О внезапности начала войны

Вс, 01/18/2015 - 23:04

УДАР

«Читая газеты, все время видишь, что мы сдерживаем превосходящие силы противника. Это же странно!! Где же наша техника, о которой мы столько говорили? Где наши танки и авиация ?? Нас же 200 миллионов!!!» (из письма слушателя Военно-инженерной академии имени Куйбышева лейтенанта Бытенского главе правительства И.В.Сталину.1941г.)

Да, это было странно. В сводке Главного Командования Красной Армии говорилось: «С рассветом 22 июня 1941 года регулярные войска германской армии атаковали наши пограничные части на фронте от Балтийского до Черного моря и в течение первой половины дня сдерживались ими».

Лоб в лоб встретились две огромные военные машины. Германия вторглась силами 181 дивизий (из них 17 танковых). Армия прикрытия границ СССР (1-й стратегический эшелон Красной Армии, войска приграничных округов) представляла мощь из 170 дивизий. Соотношение в живой силе было не намного в пользу немцев — германские войска численностью около 4 миллионов солдат и офицеров и советские более 3 миллионов (по другим данным — 2975 тысяч, часто в публикациях на эту тему имеются различия по численности личного состава, танков, самолетов и другой техники противоборствующих сторон, что объясняется методологией подсчета). По количеству танков войска приграничных округов НАМНОГО превосходили агрессора: 14000 против 3500 немецких, т.е. 4:1 (только 3800 советских танков к 22 июня были в боевой готовности). Один только Киевский военный округ имел 4297 танков, из них новейших Т-34 — 496 и КВ — 565 единиц. Вся германская армия не располагала таким количеством танков.

Соотношение по артиллерии: 48 тысяч немецких орудий и минометов против 46830 советских. По боевым самолетам превосходство Красной Армии было в 1,5 раза — 4950 германских (в том числе 1000 самолетов Финляндии и Румынии) против более 9000 советских, только в Западном и Киевском округах насчитывалось более 4000 самолетов. Надо отметить, что из 9000 самолетов 1196 не имели экипажей, а 13% были неисправными. Некомплект командного состава в авиации доходил до 30%...

Немцы застали советскую авиацию на аэродромах. Потери в первые часы войны были катастрофическими — приграничные округа лишились 1200 самолетов. Западный военный округ потерял 738 самолетов, и 70% из них были уничтожены на земле. Не выдержав такого удара, в 17.00 22 июня застрелился командующий ВВС Западного ВО Герой Советского Союза генерал-майор И. Копец. В течение первых дней войны застрелились еще несколько авиационных командиров. Наименьшие потери имела авиация Одесского военного округа. На 22 июня здесь были назначены крупные учения, и в субботу вечером все самолеты были перебазированы на запасные аэродромы. Немецкие бомбардировщики бомбили пустые стоянки. Потери 22 июня составили всего 24 самолета.

В июле будут расстреляны «за трусость и измену» другие высшие офицеры, в том числе командующий Западным Особым военным округом Герой Советского Союза генерал армии Павлов.
В парках сгорели сотни танков, так и не успев завести двигатели. В первые дни войны армия лишилась 25000 (!) вагонов артиллерийских снарядов, только один Юго-Западный фронт потерял 4216 вагонов с боеприпасами.

Начальник штаба сухопутных войск Германии Гальдер записал в свой дневник: «Их части были захвачены врасплох в казармах, самолеты стояли под брезентом, передовые части, внезапно атакованные нами, запрашивали командование о том, что им делать.»

«Внезапность нападения на противника была достигнута на всем фронте танковой группы. Западнее Бреста… были захвачены все мосты через Буг…» — отмечал командир 2-ой танковой группы генерал Г.Гудериан.

«…явилось большой неожиданностью то, что все три моста через Неман были захвачены неповрежденными» — вторил ему командир 3-й танковой группы генерал Гот.
За день немецкие танковые лавины проходили в глубь страны по несколько десятков километров. В «котлах» отрезанными оставались целые армии. Только 30 июня, через восемь дней с начала войны, до людей в тылу начала доходить страшная правда. Они узнали, что оставлены Белосток, Гродно, Вильнюс, Ровно, Бобруйск, Минск… 3 июля 1941 года из переданного по радио выступления Сталина советские граждане узнали об огромных территориальных потерях страны (Литва, часть Латвии, часть Украины и Белоруссии), о серьезной опасности, о «жизни и смерти»… Красная Армия, «огрызаясь», катилась на восток, при этом оказывая отчаянное сопротивление. «Даже будучи окруженными, русские не отступали со своих рубежей», — писал немецкий генерал Блюментрит. Ожесточенные сражения шли уже за Смоленск…

К середине июля Красная Армия потеряла около 1 миллиона убитыми и ранеными, около миллиона человек попало в плен, на полях сражений осталось около трех с половиной тысяч танков, более шести тысяч самолетов.

К концу года эти цифры были еще ужаснее. К 1 декабря 1941 года только в плену оказалось около 3,9 миллионов красноармейцев — история еще не знала случая, чтобы за такое короткое время в плен попало столько солдат. При этом пленными становились не только рядовые и командиры, но и военачальники высшего ранга, генералы, командующие дивизиями, корпусами и даже армиями. Как известно, в плен попал и старший лейтенант Яков Джугашвили — сын Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина.
Всего убитыми, ранеными и пленными советские войска потеряли около 8 миллионов человек, то есть страна к декабрю потеряла всю свою кадровую армию. Немецкие общие потери к этому времени не превышали 831 тысяч человек, это в 10 раз меньше советских.

В Красной Армии, имевшей перед войной более 25 тысяч (!) танков, в декабре осталось лишь 1731 единиц. С учетом того, что за второе полугодие 1941 года танковыми заводами было выпущено еще 4742 новейших танка (933 тяжелых и 1886 средних), общие потери советских танков за неполных шесть месяцев составили более 28 000 (!) единиц. Вермахт за это время потерял (большинство машин после ремонта вернулись в строй) всего 3730 танков.

К 10 августа 1941 года было уничтожено 10000 советских самолетов — фактически вся авиация приграничных округов накануне войны. На 1 декабря 1941 года в наличии имелось только 2238 самолета. Люфтваффе потерял 4643 самолета.

Из примерно 117000 орудий и минометов, состоявших на балансе РККА, вначале было уничтожено или захвачено 101000 единиц.
Уже к августу 1941 года было захвачено или уничтожено 200 (или 52%) оружейных складов наркомата обороны, находившихся в приграничных округах.
Это была катастрофа… Ни одно государство в мире и ни одна армия не смогла бы выдержать такого удара. Это был сильный, сокрушительный удар — но не смертельный.
А «сильный, но не смертельный удар — это смерть для того, кто такой удар наносит» — утверждал великий Макиавелли. Это оказалось истиной.

Другие материалы рубрики


  • Что такое безвозвратные потери? Согласно приказу заместителя Наркома обороны №023 от 4 февраля 1944 года, это — «погибшие в боях, пропавшие на фронте без вести, умершие от ран на поле боя и в лечебных учреждениях, умершие от болезней, полученных на фронте, или умершие на фронте от других причин и попавшие в плен к врагу». Об этих безвозвратных потерях шли доклады. Это были потери для полка и дивизии безвозвратные, люди эти были для них потеряны — ведь редко кто из оставшихся в живых попадал снова в свою часть. Но это не значит, что все эти люди погибли. Часть из них попала в плен (особенно при отступлении) и впоследствии выжила, часть осталась на оккупированной территории, часть попала к партизанам, а некоторая часть, может быть, и вернулась в полк, но уточнение зачастую не делалось. Следовательно, из этой цифры безвозвратных потерь определенный процент людей оказался впоследствии жив, причем довольно значительный. Ведь раненые, направленные по тяжести ранений в армейские, фронтовые и центральные (выше дивизионного уровня) лечебные учреждения, все-таки, по большей части, выздоравливали.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Вот уже более семидесяти лет прошло со времени Сталинградской битвы, но до сих пор те далекие события отзываются в наших сердцах, недаром сейчас снова поднимается вопрос о возвращении Сталинграду его героического имени. Именно в Сталинградской битве наиболее ярко проявились положительные качества советских бойцов, а особенно — бойцов воздушно-десантных войск. Гвардейские стрелковые дивизии, сформированные на базе воздушно-десантных корпусов, сыграли решающую роль в обороне Сталинграда, так же, как и Сталинградская битва — в Великой Отечественной войне.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • у меня в памяти цитату из «Мастера и Маргариты»: интереснее всего в этом вранье то, что оно — вранье с первого и до последнего слова. Как забота фашистов о своих (концлагеря, евгеника, «киндер фюр фюрер», история с окружением и судьбой 6-й армии, мальчишки из Гитлерюгенд и старики из «клистирных батальонов» — да не одну страницу можно было бы исписать только наиболее известными примерами подобной «заботы»), так и сбережение бронетехники от мин вышеописанным методом (противотанковая мина под человеком не взрывается, потому она и противотанковая). Короче, услышанное показалось мне полной ерундой, и мелькнувшее было намерение выяснить, где и, главное, почему работают такие «квалифицированные» экскурсоводы, зачахло в зародыше. Жалко было тратить на это время и силы. А зря.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Следует заметить, что немецкие правила доказательства воздушных побед были куда либеральнее.
    Для оформления победы летчик Люфтваффе заполнял заявку, состоящую из 21 пункта («Асы против асов. Подсчет побед Люфтваффе». Кстати, еще одно доказательство приблизительности информации фото-кино-пулеметов: будь они действительно «истиной в последней инстанции» — зачем бы такие подробные письменные показания? Да и всегда ли находилось время для возни с пленкой?

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Для 33-й гвардейской дивизии участие в Сталинградской битве началось с 12 июля 1942 года. В этот день дивизия заняла оборону в 50 километрах северо-западнее Калача. В составе 62-й и 64-й армий, вставших на пути немецко-фашистских частей, прорвавшихся к Большой излучине Дона (на фронте Боковская — Морозовская — Цимлянская) было 10 дивизий, а в гитлеровской группировке — 29, в том числе 4 танковых, 3 моторизованных и 22 пехотных. А с июля по сентябрь 1942 года количество их дивизий выросло до 80. Боевые действия 33-я дивизия начала 17 июля.



  • Во второй половине 1941 г. стало очевидно, что действовавшие на то время боевые и полевой уставы РККА не соответствуют реалиям идущей войны, и что Красная Армия плохо подготовлена к наступлениям на полевые укрепления противника (большой привет господину Резуну и его многочисленным клонам). Возникла необходимость анализа и обобщения накопленного (но еще достаточно скудного) практического опыта. В качестве примера таких попыток можно привести «Инструкцию командования 29-й армии по организации наступления на обороняющегося противника, применившего инженерные средства полевой фортификации на лесисто-болотистом театре» от 23 сентября 1941 г. Инструкция, в частности, подчеркивает необходимость проведения соответствующих учений и занятий с личным составом — да-да, та самая сторона фронтовой жизни, которая, как правило, ускользает от внимания создателей киноэпопей и — что гораздо хуже — историков-популяризаторов.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • У немецких генералов принято списывать свои неудачи либо на «объективные причины» (чаще всего это были «погодные трудности»), либо на «безумные» решения Гитлера. Странно, что никто не догадался объявить таким безумием «зимний поход на Москву».
    До 1941 года вести военные действия на просторах Русской равнины отваживались лишь сами русские, кочевники-татары и запорожские казаки. Именно запорожские, а не «украинские» — только у запорожцев были специальные команды «характерныков», обученные и экипированные для зимней войны.


  • Промозглой, слякотной весной 1945-го года Третий рейх, «агонизируя», прекращал свое существование. Подобно предсмертным судорогам, контрудары немецких войск, нанесенные в Арденнах и у озера Балатон, не смогли кардинально изменить ход истории. Войска Советской Армии и войска союзников вели бои на территории Германии. В начале апреля англо-американские силы, не встречая сильного сопротивления противника, своими передовыми частями на участке 9-й американской армии вышли к реке Эльба, этим приблизившись к Берлину на расстояние 100-120 километров, и остановились, в связи с ранними договоренностями союзников по антигитлеровской коалиции. Ну а войска 1-го Белорусского фронта Советской Армии от столицы Германии тогда отделяла дистанция в 60 километров. Тысячелетний рейх, просуществовав двенадцать лет, теперь под ударами войск антигитлеровской коалиции лежал в руинах. Впереди оставалась последняя битва — одна из самых кровопролитнейших битв той войны. И обе стороны этого сражения к ней серьезно готовились. Одни солдаты писали на броне своих танков — «Вперед на Берлин!», другие — «Берлин всегда будет немецким!!!»

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Считаю долгом сразу объявить: данная статья не претендует ни на «абсолютную истину», ни на какие-либо революционные открытия. На эту тему есть очень много публикаций, причем с той или иной степенью доказательности отстаивают они диаметрально противоположные точки зрения. Тем не менее в широких кругах, не слишком интересующихся историей и не читающих специальных изданий, как-то исподволь утвердилась уверенность, будто в годы Второй Мировой немецкие асы-истребители (или, как их называли в Германии, «эксперты») на порядок превосходили советских летчиков. И будто последних готовили кое-как, наскоро — лишь бы побольше, делая ставку на количество, а не на качество. Вот попыткой разобраться, так сказать, «к какому краю правда ближе» и является эта статья.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • В последнее время часто поднимается вопрос о полководческом и солдатском мастерстве в период Великой Отечественной войны. В России сейчас немало людей, которые убеждены в том, что немецкие военачальники были лучше наших, а их солдаты — мужественнее. Остается открытым только вопрос: почему немцы, начав с блестящих побед, пришли к полному поражению? Немецкие «генералы от мемуаров» нашли этому два стандартных объяснения: «погода» и «неверные решения фюрера». К «волевым» решениям Гитлера мы когда-нибудь вернемся. Поговорим пока о погоде.
    В первый период Великой Отечественной немцы практически не жаловались на погоду. Были претензии к летней жаре. А еще больше — к пыли, которая, вздымаясь выше деревьев, выдавала приближение немецких моторизованных колонн. Серьезные претензии к погоде начнутся у немцев во время сражений под Москвой, Ростовом и Тихвином.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4