Об российско-американской дипломатии и изучении атмосферного электричества

Втр, 02/03/2015 - 20:18

Императрица Екатерина II у М.В. Ломоносова. Художник Иван Федоров

Князь Дмитрий Алексеевич Голицын. Бюст работы М. Колло

Что до России, то она продолжала занимать выжидательную, строго нейтральную позицию и не дала втянуть себя в войну даже и после того, как в нее официально вступила Франция. Весной 1779 г. генерал Вашингтон писал генералу Лафайету: «Мы немало обрадованы узнать из достоверного источника, что просьбы и предложения Великобритании русской императрице отвергнуты с презрением». Правда, Россия с готовностью предложила поставлять англичанам стратегически важные товары, ранее в значительном количестве и по дешевым ценам ввозимые в метрополию из североамериканских колоний. В их числе были железо, чугун, древесина, парусное полотно — продукты, необходимые для кораблестроения. Эти поставки приобрели для Англии первостепенную важность в условиях ведения заокеанской войны. Но, как показали скрупулезные исследования, нейтралитет Российской империи простирался весьма далеко, и русские поставщики не отказывали себе в пользе и удовольствии снабжать необходимыми товарами и противную воюющую сторону. Правда, история сохранила имя только одного русского, купеческого сына Ф.В. Каржавина, на свой страх и риск лично доставлявшего порох и оружие в мятежную Америку. Но число французских судов, приходивших в петербургский порт, выросло в 1775 г. почти в пять раз, причем особенно возрос вывоз пеньки — продукта, весьма необходимого для оснастки кораблей. По-видимому, этот товар не задерживался во Франции, а транзитом отправлялся в Северную Америку. Известны также жалобы британских агентов в Санкт-Петербурге на то, что суда под голландским флагом грузились в русской столице пенькой, корабельными мачтами и железом, а в открытом море меняли свой флаг на американский.

Итак, Американская война за независимость, пока она длилась, приносила российским негоциантам немалые выгоды. Но оставался открытым вопрос — как скажется на экономике России завершение этой войны и какого именно завершения следует желать. Заинтересована ли Россия в образовании в Западном полушарии обширного независимого государства или предпочтительнее будет сохранить статус-кво? Этот вопрос активно обсуждался русской политической верхушкой на протяжении всего конфликта и какое-то время после его завершения. Мнения высказывались разные. Так, в декабре 1781 г. русский посланник в Лондоне И.М. Симелин доносил в Петербург: «Самые беспристрастные и наиболее знающие люди убеждены, что независимость Северной Америки породит новый порядок в Европе и вызовет революцию в торговле Севера, подобную той, что пережила Венецианская Республика после открытия пути вокруг мыса Доброй Надежды в Восточную Индию… Ведущие купцы русской компании ожидают эту революцию с чувством горечи и нисколько не сомневаются, что после этой независимости, либо фактической, либо юридической, торговые связи, существовавшие до сих пор между Великобританией и Российской империей, через какие-нибудь несколько лет очень сильно сократятся». Возникают, однако, серьезные сомнения в том, что «знающие» люди, внушавшие Симелину подобный взгляд на вещи, были действительно беспристрастны. В секретном докладе коллегии иностранных дел Екатерине II, составленном летом 1779 г., высказывалась противоположная точка зрения: «Потеря Англией колоний ее на твердой земле не только не вредна, но паче и полезна еще быть может для России в части торговых ее интересов, поскольку со временем из Америки новая беспосредственная отрасль коммерции с Россией открыться и завестись может для получения из первых рук взаимных нужд». Вместе с тем в Российских архивах сохранилась записка, озаглавленная «Меморандум о произведениях Северной Америки, аналогичных продуктам Российской империи». Ее автор высказывал опасения, что получившая независимость Америка очень скоро будет в состоянии поставлять в Южную Европу «все морское снаряжение и все те продукты, которые в настоящее время поступают из России и балтийских стран», и через несколько лет превратится в величайшую торговую державу, главного конкурента Российской империи.

[restrict:roles=reader,Admin]Уже после завершения войны в 1783 г. некто Карл Снелл, ректор гимназии при Домском соборе в Риге, издал труд, озаглавленный «О торговых или купеческих выгодах, происходящих от независимости Соединенных Штатов Северной Америки для Российского государства». В нем говорилось: «Когда видишь, какое изобилие мачтового и строительного леса, пеньки, льна, вара, дегтя и железа имеют американцы, легко прийти к заключению, что продажей этих товаров, на которые Российское государство до сих пор обладало монополией, они нанесут большой ущерб русской торговле». Сам Снелл приходил, однако, к другому заключению. Он считал, что эти товары еще долго будут нужны самим американцам, чья страна после получения независимости начнет развиваться форсированными темпами. К тому же многие из перечисленных американских товаров дороже и хуже аналогичных русских, так что можно рассчитывать на расширение русского экспорта. Это звучало довольно убедительно. Было известно, что прежде, несмотря на наличие собственных месторождений, в североамериканские колонии ввозилось много русского черного металла. Этот товар, в производстве которого Российская империя второй половины XVIII в. была «впереди планеты всей», попадал в Западное полушарие транзитом через Англию. Теперь появлялась возможность избавиться от посредника.
Как мы видим, мнения высказывались диаметрально противоположные, причем каждое из них выглядело обоснованным. Выбрать правильную линию поведения при помощи чисто умозрительных построений было довольно сложно. При подобном равновесии аргументов особенно значительную роль начинают играть субъективные факторы. К последним, безусловно, относятся личные отношения, связывающие участников политического процесса.

Другие материалы рубрики


  • Создание первого глобуса было отмечено ещё около 150 г. до н. э. греческим философом Кратеcом Малльским. Но ни модель, ни её изображение не дошли до нашей дней.
    Второй раз уменьшенную копию нашей планеты изобрёл в 1492 году немецкий учёный Мартин Бехайм. Глобус получил название «Земное яблоко» и был создан с помощью натягивания кожи телёнка на металлический каркас диаметром около половины метра. На нём отсутствовали данные о половине мира, так как Америку к тому времени ещё не открыли. Глобус не имел указаний долготы и широты, но на нём присутствовало неполное описание известных стран. Также на копии планеты можно было найти отметки меридиан. Сейчас этот глобус находится в музее Нюрнберга.



  • В сентябре этого года были объявлены итоги международного конкурса под названием
    Land Art Generator Initiative, в котором приняли участие проекты, включающие в себя объединение решений новой энергетики с достижениями на дизайнерском поприще. В число финалистов конкурса вошёл интересный проект, созданный американским дизайнером Абдулазизом Халили и его группой Khalili Engineers под названием The Pipe (от англ.труба). Это инновационный опреснитель воды, осуществляющий работу при помощи солнечных батарей



  • На данный момент нет достоверных данных о том, кто же впервые создал видеокамеру, так как многие её компоненты были изобретены и усовершенствованы разными учёными. Известно лишь, что сам принцип перевода изображения в формат в видеосигнала был разработан Паулем Нипковым, который смог создать упрощённую форму процесса кодировки и последующей раскодировки изображения. Созданные в то время на основе принципа Нипкова устройства имели вид отдельной камеры и видеомагнитофона, которые соединялись с помощью кабеля.



  • ...К моменту создания службы скорой помощи Дарья Диевна была уже хорошо известна харьковчанам своей просветительской и благотворительной деятельностью: по ее инициативе была создана женская гимназия. Для сбора средств для скорой помощи Оболенская предложила проводить массовую благотворительную акцию под названием “День лилового цветка”. К этому празднику члены Дамского комитета организовывали изготовление искусственных фиалок. Согласно народному поверью этот цветок ассоциируется со скромностью или смирением (фиалки в сценах поклонения волхвов символизируют целомудрие Девы Марии и кротость Младенца Иисуса Христа), а цвет фиалок, образующийся из смеси голубого и красного цветов, традиционно символизирует духовное начало, связанное с жертвенной кровью...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Прежде чем говорить об эффигиях, надо знать, что это такое. Эффигия (от лат. Effigies) — это скульптурное надгробие, т.е. изображение усопшего, выполненное из камня, дерева или металла. В средние века такие изображения выполнялись в лежащем, коленопреклоненном или стоящем виде и помещались над местом захоронения рыцарей либо представителей знати. Нередки были и парные эффигии — т.е. фигуры мужа и жены, а также совершенно плоские изображения, сделанные на медных либо бронзовых листах и наложенные на каменную надгробную плиту. Очень часто фигуры изображались со скрещенными руками или соединенными в молитве ладонями и с ногами, покоящимися на фигуре льва или собаки.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • В отделении Берлинского музея, посвященном древнеегипетской культуре, как величайшее сокровище хранится одинокая зеленоватая бусина, диаметром около 9 мм. Невзрачная с виду, она действительно является очень ценным музейным экспонатом. Это — древнейшее известное современным ученым изделие из стекла. Предполагают, что она была изготовлена около 5500 лет назад.

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Принято считать, что строители средневековых городов не очень-то обременяли себя заботой о канализации. И, по большому счету, это правда.
    Еще не в такой уж и туманной исторической ретроспективе, в 1764 году, некто Ла Морандьер так живописал ароматы резиденции французских королей — Версальского дворца: «Парки, сады и сам замок вызывают отвращение своей мерзостной вонью. Проходы, дворы, строения и коридоры наполнены мочой и фекалиями; возле крыла, где живут министры, колбасник каждое утро забивает и жарит свиней; а вся улица Сен-Клу залита гнилой водой и усеяна дохлыми кошками».
    Все последующие годы парижская вонь только нарастала. (Впрочем, не только парижская. Имеется зарисовка с натуры одного английского путешественника, который в конце XVIII в. побывал в главном городе Оверни Клермон-Ферран: «Улицы по своей грязи и зловонию напоминали траншеи, прорезанные в куче навоза».)
    В своем фундаментальном труде «Картина Парижа» (1781-1788) Себастьян Мерсье дает такое, в полном смысле слова макабрическое, описание отхожих мест французской столицы: «Пусть те, кому дорого собственное здоровье, никогда не испражняются в эти дыры, именуемые отхожими местами, и пусть они никогда не подставляют свои задние проходы этим потокам чумного воздуха; лучше уж рты, так как желудочная кислота скорее справилась бы с ними. Многие болезни берут свое начало в этих опасных очагах, откуда испаряются гнилостные миазмы, проникая при этом в тело. Дети страшатся этих зараженных отверстий; им кажется, что здесь начинается дорога в ад; то же думал и я в детстве».

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Северный полюс — точка, в которой воображаемая ось протыкает земную поверхность в северном полушарии — находится в самом сердце Ледовитого океана, в районе, практически равноудаленном как от североамериканского, так и евразийского побережья. Но морские волны здесь не бушуют. Океан покрыт панцирем многолетних нетающих льдов. Долгие годы полюс оставался недоступным для людей. Льды вставали непреодолимой преградой на пути кораблей. Льды приходили в движение и громоздили непроходимые горы-торосы перед собачьими упряжками, тянущими нарты. Внезапно разверзающиеся во льдах трещины поглощали целые экспедиции.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3

  • Не только в школах, но и на исторических, юридических, экономических и некоторых других факультетах ВУЗов учащиеся часто обращаются к таким изданиям, как общий курс русской истории. Это обоснованно тем, что знание истории своей страны показывает высокий и незыблемый уровень нации. Каждый уважающий себя гражданин должен знать о том, как строилась страна, в которой он проживает.


  • ...28 мая - ровно через год после кульминации восхождения с Ламбером - Тенцинг и Хиллари начинают свой бросок к вершине. Их задача существенно легче, чем у Эванса и Бурдиллона: до отметки 8500 метров их сопровождают Лоу, английский альпинист Фредди Грегори и шерп Анг Ньима, которые несут кислородные баллоны, палатку и продукты. На этой высоте разбивают самый высотный из всех существовавших прежде альпинистских лагерей, и Хиллари с Тенцингом остаются вдвоем. Переночевав, в 6 часов 30 минут утра 29 мая они выходят на последний штурм. Единственный груз - 14-килограммовые кислородные аппараты. В девять часов утра альпинисты достигают Южной вершины, и до цели остается лишь сотня метров. Последнее препятствие - 12-метровая скальная стенка, - и только пологий снежный откос отделяет их от самого высокого места на Земле...

    • Страницы
    • 1
    • 2