Начало воздухоплавания. Часть 1

Сб, 08/08/2015 - 20:21

ГОНКА ЗА ПЕРВЕНСТВО

Этьен отправился в Париж для продвижения изобретения. Жозеф, которому светское общение давалось труднее, остался с семьей.
По прибытии в столицу Этьен делает доклад в Академии наук, и академики создают комиссию для проверки опыта.
Ни в письме, ни в докладе не упоминалось о природе газа, используемого Монгольфье для подъема воздушного шара — состав газа братья считали существенной частью своего изобретения. Впрочем, мало кто сомневается, что это водород, открытый за 16 лет до описываемых событий англичанином Генри Кавендишем. А раз братья не открыли состав газа, то кто угодно может с чистой совестью заниматься созданием собственного шара, на водороде.
За дело берутся физик Жак Шарль и механики — братья Робер. Шарль чувствовал себя уязвленным. Ведь все было так просто: взять емкость, наполнить газом легче воздуха и полететь. Почему же эта идея пришла в голову не ему!

Шарль был бы весьма удивлен, если бы узнал, какого рода газ использовали братья.
А братья считали, что шар поднимается той же силой, что вызывает подъем облаков. Причиной последнего в те времена полагали электризацию. Поэтому Монгольфье наполняли свои «аэростатические машины» дымом сгоравшей соломы и мокрой шерсти — «электрическим газом». Причем шерсть должна была быть именно мокрой, чтобы влага, превращаясь при нагревании в пар, давала «газ», более точно соответствовавший составу облаков.

Однако не следует считать братьев провинциальными профанами, ведь коренные изменения в теории горения происходили почти параллельно их работе.
Старая теория, предложенная Бехером (конец XVII века) и разработанная Шталем (начало XVIII века), утверждала, что все тела, способные гореть и окисляться, заключают в себе особое горючее начало — «флогистон» — которое в процессе горения выделяется из тела, оставляя золу. Этой теории придерживались и Кавендиш, и Джозеф Пристли, открывший в 1774 году кислород.

Последнее открытие дало толчок работам Лавуазье, и уже в 1775 г. он предлагает принципиально иное объяснение процесса горения. Используя точное взвешивание, Лавуазье показал, что в процессе горения вещество не выделяется из горящего тела, а наоборот, присоединяется к нему. Воздух же является смесью двух газов, один из которых — кислород — поддерживает горение.

Впрочем, открытие Лавуазье не отрицало возможности существования «электрического газа», и, хотя многие были не согласны с объяснениями Монгольфье, практический успех братьев был налицо.

Итак, Шарль организует сбор средств и приступает к строительству своего шара. В качестве оболочки он использует легкую шелковую ткань, смоченную раствором каучука в скипидаре. Такая оболочка была способна длительное время удерживать летучий газ.
Чтобы создать водород, Шарль использует реакцию серной кислоты с железными опилками. Теоретически все выглядело просто, но когда 27 августа 1783 года на Марсовом поле шесть тысяч человек собрались посмотреть на запуск аэростатической машины «Le Globe» профессора Шарля, им пришлось набраться терпения. Для наполнения водородом шара диаметром менее 4 метров изобретателям понадобилось около четырех часов, более полутонны железных опилок и около четверти тонны серной кислоты.

Но ожидания публики не были обмануты. Запуск прошел успешно, оболочка шара показала себя прекрасно. Опасность пришла с неожиданной стороны. Полет, как и у Монгольфье, был «беспилотным», и, когда шар приземлился, крестьяне из соседней деревушки растерзали его, приняв за чудовище с небес. Самая дорогостоящая часть шара — оболочка — ремонту не подлежала.
Немного юмористическим следствием первых полетов явилось выпущенное французским правительством «Предупреждение о похищении людей воздушными шарами». Этот документ описывал полеты в Аннонэ и в Париже и предупреждал людей не поддаваться панике, когда они видят нечто вроде «черной луны» в небе, поскольку это всего лишь мешок, наполненный газом.

Итак, первый полет воздушного шара в Париже состоялся. А что же Этьен?
Этьен в это время деятельно готовился к строительству воздушного шара, который он должен был представить комиссии Академии наук. Перед ним стояли две проблемы. Во-первых, необходимо было изготовить шар, что само по себе удовольствие не из дешевых, к тому же понадобятся соответствующее помещение и работники. Во-вторых, чтобы изобретение принесло материальные дивиденды, его необходимо было грамотно преподнести публике. Идеально было бы продемонстрировать машину королевской чете. Королевский двор — крупнейший источник заказов. То, что становится модным при дворе, становится модным во всей Франции, а затем и в Европе. Но для того, чтобы организовать такую демонстрацию, нужен человек со связями при дворе.