Мэри Роуз Тюдор

Сб, 08/02/2014 - 16:05

ДОЛГОЖДАННОЕ СЧАСТЬЕ

И вот молодая вдова, которая еще вчера веселилась в кругу своих поклонников, оказывается в траурном, тягостном, мрачном уединении. Ей даже не разрешали покидать стены мрачного замка, в котором ее держали. Единственным развлечением были книги и наблюдения из окна за монашками из соседнего монастыря.
Все время своего заточения Мэри думала, что будет с ней дальше, сдержит ли Генрих свое обещание дать ей теперь возможность выйти замуж за своего избранника? Как ни любил он сестру, вполне мог и не сдержать — интересы государства для короля должны быть важнее. И Мэри решила написать брату, напоминая о данном когда-то слове и умоляя устроить ее отъезд в Англию. В противном случае она грозилась уйти в монастырь.

А у короля Франциска были свои планы относительно бывшей королевы. Если Мэри уедет в Англию, то Генрих сможет снова выдать ее замуж, и где гарантия, что этот союз будет выгоден Франциску? Что, если она станет женой, к примеру, все того же Карла Габсбурга, который пока еще не женат? И Франциск решил выдать Мэри за одного из своих знатных родичей. В этом случае она не будет представлять для него угрозы, да и он сам сможет в конце концов завоевать сердце неприступной красавицы. Король посетил Мэри в ее узилище и завел разговор о новом возможном браке.

Одиночество и страх перед будущим так измотали девушку, что она, не выдержав, выдала Франциску свою тайну — она любит Брендона и все еще надеется стать его супругой. И никак не ожидала Мария того, что последовало — в лице Франциска она нашла и поддержку, и утешение. Этот вариант вполне устраивал французского короля. Если этот брак состоится, то Мэри автоматически выйдет из игры — став герцогиней Саффолк, она уже не сможет претендовать на французскую корону и король Генрих больше не выставит ее на «рынке принцесс».

После беседы с Мэри Франциск вызвал Брендона к себе для частной беседы и сообщил ему, что все знает об его отношениях с королевой. Брендон был потрясен и пытался все отрицать, но Франциск уверил герцога, что ему можно довериться — ведь Мэри сама ему во всем призналась. Брендону предстоял нелегкий выбор. С одной стороны — влюбленная в него красавица-принцесса, еще недавно королева Франции и сестра пока еще бездетного английского короля. С другой — его друг король Генрих, которому в своей жизни он обязан буквально всем и которому перед отъездом пообещал вести себя во Франции официально и сдержанно, как и подобает посланнику Его Величества. То, что Мэри теперь вдова, пока еще ничего не значит. И герцог честно пытался исполнить свой долг до конца и сдержать слово, данное Генриху.

Но встреча с возлюбленной все решила. Испугавшись, что по возвращении в Англию брат не сдержит своего слова и снова выдаст ее замуж в каких-нибудь своих целях, девушка поставила Брендону ультиматум — сейчас или никогда. Пока они вдали от Генриха, а рядом Франциск, готовый им помочь, им нужно немедленно обвенчаться. Для Чарльза девушка была слишком желанной, и он поддался соблазну. Оба они осознавали, что Генриху это не понравится — мало того, что двое подданных вступают в брак против воли короля, так к тому же это родная сестра и близкий друг!

Но именно в силу того, что Генрих любил их, Чарльз и Мэри надеялись на прощение. Они обвенчались в том же отеле Клюни, в котором королева находилась во время своего траура.

Но как долго можно будет хранить брак в тайне? И нужно ли? Ведь рано или поздно все равно придется признаться. И Брендон написал королю письмо.
Если бы их венчание произошло в Англии, то Саффолк вполне мог бы попасть Генриху под горячую руку, и тогда никакая дружба не спасла бы его от Тауэра и плахи. Но, получая покаянные письма, в которых они каялись, умоляли о прощении и просили позволения вернуться в Англию, Генрих понемногу остыл. И хотя не сразу, но разрешение вернуться домой все-таки пришло.

За свое счастье молодоженам пришлось заплатить. Генрих потребовал двадцать четыре тысячи фунтов — сумму, равную его затратам на первый брак сестры, все драгоценности, которые входили в состав ее приданого, и подарки короля Людовика! Но влюбленные Мэри и Чарльз расстались с этим богатством без сожаления.

И только после этого в Гринвиче прошла официальная церемония бракосочетания принцессы Мэри Роуз Тюдор и Чарльза Брендона герцога Саффолка.
Мэри добилась своего и обрела семейное счастье. В 1516 году, с разницей в месяц, жена и сестра Генриха произведут на свет соответственно девочку и мальчика. Брат и сестра назовут детей в честь друг друга — Генрихом и Мэри. После сына у супругов Брендон родились две дочери — Френсис, названная в честь короля Франциска, без которого они не обрели бы счастья, и Элеонора. При дворе чета пользовалась одновременно и популярностью, и глубоким уважением. Хотя Мэри и была замужем за герцогом, герцогиней Саффолк ее так никто никогда и не называл — для всех она осталась «французской королевой». Ее красота расцвела еще больше, но теперь это была красота счастливой женщины.

Их счастливый брак продлился семнадцать лет. Последние годы здоровье Мэри постепенно ухудшалось. Некоторые исследователи полагают, что болезнью, которая так рано свела ее в могилу, был рак. Она слабела все больше, все реже появлялась при дворе.

25 июня 1533 года тридцатисемилетняя Мэри Роуз скончалась в своем поместье. Увы, горячо любимого Чарльза не было рядом в тот день, так как он находился в Лондоне, на венчании короля Генриха и Анны Болейн. К сожалению, на фоне развода короля, новой женитьбы и начала Реформации смерть «французской королевы» прошла почти незамеченной. Ее похоронили в церкви Святой Марии в Саффолке.

Незадолго до смерти Мэри присутствовала на свадьбе своей дочери Френсис и Генри Грея, маркиза Дорсета. Их союз был блестящим, невеста — племянница короля, а жених — один из знатнейших лордов Англии. Именно от этого союза в октябре 1537 года и появится на свет главная героиня нашего рассказа — леди Джейн Грей.
На этом заканчивается история прекрасной Розы Тюдоров, принцессы, которая несмотря на все препятствия смогла выйти замуж за горячо любимого с самого детства человека, с которым она обрела поистине королевское счастье.

Фото в анонсе статьи: церковь Св. Марии в Саффолке, в которой похоронена Роза Тюдоров.

Другие материалы рубрики


  • Личность императора-иконоборца Льва III всегда вызывала живой интерес — и при этом всегда освещалась тенденциозно. С одной стороны, православные писатели по понятным причинам любили изображать его кровожадным чудовищем. С другой стороны, многие историки относятся ко Льву Исавру с сочувствием и среди многочисленных сведений, предоставленных православными писателями, стараются выбирать такие, которые рисуют его наиболее симпатичным. Получается двойное искажение, и неизвестно, всегда ли второму удается компенсировать первое. Свидетельства же его сторонников и современников до нас практически не дошли. Но как бы мы ни относились к деятельности этого императора, биография у него интересная и насыщенная красочными событиями.
    Лев III происходил из небогатой и незнатной семьи. Его эпитет Исавр, давший название основанной им династии, происходит от названия народа, к которому он принадлежал. Исаврийские племена занимали восточные районы полуострова Малая Азия. Заселенные ими территории граничили с землями, подвластными арабам. Исходя из этого строят предположения, что Лев Исавр еще в юности хорошо владел арабским языком, а также испытывал на себе влияние мусульманских идей. Впервые будущий император выдвинулся в правление Юстиниана II, или вернее, в период его борьбы за отеческий престол с другими претендентами. Выказав себя верным сторонником Юстиниана, Лев возвысился, когда его покровитель вернулся в Константинополь.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Есть люди, читая биографию которых не перестаешь удивляться, сколько всяких невероятных и удивительных событий было в их жизни. Одним из таких людей был сын словацкого дворянина и венгерской графини, борец за свободу и самозваный король, авантюрист и искатель приключений Мориц Август Беньовский (Móric August Beňovský). Он прожил короткую, но такую яркую и насыщенную жизнь, что она своими удивительными приключениями и поворотами судьбы напоминает жизнь литературных героев романов Александра Дюма и Фенимора Купера. Всего за сорок лет, отмерянных для него судьбой, ему довелось столько всего сделать, увидеть и пережить, что этого с лихвой хватило бы на двадцать других жизней. Хорошее представление об этом человеке дает характеристика генерал-прокурора Сената князя Вяземского, которую тот дал Беньовскому после его отправки на Камчатку: «Беньовского во время заарестования в Петербурге сам я видел человеком, которому жить или умереть все едино».

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Последние годы жизни Василия Васильевича Верещагина отмечены отчаянной и безуспешной попыткой добиться у официальных властей гарантий на продолжение «наполеоновской» серии картин; поездкой в экзотическую Японию, открывшую для миллионов почитателей новую, неожиданную грань его художественного таланта; очередным разочарованием в способности высших военных российских чинов грамотно и достойно вести войну. И, наконец, трагической гибелью на ходовом мостике броненосца
    «Петропавловск»...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • В журнале «Известия Академии Наук СССР» за 1965 год (том 163, №4, стр. 891-854) была опубликована статья под названием «Некоторые соотношения между физическими константами». Имя автора — Роберто Орос ди Бартини — ничего не говорило читателям этого специализированного физического журнала. Содержание статьи вызвало неоднозначную реакцию в академической среде, а история ее опубликования носит почти детективный характер.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Едва ли в русской истории можно найти другого государственного деятеля, получившего столь противоречивые оценки. В значительной степени XVI в. можно назвать эпохой Ивана Грозного.
    Русский публицист XIX в. Н.К. Михайловский справедливо писал, что «при чтении литературы, посвященной Грозному, выходит такая длинная галерея его портретов, что прогулка по ней в конце концов утомляет. Одни и те же внешние черты, одни и те же рамки и при всем том совершенно-таки разные лица: то падший ангел, то просто злодей, то возвышенный и проницательный ум, то ограниченный человек, то самостоятельный деятель, сознательно и систематически преследующий великие цели, то какая-то утлая ладья «без руля и ветрил», то личность, недосягаемо высоко стоящая над всей Русью, то, напротив, низменная натура, чуждая лучшим стремлениям своего времени».

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • 7 июля «Св. Петр и Павел» подошел к побережью Японии. Япония в те годы, после недавнего восстания христиан и гражданской войны, была наглухо закрыта для посещений любых иностранцев, кроме подданных Голландии, через которых и проходила вся торговля и сношения с остальным миром. По утверждению американского исследователя Дональда Кина, изучившего японские документы тех лет, судно бунтовщиков подошло к юго-восточной части Японии, к провинции Ава на острове Сикоку.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Величайший триумф небесной механики, каковым стало открытие Нептуна, неразрывно связан с именем Леверье.
    Однако историки науки часто умалчивают о том, что научная деятельность Урбена Леверье не всегда была столь безупречно успешной.
    История с открытием Нептуна, являясь самым ярким событием в жизни ученого, имеет и свое не столь триумфальное продолжение.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • ...Мы видели, как Петр заботливо охранял достоинство русской национальности, как высоко держал ее знамя, как, привлекая отовсюду полезных иностранцев, не давал им первых мест, которые принадлежали русским. Петр оставил судьбу России в русских руках. Чтобы такой порядок вещей продолжался, нельзя было ограничиться одним физическим исключением иностранцев; для этого нужно было поступать так, как учил Петр Великий: не складывать рук, не засыпать, постоянно упражнять свои силы, сохранять старых людей способных и продолжать непрестанную гоньбу за новыми способностями... Но что всего хуже, русские люди, оставленные Петром наверху, начинают усобицу, начинают истреблять друг друга... Ряды разредели, на Салтыковых и Черкасских не было благословения Петра Великого, и на праздные места выступают таланты, защищенные также преобразователем, но иностранцы — Остерман и Миних. Можно было помириться с возвышением этих иностранцев, очень даровитых и усыновивших себя России... но нельзя было помириться с теми условиями, которые их подняли и упрочили их значение: перед ними стоял фаворит обер-камергер граф Бирон, служивший связью между иностранцами и верховною властию.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • «От Сан-Франциско до Гонконга» — так называются путевые наброски некоего В.Верещагина, опубликованные в февральском и мартовском номерах журнала «Русская мысль» за 1886 год. В них подробно рассказывается о морском путешествии автора в сентябре — декабре 1884 года из Америки в Японию и Китай. Об этих очерках все исследователи творчества Верещагина упорно умалчивают, принимая в качестве аксиомы утверждение: Верещагин бывал в Японии однажды в 1903 году. Однако в последнее время многие устои биографии Василия Верещагина рушатся под напором ранее не обсуждавшихся фактов, и эти наброски, возможно, помогут пролить свет на самый загадочный и мало исследованный период жизни художника...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Цезарь был не только волевым и амбициозным деятелем, мастером военного дела и политических интриг, но также и великим оратором, имеющим большой дар убеждения. Многие речи и распоряжения Цезаря сохранились в его мемуарных «Записках» и трудах античных авторов, а также в эпиграфических надписях, обнаруженных археологическим путем. Ниже приведены некоторые исторические документы, благодаря которым современный читатель может судить о Цезаре по его собственным словам.