Начало воздухоплавания. Часть 2

Пнд, 08/17/2015 - 00:08

Крестьяне разрушают воздушный шар

Старт Розье и д’Арланда

Полет Розье и д’Арланда

Жан-Пьер Бланшар



...Однако Людовик XVI соглашался лишь на то, что полет могут совершить двое осужденных преступников. Когда Этьен вернулся с этой вестью из Версаля, возмущению Розье не было предела. Он задействовал все свои связи в свете, убеждая знатных особ помочь ему переубедить короля. Наконец, его поддержала герцогиня де Полиньяк, имевшая на короля большое влияние. Розье была назначена аудиенция у короля, на которую он направился вместе с майором королевской гвардии, маркизом д'Арландом. Розье убеждал короля, что никакой опасности нет, д'Арланд же, в свою очередь, заявил, что согласен немедленно отправиться в полет вместе с Розье. Уговариваемый со всех сторон, Людовик в конце концов уступил.

Здесь уместно сказать несколько слов о спутнике Розье. Франсуа-Лоран маркиз де Арланд учился вместе с Жозефом Монгольфье и также был не чужд изобретательству. В юности он экспериментировал с парашютом собственной конструкции и едва не погиб. Кроме того, он оставил нам весьма живое описание первого полета, приведенное Фламмарионом (en.wikisource.org/wiki/Wonderful_Balloon_Ascents).

Итак, 21 ноября 1783 года неподалеку от Шато-де-ля-Муэтт — замка, расположенного на западной окраине Парижа, где в ту пору находилась королевская семья, — в два часа пополудни в свободный полет отправились Пилатр де Розье и маркиз д’Арланд.
Они поднялись на высоту более 900 метров и, пролетев около девяти километров, пересекли Париж с запада на восток. Горючего оставалось еще много, но горячая зола грозила повредить оболочку шара, и ее приходилось постоянно удалять мокрой губкой.

Наконец, после 25 минут полета шар сел за городскими стенами, в пригороде Бют-о-Кай (Butte-aux-Cailles, ныне часть 13-го округа Парижа). Вот как вспоминал об этом маркиз: «Как только мы подошли достаточно близко к земле, я перелез через барьер, ограждающий галерею, и спрыгнул. Оглядевшись, <…> я увидел Розье, в одной рубашке, выползающего из-под груды свалившегося на него полотна. Во время посадки он снял с себя куртку и накрыл ею остатки костра. Так, после всех перенесенных трудностей, мы оказались на земле и в полном порядке».
Вскоре воздухоплавателей встретил герцог Шартрский, следовавший за ними по земле, и они верхом отправились в обратный путь.

ВОЗДУХОПЛАВАТЕЛЬНАЯ ЛИХОРАДКА

Королевский запрет был снят, и спустя всего десять дней после первого полета монгольфьера с людьми, 1-го декабря, в саду Тюильри тысячи людей стали свидетелями старта аэростата «La Charlière» с Жаком Шарлем и Никола-Луи Робером на борту.
Ожидающая публика волновалась, разделившись на сторонников Шарля и Монгольфье. Но возможные трения были удачно сглажены Шарлем. Перед стартом он подошел к Этьену Монгольфье, находившемуся среди зрителей, и преподнес ему в дар маленький шар, накачанный водородом, заявив при этом: «Это вам, сударь, — человеку, показавшему нам путь к небу».

Пушечный залп был сигналом к старту. Шарик, вырвавшись из рук Монгольфье, умчался на северо-восток, а вслед за ним отправились в путь аэронавты.
Шарль и Робер поднялись на высоту около 550 метров и за 2 часа преодолели около 36 километров. После приземления (аэронавтов вновь встречал герцог Шартрский!) Робер покинул корзину, а Шарль взлетел снова и уже в одиночку преодолел еще 3 километра.
С тех пор аэростаты, наполненные водородом, гелием или другими газами легче воздуха, получили название «шарльеров».
После экспериментов на Марсовом поле и в Версале подобный полет решили провести у себя в городе граждане Лиона, пригласив для создания шара Жозефа Монгольфье. Построенный им шар получился гигантским — высотой почти 41 метр и около 32 метров в диаметре. 17 января 1784 года на нем совершили полет сразу семь человек: сам Жозеф Монгольфье, приехавший накануне Розье, граф де Лоренсин, граф де Дампьер, принц Шарль де Линь, граф де Ла Порт, а также некто Фонтейн, прыгнувший в корзину, когда шар уже начал подниматься.

Париж ревновал, посвятив лионскому рекорду лишь несколько строк в газетах.
Но уже 2 марта 1784 года на Марсовом поле свой первый полет на шарльере совершил Жан-Пьер Бланшар. Его шар был снабжен парусом и двумя веслами — ими предполагалось управлять аппаратом. Здесь также не обошлось без сюрпризов — один из зрителей, со шпагой в руке, пытался пробиться в корзину, чтобы совершить полет, и потребовалось применить силу, чтобы отогнать его. Сам полет прошел успешно, хотя управлять шаром не получилось.
Эти первые полеты произвели сенсацию. За Парижем и Лионом последовал Дижон, а затем увлечение воздушными шарами перекинулось на другие страны. Изображения шаров тиражировались на многочисленных гравюрах, посуде, часах, в деталях мебели. Модными стали округлые юбки и рукава платьев, прически «à la montgolfier» и «à la Blanchard». Европу охватила «воздухоплавательная лихорадка».