Мифы харьковских катакомб

Втр, 01/06/2015 - 18:47

Весной–летом 1940 года главный инженер штаба МПВО майор Грач подыскивал объекты для включения в план строительства убежищ на 1941 год. Осмотрев подвалы Успенского собора, занятого под городской радиоузел, он обратил внимание на небольшую надгробную часовню, располагавшуюся у ограды собора со стороны Уфимского переулка. Точнее — на осевший подле нее грунт. Майор был человеком дотошным (не зря же МПВО было структурой НКВД!) и в часовню заглянул. Посреди разбитого цементного пола он обнаружил вертикальный колодец, под которым на привычной глубине 5–6 метров находился «подземный ход, стены и свод которого были выложены большими и добротными красными кирпичами». Об «открытии» Грач доложил начальнику штаба МПВО майору Л. Гильману и информировал председателя горисполкома и 1-го секретаря горкома КП(б)У.
Находку обследовали. Ходов под колодцем оказалось два. Один шел строго по прямой и через 30 метров упирался в кирпичную стену. Второй уходил вправо под углом 50 градусов с уклоном вниз и уже на 8-м метре упирался в перегородку. Обе перемычки были сравнительно новыми (это определили по типу кирпича и кладки). На этом разведку участка прекратили, запланировав к оборудованию под бомбоубежище в 1941 году.

Дальнейшие коррективы в судьбу подземелий внесла Великая Отечественная война.

На 25-й день боевых действий Харьковщина оказалась в зоне досягаемости вражеской авиации. «16 июля над Харьковом появился первый немецкий самолет-разведчик. Покружил над городом и улетел. В тот же день мы обсудили мероприятия на случай бомбежки. Убежищ явно не хватало. Следовало форсировать переоборудование подвалов, но для больших масс людей недостаточно было и этого. По примеру Киева мы начали рыть щели во дворах и скверах», — вспоминал секретарь горкома В.А. Рыбалов.

Первая воздушная бомбардировка вечером 27 июля застала город врасплох. Немцев прозевали. Дежуривший по горкому партии Н.И. Клименко услыхал непривычный гул моторов, выглянул в окно и увидел 6 бомбардировщиков, летевших с северо-запада, со стороны здания Госпрома. С криком «Самолеты!» он помчался в кабинет секретаря горкома В.М. Чураева. Воздушную тревогу объявили в разгар бомбежки, но жертв и разрушений тогда не было: бомбы упали на городское кладбище на улице Пушкинской. Немцы явно метили в авиазавод, но промахнулись.

22 августа Харьков подвергся первому ночному авианалету. На этот раз целью стали жилые кварталы в центре города — попадания зажигательных бомб получили Дом Красной Армии, библиотека университета, гостиницы «Красная» и «Астория», здания по переулкам Короленко, Плетневскому, Подольскому. «31 августа девятка бомбардировщиков совершила второй ночной налет на центр Харькова. Сбросив осветительные бомбы, фашисты сделали три захода, обрушив фугаски на район городской электростанции на Красношкольной набережной. Электростанция не пострадала. Часть бомб упала рядом с ней в реку Харьков, а основная масса накрыла жилые дома на набережной, улице Руставели, в переулке Короленко и на проспекте Сталина (ныне Московский). Было разбито до двух десятков зданий и два кинотеатра. Почти вся левая сторона проспекта от площади Тевелева (ныне Конституции) до Харьковского моста была сметена бомбами: из 17 домов остались 6. Жертв оказалось много. По установившейся практике работники горкома тотчас выехали к местам бомбежки. Мне выпало ехать на проспект Сталина. Картина была жуткой. На месте небольших старинных домиков лежали бесформенные груды развалин, из которых бойцы МПВО при свете факелов извлекали изувеченные тела. Трупы укладывали здесь же, на тротуаре, а раненых грузили в машины скорой помощи. Без содрогания смотреть на происходившее было невозможно», — с горечью вспоминал В.А. Рыбалов. Стремясь использовать все возможности для защиты населения от воздушного и химического нападения, руководство города вело активный поиск новых путей и резервов. Вспомнили и о харьковских «катакомбах».

Предложения об использовании старых подземелий начали поступать еще в июле 1941 года. По мнению специалистов Горного научного инженерно-технического общества, территория плотной застройки в Кагановичском (ныне — Киевском) и Дзержинском районах была до предела покрыта асфальтом, камнем и цементом. Рыть щели было практически негде. Оставались погреба, не являвшиеся надежными и вместительными укрытиями. В отличие от них, «катакомбы представляют собою почти готовые убежища. Глубина — 7–8 метров, притом проходят они под зданиями значительной высоты. Полагаем, что такое убежище может обеспечить защиту от снаряда среднего калибра». Многим это показалось преждевременным. По признанию В.М. Чураева, инициатива не была вовремя оценена и начала реализовываться только в августе, с рядом упущений и неувязок.

10 сентября 1941 года бюро горкома КП(б)У под председательством того же Чураева констатировало: «Работа по восстановлению и оборудованию подземных ходов под бомбоубежища проходит неудовлетворительно. Кагановичский райисполком и его райкомхоз не руководят этим важным мероприятием, не обеспечили его рабочей силой, материалами, инструментом и транспортом. Также неудовлетворительно поставлены работы по дальнейшему выявлению новых точек, могущих быть использованными под бомбоубежища».

Утверждения были не голословными. В районах Ленинском (Холодная и Лысая Гора, Ивановка, Южный вокзал) и Краснозаводском (Конный рынок) подземные сооружения остались неразысканными. В Дзержинском их выявили 7, но реально оборудовали под «катакомбные убежища» только 2 (на 2 тысяч человек), которые Чураев осмотрел лично. На остальных 5-ти (на 5 тысяч) в одну смену трудилось всего 100 рабочих («Почему не 300 и не в две смены?» — резонно вопрошал Чураев). В Кагановичском районе ходов обнаружили 4 (на 5 тысяч человек): в переулке Короленко, возле аэроклуба, типографии им. Фрунзе и института микробиологии, вакцин и сывороток им. Мечникова, из которых к 10 сентября не восстановили ни одного. По словам майора Грача, там было задействовано всего 20–30 рабочих, а в переулке Короленко «работали одним ведром». Председателю Кагановичского райисполкома Самсону Кацу больше всех за эти недоработки и досталось. Завершить оборудование всех четырех ходов велено было в 10 дней — под личную ответственность Каца и секретаря райкома Бориса Коваля.

Тогда же по указанию горкома вскрыли и перегородки подземелий, обнаруженных в 1940 году у Успенского собора. Длинный ход привел в подвальное помещение Горсовета (бывшее здание Городской управы, построенное в 1885 году и реконструированное в 1931–1932 годах). За стеной второго оказался подвал винного погреба в Уфимском переулке. При дальнейшей разведке обнаружили ход, тянувшийся от собора через улицу — в сторону Дома Красной Армии. Из них в качестве убежищ использовали лишь те, что находились под зданием Горсовета: в них укрывались сотрудники и посетители, а часовня служила запасным выходом.

В дополнение к «катакомбам» в районах, имевших природные склоны, планировалось построить «5 бомбоубежищ тоннельного типа на 15–20 тыс. чел.: 2 — в Дзержинском районе (спуск Пассионарии — на 2970 чел., проспект Ленина — на 3600), 2 — в Кагановичском (Белгородский спуск — на 3400, ул. Девичья — на 2200 чел.), 1 — в Ленинском (ул. Муранова — на 2770 чел.)». Проект был затратным и требовал 1,5 миллиона рублей (вопрос об их выделении обком ставил перед ЦК и СНК Украины), 2 тысячи кубометров леса и до 1 тысячи рабочих. Лес для убежищ предполагалось доставить по железной дороге из Чугуева и Мерефы. Но к 10 сентября «районы совершенно не приступили к работам по строительству бомбоубежищ тоннельного типа, несмотря на имеющуюся возможность».

Планам этим сбыться было не суждено. Стремительно приближавшийся фронт ставил перед городскими властями новые неотложные задачи. Уже 15 сентября придется начать полномасштабную эвакуацию сельскохозяйственных и промышленных предприятий области. 19 сентября немцы займут Полтаву. А 20-го — ворвутся на территорию Харьковской области, сходу захватив райцентр Красноград. В тот день войска Харьковского гарнизона будут подняты по тревоге и займут оборону на окраинах города. Все трудоспособное население горком направит туда же — на рытье окопов и противотанковых рвов, постройку огневых точек и баррикад. Расчищать злосчастные «катакомбы» будет уже некому. А постановление Харьковского горкома КП(б)У от 10 сентября 1941 года так и останется единственным документом, свидетельствующим о попытке использования подземелий в военных целях.

Другие материалы рубрики


  • Итак, попытаемся мысленно побывать в будущем городе Гитлера, и уж конечно, не как илоты, которых решили «задавить» увиденной мощью рейха, на что планировал Гитлер. Кстати, говорят, американские небоскребы также почему-то имеют свойство «давить» на впервые попавшего в Америку…

    …Центральный ж/д вокзал должен был начинаться с юга Парадной улицы Гитлера: уже издалека был бы виден его стальной каркас, обшитый медными пластинами и выложенный стеклянными листами. Благодаря этому он мог выгодно отличаться от прочих каменных громад Берлина. Вокзал предполагал один над другим четыре уровня, соединенных эскалаторами и лифтами, и должен был превзойти нью-йоркский Гранд-Централ-Терминал.
    Выйдя с вокзала, гости государственного уровня спускались бы по широкой наружной лестнице. Подразумевалось, что они, как и выходящие из вокзала простые пассажиры, будут потрясены грандиозным зрелищем раскрывающейся перед ними панорамы Берлина и тем самым раздавлены, вернее сказать, морально убиты мощью рейха. Вокзальная площадь в 1000 метров длины и 330 метров ширины была бы, наподобие египетской дороги от Карнака до Луксора, обрамлена трофейным оружием.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Каждому времени  — свои песни, свои монументальные сооружения… Древнему Египту  — его пирамиды, на постройке которых трудились до сих пор в точности неизвестно кто; Древнему Китаю  — его Великая стена, с замурованными в нее телами ослушников, и так далее и тому подобное… Средневековые соборы, построенные на деньги сгоревших тамплиеров, рыцарские замки  — хранители злодеяний и кладов, разрушенные столь таинственным образом башни-близнецы Нью-Йорка — все это памятники своему времени. Причем они были и есть, и мы знаем, что когда-то люди имели и силы, и средства, и деньги для того, чтобы это построить.
    Но есть сооружения едва ли не столь же громадные, о которых мы знаем либо очень мало, либо… знаем практически все, но тем не менее в сталь и бетон они воплощены не были. Нам же сегодня остается лишь только гадать — а что бы это было? Одним из таких грандиозных, поражающих всякое воображение сооружений должен был стать и знаменитый Дворец Советов в Москве, который, впрочем, строить даже уже начали, но так и не сумели завершить до конца. Это было бы поистине впечатляющее сооружение, которое по своей высоте и сегодня вошло бы в шестерку самых высоких зданий мира.


  • Многие знают, как нелегко бывает подобрать плитку для ванной, особенно учитывая не только собственные желания, но имеющиеся возможности. Обращаясь к каталогам предлагаемой продукции или подбирая нужные комбинации в магазинах, многие тратят большое количество времени и средств.
    Развитие интернет маркетинга значительно упростило данную ситуацию, позволяя не только подбирать в ванную комнату плитку нужного дизайна и расцветки, но и оставлять собственные заказы. Для жителей крупных городов такой сервис очень удобен в плане экономии времени и удобства обслуживания. А практически безграничный выбор самых различных решений в подборе позволяет находить самые неожиданные решения.



  • Любая история того или иного развития события несет в себе печать своего времени, на протяжении которого оно развивалось, и это время больше никогда не повторится именно так, как это уже было раз. Вот и начало 30-х годов прошлого века ознаменовало собой целый ряд таких широко известных исторических моментов в развитии человечества. Но, заглядывая на обложку книги истории и перелистывая ее страницы, часто можно упустить из виду ее отдельные абзацы — и именно те абзацы, которые иногда раскрывают тонкости как основного, так и даже второстепенного события, существование которых теряется под толщей истории.
    Пожалуй, осталось не до конца осознанным одно такое событие, сыгравшее свою едва заметную, но вполне увесистую роль в истории всей Второй мировой войны — безумное расточительство одного технократа, сорившего как государственным бюджетом, так и миллионами человеческих жизней, тем более, что и первое, и второе для него вполне разрешала наука, а современная ему техника уже позволяла все это претворять в жизнь.
    А еще он желал, чтобы камни говорили о нем тысячелетия спустя после него. Этого не свершилось…

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Практически все батареи тяжелых 105- и 128-мм зениток были сосредоточены в ПВО Рейха, защищая от налетов авиации важнейшие промышленные предприятия и крупные города, и практически не использовались в полевых войсках ПВО.
    Вообще же система организации и подчиненности зенитных подразделений Третьего Рейха была довольно сложной. Объясняется это тем, что еще в середине 30-х годов, в самом начале зарождения Люфтваффе, его шеф — Герман Геринг — подгреб под себя все, что летает, а также почти все, что было так или иначе связано с воздухом. Именно поэтому Германия так и не обзавелась флотской авиацией, имевшейся во всех странах мира, по той же причине почти все зенитки также находились в составе Люфтваффе. До войны на территории Третьего Рейха были образованы так называемые Авиационные Округа (Luftgau-Kommando), которым принадлежала вся зенитная артиллерия.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • Начнем с того, что раньше, площадка, на которой располагается Москва-Сити находилась вне пределов города. И судя по названию соседнего района "Камушки", на этом месте добывали камень для различных нужд, в основном для строительства. До середины 50-х годов этот на этот район особо никто не обращал внимания, пока там не появилась площадка для проведения международных выставок.



  • Стихийное бедствие, обрушившееся на Японию 11 марта 2011 года, называют землетрясением Тохоку — на этот северо-восточный регион Японии пришелся самый мощный удар. Чтобы защитить Тохоку от будущих цунами, токийский архитектор Киитиро Сако разработал проект «небесной деревни», который имеет шансы на реализацию.


  • Следует отметить, что гигантомания захватила умы архитекторов всех ведущих держав тех времен. Естественно, Гитлер ревностно относился к своему лидерству в этом вопросе.
    Но, как ни странно, в долгожданном Купольном дворце своеобразно проявилась тенденция Гитлера осуществлять намеченные ранее планы без корректировки на текущий момент — если в годы его молодости это было бы самым высоким сооружением в мире, то к моменту начала осуществления своих планов Гитлер уже был далеко не лидер. Построенный еще в 1931 г. Уильямом Лэмлом небоскреб Эмпайр-Стейт-Билдинг в Нью-Йорке уже насчитывал 102 этажа и имел высоту 380 метров.
    И вот что удивительно — Гитлер на этот небоскреб вообще не ориентировался как на достойную цель, которую надо было во что бы то ни стало превзойти. Его удручало совсем иное и совсем не там! Советский Союз — вот был достойный ему конкурент для завоевания места под ярким блеском архитектуры.
    Значительно больше, чем проблемы реконструкции Берлина, Гитлера до июня 1941 г. тревожил тот факт, что И.В. Сталин собирался воздвигнуть в Москве в честь вождя революции Дворец Советов высотой более 300 метров с монументом В.И. Ленину...

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Основанная в 1985 году компания Pruszynski (Польша) начала с изготовления аксессуаров, выполненных из металла. Тогда же, переживая динамический рост, был избран план развития компания, основное направление — это выпуск материалов для кровли и фасада.
    Все годы существования компании Pruszynski основной упор всегда делался на модернизацию производства и повышение уровня квалификации работников. Эти моменты также дополнялись продуманным выбором поставщиков стального сырья от крупнейших металлургических гигантов, известных во всем мире выпуском высококачественного кровельного металла. С таким подходом можно давать гарантии на долговечность своей продукции, так как она подкреплена высоким  качеством. Благодаря этому изделия Pruszynski успешно конкурируют на рынке фасадных и кровельных материалов



  • Прежде всего вы должны понимать, что этапы строительства кровли - от каркаса крыши до установки антенн и солнечных батарей - связаны между собой. Например, от типа кровельного материала зависит конструкция стропильной системы и кровельного пирога. Гидроизоляционным слоем некоторые пренебрегают, а ведь он обеспечивает микроклимат в вашем доме и влияет на здоровье живущих в нем людей. Стоит утеплять чердак или нет? Паши предки не считали нужным тратиться на нежилые помещения, однако современные технологии рекомендуют их утепление. Почему?
    Давайте коснемся всех этапов работ, остановимся на самых типичных огрехах, которые допускаются при строительстве.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3