Монгольское вторжение в Европу

Ср, 11/12/2014 - 00:50

РАЗНЫЕ ТАКТИКИ

Венгерская армия добралась до реки Шайо и начала возводить укрепленный лагерь, не зная, что монголы уже находятся на противоположном берегу.

Субэдэй спланировал поход отдельными колоннами, используя монгольскую тактику «наступление раздельное, атака объединенная». Высокая подвижность монгольских войск позволила ему объединять свои колонны каждый раз, когда возникала серьезная угроза, а сеть агентов снабжала его точной информацией о любом маневре противника. После того, как 50-тысячная армия Субэдэя разграбила большую часть Венгрии и предместья Пешта, и стало известно о прибытии короля Белы, Субэдэй начал свое тщательно продуманное отступление. Во время этого тактического массированного отхода монгольские разведчики остались между своим командующим и Пештом и сообщали ему о всех действиях Белы.

Не зная о том, в какой тяжелой ситуации оказался герцог Генрих, Бела повел свою армию на север. В течение семи дней он двигался форсированным маршем, отбивая спорадические атаки монгольских отрядов. Монголы теперь объединили свои войска, состоявшие практически полностью из конницы, и командовал ими опытный полководец. В отличие от них, основу армии Белы составляли рыцари, которые подчинялись соответствующему феодалу; а не главнокомандующему. Линия формировалась из боевых подразделений различных численности, состава и национальности.

Монгольская армия подразделялась на десятки, сотни, тысячи и войсковые единицы, известные как тумены - по 10 000 человек. В каждом из них действовала жесткая дисциплина, и они четко следовали приказам, которые па поле боя передавались с помощью системы сигналов флажками. Основное монгольское боевое подразделение - джагун -объединяло легкую и тяжелую конницу.

Столкновение концепций

В соответствии с европейской военной традицией рыцари были обучены ведению ближнего боя с копьем и мечом в качестве тяжелой конницы и в минимальной степени взаимодействовали с пехотой или легкой кавалерией. В отличие от них монголы практиковали быстрый маневр, выпуская издалека стрелы в противника и избегая контакта с ним до тех пор, пока он не понесет большие потери под дождем стрел. Предстоявшая битва должна была стать столкновением различных концепций ведения боя.

10 апреля венгерская армия достигла южного берега поднявшейся реки Шайо в районе города Мохи. И вновь венгры недооценили противника. Хотя Батый оставался номинальным командующим, реальное руководство войсками находилось в руках опытного стратега Субэдэя,Оба фланга монгольской армии были прикрыты, и монголы смогли диктовать противнику свои условия развертывания на поле битвы. Король Бела оказался в изоляции. Отступление продолжалось в течение нескольких дней до тех пор, пока войска Белы не достигли местности, которую монголы посчитали наиболее для себя выгодной. Фридрих II уже вернулся в Вену, полагая, что монголы напуганы, и, тем самым, его цель достигнута.
Венгры расположились на южном берегу реки Шайо, разбив укрепленный лагерь, который был переполнен людьми. Его окружали фургоны, соединенные между собой тяжелыми цепями. Однако воины Белы были приучены размещаться в небольших лагерях, рассчитанных на компактные отряды, а не на одной большой стоянке, которая ограничивала их маневренность. Они также не знали, что их противник - основные силы монгольской армии - располагался непосредственно напротив венгерского лагеря на северном берегу реки Шайо, скрытый густым лесом.

Сильные монгольские позиции

Позиции Субэдэя были очень сильными, их прикрывали леса, а находившиеся восточнее лагеря Белы болога значительно затрудняли продвижение тяжеловооруженных рыцарей. Незадолго до сражения к Батыю и Субэдэю присоединился пришедший с восточного берега Дуная Кадан. Его войска огнем и мечом проложили себе дорогу через Молдавию, Буковину и Трансильванию.

В нескольких километрах от лагеря находился огромный каменный мост длиной по меньшей мере в 200 метров. Пересечь Шайо можно было только по нему - по крайней мере, так думал король Бела. Когда стемнело, в лагере венгров появился беглый монгольский раб, который рассказал им, что ночью монголы атакуют мост. Брат короля -герцог Коломан Славонский, архиепископ Угрин Чак и командующий войсками тамплиеров Рембольда Вочона со своими войсками выдвинулись к мосту, чтобы встретить там врага.

Ложное отступление

Заметив монгольский авангард, уже пересекающий мост, венгры выдвинули вперед своих арбалетчиков, надеясь, что они смогут остановить вражеских всадников. После того, когда монголы отступили, Коломан оставил отряд охранять мост и вернулся в главный лагерь, где сообщил - и в этом он был полностью уверен - о своей победе. Венгры все еще не понимали, что основные силы противника находятся за рекой, и что Субэдэй надеялся выманить венгров за мост ложным отступлением, Коломан и его воины вернулись на мост.

Скорость, опыт и военная хитрость

Батый и Субэдэй понимали, что им необходимо было уничтожить противника до того, как король Бела обнаружит, что остался совершенно один, и, отступив за Дунай, разместит свои войска, опираясь на крепости Западной Венгрии. В отличие от европейских рыцарей, для которых честь и личные заслуги были не менее важны, чем победа, монголы стремились лишь к разгрому противника. Они уступали неприятелю в численности и находились в тысяче километров от дома - им оставалось только либо погибнуть, либо разгромить врага как можно быстрее и с минимальными для себя потерями. Поэтому их тактика была направлена на то, чтобы любой ценой одержать победу. Они полагались на скорость, опыт и военную хитрость, стремясь обмануть, а зачем и уничтожить врага.

Монголы решили разделить свои войска. Всего через один день после того, как голова герцога Генриха была выставлена на поле битвы при Лигнице, Шебан был отправлен на север с приказом форсировать реку и атаковать с тыла охранявший мост отряд. Между тем другой отряд под началом Субэдэя двинулся на юг, чтобы перейти Шайо по другому мосту, в то время как войска Батыя сковали венгров в районе моста у Мохи. Однако оказалось, что мост на юге разрушен, и из-за этого Субэдэй несколько задержался, поскольку монгольским воинам срочно пришлось его восстанавливать.

Атака на мост через Шайо

Когда оба фланговых маневра уже шли полным ходом, Батый начал наступление на отряд, который Коломан оставил, чтобы охранять мост. Первую атаку венгерский гарнизон отбил, и дико оравшие монголы исчезли в темноте.
Войска во главе с Коломаном и Игрином Чаком предприняли совместную контратаку. Однако, поняв, что монгольские войска значительно сильнее, чем они ожидали, они вернулись в лагерь, где с большим удивлением обнаружили, что король Бела все еще не подготовился к сражению. Архиепископ публично отчитал короля, и вскоре армия начала развертываться в боевые порядки перед монгольскими войсками.

Между тем, находившиеся на мосту венгры продолжали наступление, поддавшись на уловку монголов и не догадываясь о том, что противник уже приближался к их флангам.

Вторая атака монголов на мост была намного сильнее. Они использовали катапульты и требушеты, метавшие зажигательные снаряды в обороняющиеся войска, для которых подобное оружие было в новинку. Венгерские арбалетчики были оттеснены от моста, и катапульты продолжили обстрел отступающих войск, под прикрытием которого легкая кавалерия Батыя прошла через мост.

В ПЫЛУ СРАЖЕНИЯ

Венгры близки к победе, но в тот момент, когда Батый оказывается на грани поражения, в бой вступают два монгольских фланговых отряда.

К тому времени, когда армия Белы наконец завершила подготовку к сражению, войска Субэдэя уже пересекли быструю реку по временному мосту. Теперь они двигались по узкому полуострову между восточным берегом реки и болотом. Он был всего в два километра шириной, и его, возможно, прикрывали войска Белы, хотя они и развертывались фронтом в другом направлении. Монголы, которые могли покрывать до 70 км в день, легко преодолели это расстояние.
Два войска - армия Белы и отряд Батыя - сошлись в отчаянной битве.
Монголы Батыя уступали противнику в численности, а за спиной у них была река Шайо. Им оставалось лишь надеяться, что вскоре появится Субэдэй.

Монголы несут большие потери

Венгры имели явное преимущество: их арбалетчики сумели в течение первых двух часов сражения нанести монголам большой урон. Спасти монгольского легкого всадника могла только его скорость. Воины Батыя не носили другого защитного вооружения кроме открытого металлического шлема и шелковой рубашки под халатом, ткань которой при попадании стрела увлекала за собой, что позволяло извлечь ее, не повреждая сильно тело. Однако арбалеты били с близкого расстояния, и монгольские легкие всадники оказались чрезвычайно уязвимы для их стрел. Даже гибкий ламеллярный доспех тяжелых всадников не обеспечивал надежную защиту от арбалетных болтов.

Батый сражался, не подпуская противника к мосту, и отчаянно ожидал поддержки. Он уже потерял 30 из своих тяжеловооруженных телохранителей и одного из заместителей. Батый был буквально на грани поражения, когда показались два фланговых отряда Субэдэя и Шебана.

Оказавшаяся в окружении армия Белы в панике обратилась в бегство, стремясь как можно скорее добраться до лагеря, вместо того, чтобы нанести удар по центру Батыя перед мостом, где его силы были в значительной степени подорваны атакой венгров. В этот момент было примерно 07:00.

План Субэдэя

Субэдэй не хотел вступать в генеральное сражение, в котором его коннице пришлось бы столкнуться лоб в лоб с венгерскими арбалетчиками, которых поддерживали тяжеловооруженные рыцари. Вместо этого он разработал другой план. Бой барабанов и сигналы флагами из штаб-квартиры Субэдэя теперь передавали его приказы монгольским войскам, которые окружали венгров. Степные воины были обучены сохранять на позициях полную тишину, чтобы лучше слышать приказы и четче их исполнять. Монголы окружили хорошо укрепленный вражеский лагерь, подтянули катапульты и начали метать в противника камни, емкости с горящей смолой, зажигательной смесью и токсичными веществами, в то время как лучники обрушили на головы венгров дождь из стрел. «Громоподобные взрывы» убивали и ослепляли обороняющихся, а разрывавшиеся бомбы наносили им огромный урон.

В течение дня войска Белы предприняли серию вылазок, тщетно пытаясь прорваться. Затем дым и огонь заставили их покинуть лагерь, в результате чего они оказались окружены толпами яростно оравших монголов. Однако на одном участке Субэдэй не поставил своих воинов.

Ловушка Субэдэя

Этот участок находился прямо на дороге, которая вела к венгерской столице Пешт, и воины Белы сделали отчаянный рывок в этом направлении. Паника усилилась, когда конные и пешие воины устремились к монгольскому "золотому мосту", смешав ряды и побросав оружие и снаряжение, чтобы было легче бежать. Тысячи воинов бросились к Пешту, в лагере осталось множество мечей, копий и щитов.

Вскоре тщательно подготовленная ловушка должна была захлопнуться. Монголы разместили своих всадников вне видимости противника, и именно они загнали обратившихся в бегство венгерских рыцарей в находившиеся недалеко от места сражения трясины и болота. Боевым коням с тяжеловооруженными рыцарями было очень трудно двигаться по набухшей от воды земле. Тяжелая пехота также оказалась в сложном положении. Современник этих событий вспоминал: "Мертвые падали направо и налево, как листья зимой, тела этих убитых несчастных воинов усыпали всю дорогу".

Бойня продолжалась в течение еще многих дней, пока последние оставшиеся в лагере всадники не были убиты. Венгры потеряли убитыми и ранеными примерно 90 % своей 50-тысячной армии. Силы венгерского дворянства были подорваны.

Окончательная победа монголов

Монголы, в отличие от их противника, потеряли не больше 3-5 тысяч человек из своих 50 тысяч. Столь невысокие потери стали возможны благодаря изобретательности Субэдэя - его воины восстановили мост и своевременно прибыли к месту боя, а затем он расставил для противника ловушку, вместо того, чтобы рискнуть и вступить во встречное генеральное
сражение с превосходящими силами венгров. Субэдэй добился полной победы и уничтожил армии Польши и Венгрии, тщательно координируя действия своих войск, которые разделяли сотни километров. Для короля Белы IV все не закончилось этим поражением.

Каждый, кто выходил против монголов с оружием на поле боя и терпел поражение, не мог рассчитывать на милосердие. Врагу везло, если он находил смерть в битве - это избавляло его от жестоких пыток, которым он подвергся бы позднее. Если неприятель отступал, особые отряды монголов получали приказ догнать и захватить его командующих - особенно если в их жилах текла королевская кровь. Короля Белу и его свиту монголы преследовали до Далмации на восточном побережье Адриатического моря. Им удалось ускользнуть от их погони лишь после того, как пришло известие о смерти великого хана Угэдэя, и монголы повернули назад, чтобы вернуться на родину.

За собой монголы оставили опустошенные земли. Как записал баварский хронист: "В том году королевство Венгрия, которое существовало в течение предыдущих 350 лет, было уничтожено татарами".

МОНГОЛЫ УХОДЯТ ИЗ ЕВРОПЫ

МОНГОЛЫ НЕ ЗАХОТЕЛИ СРАЖАТЬСЯ в гористом ландшафте Балкан и вернулись в местность, находившуюся к востоку от Дуная, и в течение следующих девяти месяцев грабили Венгрию. Монголы окружали деревни, вынуждая их жителей бежать в города. Когда города оказывались переполнены беженцами, монголы начинали морить их голодом. Иногда они даже возводили вокруг города деревянную стену, чтобы его гарантированно никто не смог покинуть. Пешт был сожжен дотла на Рождество 1241 года.

Разгромив европейских рыцарей и при Лигнице, и на реке Шайо, отряды монголов проникли в Австрию, где император Фридрих, наконец, понял, насколько опасна надвигавшаяся на Вену угроза, и обратился к монархам Европы за помощью. Но даже череда побед монголов над булгарами, русскими, венграми, немцами и поляками не взволновала старую Европу.
Германию и Италию заботили выборы нового Папы Римского, а Тевтонский орден сосредоточился на злополучном вторжении в Россию, которое было столь успешно отбито Александром Невским. Франция, Испания и Англия, которые от монголов отделяли несколько сотен километров, не обращали на них внимания. Европа была на грани катастрофы, но совершенно этого не понимала.

Однако внезапно монгольские армии начали отходить из Венгрии и Западной Европы, разрушая все, что они не могли увезти с собой. Возможно, решение монголов оставить Европу основывалось на том, что грабить китайцев им было значительно выгоднее, чем разорять Европу. По другой версии они остановились за Дунаем, потому что именно здесь кончалась «евразийская степь». Знаменитые преимущества монголов в скорости передвижения, маневренности и внезапности оказались бы утрачены, если им пришлось двигаться через леса.
При этом у них неизбежно возникли бы серьезные трудности с прокормом огромного количества лошадей в местности, где отсутствовали большие пастбища.

Однако наиболее вероятной причиной внезапного ухода Субэдея и монгольских армий обратно в свою столицу Каракорум стала смерть хана Угэдэя 11 декабря 1241 года. Он официально не назначил преемника, и это означало, что должны были состояться новые выборы великого хана. Известия об этом достигли монгольских
войск в Европе примерно через шесть недель, и внуки Чингисхана помчались домой, чтобы предъявить свои права на престол великих ханов.
Венгрия, которая во время монгольского вторжения потеряла четвертую часть своего населения, наконец смогла вздохнуть с облегчением. После сражения на реке Шайо преследуемый монголами король Бела бежал в Далмацию. Во время его отсутствия королевство Венгрия на целых 12 месяцев практически прекратило свое существование. Вернувшись, король начал восстанавливать свое государство.

В конечном счете хан Батый остановился в месте, которое находится недалеко от современной Астрахани, где приступил к укреплению своей власти на завоеванных им землях, создавай собственное государство, независимое от остальной части монгольской империи. Это государственное образование, которое стало известно как Золотая Орда, в течение следующих нескольких столетий безраздельно правило Русью и бескрайными южными степями.

Другие материалы рубрики


  • История крестовых походов ассоциируется у большинства людей с борьбой европейских рыцарей за «Гроб Господень», то есть за Иерусалим. Но не менее захватывающие события происходили и после утраты крестоносцами последних крепостей в Палестине и на Леванте. В Северной Европе действовал рыцарский Орден Святой Марии Тевтонской, который боролся с последними языческими государствами Европы, а заодно и пытался захватить владения Польши и Новгородского княжества. Другим театром военных действий крестоносцев с иноверцами были Балканы. «Сарацинами» XIV века были турки-османы, которые стремительно расширяли свои владения в Европе и Азии.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Понятие «Столетняя война» было придумано историками в XIX в. Тогда же были определены и хронологические рамки 1337 — 1453 гг., когда затяжной конфликт между двумя могущественными королевствами Западной Европы принял особенно интенсивный характер. Между тем это название довольно условно. Войну вполне можно назвать по крайней мере Трехсотлетней. Корни конфликта восходят к временам норманнского завоевания Англии (1066 г.)., а постоянные столкновения между двумя королями за владения на континенте не прекращались со второй половины XII в. Условность термина выявляется особенно ярко, если учесть, что в период 1337-1453 гг. неоднократно заключались перемирия.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Египет — страна богатая, но мобилизовать для военной службы крестьян-феллахов или торговцев с базаров было более чем проблематично. Они платили налоги в казну султану и не хотели воевать. Поэтому правительство Египта покупало в рабство юношей и, обучив их военному искусству, использовало их для военной службы. Так как эти рабы принадлежали государству, их называли мамлюками (государственными рабами). При этом экономическое и социальное положение мамлюков было неизмеримо выше, чем свободных налогоплательщиков. Они были хорошо организованной, сплоченной и единственно реальной силой в стране. Мамлюки побеждали врагов ислама — крестоносцев, и именно они заставили Людовика IX сдаться на милость победителя.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • В 1253 г. на извилистых берегах верховьев реки Онон состоялся курултай монгольского народа-войска. Было принято стратегическое решение завершить войну в Китае, для чего был назначен царевич Хубилай, и освободить от мусульман Иерусалим, что было поручено царевичу Хулагу. Странно и удивительно — но крестоносцы отнесутся к идее военного союза с монголами, как к предложению изгонять бесов с помощью сатаны. Палестинские рыцари решат, что привычное зло — меньшее зло, и помогут своим старым соседям-соперникам против новых неведомых народов, хотя и христиан. О чем со временем сильно пожалеют...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • В марте 1357 г. пленный французский король Иоанн Добрый подписал в Лондоне мирный договор, в котором были признаны все захваты Черного Принца. Но правивший страной в отсутствие отца дофин Карл и Генеральные штаты отказались признать этот документ. Несмотря на крайне тяжелое положение, лишенная короля и армии Франция не была настроена на капитуляцию. Но до национальной консолидации было еще далеко...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • ...Впервые учение, близкое катарам, было замечено в Европе в середине Х века. В далекой, окраинной стране Болгарии жил в то время поп Богомил. Лишь по хулам противников знаем мы его проповеди. Слова же его всколыхнули всю страну. Ведь Богомил рассказал людям то, что долго скрывали от них.
    Спокон веку льются кровь и слезы, и никто не объясняет, почему так беспомощен Бог. Люди книжные и попы боятся говорить, что есть два Бога: один из них добрый, другой злой. Есть Господь и есть Люцифер, оба они равны по силам. Бог сотворил душу, Люцифер  — тело. Душа ищет небо, тело  — грязь. Душа молится, тело мотовствует. Душа  — голубь, тело  — свинья...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4