Мориц Беньовский. Удивительная история прототипа Барона Мюнхаузена

Пт, 10/16/2015 - 09:12

Надо сказать, что среди людей, составивших ядро заговора и сопровождавших впоследствии Беньовского в дальних странствиях, были личности в высшей степени интересные и незаурядные. К примеру, бывший поручик лейб-гвардии Измайловского полка Петр Хрущов, высланный на Камчатку за армейский заговор против императрицы, бывший армейский капитан и помещик Ипполит Степанов, правая рука Морица Беньовского, сосланный за свой либерализм и критику действий «августейшей особы», бывший поручик гвардии Василий Панов (погибший на острове Тайвань от стрелы туземца), осужденный за «сопротивление наказу Екатерины по составлению Уложения законов Российской империи» и резкое столкновение с графом Орловым. Среди бежавших вместе с Беньовским, кроме ссыльных и приставших местных жителей, был один довольно известный мореход — штурман Максим Чурин, опытнейший моряк, участник экспедиции П.К. Креницина на «Святой Екатерине». Именно благодаря его участию стало возможным бегство бунтовщиков по морю, а затем — неизведанным маршрутом по Тихому океану. Был еще один примечательный член мятежной команды — тринадцатилетний Ваня Уфтюжанинов, сын местного священника. Этот юный романтик сам попросился в далекое плавание, поменяв спокойную духовную карьеру на жизнь моряка и искателя приключений, и до самого конца был вместе с Беньовским во всех его странствиях и лишь после гибели своего командора на Мадагаскаре вернулся в Россию. Уже под старость, живя в Сибири, в городе Зерентуй, он приютил у себя одного из участников восстания декабристов — Александра Луцкого, который оставил в своем дневнике теплые воспоминания о постаревшем юнге со «Святого Петра и Павла».

После захвата власти и приведения к присяге, «карбонарии» начинают спешно собираться в путь. Они приобретают у купцов и местных жителей все необходимое для дальнего похода, причем, как сказано в официальном отчете — «Деле о происшедшем в Камчатке в Большерецком остроге от сосланных злодеев бунте», «…казна (острога), состоящая в медных деньгах и несколько серебра, была разграблена, и что всего смешнее, на сии деньги нужные товары у купцов покупали, а не грабили». И это тоже можно поставить в заслугу Беньовскому, что он, не желая прослыть разбойником, не допустил больших грабежей и беспорядков. Через два дня провиант, пушки, ружья с боеприпасами, железо, инструменты были погружены на плоты и по реке Большой бунтовщики отплыли в Чекавинскую бухту, где все погрузили на зимовавший тут галиот «Св. Петр и Павел». И 12 мая, когда все приготовления были закончены, галиот вышел в море. На борту было около 70-ти человек: солдаты, казаки, матросы, промышленники, ссыльные, камчадалы, а также соликамский посадский, великоустюжский купец, три штурманских ученика, устюжский крестьянин, сын священника и подушный плательщик — настоящий «Ноев ковчег»! Вместе с мужьями в дальний путь, подобно женам декабристов, отправилось и несколько женщин. И всей этой разношерстной кампании предстояло плыть за тридевять земель на совсем небольшом корабле, построенном не для дальних океанских походов, а для прибрежных, каботажных, плаваний. Но это обстоятельство, видимо, никого не пугало, жизнь на Камчатке казалась беглецам хуже всяких бурь и штормов.

На шестой день плавания судно бросило якорь около одного из островов курильской гряды. Здесь во время стоянки произошло чрезвычайное происшествие: несколько членов экипажа, предположительно, взятых в это плавание силой, решили поднять бунт и увести галиот назад на Камчатку. Вот как об этом пишет плывший на том корабле бывший работник канцелярии Иван Рюмин: «На другой день, т.е. 19 мая, расшвартовали судно, занялись поправкою такелажа, печением хлебов и шитьем английского флага и вымпела, которые тотчас и поставили. 29 числа сочинил Бейсноск (так он называет Беньовского — А.З.) письменное определение и приказал в силу оного высечь кошками штурманских учеников Измайлова, Зябликова, камчадала Паранчина с женою и матроса Софронова». После порки кошками троих главных зачинщиков в назидание другим Беньовский приказал высадить на безлюдном острове. Этим невольным «робинзонам» удалось благополучно пережить свою островную одиссею. Через три дня, обходя свой остров, они наткнулись на приставших к нему промышленников, собиравшихся идти на промысел тюленей, моржей и котиков. Зверобои взяли с собой камчадала Паранчина и его жену и отплыли на промысел, по какой-то причине оставив Герасима Измайлова одного на острове, и ему пришлось целый год провести в одиночестве. Позже штурман Измайлов, вернувшись на Камчатку и отсидев несколько месяцев под стражей, стал известным моряком, участвовал в экспедиции Г. Шелехова по освоению западных берегов Америки и встречался у берегов Камчатки с известным капитаном Куком.

Другие материалы рубрики


  • Последние годы жизни Василия Васильевича Верещагина отмечены отчаянной и безуспешной попыткой добиться у официальных властей гарантий на продолжение «наполеоновской» серии картин; поездкой в экзотическую Японию, открывшую для миллионов почитателей новую, неожиданную грань его художественного таланта; очередным разочарованием в способности высших военных российских чинов грамотно и достойно вести войну. И, наконец, трагической гибелью на ходовом мостике броненосца
    «Петропавловск»...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Цезарь был не только волевым и амбициозным деятелем, мастером военного дела и политических интриг, но также и великим оратором, имеющим большой дар убеждения. Многие речи и распоряжения Цезаря сохранились в его мемуарных «Записках» и трудах античных авторов, а также в эпиграфических надписях, обнаруженных археологическим путем. Ниже приведены некоторые исторические документы, благодаря которым современный читатель может судить о Цезаре по его собственным словам.



  • Европа в целом благосклонно оценивает «1812 год», но былого всеобщего восторга, как при показе Туркестанских, Балканских и Индийских полотен в 70-е годы, теперь нет. Почти за десятилетний перерыв в общении с европейской публикой многое изменилось. Умами современной молодежи, да и старшего поколения, начинают прочно овладевать модернистские течения и, прежде всего, импрессионисты.
    Чтобы возвратить утраченные позиции, Верещагину теперь как никогда нужна моральная поддержка. Но по горячности и невыдержанности характера он давно дистанцировался от передовых российских художников, многие годы находился в разрыве с влиятельным критиком и покровителем его таланта Владимиром Васильевичем Стасовым. Прервал связь с Иваном Николовичем Терещенко.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Ее жизнь — одна из самых ярких и самых трагических страниц английской истории. До наших дней не дошел ни один ее достоверный прижизненный портрет. Все портреты, на которых якобы была изображена леди Джейн, либо написаны через много лет после ее смерти, либо изображают совсем других женщин. Почти во всех учебниках об этой королеве либо не упоминается вообще, либо посвящено всего пару строчек. Такое ощущение, что кто-то специально вычеркнул ее со страниц истории. Уничтожил все документы и изображения. Попытался стереть из памяти людской. Но тем не менее о маленькой королеве помнят, пишут стихи и книги, снимают кинофильмы. На ее могиле, как и на могилах казненных жен Генриха VIII Анны Болейн и Кэтрин Говард, постоянно лежат свежие цветы.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Едва ли в русской истории можно найти другого государственного деятеля, получившего столь противоречивые оценки. В значительной степени XVI в. можно назвать эпохой Ивана Грозного.
    Русский публицист XIX в. Н.К. Михайловский справедливо писал, что «при чтении литературы, посвященной Грозному, выходит такая длинная галерея его портретов, что прогулка по ней в конце концов утомляет. Одни и те же внешние черты, одни и те же рамки и при всем том совершенно-таки разные лица: то падший ангел, то просто злодей, то возвышенный и проницательный ум, то ограниченный человек, то самостоятельный деятель, сознательно и систематически преследующий великие цели, то какая-то утлая ладья «без руля и ветрил», то личность, недосягаемо высоко стоящая над всей Русью, то, напротив, низменная натура, чуждая лучшим стремлениям своего времени».

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • Началось с венского Кюнстлерхауза, где Василий Васильевич в конце октября 1885 года представил австрийской публике около полутора сотен произведений, в том числе и только что законченные «Евангельский цикл» из шести картин и две картины из задуманной «Трилогии казней». Посетивший экспозицию кардинал Гангльбауер нашел «Святое семейство» и «Воскресение Христово» богохульными и потребовал либо немедленно убрать их из экспозиции, либо закрыть выставку. Верещагин наотрез отказался. Тогда разгневанный князь-архиепископ опубликовал в газетах письмо, обвиняя художника в профанации, подрыве веры «в искупление человечества Воплотившимся Сыном Божьим» и призвал паству не принимать участия в этом кощунстве. Скандал только подогрел любопытство обывателей. Народ повалил на выставку толпами.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • «От Сан-Франциско до Гонконга» — так называются путевые наброски некоего В.Верещагина, опубликованные в февральском и мартовском номерах журнала «Русская мысль» за 1886 год. В них подробно рассказывается о морском путешествии автора в сентябре — декабре 1884 года из Америки в Японию и Китай. Об этих очерках все исследователи творчества Верещагина упорно умалчивают, принимая в качестве аксиомы утверждение: Верещагин бывал в Японии однажды в 1903 году. Однако в последнее время многие устои биографии Василия Верещагина рушатся под напором ранее не обсуждавшихся фактов, и эти наброски, возможно, помогут пролить свет на самый загадочный и мало исследованный период жизни художника...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Дэвид Ллойд Джордж был первым и пока единственным премьер-министром Великобритании — валлийцем по происхождению. Будущий граф Двайфор родился 17 января 1863 г. в Манчестере, где его отец Уильям Джордж работал школьным учителем. В марте 1963 г. слабое здоровье вынудило мистера Джорджа оставить городскую жизнь, вернуться в родную деревню и заняться работой на ферме. Увы, это не помогло, год спустя он умер от пневмонии, а его вдова Элизабет Джордж вместе с тремя детьми — Мэри, Дэвидом и Уильямом — нашла приют у своего брата Ричарда Ллойда, который держал небольшую сапожную мастерскую в деревушке Лланистадви близ городка Криччита (графство Карнарвон, Северный Уэльс). Дядя с материнской стороны заменил Дэвиду отца, и мальчик принял решение носить его фамилию наряду с отцовской.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • ...Будучи «человеком превосходного дарования и светлого ума», Цезарь, тем не менее, был прагматиком. Дион Кассий (ХLII, 49) приписывает ему такие слова: «Есть две вещи, которые защищают, укрепляют и увеличивают власть, — войска и деньги, причем друг без друга они немыслимы». Следуя этому принципу, Цезарь установил прочную взаимовыгодную связь со своими легионерами, став их фактическим патроном и рассматривая их как клиентов; подобная практика была свойственна и Помпею, и другим современным Цезарю полководцам. Цезарь стремился поставить армию под свой постоянный контроль и, несмотря на щедрое награждение воинов и покровительственное отношение к ним, беспощадно расправлялся с бунтовщиками. Так, после возмущения нескольких легионов в Италии в 47 г., Цезарь, по рассказу Диона Кассия (ХLII, 54), помиловал основную массу солдат, но «особенно дерзких и способных сотворить большое зло он из Италии, дабы они не затеяли там мятежа, перевел в Африку и с удовольствием под разными предлогами использовал их в особо опасных делах; так он одновременно и от них избавился и ценою их жизни победил своих врагов. Он был человеколюбивейшим из людей и сделал очень много добра воинам и другим, но страшно ненавидел смутьянов и обуздывал их самым жестоким образом»...



  • ...В условиях подъема 1890-х годов система Витте способствовала развитию промышленности и железнодорожного строительства. С 1895 по 1899 г. в стране было сооружено рекордное количество новых железнодорожных линий, — в среднем строилось свыше 3 тыс. км путей в год. К 1900 г. Россия вышла на первое место в мире по добыче нефти. Казавшийся стабильным политический режим и развивавшаяся экономика, завораживали мелкого европейского держателя, охотно покупавшего высокопроцентные облигации русских государственных займов (во Франции) и железнодорожных обществ (в Германии). Современники шутили, что русская железнодорожная сеть строилась на деньги берлинских кухарок. В 1890-е годы резко возросло влияние Министерства финансов, а сам Витте на какое-то время выдвинулся на первое место в бюрократическом аппарате империи.