Начало воздухоплавания. Часть 1

Сб, 08/08/2015 - 20:21

Таким человеком был Жан-Батист Ревейлон — крупный обойный фабрикант и торговец галантерейным товаром. Его тисненые обои украшали стены в покоях королевы Марии-Антуанетты и в знатнейших домах Франции. Аэростатическая машина — новинка, о которой к тому времени говорил весь Париж, декорированная обоями Ревейлона, стала бы прекрасной рекламой его товара.

Итак, Этьен Монгольфье строит свой шар в усадьбе Ревейлона «La Folie Titon», расположенной в парижском предместье Сент-Антуан. Строительство идет на открытом воздухе, в парке усадьбы, поскольку конструкция так велика, что для нее просто нет подходящего помещения. Готовый шар должен иметь высоту более 20 м, т.е. примерно с восьмиэтажный дом. Оболочка объемом около 1060 м3 изготавливалась из тафты и пропитывалась квасцами для придания ей огнеупорных свойств. Снаружи она украшалась обоями небесно-синего цвета с золоченым растительным орнаментом, знаками зодиака и изображениями Людовика XVI в виде солнца. Это тяжелое и хрупкое покрытие создает разработчикам массу проблем, но без него шара не будет.

Между тем погода не благоприятствует ни строительству, ни полетам — идут дожди.
Наконец, 11 сентября погода улучшилась, шар был полностью завершен и подготовлен к первому эксперименту. Двадцать человек понадобилось для того, чтобы перенести хрупкую конструкцию к месту старта. Первая попытка состоялась вечером того же дня. Всего девять минут понадобилось, чтобы наполнить шар дымом. Он легко взлетел и застыл, удерживаемый канатами, демонстрируя всю красоту своей обшивки.

На следующий день намечался полет в присутствии академиков, и хотя с утра небо заволокли тучи, старт решено было не отменять.
Поначалу все шло хорошо, и огромный шар легко взмыл в воздух. Но затем пошел дождь, резко усилился ветер и, наконец, началась гроза. Эксперимент решено было прекратить. Шар попытались опустить с помощью канатов, но поврежденная штормом оболочка не выдержала и разорвалась. Вечер 12-го сентября Этьен Монгольфье и Ревейлон встречали в смешанных чувствах: комиссия Академии была удовлетворена, но сам шар был потерян, а долгожданный полет в присутствии королевской четы должен был состояться всего лишь через неделю.

Горевать было некогда, и Этьен приступил к постройке нового шара. Ему удалось создать новую оболочку, гораздо прочнее прежней, из крепкой хлопчатобумажной ткани, раскрашенной темперой. Второй шар назвали в честь радушного хозяина — «Le Rеveillon». В его создании участвовал и Пилатр де Розье. С тех пор с каждым днем его роль в этом деле становится все более значимой.

Уже всерьез обсуждается возможность полета человека. Но король, зная о результатах опыта 12-го сентября, категорически запрещает подобные полеты. К тому же не было известно, как поведет себя организм человека на большой высоте. Поэтому решено было отправить в полет животных, против чего король не возражал.
Первый «экипаж» составили овца, утка и петух. По мысли изобретателей, по состоянию овцы можно будет судить о том, что произойдет с организмом человека на высоте, так как овца и человек примерно одинаковы по весу. Если что-нибудь произойдет с самим шаром, то невредимой останется утка, как птица, привычная к полету. Петух же, как птица нелетающая, нужен был для дополнительного контроля.

Утром 19 сентября 1783 года воздушный шар со всеми предосторожностями перевезли в Версаль. Во дворе замка уже готовы были места для многочисленных зрителей, украшенные гобеленами. Шар разместили в центре, на деревянном помосте, в окружении двух рядов королевской гвардии.
К полудню проспекты и площади замка, окна и даже крыши домов были заполнены зрителями. Самые благородные и знаменитые люди Франции, а также большинство членов Академии собрались наблюдать за стартом. Великолепие сцены довершило появление королевской семьи.

Воздушный шар представлял собой величественное зрелище — более 18 метров в высоту и около 13 метров в диаметре, он походил на богато украшенный шатер. В час дня, наполненный горячим воздухом и освобожденный от канатов, шар взмыл вертикально вверх, унося в небо первых воздушных путешественников. Поднявшись на высоту более 500 метров, шар пролетел 4 километра за 10 минут и мягко приземлился. Животные не пострадали. Успех эксперимента был полный. Огорчало только одно — король по-прежнему и слышать не хотел о полете человека.

Однако теперь, когда стало окончательно ясно, что полет на воздушном шаре не вредит здоровью человека, остановить желающих стало уже невозможно. Этьен возвращается в Сент-Антуан, где к 10-му октября оканчивает новый шар. Кроме многочисленных технических усовершенствований, у этого шара было одно существенное отличие от предыдущих: в нижней его части располагалась сплетенная из ивовой лозы круговая галерея, защищенная бортиком. В горловине шара была установлена железная решетка, на которой экипаж должен был поддерживать огонь с помощью связок сухой соломы и шерсти. Общий вес конструкции составлял около 750 кг.
Пилатр де Розье предложил испытать новую машину, и

15-го октября сам вошел в корзину воздушного шара. Шар успешно поднялся в воздух и завис, удерживаемый канатом, на высоте около 25 метров. Он оставался на этой отметке 4 минуты 25 секунд, при этом воздухоплаватель не испытывал каких-либо неудобств. Кроме того, опыт показал, что при остывании дыма шар садится мягко и его пассажир может легко выпрыгнуть. Однако дул сильный ветер, и, опасаясь за судьбу оболочки, решено было дождаться хорошей погоды.

Такая погода установилась в воскресенье, 19 октября. Первый эксперимент в тот день состоялся в половине пятого, в присутствии 2000 зрителей. На этот раз на галерее напротив Розье находился балласт массой около 50 кг. Шар поднялся на высоту свыше 60 метров и оставался в воздухе 6 минут. Огонь при этом не поддерживался. Во втором полете Розье, поддерживая огонь, поднялся до высоты около 225 метров и оставался на ней восемь с половиной минут. Во время спуска случилось происшествие: шар отнесло ветром к соседнему саду и он запутался в ветвях деревьев. Однако Розье добавил топлива, и шар вырвался, снова поднявшись вверх, а затем опустился на месте старта под аплодисменты публики. Этот опыт показал опасность приземления в лесу, а также возможность управления высотой полета.

В третьем полете компанию Розье составил помощник Ревейлона — Андрэ Жиру де Вилетт. Вместе они поднялись до высоты 100 с лишним метров и, добавляя понемногу топливо, оставались на ней 9 минут.

«Моя работа в основном сводилась к тому, чтобы с восхищением наблюдать за моим напарником, — описывал свои впечатления Жиру де Вилетт. — Я убежден, что эта машина, хотя она и несколько дороговата, может оказаться весьма полезной в военное время, даст возможность обнаружить позиции врага, его маневры и марши, а также сообщить эту информацию нашей армии. Такой машиной можно пользоваться и на море. Думаю, скоро найдутся и другие доказательства полезности шаров. Я же сожалею только о том, что не захватил с собой телескоп».

Все было готово к полету человека. Оставалось добиться разрешения короля.
(Окончание следует)