Мориц Беньовский. Удивительная история прототипа Барона Мюнхаузена

Пт, 10/16/2015 - 09:12

Беньовский сообщает ссыльным план побега. Иллюстрация А.П. Боголюбова к книге «Граф Мориц Беньовский» (1894 г.)

Восточный берег Камчатки

Вид побережья Чукотского полуострова у Мечигменской губы. С рисунка Беньовского

В Казани он был гостеприимно принят местной знатью, тосковавшей, как и всюду в провинции, от серого однообразия похожих друг на друга дней. Конечно же, приезд ссыльного мятежного генерала с приятной внешностью и хорошими манерами, умевшего занимательно рассказывать о своих подвигах, стал для них настоящим праздником, глотком свежего воздуха. Интересное свидетельство, удачно дополняющее портрет Беньовского, оставил один из плененных польских конфедератов, тоже бывший в то время в Казани: «Хорошо зная химию, он подружился с местным ювелиром и так удачно повел свои дела, что нажил значительное состояние. Это был человек не только отлично воспитанный, владевший несколькими языками, но чрезвычайно сметливый и изворотливый. Генерал-губернатор полюбил его общество и часто приглашал его к своему столу».
Это свидетельство вошло в несколько учебников по истории. Беньовский рассказывает в мемуарах, что в столице казанской губернии в то время сплошь и рядом жили люди, стоявшие в оппозиции к верховной власти Екатерины II и мечтавшие поднять бунт, опираясь на местное дворянство и казанских татар.

Так ли это было на самом деле — учебники по истории умалчивают, во всяком случае, никаких других упоминаний о казанской «фронде» нет. Можно предположить, что, скорее всего, наш герой слегка приукрасил ничем интересным не отмеченное пребывание в Казани своим якобы участием в заговорщицких делах местных жителей, без колебаний посвятивших его в свои планы, «побег из Казани в связи с раскрытием заговора» звучит более привлекательно, чем просто побег из места ссылки. Ну, так или иначе, вооружившись документами и подорожной, украденными в доме приютившего их местного купца, Беньовский вместе со своим товарищем по ссылке, шведом Адольфом Винбландом, бежит в Петербург. Как им удалось беспрепятственно проделать такой длинный путь через Нижний Новгород, Владимир, Москву, Тверь и Великий Новгород до Балтийского моря, плохо зная русский язык и саму Россию, остается загадкой. Любой, взглянув на карту, сможет оценить, какое громадное расстояние надо было преодолеть беглецам, чтобы с берегов Волги добраться в город на Неве. Даже сейчас, в эпоху быстроходных поездов и автомобилей, такой путь занял бы немало дней, а каково же им было в то время, если еще учесть, что двинулись они в путь поздней осенью? Нужно было обладать совершенно замечательными способностями располагать к себе людей, чтобы удачно совершить такое путешествие. И это самое умение — располагать, очаровывать, вызывать симпатию и доверие у людей, — пожалуй, можно назвать самой главной отличительной чертой Беньовского, помогавшей ему совершать то, что было не под силу другим.

В Петербурге их пребывание было совсем недолгим. Познакомившись с одним голландским шкипером, они договорились с ним, что он переправит их морем в Голландию, но голландец в последнюю минуту дрогнул и выдал беглецов властям. Арестованного Беньовского и его товарища заключают сначала в Петропавловскую крепость, а затем, по высочайшему повелению от 14 ноября 1769 года, высылают на вечное поселение на Камчатку. Напутствуя сопровождавшего арестантов курьера, князь Вяземский пишет в инструкции, что «разговоров вам с сими арестантами никаких не иметь, тем паче о состоянии и именах их у них не выспрашивать… Естьли (так в оригинале — А.З.) оные арестанты станут иногда врать какие не пристойные слова, в таком случае запретить им строго, чтоб они от того удержались и ничего не говорили; и что ими не пристойное выговорено будет, то сие содержать вам в секрете…»

Чуть меньше года занял их путь через всю Россию к месту ссылки, и, преодолев, наконец, несколько тысяч километров по земле и по морю, ссыльные в сентябре 1770 года высадились на западном побережье Камчатки, в устье реки Большой, где в то время находилось самое большое поселение на полуострове — Большерецкий острог. Можно только представить, как защемило сердце у прибывших сюда поселенцев при виде дикого и унылого пейзажа необжитого камчатского берега, где им предстояло провести остаток своих дней. В Большерецке в то время было всего полсотни жилых домов и 23 купеческие лавки. К этому можно добавить еще церковь, большерецкую канцелярию и казенный командирский дом — вот и все поселение. По причине небывалой дороговизны привозных продуктов местные жители вели почти первобытный образ жизни, довольствуясь тем, что давала им природа Камчатки: рыбой, дичью, ягодами и кореньями. С прибывавшими сюда ссыльными, которые должны были жить «трудами рук своих», тоже никто не церемонился. По прибытии им вручались топор с ножом и набором плотничьих инструментов для постройки дома, ружье с небольшим запасом пороха и свинца, после чего ссыльный считался способным себя прокормить и отпускался на вольные хлеба. Год прибытия Морица Беньовского выдался на Камчатке особенно тяжелым. Свирепствовавшая в предыдущем году эпидемия оспы унесла множество местных жителей, камчадалов, и около сотни приезжих русских, после нее по какой-то причине сильно уменьшилось количество лосося, составлявшего основной рацион камчатцев, и, как следствие этого, зимой 1770 года случился повсеместный голод. Вот как описывал один из свидетелей ту тяжелую зиму: «Трудно описать все бедствия, перенесенные камчадалами... В пищу употреблялись кожаные сумы, езжалые собаки, падаль и, наконец, трупы умерших от голоду своих родственников».

Другие материалы рубрики


  • ...Про принадлежность М. Грушевского к масонским «ветеранам» свидетельствует и тот факт, что именно он, вместе с Ф. Штейнгелем, представлял киевские ложи на всероссийском масонском конвенте летом 1912 г. в Москве. Наличие в России 14...15 масонских лож давало основание для создания собственной организации, наряду с другими Великими Собраниями. Участник этого тайного собрания А. Гальперн позже свидетельствовал, что между российскими и украинскими ложами разгорелась острая дискуссия по поводу названия организации. Преимущественное большинство Конвента отстаивало название «Великое Собрание России», Грушевский же требовал, чтобы слово "Россия" ни в каком случае в названии не фигурировало. В конце концов было одобрено компромиссное название «Великое Собрание народов России». Следует отметить, что Ф. Штейнгель в этой дискуссии поддерживал российскую сторону. Поэтому не случайно он был избран в верховный совет российской масонской организации.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Дэвид Ллойд Джордж был первым и пока единственным премьер-министром Великобритании — валлийцем по происхождению. Будущий граф Двайфор родился 17 января 1863 г. в Манчестере, где его отец Уильям Джордж работал школьным учителем. В марте 1963 г. слабое здоровье вынудило мистера Джорджа оставить городскую жизнь, вернуться в родную деревню и заняться работой на ферме. Увы, это не помогло, год спустя он умер от пневмонии, а его вдова Элизабет Джордж вместе с тремя детьми — Мэри, Дэвидом и Уильямом — нашла приют у своего брата Ричарда Ллойда, который держал небольшую сапожную мастерскую в деревушке Лланистадви близ городка Криччита (графство Карнарвон, Северный Уэльс). Дядя с материнской стороны заменил Дэвиду отца, и мальчик принял решение носить его фамилию наряду с отцовской.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Военные заслуги Цезаря в 50-е годы до н.э. позитивно повлияли на его репутацию в Риме. Его политический противник Цицерон в одной из официальных речей признает: «Могу ли я быть врагом тому, чьи письма, молва о нем и курьеры всякий день радуют слух мой не слыханными доселе названиями племен, народностей и местностей?» («О консульских провинциях», 22). «Некогда ... природа укрепила Италию Альпами; ведь если бы доступ в нее был открыт полчищам диких галлов, этому городу [Риму] никогда не довелось бы стать оплотом и местопребыванием верховной власти. Теперь же Альпы могут опуститься! Ведь по ту сторону высоких гор, вплоть до Океана, уже нет ничего такого, чего Италии следовало бы бояться» (там же, 34). С галльскими походами Цезаря были связаны еще некоторые мини-открытия. По словам его биографа Светония (56, 6), Цезарь, составляя отчеты сенату, первым стал придавать им вид книги со страницами, тогда как ранее консулы и военачальники писали их на листах сверху донизу. Римский архитектор Витрувий в своем известном трактате «Об архитектуре» (П, 9,14-16) сообщает, что во время боевых действий в Альпах Цезарь открыл для римлян лиственницу, из которой галлы строили свои крепости. Во время второго похода в Германию (54 г.) Цезарем были открыты такие диковинные для римлян виды животных, как большерогий олень («бык с видом оленя»), лоси и зубры.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • «От Сан-Франциско до Гонконга» — так называются путевые наброски некоего В.Верещагина, опубликованные в февральском и мартовском номерах журнала «Русская мысль» за 1886 год. В них подробно рассказывается о морском путешествии автора в сентябре — декабре 1884 года из Америки в Японию и Китай. Об этих очерках все исследователи творчества Верещагина упорно умалчивают, принимая в качестве аксиомы утверждение: Верещагин бывал в Японии однажды в 1903 году. Однако в последнее время многие устои биографии Василия Верещагина рушатся под напором ранее не обсуждавшихся фактов, и эти наброски, возможно, помогут пролить свет на самый загадочный и мало исследованный период жизни художника...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Величайший триумф небесной механики, каковым стало открытие Нептуна, неразрывно связан с именем Леверье.
    Однако историки науки часто умалчивают о том, что научная деятельность Урбена Леверье не всегда была столь безупречно успешной.
    История с открытием Нептуна, являясь самым ярким событием в жизни ученого, имеет и свое не столь триумфальное продолжение.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Личность императора-иконоборца Льва III всегда вызывала живой интерес — и при этом всегда освещалась тенденциозно. С одной стороны, православные писатели по понятным причинам любили изображать его кровожадным чудовищем. С другой стороны, многие историки относятся ко Льву Исавру с сочувствием и среди многочисленных сведений, предоставленных православными писателями, стараются выбирать такие, которые рисуют его наиболее симпатичным. Получается двойное искажение, и неизвестно, всегда ли второму удается компенсировать первое. Свидетельства же его сторонников и современников до нас практически не дошли. Но как бы мы ни относились к деятельности этого императора, биография у него интересная и насыщенная красочными событиями.
    Лев III происходил из небогатой и незнатной семьи. Его эпитет Исавр, давший название основанной им династии, происходит от названия народа, к которому он принадлежал. Исаврийские племена занимали восточные районы полуострова Малая Азия. Заселенные ими территории граничили с землями, подвластными арабам. Исходя из этого строят предположения, что Лев Исавр еще в юности хорошо владел арабским языком, а также испытывал на себе влияние мусульманских идей. Впервые будущий император выдвинулся в правление Юстиниана II, или вернее, в период его борьбы за отеческий престол с другими претендентами. Выказав себя верным сторонником Юстиниана, Лев возвысился, когда его покровитель вернулся в Константинополь.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • В журнале «Известия Академии Наук СССР» за 1965 год (том 163, №4, стр. 891-854) была опубликована статья под названием «Некоторые соотношения между физическими константами». Имя автора — Роберто Орос ди Бартини — ничего не говорило читателям этого специализированного физического журнала. Содержание статьи вызвало неоднозначную реакцию в академической среде, а история ее опубликования носит почти детективный характер.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...Изменил Павел и административно-территориальное деление страны, принципы управления окраинами империи. Так, 50 губерний были преобразованы в 41 губернию и Область Войска Донского. Прибалтийским губерниям, Украине и некоторым другим окраинным территориям были возвращены традиционные органы управления. Все эти преобразования очевидно противоречивы: с одной стороны, они увеличивают центра-лизацию власти в руках царя, ликвидируют элементы самоуправления, с другой — обнаруживают возврат к разнообразию форм управления на национальных окраинах. Это противоречие происходило прежде всего от слабости нового режима, боязни не удержать в руках всю страну, а также от стремления завоевать популярность в районах, где была угроза вспышек национально-освободительного движения. Ну и, конечно, прояв-лялось желание переделать все по-новому. Показательно, что содержание судебной реформы Павла и ликвидация органов сословного самоуправления означали для России, по сути, шаг назад. Эта реформа коснулась не только городского населения, но и дворянства.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • ... Совершенно неожиданно для всех книжный мальчик Юлиан оказался блестящим полководцем и администратором. Обладая колоссальной работоспособностью, он легко обучался, внимательно прислушивался к мнению опытных военачальников, но в то же время был тверд в принятии решений. На поле боя он проявлял чудеса храбрости, но при выборе тактики отличался осторожностью и предусмотрительностью. Он возвратил империи Колонию Агриппу (Кельн) и разбил варваров в битве при Аргеноторуме (Страсбурге). В кратчайшие сроки Галлия была очищена от германцев, укрепления на Рейне отстроены. Между тем одерживать блестящие победы в царствование Констанция было занятие нездоровое. Над победителем висел Дамоклов меч. Люди, осведомленные в политике, шептались, что цезарь Юлиан потому так отчаянно храбр, что предпочитает смерть в сражении смерти на плахе...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5
    • 6


  • Начнем, пожалуй, с одного литературного отрывка, довольно длинного, но настолько интересного и емкого, что сокращать его не стоит:
    В кабинете у князя сидел посетитель, Сергей Витальевич Зубцов, что-то очень уж раскрасневшийся и возбужденный.
    — А-а, Эраст Петрович, — поднялся навстречу Пожарский. — Вижу по синим кругам под глазами, что не ложились. Вот, сижу, бездельничаю. Полиция и жандармерия рыщут по улицам, филеры шныряют по околореволюционным закоулкам и помойкам, а я засел тут этаким паучищем и жду, не задергается ли где паутинка. Давайте ждать вместе. Сергей Витальевич вот заглянул. Прелюбопытные взгляды излагает на рабочее движение. Продолжайте, голубчик. Господину Фандорину тоже будет интересно.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4