Курляндия

Сб, 07/26/2014 - 20:38

Начало колониальной политики приносило убытки для курляндской казны Якова I: организация морских экспедиций, строительство фортов, содержание войсковых гарнизонов, много кораблей по дороге конфисковали противники Якова. С увеличением опыта и нормализацией хозяйственной жизни, Гамбия в 1656-1657 годах начала приносить прибыль. В Курляндию начали поступать слоновая кость, кожи антилоп, в меньшем количестве разные экзотические коренья, перец, пальмовое масло и, конечно, жемчуг. В колонии шел бойкий торг с туземцами, приплывали туда также корабли испанцев, португальцев, англичан и голландцев за невольниками. Среди товаров курляндцев главным было металлический ширпотреб и алкоголь, особенно последний товар, который давал возможность позитивного решения дел с «независимыми» племенами. Туземцы, до того не имевшие дел с европейцами, охотно покупали топоры, котелки, миски, браслеты, колокольчики, ножики, мушкеты. Также их интересовало все блестящее: бусы, цветное стекло, кусочки янтаря, сукно. За все это аборигены, как водится, щедро расплачивались своими одноплеменниками.

Доверенные люди сообщали Якову о богатых месторождениях золота в Гамбии. Были высланы поисковые отряды в глубь страны для поиска этих месторождений. Но судьба не была милостива, курляндцам не привелось разрабатывать золотые рудники, но некоторое количество золота они покупали у местных.

Второй колонией курляндцев было Тобаго. Остров Тобаго принадлежит к Антильским островам в бассейне Карибского моря. Главный хребет о. Тобаго, протянувшийся через осевую часть острова с юго-запада на северо-восток, является продолжением Берегового хребта Венесуэлы, имеет максимальные высоты около 600 м над уровнем моря и прорезан узкими долинами горных речек. Этот гористый остров с красивыми бухтами был весь покрыт пышной растительностью лесов, полной тропической фауны.

Тобаго, как и Тринидад, открыт Колумбом и захвачен испанцами. Однако, в отличие от большинства других островов региона Карибского моря, здесь ими никогда не предпринималось серьезных попыток колонизации. В 20-х годах 17 века попытки колонизировать остров принадлежали англичанам, после них голландцам. Корабли герцогства предпринимали торговые путешествия в Вест-Индию, по крайней мере, с 1637, когда курляндский корабль предпринял попытку основать колонию на Тобаго с 212 поселенцами. Прежнее европейское поселение, голландская колония, основанная в 1628 году, была уничтожена испанцами несколькими месяцами ранее. Первая курляндская попытка оказалась неудачной, как и вторая, предпринятая в 1639 году. В 1642 году два корабля с 300 поселенцами попытались основать поселение на северном берегу около Курляндского залива, но были остановлены карибами. Эти неудачи заставили герцогство перенести свои усилия в другую часть света.

Наконец в 1652 или 1653 году остров выкупил Яков I у лорда Варвика. В 1657 году Яков I получил от Кромвеля гарантию на владение островом. 20 мая 1654 года на Тобаго, куда прибыл 45-пушечный корабль «Das Wappen der Herzogin von Kurland», была основана вторая колония. На борту корабля прибыли 25 офицеров, 124 солдат и 80 семей колонистов для заселения Тобаго. Капитан Виллем Молленс объявил остров «Новой Курляндией». Форт, воздвигнутый на юго-западе острова, получил название Екабфортс (Форт-Якоб), а окружающий его город был назван Екабпилсет (Город Якоба). Окружающая местность получила курляндские названия: Большой курляндский залив, Залив Якоба, Новая Елгава, Залив Либава, Малый курляндский залив.

Форт Якоб был окружен тремя бастионами, хорошо вооруженными артиллерией, и рвом с водой. С морем форт был связан каналом. Около берега был сооружен мол для принятия кораблей, в крепости были построены дома, кирха, резиденция губернатора и другие помещения. Вокруг повсюду виднелись плантации. Экспорт в Европу включал сахар, табак, кофе, хлопок, имбирь, индиго, ром, какао, черепашьи панцири, тропических птиц и др.

На острове фактически в это время находились две колонии — курляндская и голландская. Голландская колония получила от голландских Генеральных Штатов акт на приобретение Тобаго целиком. Пятью месяцами позже курляндского колониального десанта 1654, на острове была основана вторая голландская колония, вскоре значительно превзошедшая курляндскую по численности населения. Курляндских колонистов было 120 в 1657 году, а голландская колония в следующем году, после присоединения 500 французских поселенцев, достигла населения в 1 200 человек.

Торговые суда курляндцев ходили в конвоях, эскортированных военными кораблями. Например, поздно осенью 1658 года в форте Яков на эскорт ожидало 5 груженых кораблей. В скором времени прибыли 2 военных корабля — один вооруженный 60 орудиями, другой, «Грозный Яков», — 24 орудиями. Однако после занятия Курляндии Швецией голландцы атаковали Форт Яков, и осажденные, потерявшие надежду на помощь от метрополии, капитулировали, торговые корабли и фактории были уничтожены. Курляндия официально уступила Новую Курляндию 11 декабря 1659 года. Война закончилась Оливским соглашением (подписанным около Гданьска) в 1660 году, на основании которого Тобаго был возвращен Курляндии.

Поселенцы оставили Тобаго в 1666 г., возможно, после пиратской атаки, которая произошла в том же году. В 1668 году курляндский корабль попытался вновь занять Форт Якоб, но был остановлен голландцами. Тобаго был восстановлен снова только на короткий период в конце правления Якова с попыткой в 1680 году снова основать колонию, которая также закончилась неудачей. Он начал восстанавливать флот и фактории, но герцогство никогда больше не достигло прежнего процветания. Остров был покинут с марта 1683 по июнь 1686, и в мае 1690 года, вскоре после того как остров был продан, курляндцы окончательно покинули Тобаго, хотя губернаторы продолжали назначаться до 1795.

После освобождения Якова I из шведского плена (1658-1660) были отстроены верфи в Виндаве и отправились за море следующие колониальные экспедиции. К концу жизни он выслал еще 7 экспедиций к Западной Индии и 1 — в Гамбию, потеряв в них 10 судов. Яков I, видя, что его земли не могут полностью обеспечить колониальные экспедиции, склонял к этому занятию даже польского короля Яна Казимира и папу Иннокентия Х. Яков I планировал с их финансовой помощью создать сильный военно-морской флот в 40 кораблей и под охраной которого можно организовывать колониальные экспедиции и добывать новые земли в Африке, Америке и других землях. Планы его, однако, не сложились, поскольку умер папа, а что еще хуже — началась польско-шведская война.

Курляндия, организуя флот, имела целью усиление своего влияния и власти и в будущем — независимость от Польши. В колониальной политике Яков I видел укрепление своего хозяйства, сильный торговый флот был ему необходим для торговли заморской, а флот военный — для того чтобы обезопасить торговые пути и колонии.
Больших возможностей для удержания колоний в своих руках у Курляндии не было. Сильную конкуренцию в этом составляли Голландия, Англия, Испания. Кроме того, географическое положение Курляндии не давало возможности беспрепятственно доставлять караваны судов. Также положение Курляндии как вассала Польши впутывало ее в конфликт со Швецией, что явно не способствовало плодотворной колониальной политике.

В 1704 году остров Тобаго был объявлен нейтральной территорией, но после того, как пираты устроили здесь свою базу, британцы в 1763 году установили свою колониальную администрацию. В 1888 году Тобаго объединяется с Тринидадом, в 1889 году получает свой собственный независимый законодательный орган, а с 1946 года становится самоуправляющейся территорией в составе Федерации британской Вест-Индии. В начале 1960-х Тобаго наравне с Тринидадом добивается права внутреннего самоуправления, а в 1962 году оба острова получают полную независимость

Курляндский экономический потенциал, помимо быстрого развития хозяйства, был все-таки недостаточным, а планы были солидными сверх возможностей княжества. Яков I не находил единомышленников для своих решений, польские же монархи не видели интереса в этом, к тому же в это время началась война с малороссийскими казаками и шведами.

После смерти герцога Якова I хозяйство Курляндского герцогства пришло в упадок. Преемники Якова не были в состоянии управлять страной. После смерти сына герцога Якова — Фридриха Казимира трон перешел к его малолетнему сыну Фридриху Вильгельму. До достижения молодым герцогом совершеннолетия страной управлял другой сын герцога Якова — Фердинанд. Во время Северной войны Фердинанд встал на сторону Польши и после сражения у Спилве, в котором победили шведы, бежал в Польшу. Герцогство осталось без правителя, и в нем хозяйничала шведская армия. В 1709 году в Курляндию пришла эпидемия чумы, унесшая тысячи человеческих жизней.

Российский царь Петр I стремился присоединить Курляндию к России, поэтому в 1710 году с согласия курляндского дворянства восемнадцатилетний наследник герцогского престола Фридрих Вильгельм был объявлен совершеннолетним и получил в жены племянницу Петра I Анну .

Другие материалы рубрики


  • В течение почти 200 лет эта своеобразная тайная организация шиитской секты исмаилитов наводили страх и ужас на просторах мусульманского мира и Европы. Они покоряли и уничтожали города, свергали могущественных правителей и владык. Иранские ассасины были разгромлены монгольским ханом Хулагу в 1256 году. В Сирии и Ливане в 1272 году их добил египетский султан Бейбарс I, но тем не менее они существуют и поныне…

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • ...Но не XVI век изобрел «козни дьявола». Вера в магию, чертей, колдунов и ведьм — древнейшего происхождения. В законодательстве самых «темных» столетий, как было принято некогда именовать раннее Средневековье, то предусматривались наказания для обвиняемых в ведовстве, то запрещалось их преследование. В VIII в. Карл Великий воспретил под страхом смерти в недавно обращенной тогда в христианство Саксонии «языческий обычай» сожжения ведьм. В решениях церковных соборов X в. указывалось, что убеждение некоторых женщин, будто они летали на шабаш, есть следствие происков сатаны, и доверие к таким рассказам равносильно впадению в ересь. Однако уже в XII—XIII вв. положение существенно изменилось. А в конце XV и начале XVI вв. восторжествовало вообще диаметрально противоположное мнение: кознями дьявола и ересью надлежит считать как раз неверие в реальность шабаша. Эта позиция была зафиксирована, между прочим, в получившей зловещую известность книге «Молот ведьм», написанной инквизиторами Г. Инститорисом и Я. Шпренгером и опубликованной в 1487 г. при прямом поощрении со стороны римского престола...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • ... Тем временем, очень далеко от Франции и Англии произошло событие, которое взбудоражило всю Европу. В 1187 г. султан Египта и Дамаска Саладин отбил у христиан Иерусалим — бывший с 1099 г. столицей государства крестоносцев (Иерусалимского королевства). Как только эта ужасная новость достигла дворов европейских государей, было принято решение о новом крестовом походе, и Ричард поклялся принять в нем участие. Но весь следующий год ему было не до того. Он даже потратил значительную часть собранного для крестового похода чрезвычайного налога (так называемой Саладиновой десятины) на политическую и военную кампанию против Генриха II. В мятеж удалось вовлечь и принца Джона. Говорили, что известие об измене младшего сына стало роковым для английского короля. Потрясенный, он умер в 1189 г. в луарском замке Шинон, бывшем частью его континентальных владений (впоследствии этот замок прославился тем, что именно здесь Жанна д’Арк явилась ко двору дофина Карла)...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • Вопрос о том, что именно в книге Гальфрида Монмутского, повествующей о короле Артуре, соответствует исторической правде и откуда писатель брал свои сюжеты, в значительной степени остается открытым. Но некоторые его источники проследить все же удалось. Так, не подлежит сомнению, что, прежде чем приступить к своей «Истории бриттов», Гальфрид ознакомился с книгой того же названия, принадлежащей перу Ненния, валлийского писателя, жившего в конце VIII — начале IX вв. В отличие от Гальфрида, Ненний не считается беллетристом. Его работу, к сожалению, небольшую по объему, относят к серьезным историческим источникам.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...Сразу нужно отметить, что самым жестоким было преследование тамплиеров именно во Франции. Там к тамплиерам сразу же были применены пытки и жестокое обращение. Именно во Франции впервые стали сжигать на кострах рыцарей Ордена Храма. К несчастью инквизиторов, среди тамплиеров не было ни одного подследственного, который бы отстаивал ересь Ордена. Наличие такого свидетеля было бы просто подарком судьбы для Филиппа IV. Конечно, рыцари под пытками признавались во всех грехах, но не отстаивали приписываемые им ереси. Пытки были настолько ужасны, что Аймери де Вильер позже заявил: «Я бы признал все; я думаю, что признал бы, что убил Бога, если бы этого потребовали». Но после, на следующем же допросе рыцари отказывались от признаний в ереси. Эти отказы носили столь массовый характер, что Жан де Мариньи, архиепископ Санской епархии (в которую тогда входил и Париж) был вынужден под давлением Филиппа IV передавать отказывающихся от своих показаний тамплиеров в руки светской власти для сожжения на кострах. Все инквизиционные правила перевернулись наоборот: ведьма, отказавшаяся от ереси, была уверена в своем спасении и окончании пытки; тамплиер, отказавшийся от ереси, попадал на костер...



  • ...В 1189 году начинается Третий крестовый поход. Гвидо де Лузиньян с очень небольшими силами, нарушив данное Салах-ад-дину (так на самом деле звучит имя Саладин) в плену слово, возобновил войну и осадил Акру. Во время долгой осады осажденными был второй раз взят в плен и на этот раз обезглавлен Жерар де Ридефор. К 1191 году только прибытие участников Третьего крестового похода позволило Лузиньяну, после двухлетней осады, овладеть крепостью Сен-Жан д`Акр (Акра). Тамплиеры, принимавшие активное участие в осаде крепости, размещают в городе свой Тампль (так традиционно уже называется штаб-квартира Ордена). На сто лет город стал штаб-квартирой тамплиеров, которые лихорадочно собирали новые кадры. Восемнадцать месяцев у Ордена не было магистра. Но понемногу все снова наладилось...



  • Вот уже восемьсот лет история о короле Артуре, мудром волшебнике Мерлине и доблестных рыцарях Круглого Стола числится среди самых востребованных сюжетов художественной культуры. То есть — за восемьсот лет можно поручиться, а дальше ее истоки теряются во мраке веков. Дальше мы просто не имеем достоверных письменных источников, а проследить судьбу устного предания очень трудно.
    Цикл артуровских романов Томаса Мэлори, напечатанных в 1485 г. под общим заглавием «Смерть Артура», был одним из первых в мире светских художественных произведений, изданных массовым, по меркам того времени, тиражом.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...Следствием преобразований были впечатляющие военные успехи империи в борьбе с Арабским халифатом. В 717 году критическая военная ситуация отдала власть в руки Льва Исавра — стратига малоазийской фемы Анатолика, ставшего императором Львом III, основоположником Исаврийской династии. Ему удалось одержать ряд побед над арабами и снять угрозу со столицы. В 726 году ведущий успешную борьбу с арабами и потому любимый народом Лев Исавр, опираясь на широкие крестьянские массы, сделал официальной государственной политикой иконоборчество, неортодоксальную ветвь христианства, популярную в среде стратиотов. Идеологическая база иконоборчества давала ему основания для изъятия части монастырских сокровищ и ликвидации податных льгот монастырям. Полученные таким образом средства шли на закрепление военных успехов. Политика императора естественно вызвала сопротивление церкви, находящей поддержку у остатков старой городской знати и городской бедноты, которую церковь подкармливала на свои средства. Но пока императоры-иконоборцы одерживали победы, их позиции оставались достаточно сильными. Преемник Льва III Константин V закрыл и превратил в казармы и мастерские мятежные монастыри. В 754 г. иконоборческий собор осудил иконопочитание, предал анафеме "древопочитателей" и "костепочитателей".

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • В одной рукописи конца IX в., повествующей о жизни и деяниях Карла Великого, приводится такая история: «Однажды случилось так, что Карл, объезжая свои земли, прибыл в некий город Нарбоннской Галлии. Когда он сидел за столом, в гавани появились норманнские лазутчики, высматривая добычу. Но никто не догадался об их истиной принадлежности. Все смотрели на корабли, и одни приняли их за иудейских, другие за африканских, а третьи — за британских купцов. Но премудрый Карл немедленно узнал по их вооружению и ловкости маневрирования, что это не купцы, а враги, и сказал своим людям: «Эти корабли набиты не товарами, они полны наших злейших неприятелей!». При этих словах все поспешили к кораблям, обгоняя друг друга, но напрасно. Едва норманны узнали, что тут находится Он, Карл-Молот, как они его называли, то немедленно обратились в бегство, избегая не только оружия, но и взгляда преследовавших.
    Они боялись, что от взгляда императора их мечи потеряют силу и разлетятся на куски. Но благочестивый Карл, муж праведный и богобоязненный, встал из-за стола и подошел к окну, которое выходило на восток. Тут он плакал долгое время, и так как никто не дерзал заговорить с ним, сам обратился к своим воинственным соратникам и сказал им, желая объяснить свое поведение и слезы: «Знаете ли, о мои возлюбленные, о чем я плакал? Не о том, что я боюсь, будто эти глупцы, эти ничтожные людишки могут быть мне опасны, но меня огорчает, что при моей жизни они осмелились коснуться этих берегов, и горюю я потому, что предвижу, сколько бедствий они причинят моим преемникам и их подданным.»
    Скорбь императора была пророческой. Последующие три столетия норманны наводили ужас на всю Европу.



  • В 1405 году — почти за век до того, как Христофор Колумб открыл Америку, — отправился в путь один из самых больших за всю историю человечества флотов, им командовал адмирал — евнух Чжэн Хэ. Это было проникновение в мир иных народов высокой культуры, которая была настолько выше культуры аборигенов, что вызвала у них настоящее потрясение. Мореплаватели вели подробные и точные записи увиденного и составляли карты. Но со временем Китай погрузился в болото изоляции от всего остального мира, и мысли о мировой экспансии исчезли, а ценнейшие документы были попросту уничтожены. Со временем о небывалых достижениях просто забыли. Любые поездки китайцев за рубеж запрещались…

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6