Моббинг

Втр, 09/10/2013 - 20:56

Если вы стали жертвой моббинга

Прежде всего, не соблазняйтесь на необоснованные советы типа «если на вас направлен моббинг, то вы сами тут ни при чем». Да, само явление чаще всего спровоцировано проблемами руководства компании. Но почему агрессия толпы оказалась направлена именно на вас? Самоедством заниматься тут, конечно, не нужно, но некоторый анализ ситуации, окружения и собственной личности (может быть, с помощью специалиста) провести будет полезно. Потому что если даже вы будете вынуждены сменить работу — не окажется ли, что и на новом месте вы спровоцируете в свой адрес такую же агрессию?

Стремитесь в своей области быть безусловным профессионалом, а также иметь четкое представление о ваших непосредственных рабочих обязанностях. И, разумеется, эти обязанности выполнять. Тогда вас хотя бы не смогут обвинить в упущениях профессионального характера.

Не стремитесь сразу навязывать свое эмоциональное расположение, ввязываться во внутренние разборки или привлекать излишнее внимание экстравагантным поведением и т.п. Хотя бы на первых порах, придя на новую работу, общайтесь с коллективом как можно более ровно и формально вежливо. А если вам уж больно необходимо внимание со стороны — найдите пока способ реализовать эту потребность вне вашего рабочего места; разумеется, если вы этим местом дорожите.

А главное — не прекращайте постоянно наблюдать за тем, что происходит на вашей работе вообще и вокруг вас в частности. При желании вы всегда можете увидеть и услышать чуть больше, если научитесь не столько говорить, сколько молча наблюдать и анализировать полученные сведения. То есть выходит, что человеку с интеллектом, да еще такому, который умеет этим интеллектом пользоваться, стать жертвой моббинга практически не грозит? Возможно, но не гарантировано.

Что ощущают жертвы моббинга?
Самосознание человека, попавшего в подобную ситуацию и не умеющего постоять за себя, постоянно подвергается давлению и, как следствие, возможно возникновение комплекса неполноценности, если нападки упорно не прекращаются или человек не увольняется. Жертва начинает ощущать неуверенность, сомнение в своих силах и способностях, боится оказаться в неприятной ситуации. Ей все время кажется, что коллеги и даже домочадцы (!) пытаются унизить ее, доказать ненужность и бесполезность ее существования. Все чаще человек думает: «Со мной что-то не так, раз я заслужил подобное обращение». К тому же появляется страх: «Если я уйду с этой работы, то не смогу найти другую» или «я ни у кого не вызываю симпатии». Многие жертвы моббинга, подолгу находящиеся в стрессовой ситуации, начинают видеть врагов и обидчиков практически на каждом шагу. И чтобы защитить себя от нападок и грубостей, они сами начинают грубить, даже людям, не участвующим в травле, приобретая тем самым все большее число недоброжелателей. Все это напоминает снежный ком.

Детки в клетке

Увы, но моббингу подвергаются некрасивые дети с дефектами лица, зрения, слуха, очень высокие или очень маленькие, имеющие дефекты движения, речи и пр. Эти ребята, которые толще или худее, слабее, впечатлительнее, чем остальные, обращают на себя внимание своим поведением или физическими особенностями. Многим детям сразу ставят клеймо: «не наш», так как он недостаточно знает язык, на котором говорят его соотечественники, имеет акцент, путает слова, одевается не так как все, носит не ту обувь, не те джинсы, у него не такая прическа, не ту музыку слушает, не о том разговаривает и пр. Особенно страдают «звездные дети», в семьях их «ставили на пьедестал», холили, лелеяли, а при попадании в жестокую среду своих одноклассников они подвергаются унижениям и издевательствам. Пребывание в недружественной среде, невозможность постоять за себя и защититься, а отсюда беспомощность, которую одноклассники используют для насмешек и издевательств, — это серьезная проблема и для детей, и для родителей. Насмешки над физическими недостатками, изоляция, отвержение, поддразнивание, толкание (дети особенно любят поддевать другого плечом, делая это вроде бы походя, вроде незаметно, но обижаемый ребенок всегда чувствует, что это делается специально), высмеивание одежды, акцента и пр. Моббинг может начаться и против ребенка (чаще подростка), который в середине года переводится в другую школу и попадает в устоявшийся коллектив.

В некоторых странах с моббингом в школе борются на государственном уровне. В частности, в Швеции впервые состоялся конгресс, рассмотревший эту проблему. На конгрессе были оглашены данные о том, что моббингу подвергаются почти 10 процентов шведских школьников. Шведские специалисты задумались, что же можно предпринять. Вот их предложения:

— учителя во время перемен должны внимательно следить за обстановкой на школьном дворе, чтобы вовремя вмешаться;
— в классах должны быть разработаны обязательные для всех учеников правила, как вести себя при общении друг с другом;
— в случае моббинга должна быть проведена беседа как с жертвой, так и с виновниками; для этого должны быть привлечены родители и ученики, не замешанные в моббинге.
Моббинг для ребенка, особенно ученика младших классов, — это постоянный стресс, приводящий к нервным заболеваниям. У детей, так же как и у взрослых, может возникнуть синдром «burn-out», когда наступает физическое и эмоциональное истощение, приводящее к различным соматическим заболеваниям. Причем эти болезни развиваются не сразу. Вначале переживания ребенка (постоянно действующие микрострессы) какое-то время не приводят к явно выраженным нарушениям здоровья, однако они накапливаются и проявляются, на первый взгляд, совершенно неожиданно в серьезных нервных срывах. В этих ситуациях очень важны доверительные отношения ребенка с родителями, ведь зачастую ребенок сам не может разобраться в сложных отношениях с одноклассниками, не чувствует, кто является зачинщиком моббинга, а кто исполнителем. Если ребенок не просит родителей вмешаться в ситуацию, а считает, что сам может разобраться, то не следует на него давить, ходить с жалобами к учителям, выводить всех на чистую воду. Следует ненавязчиво расспрашивать ребенка, быть в курсе его дел и, как говорится, «держать руку на пульсе». В то же время чрезмерное вмешательство и излишняя опека, особенно над подростком, может привести к самым неблагоприятным последствиям. Если родители видят, что ситуация с моббингом их ребенка зашла в тупик, следует незамедлительно переводить свое чадо в другую школу.

Антимоббинговый ответ

Масштабы психологического террора просто огромны. С моббингом может встретиться каждый. В Германии 10% всех школьников страдают от моббинга, как утверждает подростковый психиатр из гамбургской Университетской клиники Эппендорф, профессор Михаэль Шульте-Маркворт. Причем каждая четвертая жертва моббинга страдает от террора соучеников на протяжении более пяти месяцев, а некоторые — годы. Однако точных цифр, сколько именно детей страдают в школах, у скольких взрослых на всю жизнь остались в душе шрамы обид, назвать не сможет никто. Как ни странно, но издавна так повелось, что школа и моббинг стали понятиями почти неразделимыми. Нет, наверное, ни одной школы, где не было бы моббинга в той или иной форме. Насмешки, колкости, «подколки» время от времени «проскакивают» даже в самом сплоченном детском или подростковом коллективе. Однако несмотря на то, что явление это повсеместное, эскалирует ситуация не везде. И, как правило, то, как будут развиваться отношения между учениками в школе, во многом зависит от учителей, от их отношения к проблеме моббинга.

Некоторые дети подвергаются психологическому террору в школе на протяжении нескольких лет и зачастую остаются со своей бедой один на один. Почему молчат учителя? Что можно сделать?

«...Они терроризировали нас обоих разными способами: кидали в нас камни или еду, обворовывали, ломали наши вещи, проходя мимо, били локтем в ребра, оскорбляли, распространяли о нас разные слухи и так далее...»
«...Даже после школы у меня в голове все еще раздавались голоса моих обидчиков. Однажды я увидел в моей комнате нож для обрезания ковровых покрытий и начал резать себе руки. Боль принесла облегчение, расслабление... Через день в автобусе мне подсунули настоящий нож с «дружеской» запиской, в которой стояло, что в следующий раз я должен сделать все правильно...»

Это лишь два примера страданий школьников, ставших жертвами моббинга. На сайте www.schueler-gegen-mobbing.de таких множество. Истории детей, подростков, уже взрослых людей с объединяющей общей темой — моббинг в школе. Рассказанные самими жертвами моббинга — с желанием поделиться своей бедой, дать на собственном примере совет, как пережить и как бороться с этим страшным явлением, которое может искалечить жизнь и сломать судьбу. Создатель сайта испытал все ужасы моббинга на себе. 15-летний житель Гамбурга Александр Хемкер пять лет сносил насмешки, угрозы и издевательства своих одноклассников. Они портили его учебники, воровали домашние задания, выставляли его фотографии в Интернете, обзывали различными обидными словами, угрожали. А взрослые? В школе к проблемам Александра никто не отнесся серьезно — ни классный руководитель, ни школьная администрация, ни другие учителя, к которым родители мальчика обращались за поддержкой. Выход был только один — сменить школу. В новом классе отношения складывались совершенно по новым правилам — без унижений и оскорблений. Но Александр не забыл те мучительные пять лет. Он не промолчал и не спрятал стыдливо глаза. Подросток сам заговорил о моббинге, он вынес эту тему на обсуждение в Интернет, создав свой сайт «Школьники против моббинга».

На форуме «Schüler gegen Mobbing» эта тема как-то сама собой стала одной из главных. «Учителя в переносном смысле являются соучастниками...», «Учителя зачастую сами не знают, что предпринять против моббинга. Поэтому они стараются его не замечать...» И не замечают, и попустительствуют или же действительно становятся соучастниками, добавляя к террору соучеников еще и «прелести» учительского прессинга.

К сожалению, такая реакция преподавателей далеко не редкость. И причин тут множество. Переполненные классы, незнание отношений в классе, особенно со стороны учителей, преподающих какой-либо предмет лишь раз или два в неделю, загруженность работой, равнодушие и, в конце концов, просто незнание, с какой стороны вообще подойти к этой проблеме.

Другие материалы рубрики


  • ...Рассмотрим человека, чьи субъективные вероятности для всех возможных результатов подбрасывания монеты отражают ошибку игрока в казино. Этот человек будет уверен в том, что вероятность появления решки при каждом конкретном подбрасывании увеличивается с числом последовательно выпавших орлов, которые предшествовали этому подбрасыванию Суждения такого человека могут быть внутренне, или субъективно, последовательными и поэтому приемлемыми как адекватные субъективные вероятности. Однако эти вероятности не будут совместимы с тем фактом, что у монеты нет памяти, и поэтому монета не способна производить последовательные зависимости в соответствии с законом больших чисел...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Панические атаки — это довольно распространённое психологическое отклонение, хотя и стоящее в психиатрии немного в стороне от других проблем. По статистике приступ необоснованной паники хотя бы раз испытывал каждый человек, а у 6-7% населения такое состояние повторилось и впоследствии стало возникать регулярно. Существуют общие и индивидуальные симптомы проявления панических атак. Однако их выявление у больного имеет смысл только после того, как он понял, что с ним происходит.



  • ...Очень интересно, отметить, что этот закон перекликается с другим неписаным законом:
    «Нет ничего тайного, что со временем не стало известным». (Взято из Евангелия — Мар.4:22. Прим.ред.)
    Замечено, что справедливость закона Мерфи возрастает с приобретением жизненного опыта, особенно это заметно после 50...60 лет.
    Конечно, не всем людям нравится закон Мерфи. Это объясняет своим парадоксом Силвермен:
    Если с законом Мерфи может произойти что-либо плохое, оно непременно произойдет.
    «...Небольшое количество людей выражает протест против Закона Мерфи, мотивируя это тем что он противоречит общей вере в позитивное мышление. Мы же считаем, что любое подобное отождествление Закона Мерфи с пессимизмом и негативностью в лучшем случае недальновидно, а в худшем (т.е. вероятнее всего) — симптомом глубоко укоренившегося недоразумения...».

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...Хроническая активация стрессовой реакции может иметь неблагоприятные последствия для здоровья. Если глюкоза постоянно мобилизуется, вместо того, чтобы запасаться, то здоровые ткани атрофируются, и наступает истощение. Сердечно-сосудистые изменения со временем приводят к гипертензии (стойкому повышению кровяного давления), что плохо сказывается на сердце, кровеносных сосудах и почках. Кроме того, когда анаболические («строительные») процессы без конца откладываются, организм расплачивается нарушением восстановления тканей, снижением плодовитости, ослаблением функций иммунной системы и повышением вероятности развития язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки. Постоянная активация ответа организма на стресс может быть вредна, хотя мало кто проживет долго, если не способен к этой реакции...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • ...Интересной особенностью психических нарушений у лиц, страдающих неврозом навязчивости, является то, что во всем прочем эти больные — вполне разумные люди. Более того, они отдают себе отчет в абсурдности поведения, связанного с навязчивыми мыслями, и все-таки не могут самостоятельно подавить их. В результате невроз навязчивости причиняет немало страданий. Если симптомы заболевания выражены в тяжелой степени, больной нередко выглядит нелепо. Возможно, отчасти из-за того, что больные понимают бессмысленность своих ритуальных действий и навязчивых мыслей, они могут долго скрывать их и, стремясь производить впечатление нормальных, совершают такие действия лишь в одиночестве и избегают ситуаций, в которых окружающие могли бы обнаружить их странные “зависания”. Как правило, симптомы заболевания скрываются годами и больной обращается за помощью только тогда, когда утаить свое состояние уже нельзя, так как из-за него он вынужден пренебрегать школой или работой и общественными обязанностями...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4