Легенда о короле Артуре. Начало

Пт, 11/27/2015 - 23:57

Вортиргерн встречает Хенгиста и Хорсу

Артур и Мордред. Художние Джон Геллер

Смерть короля Артура. Художник Джон Гаррик, 1862 год

Значительная часть романов Артурианы посвящена странствиям, поединкам, сражениям с чудовищами и великанами и прочим чудесным подвигам, совершенным рыцарями Круглого Стола, лучшими и благороднейшими воинами своего времени. Сам король фигурирует в качестве главного героя и непосредственного участника опасных приключений далеко не во всех произведениях. В некоторых из них он постепенно отодвигается на задний план. Его роль все чаще сводится к функции мудрого и справедливого судьи, а главными героями повествования становятся другие: доблестные рыцари Ланселот, Гавейн, Гарет, Персиваль, Герейнт, Тристан, Галахад и т.д. Нередко рыцарям противостоят потусторонние силы и могущественные чародеи. Особое место среди них занимает Фея Моргана — сведущая в магии сводная сестра короля Артура, неустанно строящая козни против брата и его верных слуг. В некоторых вариантах легенды злобных сестер у Артура две — Моргана и Моргауза, но, как полагают исследователи, это лишь раздвоение персонажа, возникшее вследствие неодинакового произношения одного и того же имени. Присутствуют и благожелательно настроенные к Камелоту волшебники. Прежде всего, это, конечно, Мерлин и Владычица Озера — леди Нимуэ. Постепенно в артуровский цикл включаются популярные в средние века сюжеты, ранее самостоятельные. Таковы, например, история поисков Священного Грааля и повесть о Тристане и Изольде. Герои этих циклов превратились в рыцарей Круглого Стола лишь в более-менее поздних литературных вариантах.

Артур вновь становится активным действующим лицом в полных драматизма произведениях, повествующих о гибели Камелота. Согласно наиболее популярной версии, первотолчком, приведшим славное королевство к столь печальному концу, стала роковая страсть, вспыхнувшая между супругой Артура королевой Гвеневерой и славнейшим из его рыцарей — Ланселотом. Но, что любопытно, главными виновниками катастрофы называют не этих двоих. Более того, часто бывает, что даже в одном источнике вопрос о том, была ли Гвеневера действительно повинна в супружеской измене или ее отношения с Ланселотом остались чисто платоническими, изложен путанно и противоречиво, не говоря уже о противоречиях между различными произведениями. Нередко приводится мнение, будто Артур знал или, по крайней мере, догадывался о любви, связывающей двух близких ему людей, ни в чем их не винил и предпочел бы решать эту непростую моральную проблему в узком кругу заинтересованных лиц, но ему не оставили выбора. Некий Мордред, по одной из версий племянник короля, по другой — его сын от кровосмесительной связи с сестрой, выступил с публичным обвинением королевы в неверности. Именно этот блюститель чистоты нравов и является главным злодеем классической Артурианы.

После обвинения Мордреда Гвеневера должна была ответить по закону, и король при всем желании не мог замять дело, Ланселот же решился защищать возлюбленную с мечом в руках.
А поскольку он имел в Камелоте немало преданных друзей, дело кончилось тем, что рыцари Круглого Стола впервые подняли оружие друг на друга. В дальнейшем изложении событий судьба королевы как-то отходит на задний план. В романе Мэлори Ланселот вообще возвращает ее королю, заявив, что берется кому угодно доказать ее невиновность в судебном поединке. Желающих поддерживать обвинение на таких условиях не нашлось, и оправданная Гвеневера вновь заняла свое место на троне Камелота, но мира это не принесло. К тому времени отношения между рыцарями Круглого Стола безнадежно испортились, былое братство распалось. Главной осью конфликта теперь становится непримиримая вражда, которую Гавейн питает к Ланселоту, случайному виновнику гибели его родных братьев. Артур пытался их примирить, но тщетно.

Пока длилась эта распря, коварный Мордред, воспользовавшись отсутствием короля в Камелоте, поднял мятеж и попытался захватить трон. Множество доблестных рыцарей погибло в братоубийственной войне. В последней битве Мордред и Артур, сойдясь в поединке, убили друг друга. Впрочем, имела хождение и другая версия. Согласно ей Мордред действительно умер на месте, пронзенный копьем. Артур же получил смертельную рану мечом, но не погиб, а был взят для излечения на зачарованный остров Аваллон, куда обычно нет ходу простым смертным. Там он и пребывает по сей день, чтобы, когда наступит в нем нужда, вновь возвратиться в мир живых и защитить Англию от врагов.
Еще в одном варианте смертельно раненный Артур обернулся вороном и в таком обличье ожидает своего часа. Видимо, именно с этой легендой следует связывать известное поверье, что Англия останется непобедимой, пока в Лондонском Тауэре живут вороны.

Все вышеизложенное — нечто большее, нежели просто сказка для приятного времяпровождения. В средневековой Европе многие верили не только в реальность великого короля прошлого, но и в его грядущее возвращение. В английском языке сохранилась даже идиома: «ждать чего-либо до Артурова пришествия». А между тем люди солидные и образованные выказывали обоснованные сомнения в том, что король Артур когда-либо на самом деле существовал. Сомнительно, однако, чтобы подобные сказания возникли на совершенно пустом месте. Пусть Камелот, каким его описал сэр Томас Мэлори, никогда не существовал — было что-то другое, что дало начало легенде. Как уже говорилось, романы о короле Артуре содержат в себе множество культурных пластов, и, чтобы хоть немного разобраться в слоеном пироге артуровского мифа, необходимо освежить в памяти основные этапы английской истории.
В древнейшую эпоху, относительно которой сохранились хоть какие-то письменные сообщения, Британию населяли кельтские племена, по-видимому, перебравшиеся с континента в VIII — VII вв. до н. э. Уже в античное время их условно объединяли под общим именем бриттов. Что касается докельтского населения острова, то о нем имеются лишь смутные сведения, основанные на археологических данных. Не стоит, однако, недооценивать возможного влияния его культуры на формирование артуровского мифа, ведь сохранившиеся с той поры археологические памятники весьма и весьма впечатляют. Достаточно вспомнить хотя бы знаменитый Стоунхендж.

В I в. до н.э. состоялось завоевание Британии Юлием Цезарем и превращение ее в одну из провинций Римской империи. Римское владычество на острове продлилось более четырех столетий. За это время культуры кельтов и латинян переплелись здесь самым причудливым образом. Под конец имперского периода в IV в. н. э. среди бриттов получило распространение христианство.

Другие материалы рубрики


  • В одной рукописи конца IX в., повествующей о жизни и деяниях Карла Великого, приводится такая история: «Однажды случилось так, что Карл, объезжая свои земли, прибыл в некий город Нарбоннской Галлии. Когда он сидел за столом, в гавани появились норманнские лазутчики, высматривая добычу. Но никто не догадался об их истиной принадлежности. Все смотрели на корабли, и одни приняли их за иудейских, другие за африканских, а третьи — за британских купцов. Но премудрый Карл немедленно узнал по их вооружению и ловкости маневрирования, что это не купцы, а враги, и сказал своим людям: «Эти корабли набиты не товарами, они полны наших злейших неприятелей!». При этих словах все поспешили к кораблям, обгоняя друг друга, но напрасно. Едва норманны узнали, что тут находится Он, Карл-Молот, как они его называли, то немедленно обратились в бегство, избегая не только оружия, но и взгляда преследовавших.
    Они боялись, что от взгляда императора их мечи потеряют силу и разлетятся на куски. Но благочестивый Карл, муж праведный и богобоязненный, встал из-за стола и подошел к окну, которое выходило на восток. Тут он плакал долгое время, и так как никто не дерзал заговорить с ним, сам обратился к своим воинственным соратникам и сказал им, желая объяснить свое поведение и слезы: «Знаете ли, о мои возлюбленные, о чем я плакал? Не о том, что я боюсь, будто эти глупцы, эти ничтожные людишки могут быть мне опасны, но меня огорчает, что при моей жизни они осмелились коснуться этих берегов, и горюю я потому, что предвижу, сколько бедствий они причинят моим преемникам и их подданным.»
    Скорбь императора была пророческой. Последующие три столетия норманны наводили ужас на всю Европу.



  • В 1405 году — почти за век до того, как Христофор Колумб открыл Америку, — отправился в путь один из самых больших за всю историю человечества флотов, им командовал адмирал — евнух Чжэн Хэ. Это было проникновение в мир иных народов высокой культуры, которая была настолько выше культуры аборигенов, что вызвала у них настоящее потрясение. Мореплаватели вели подробные и точные записи увиденного и составляли карты. Но со временем Китай погрузился в болото изоляции от всего остального мира, и мысли о мировой экспансии исчезли, а ценнейшие документы были попросту уничтожены. Со временем о небывалых достижениях просто забыли. Любые поездки китайцев за рубеж запрещались…

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • Курляндия стала герцогством в 1561 году, как феодальное владение Речи Посполитой на территории современной Латвии. После распада в 1567 году государств Ливонии, власть в которых принадлежала ордену и епископам, возникло Курземско-Земгальское герцогство (герцогство Курляндское и Земгальское) — государство, находившееся в вассальной зависимости от Польши. Обычно его называли Курземским (Курляндским) герцогством (немецкое Kurland — земля куршей). Во главе этого государства стоял герцог, являвшийся вассалом короля Речи Посполитой.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Летом 1187 г. войска султана Египта и Дамаска Салах-ад-Дина, известного европейцам под именем Саладин, подошли к стенам Иерусалима, который вот уже 88 лет был столицей Иерусалимского королевства, основанного в Святой Земле рыцарями-крестоносцами. Этому событию предшествовал целый ряд побед мусульманского полководца, в результате чего под его контроль перешло множество городов и крепостей ранее принадлежавших христианам: Сен-Жан-д'Акр, Яффа, Кесария, Арсуф, Бейрут, Иерихон, Наблус, Рамла. Особенно тяжелые последствия для пришельцев с Запада имела битва при Хаттине, когда основные силы крестоносцев были разгромлены, а король Иерусалимский Ги де Лузиньян был взят в плен.
    Положение жителей осажденной столицы было крайне тяжелым, чтобы не сказать — безнадежным. Им неоткуда было ждать помощи. Тем не менее они предприняли попытку оказать сопротивление...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • ...В 1189 году начинается Третий крестовый поход. Гвидо де Лузиньян с очень небольшими силами, нарушив данное Салах-ад-дину (так на самом деле звучит имя Саладин) в плену слово, возобновил войну и осадил Акру. Во время долгой осады осажденными был второй раз взят в плен и на этот раз обезглавлен Жерар де Ридефор. К 1191 году только прибытие участников Третьего крестового похода позволило Лузиньяну, после двухлетней осады, овладеть крепостью Сен-Жан д`Акр (Акра). Тамплиеры, принимавшие активное участие в осаде крепости, размещают в городе свой Тампль (так традиционно уже называется штаб-квартира Ордена). На сто лет город стал штаб-квартирой тамплиеров, которые лихорадочно собирали новые кадры. Восемнадцать месяцев у Ордена не было магистра. Но понемногу все снова наладилось...



  • Вопрос о том, что именно в книге Гальфрида Монмутского, повествующей о короле Артуре, соответствует исторической правде и откуда писатель брал свои сюжеты, в значительной степени остается открытым. Но некоторые его источники проследить все же удалось. Так, не подлежит сомнению, что, прежде чем приступить к своей «Истории бриттов», Гальфрид ознакомился с книгой того же названия, принадлежащей перу Ненния, валлийского писателя, жившего в конце VIII — начале IX вв. В отличие от Гальфрида, Ненний не считается беллетристом. Его работу, к сожалению, небольшую по объему, относят к серьезным историческим источникам.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...С этого момента начинается история бесконечных войн Карла Великого. В 774 г. он одержал победу над лангобардами и на Пасху прибыл в Рим. Ему устроили невиданную по торжественности встречу, а он вручил папе дарственную на земли, намного превышающую по щедрости дар Пипина Кроткого. После этого Карл стал называться королём франков и лангобардов. Потом пришлось сражаться с союзником Дезидерия, герцогом Баварским. Франкский король присоединил к своим владениям Баварию, после долгой, кровопролитной, много раз возобновлявшейся войны, затем завоевал и крестил языческую Саксонию. Чтобы покорить эту страну, ему пришлось переселить на эти земли франков, и превратить в крепостных две трети её жителей, а также устроить невиданное по жестокости избиение сакских пленных в городе Вердене. В течение одного дня там было казнено четыре с половиной тысячи саксов, отказавшихся принять христианство. На востоке Карл воевал с аварами, и в результате этих войн народ авары перестал существовать. На этот раз ему не удалось даже никого крестить, ибо население было истреблено полностью. Вот как описывает эту войну Эйнхард: «Самой значительной из всех проведенных Карлом войн, если не считать саксонской, была та, которая последовала за походом в страну вильцев, а именно война против аваров, или гуннов.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • ...Но не XVI век изобрел «козни дьявола». Вера в магию, чертей, колдунов и ведьм — древнейшего происхождения. В законодательстве самых «темных» столетий, как было принято некогда именовать раннее Средневековье, то предусматривались наказания для обвиняемых в ведовстве, то запрещалось их преследование. В VIII в. Карл Великий воспретил под страхом смерти в недавно обращенной тогда в христианство Саксонии «языческий обычай» сожжения ведьм. В решениях церковных соборов X в. указывалось, что убеждение некоторых женщин, будто они летали на шабаш, есть следствие происков сатаны, и доверие к таким рассказам равносильно впадению в ересь. Однако уже в XII—XIII вв. положение существенно изменилось. А в конце XV и начале XVI вв. восторжествовало вообще диаметрально противоположное мнение: кознями дьявола и ересью надлежит считать как раз неверие в реальность шабаша. Эта позиция была зафиксирована, между прочим, в получившей зловещую известность книге «Молот ведьм», написанной инквизиторами Г. Инститорисом и Я. Шпренгером и опубликованной в 1487 г. при прямом поощрении со стороны римского престола...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • В течение почти 200 лет эта своеобразная тайная организация шиитской секты исмаилитов наводили страх и ужас на просторах мусульманского мира и Европы. Они покоряли и уничтожали города, свергали могущественных правителей и владык. Иранские ассасины были разгромлены монгольским ханом Хулагу в 1256 году. В Сирии и Ливане в 1272 году их добил египетский султан Бейбарс I, но тем не менее они существуют и поныне…

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • ...Следствием преобразований были впечатляющие военные успехи империи в борьбе с Арабским халифатом. В 717 году критическая военная ситуация отдала власть в руки Льва Исавра — стратига малоазийской фемы Анатолика, ставшего императором Львом III, основоположником Исаврийской династии. Ему удалось одержать ряд побед над арабами и снять угрозу со столицы. В 726 году ведущий успешную борьбу с арабами и потому любимый народом Лев Исавр, опираясь на широкие крестьянские массы, сделал официальной государственной политикой иконоборчество, неортодоксальную ветвь христианства, популярную в среде стратиотов. Идеологическая база иконоборчества давала ему основания для изъятия части монастырских сокровищ и ликвидации податных льгот монастырям. Полученные таким образом средства шли на закрепление военных успехов. Политика императора естественно вызвала сопротивление церкви, находящей поддержку у остатков старой городской знати и городской бедноты, которую церковь подкармливала на свои средства. Но пока императоры-иконоборцы одерживали победы, их позиции оставались достаточно сильными. Преемник Льва III Константин V закрыл и превратил в казармы и мастерские мятежные монастыри. В 754 г. иконоборческий собор осудил иконопочитание, предал анафеме "древопочитателей" и "костепочитателей".

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4