Масонство

Чт, 06/13/2013 - 22:53

Высокие степени, появившиеся в середине XVIII в., существуют и поныне. Так, весьма распространенный, древний шотландский общепринятый обряд имеет степени с 4-й по 33-ю, с гаммой экзотических наименований, вроде «королевской арки», «великого избранника», «князя Иерусалимского», «хранителя скинии». А пот три последних степени: «великий командор», «прекрасный рыцарь королевского секрета» и «верховный инспектор». Они олицетворяют ступени символического восхождения масона на путях свободы, истины и справедливости.

Внимательное изучение источников не позволяет согласиться с утверждениями об уникальности как идеологии масонства, так и его внутреннего устройства. Воздвигнутое на фундаменте христианского учения в протестантской трактовке, оно впитало в себя черты иудаизма, обрядности духовно-рыцарских орденов и средневековых строительных братств.

Распространение влияния ордена за пределы Англии было связано со сложностями международных отношений, а главное — внутреннего развития разных стран в век Просвещения. Первоначально иноземные ложи основывались англичанами, отчасти - представителями местного населения, с ними связанными. Этот еще слабо изученный процесс проследим на примере Франции, немецких земель и британских колоний в Америке, будущих Соединенных Штатов.
Согласно не вполне достоверным данным, первая масонская ложа Франции возникла в Дюнкерке в 1721 г. Более точные сведения имеются об основании в Париже 13 июня 1726 г. братства «Святой Томас» английскими эмигрантами во главе с Ч. Редклиффом, сторонниками свергнутого короля Якова Стюарта. Через три года «политический» раскол в ней привел к появлению ложи «Луи д’Аржан». Постепенно создаются братства во французских портах, занимавшихся торговлей с Соединенным королевством (Бордо, Валансьен, Гавр, Ля Рошель и др.). Лондон признал законной управлявшую ими Великую Английскую Ложу Франции, которая мало себя проявила из-за опасений местных ассоциаций подвергнуться прямому или косвенному влиянию зарубежного центра. В 1755 г. она стала независимой Великой Ложей Франции.

Несколько позднее образуются так называемые «шотландские ложи», члены которых занимались и подготовкой реставрации Стюартов, чего им и их союзникам совершить не удалось. В этих братствах преобладали ревностные католики, склонные к мистике и оккультизму. Им принадлежала инициатива внедрения в практику внутренних работ высоких степеней посвящения, связанных с традициями рыцарских орденов, особенно тамплиерского, разгромленного французским королем Филиппом Красивым еще в начале XIV в., но якобы сумевшего передавать из поколения в поколение свои тайны избранным. В этой связи обычно ссылаются на парижскую речь от 1736—1737 гг. А. Рамсея, выходца из знатной шотландской семьи, который говорил: «Наши предки, крестоносцы, хотели объединить в едином братстве подданных всех государств, дабы со временем основать духовную нацию, создать новый народ, который, будучи выходцем из многих наций, объединил бы их узами добродетели и науки». Считается, что он дополнил три начальные степени (ученика, подмастерья, мастера) тремя рыцарскими степенями, причем в дальнейшем число степеней все увеличивалось.

Французские ложи пополняли представители титулованной знати, буржуазии, отчасти католического духовенства, которые фрондировали с абсолютизмом. Тем не менее, на разных этапах в масонах ходил король Людовик XV и немало его приближенных. Людовик XVI к ордену не принадлежал, в отличие от двух его братьев, будущих королей Людовика XVIII и Карла X. Словом, масонство, к великому недовольству Ватикана, существовало легально. Еще в 1738 г. папа Клемент XII опубликовал буллу с осуждением ордена и угрозой отлучения от церкви католиков, которые к нему принадлежат. Масоны обвинялись в ереси, а также в занятиях нелегальной деятельностью, опасной для «спокойствия» государств. Осуждение было подтверждено в 1751 г. папой Бенедиктом XIV. Однако французы игнорировали эти угрозы и количество лож продолжало возрастать.

Трения внутри братств, касавшиеся обрядовых вопросов и личности руководителей, привели в 1773 г. к выступлениям большинства братьев в пользу введения «масонской демократии». Они выбрали своим руководителем молодого, но уже популярного кузена Людовика XVI — герцога Шартрского Филиппа и создали управляющий центр Великий Восток Франции с одновременной реорганизацией высоких степеней, ритуалов и принятием нового регламента. Меньшая часть масонов, представленная главным образом мастерами парижских братств, осудила такие меры и сохранила Великую Ложу Франции. Оба центра действуют и поныне, причем преобладающим по численности состава и влиянию всегда оставался первый центр.

Существо реформ состояло в замене пожизненных мастеров регулярно избираемыми, что знаменовало победу выходцев из третьего сословия над благородными; вводились ограничения на прием в ученики с 21 года, подмастерья — с 23 и мастера — с 25 лет, учреждалось казначейство, признавались лишь некоторые из высоких степеней. Адоптивные (женские) ложи отныне зависели от мужских. Сестра Филиппа Шартрского, герцогиня Бурбонская, стала великим мастером женских лож, ее сменила близкая подруга королевы Марии-Антуанетты принцесса де Ламбалль. Если в 1776 г. масонство Франции насчитывало 30 тыс. членов в 300 братствах, то в 1787 г. их было уже до 40 тыс. в 1250 ложах при населении страны 26 млн. человек. Наиболее известна парижская ложа «Девяти сестер», в которую входило немало будущих активных деятелей революции — аббат Сийес, Байи, Петион, Бриссон, Камилл Демулен, Дантон, Кондорсе, Кабанис, Ласепед и др. Однако из 150 редакторов «Энциклопедии наук, искусств и ремесел» к масонам принадлежали всего лишь 10 человек.

Другие материалы рубрики


  • Для исследования внутреннего развития и состояния православной церкви на данный момент важно понимание не только ее общехристианских этических и канонических основ и истоков, но также особенностей ее социально-экономического положения в определенные периоды.
    Ко времени официального принятия христианства в 988 г. и, следовательно, возникновения церковной организации, государство уже существовало на Руси в течение почти двух веков. Оно имело свою развитую систему княжеского управления и права и многовековые обычаи восточнославянской языческой культуры.
    В то время экономика Киевской Руси уже достигла сравнительно высокого уровня. Численность населения государства равнялась примерно 4-5 млн человек.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • В конце V в. н. э. Западная римская империя рухнула и началась эпоха, называемая Темными веками. Земли, входившие в состав империи, одну за другой захлестывали волны варварских нашествий. Рвались создаваемые столетиями экономические связи между провинциями, гибли люди, утрачивались технические знания. Знаменитые римские дороги, прежде содержавшиеся в безукоризненном порядке, зарастали травой. Случалось, все выжившее население некогда обширного города теперь могло укрыться от врагов за стенами одного-единственного городского сооружения — цирка или императорского дворца. Бывшая некогда сердцем великой империи Италия лежала в руинах и превратилась в периферию. «Что осталось еще в этом мире, что еще могло бы нравиться нам? Мы видим только печаль, мы слышим только воздыхания. Города разрушены, укрепления превращены в развалины, деревни опустошены, земля стала пустыней. И эти остатки населения постоянно побиваются бичами Божьими!

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • ...Цепи использовались разные: ручные и ножные, большие и маленькие. Они хранились в сторожевой избе при консистории и значились в числе необходимых статей канцелярских расходов. Преступление, которое в большинстве случав влекло за собой наказание с посажением на цепь — пьянство, соединенное с буйством.
    Монастырская епитимья была известна под названием «ссылка в монастырь под начал». Время ссылки указывалось определенным сроком — на год или два года, или неопределенным — «до указа», «донеже в чуствие прийдет». Этому же наказанию подвергались и виновные в брачных делах .
    Хронологически срок епитимьи был немного дольше, чем наказание гражданского суда. Особенно это касалось преступлений, совершенных «без злого умысла», к которым российское законодательство было очень гуманным...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...В своем «Отразительном письме о новоизобретенном пути самоубийственных смертей» инок Евфросин дал широко развернутую, написанную в ярком импрессионистском стиле картину деятельности и проповеди самосжигателей. Он отмечал часто нечестные и весьма предосудительные приемы проповедников самосжигания, не стеснявшихся ни в каких средствах для того, чтобы завлечь на костер гарей свои наивные и слабо разбиравшиеся в богословских вопросах жертвы. Евфросин заявлял, что самосожжение противно духу христианства. Он обильно цитировал Священное писание, святых отцов и доказывал, что православные христиане, идущие добровольно на гарь,— вовсе не святые мученики за веру, а просто не разбирающиеся в вопросах веры самоубийцы, а сами проповедники гарей — опасные грешники, ответственные за смерть и гибель душ своих несчастных последователей. Подводя итоги этим аргументам, Евфросин приходил к заключению, что, нарушая основные истины христианства и каноны церкви, самосжигатели автоматически лишались церковного благословения и отлучались от церкви.



  • ...Даже в XIX в. священников, порочащих свой сан, чиновники консистории могли посадить на цепь. Цепи использовались разные: ручные и ножные, большие и маленькие. Они хранились в сторожевой избе при консистории и значились в числе необходимых статей канцелярских расходов. Преступление, которое в большинстве случаев влекло за собой наказание с посажением на цепь – пьянство, соединенное с буйством. Монастырская епитимья была известна под названием «ссылка в монастырь под начал». Время ссылки указывалось определенным сроком – на год или два, или неопределенным – „до указа”, “ донеже в чуствие прийдет”. Этому же наказанию подвергались и виновные в брачных делах .