной государственной политикой иконоборчество, неортодоксальную ветвь христианства, популярную в среде стратиотов. Идеологическая база иконоборчества давала ему основания для изъятия части монастырских сокровищ и ликвидации податных льгот монастырям. Полученные таким образом средства шли на закрепление военных успехов. Политика императора естественно вызвала сопротивление церкви, находящей поддержку у остатков старой городской знати и городской бедноты, которую церковь подкармливала на свои средства. Но пока императоры-иконоборцы одерживали победы, их позиции оставались достаточно сильными. Преемник Льва III Константин V закрыл и превратил в казармы и мастерские мятежные монастыри. В 754 г. иконоборческий собор осудил иконопочитание, предал анафеме "древопочитателей" и "костепочитателей".

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ... Тем временем, очень далеко от Франции и Англии произошло событие, которое взбудоражило всю Европу. В 1187 г. султан Египта и Дамаска Саладин отбил у христиан Иерусалим — бывший с 1099 г. столицей государства крестоносцев (Иерусалимского королевства). Как только эта ужасная новость достигла дворов европейских государей, было принято решение о новом крестовом походе, и Ричард поклялся принять в нем участие. Но весь следующий год ему было не до того. Он даже потратил значительную часть собранного для крестового похода чрезвычайного налога (так называемой Саладиновой десятины) на политическую и военную кампанию против Генриха II. В мятеж удалось вовлечь и принца Джона. Говорили, что известие об измене младшего сына стало роковым для английского короля. Потрясенный, он умер в 1189 г. в луарском замке Шинон, бывшем частью его континентальных владений (впоследствии этот замок прославился тем, что именно здесь Жанна д’Арк явилась ко двору дофина Карла)...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • ...Но не XVI век изобрел «козни дьявола». Вера в магию, чертей, колдунов и ведьм — древнейшего происхождения. В законодательстве самых «темных» столетий, как было принято некогда именовать раннее Средневековье, то предусматривались наказания для обвиняемых в ведовстве, то запрещалось их преследование. В VIII в. Карл Великий воспретил под страхом смерти в недавно обращенной тогда в христианство Саксонии «языческий обычай» сожжения ведьм. В решениях церковных соборов X в. указывалось, что убеждение некоторых женщин, будто они летали на шабаш, есть следствие происков сатаны, и доверие к таким рассказам равносильно впадению в ересь. Однако уже в XII—XIII вв. положение существенно изменилось. А в конце XV и начале XVI вв. восторжествовало вообще диаметрально противоположное мнение: кознями дьявола и ересью надлежит считать как раз неверие в реальность шабаша. Эта позиция была зафиксирована, между прочим, в получившей зловещую известность книге «Молот ведьм», написанной инквизиторами Г. Инститорисом и Я. Шпренгером и опубликованной в 1487 г. при прямом поощрении со стороны римского престола...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • В течение почти 200 лет эта своеобразная тайная организация шиитской секты исмаилитов наводили страх и ужас на просторах мусульманского мира и Европы. Они покоряли и уничтожали города, свергали могущественных правителей и владык. Иранские ассасины были разгромлены монгольским ханом Хулагу в 1256 году. В Сирии и Ливане в 1272 году их добил египетский султан Бейбарс I, но тем не менее они существуют и поныне…

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • В одной рукописи конца IX в., повествующей о жизни и деяниях Карла Великого, приводится такая история: «Однажды случилось так, что Карл, объезжая свои земли, прибыл в некий город Нарбоннской Галлии. Когда он сидел за столом, в гавани появились норманнские лазутчики, высматривая добычу. Но никто не догадался об их истиной принадлежности. Все смотрели на корабли, и одни приняли их за иудейских, другие за африканских, а третьи — за британских купцов. Но премудрый Карл немедленно узнал по их вооружению и ловкости маневрирования, что это не купцы, а враги, и сказал своим людям: «Эти корабли набиты не товарами, они полны наших злейших неприятелей!». При этих словах все поспешили к кораблям, обгоняя друг друга, но напрасно. Едва норманны узнали, что тут находится Он, Карл-Молот, как они его называли, то немедленно обратились в бегство, избегая не только оружия, но и взгляда преследовавших.
    Они боялись, что от взгляда императора их мечи потеряют силу и разлетятся на куски. Но благочестивый Карл, муж праведный и богобоязненный, встал из-за стола и подошел к окну, которое выходило на восток. Тут он плакал долгое время, и так как никто не дерзал заговорить с ним, сам обратился к своим воинственным соратникам и сказал им, желая объяснить свое поведение и слезы: «Знаете ли, о мои возлюбленные, о чем я плакал? Не о том, что я боюсь, будто эти глупцы, эти ничтожные людишки могут быть мне опасны, но меня огорчает, что при моей жизни они осмелились коснуться этих берегов, и горюю я потому, что предвижу, сколько бедствий они причинят моим преемникам и их подданным.»
    Скорбь императора была пророческой. Последующие три столетия норманны наводили ужас на всю Европу.



  • Вопрос о том, что именно в книге Гальфрида Монмутского, повествующей о короле Артуре, соответствует исторической правде и откуда писатель брал свои сюжеты, в значительной степени остается открытым. Но некоторые его источники проследить все же удалось. Так, не подлежит сомнению, что, прежде чем приступить к своей «Истории бриттов», Гальфрид ознакомился с книгой того же названия, принадлежащей перу Ненния, валлийского писателя, жившего в конце VIII — начале IX вв. В отличие от Гальфрида, Ненний не считается беллетристом. Его работу, к сожалению, небольшую по объему, относят к серьезным историческим источникам.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Летом 1187 г. войска султана Египта и Дамаска Салах-ад-Дина, известного европейцам под именем Саладин, подошли к стенам Иерусалима, который вот уже 88 лет был столицей Иерусалимского королевства, основанного в Святой Земле рыцарями-крестоносцами. Этому событию предшествовал целый ряд побед мусульманского полководца, в результате чего под его контроль перешло множество городов и крепостей ранее принадлежавших христианам: Сен-Жан-д'Акр, Яффа, Кесария, Арсуф, Бейрут, Иерихон, Наблус, Рамла. Особенно тяжелые последствия для пришельцев с Запада имела битва при Хаттине, когда основные силы крестоносцев были разгромлены, а король Иерусалимский Ги де Лузиньян был взят в плен.
    Положение жителей осажденной столицы было крайне тяжелым, чтобы не сказать — безнадежным. Им неоткуда было ждать помощи. Тем не менее они предприняли попытку оказать сопротивление...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • ...В 1189 году начинается Третий крестовый поход. Гвидо де Лузиньян с очень небольшими силами, нарушив данное Салах-ад-дину (так на самом деле звучит имя Саладин) в плену слово, возобновил войну и осадил Акру. Во время долгой осады осажденными был второй раз взят в плен и на этот раз обезглавлен Жерар де Ридефор. К 1191 году только прибытие участников Третьего крестового похода позволило Лузиньяну, после двухлетней осады, овладеть крепостью Сен-Жан д`Акр (Акра). Тамплиеры, принимавшие активное участие в осаде крепости, размещают в городе свой Тампль (так традиционно уже называется штаб-квартира Ордена). На сто лет город стал штаб-квартирой тамплиеров, которые лихорадочно собирали новые кадры. Восемнадцать месяцев у Ордена не было магистра. Но понемногу все снова наладилось...