Об российско-американской дипломатии и изучении атмосферного электричества

Втр, 02/03/2015 - 20:18

Франклин Бенджамин (1706 — 1790) — американский ученый и общественный деятель, сыгравший крупную роль в борьбе американских колоний за независимость. В годы, предшествовавшие войне за независимость, он был представителем колоний в Англии. В 1776 г. (год провозглашения независимости Соединенных Штатов Америки) он отправился во Францию, чтобы добиться ее помощи против Англии, и оставался там до заключения мира с Англией в 1783 г. Как ученый, Франклин известен своими опытами с электричеством, приведшими к изобретению громоотвода

Франклин Б. перед Советом лордов в Лондоне, 1774. Гравюра, раскрашенная от руки. Библиотека Национального конгресса

ЛЮБОВЬ К ЭЛЕКТРИЧЕСТВУ

В числе чиновников, имевших значительное влияние на русскую императрицу в годы Войны за независимость Америки, был князь Дмитрий Алексеевич Голицын, на тот момент посланник в Гааге, личность замечательная во многих отношениях. Екатерина поддерживала с ним постоянную переписку.

Отпрыск одной из знатнейших русских фамилий, Дмитрий Алексеевич начал свою дипломатическую карьеру в последние годы правления императрицы Елизаветы Петровны в качестве сотрудника русского посольства в Париже. В 1863 г., спустя год после восшествия на престол Екатерины II, он был назначен полномочным министром (послом) при французском дворе. Во время службы в Париже Голицыну в основном приходилось заниматься польским вопросом, осложнявшим отношения между Францией и Россией. Но не менее важной стороной его деятельности было укрепление культурных связей между двумя странами. Великолепно образованный, он был желанным гостем в парижских салонах, где собирались знаменитые деятели блестящей эпохи Просвещения. В числе прочего Голицын занимался отбором и приобретением произведений живописи для отправки в Петербург, составив значительную часть коллекции Эрмитажа. Именно он по просьбе императрицы нашел во Франции скульптора, достойного работать над монументом императора Петра Великого, — Этьена Фальконе, создавшего знаменитого «Медного всадника». При посредничестве Голицына русской императрицей было приобретено собрание книг нуждавшегося в деньгах Дени Дидро, а сам он назначен пожизненно ее библиотекарем. Библиотека была переправлена в Россию уже после смерти прославленного французского философа. Когда французские власти вздумали запретить печатание новых томов «Энциклопедии», Екатерина через Голицына вела переговоры о перенесении издания в один из городов России.
Интересы Дмитрия Алексеевича отнюдь не ограничивались дипломатией и изящными искусствами. Еще будучи посланником в Париже, он проявлял большой интерес к естественным наукам. Позже, когда вследствие осложнений русско-французских отношений он получил приказ «покинуть Париж без аудиенции» и после краткого пребывания на родине был назначен в Гаагу «полномочным и чрезвычайным министром при Генеральных Штатах Соединенных провинций Нижних Нидерланд», этот интерес перерос в настоящую страсть. В 1776 г. Голицын создал в Гааге свою домашнюю лабораторию для производства физических опытов. Вскоре он собственноручно сконструировал самую большую из существовавших на тот момент электростатическую машину.

Со временем страсть к физике потеснило увлечение минералогией. Выпущенный Голицыным в 1792 г. научный труд, озаглавленный «Трактат, или Сокращенное и методическое описание минералов», выдержал пять изданий. Во время одной из своих поездок по Германии князь обнаружил неизвестный ранее минерал, оказавшийся окисью титана с железом. Ныне его называют рутилом. Как выяснилось в дальнейшем, именно наличие тончайших включений рутила в драгоценных корундах — рубинах и сапфирах — приводит к возникновению в них красивейшего эффекта, называемого астеризмом. На поверхности правильно обработанного камня переливается светлая шестиконечная звезда. До середины XIX в. этот редкий минерал было принято называть галлицинитом. Кроме того, Голицын одним из первых занялся исследованием потухших вулканов Германии, результатом чего стал «Мемуар о некоторых потухших вулканах Германии», предоставленный в феврале 1785 г. брюссельским академикам.

Как видим, таланты и научные интересы Дмитрия Алексеевича Голицына были чрезвычайно многообразны, однако случилось так, что именно в 70-е годы он был более всего увлечен опытами по изучению атмосферного электричества. В своей гаагской лаборатории он производил интереснейшие эксперименты и при этом охотно ассистировал другим ученым и поддерживал переписку со многими выдающимися естествоиспытателями своего времени. Едва ли найдется естествоиспытатель, посетивший в то время Гаагу и не нанесший визит Голицыну.

Так обстояло дело в 1776 г., когда после официального объявления американскими колониями своей независимости (4 июля) в Париж прибыл Бенджамин Франклин — добиваться официального признания и поддержки молодого государства со стороны Франции. Эта важная миссия была возложена именно на Франклина потому, что из всех «отцов-основателей» Соединенных Штатов он был наиболее знаменит и уважаем в Старом Свете. Еще в 50-е годы сын бостонского мыловара заслужил всемирную славу благодаря своим работам по исследованию атмосферного электричества. Проведя в своей домашней лаборатории в Филадельфии множество наглядных экспериментов, Франклин разработал теорию электричества, получившую название унитарной теории. «Электрическая материя, — писал он в 1749 г. Члену Королевской академии Питеру Коллинзу, — состоит из частиц крайне малых, так как они могут пронизывать обычные вещества, такие плотные, как металл, с такой легкостью и свободой, что не испытывают заметного сопротивления». Эти частицы отталкивают друг друга и притягивают частицы «обыкновенной материи». Электрическое вещество лучше всего представить себе в виде некой невесомой жидкости, беспрепятственно перетекающей внутри тел. Избыток электрической жидкости, или флюида, в теле по сравнению с нормальным ее содержанием делает тело заряженным положительно, а недостаток — отрицательно. Избыток флюида обволакивает поверхность положительно заряженных тел, образуя «электрическую атмосферу» и заставляя такие тела взаимно отталкиваться. К сожалению, теория Франклина не давала удовлетворительного объяснения причин, по которым отталкивают друг друга отрицательно заряженные тела. Зато американский ученый впервые предложил обозначение положительного и отрицательного заряда и ввел само понятие электрического тока (потока малых электрических частиц).

Будучи человеком практического склада, Франклин сетовал в одном из писем Питеру Коллинзу: «Все же немного досадно, что мы все еще не смогли добиться ничего полезного для людей в этой области». Это письмо, написанное тогда, когда ученый делал лишь первые шаги в своих исследованиях, очень быстро потеряло свою актуальность. Уже в начале 50-х Франклину удалось доказать электрическую природу молнии и обосновать идею устройства громоотвода. Событие имело огромный резонанс. «Внезапно чудный слух по всем странам течет, что от громовых стрел опасности уж нет!» — писал Михайло Васильевич Ломоносов в 1752 г. в знаменитом «Слове о пользе стекла». Впрочем, вопрос о допустимости применения громоотвода еще долго оставался дискуссионным. В научных и не очень кругах упорно держалось мнение, что, будучи установленным на крыше дома, это устройство может притянуть молнию к соседним зданиям.

Поселившийся в не столь уж далеком Париже корифей в области электричества Бенджамин Франклин, безусловно, был большим искушением для обосновавшегося в Гааге естествоиспытателя Дмитрия Алексеевича Голицына. И последний этому искушению поддался. В январе 1777 г. он переслал Франклину свою собственную научную работу. В письме от 30 января 1777 г., адресованном голландскому ученому Свиндену, Голицын сообщал: «…Только что послал Франклину свои наблюдения по электричеству, и если он их одобрит, то, значит, я кое-что сделал». Оригинал работы, написанный на французском языке, ныне хранится в архиве Американского философского общества — престижнейшего научного учреждения Соединенных Штатов, основанного Франклином.

Надо сказать, что, учитывая занимаемое Голицыным положение, его поступок был довольно смелым, чтобы не сказать — опрометчивым. Конечно, переписка ведущих дипломатов двух держав по личному вопросу еще не есть установление дипломатических отношений, но… шепоток должен был пойти. Если позволивший себе подобное дипломат не получил нагоняй из Петербурга, это можно истолковать как готовность императрицы в ближайшее время официально признать новоиспеченное государство.
Коль скоро Голицын отважился на такой шаг, так, стало быть, на тот момент он был решительным сторонником признания Соединенных Штатов. Легко представить, что высокое мнение о Франклине как об ученом весьма способствовало тому, чтобы Голицын воспринял его точку зрения и по другому вопросу. Тем более, что эта точка зрения была неплохо аргументирована. Находясь в Париже, Франклин всемерно пропагандировал мысль о том, что оказание военной и финансовой помощи США соответствует интересам европейских держав, что если Соединенным Штатам Америки будет оказана помощь в их борьбе против Англии, «то следствием этого будет открытие большой и быстро растущей торговли Америки для всех держав. Эта торговля не будет, как в прошлые времена, только монополией Великобритании. Возрождение же английской монополии на торговлю с Америкой серьезно ударит по интересам европейских держав. Если этой монополии будет позволено возродиться, мощь Англии настолько возрастет, что это превратит ее в страшную силу, подобной которой никогда не видел мир». Все то же безмерное восхищение Франклином могло заставить русского князя отстаивать эту точку зрения с особым жаром. Надо думать, депеши, в которых князь расписывал выгоды, могущие возникнуть для Российской империи от образования независимых Североамериканских Штатов, производили на Екатерину большое впечатление, хоть и не убедили ее до конца. Императрица продолжала соблюдать в американском вопросе большую осторожность.

Другие материалы рубрики


  • Появление в мире нейл-дизайна моды на покрытие ногтя гель лаками случилось не так много лет назад, но стало настоящей революцией в техниках маникюра, предоставив достойную альтернативу обычному покрытию эмалью.



  • Бухгалтерский учёт появился примерно 6 веков назад. В древности он имел другое название – "тайна богов". В то время в Вавилоне для "системы учёта" использовали таблички из глины, в Египте-папирус, в Риме – таблички из воска. Только во втором веке нашей эры, с появлением бумаги учёт стали вести на ней.
    С развитием в 13-14 веках системы двойной записи, где каждый счёт учёта имеет две стороны (дебет и кредит), в любой момент времени уравновешивающие равенство, возможность развития частных капиталов получила поддержку в виде осуществления документированного контроля за средствами. Данный принцип использовался в центрах торговли Северной Италии, где в годы её Возрождения и получил название сам термин "бухгалтерский учёт".



  • В сентябре этого года были объявлены итоги международного конкурса под названием
    Land Art Generator Initiative, в котором приняли участие проекты, включающие в себя объединение решений новой энергетики с достижениями на дизайнерском поприще. В число финалистов конкурса вошёл интересный проект, созданный американским дизайнером Абдулазизом Халили и его группой Khalili Engineers под названием The Pipe (от англ.труба). Это инновационный опреснитель воды, осуществляющий работу при помощи солнечных батарей



  • Создание первого глобуса было отмечено ещё около 150 г. до н. э. греческим философом Кратеcом Малльским. Но ни модель, ни её изображение не дошли до нашей дней.
    Второй раз уменьшенную копию нашей планеты изобрёл в 1492 году немецкий учёный Мартин Бехайм. Глобус получил название «Земное яблоко» и был создан с помощью натягивания кожи телёнка на металлический каркас диаметром около половины метра. На нём отсутствовали данные о половине мира, так как Америку к тому времени ещё не открыли. Глобус не имел указаний долготы и широты, но на нём присутствовало неполное описание известных стран. Также на копии планеты можно было найти отметки меридиан. Сейчас этот глобус находится в музее Нюрнберга.



  • Прежде чем говорить об эффигиях, надо знать, что это такое. Эффигия (от лат. Effigies) — это скульптурное надгробие, т.е. изображение усопшего, выполненное из камня, дерева или металла. В средние века такие изображения выполнялись в лежащем, коленопреклоненном или стоящем виде и помещались над местом захоронения рыцарей либо представителей знати. Нередки были и парные эффигии — т.е. фигуры мужа и жены, а также совершенно плоские изображения, сделанные на медных либо бронзовых листах и наложенные на каменную надгробную плиту. Очень часто фигуры изображались со скрещенными руками или соединенными в молитве ладонями и с ногами, покоящимися на фигуре льва или собаки.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4


  • Человек всегда был охотником. Он убивал, чтобы жить. Для наших пращуров добыча кита была событием, которое заносилось в сказания. Кит являлся горой мяса и жира, которая означала, что дети несколько месяцев не станут плакать от голода, а в жилищах будут свет и тепло. Во многих частях света приморские селения, а порой и целые народы, существовали за счет китового промысла. Быть китобоем означало не просто ремесло. Для того чтобы сразиться с таким огромным зверем, требовались огромная физическая сила и выносливость, кроме того — находчивость и бесстрашие. Романтика старинного китобойного промысла воспета в книгах, на гравюрах и картинах, где суровые богатыри-китобои предстают своеобразными «рыцарями», побеждающими «морское чудовище».
    У самих китобоев киты вызывали невольное уважение и восхищение.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • Принято считать, что строители средневековых городов не очень-то обременяли себя заботой о канализации. И, по большому счету, это правда.
    Еще не в такой уж и туманной исторической ретроспективе, в 1764 году, некто Ла Морандьер так живописал ароматы резиденции французских королей — Версальского дворца: «Парки, сады и сам замок вызывают отвращение своей мерзостной вонью. Проходы, дворы, строения и коридоры наполнены мочой и фекалиями; возле крыла, где живут министры, колбасник каждое утро забивает и жарит свиней; а вся улица Сен-Клу залита гнилой водой и усеяна дохлыми кошками».
    Все последующие годы парижская вонь только нарастала. (Впрочем, не только парижская. Имеется зарисовка с натуры одного английского путешественника, который в конце XVIII в. побывал в главном городе Оверни Клермон-Ферран: «Улицы по своей грязи и зловонию напоминали траншеи, прорезанные в куче навоза».)
    В своем фундаментальном труде «Картина Парижа» (1781-1788) Себастьян Мерсье дает такое, в полном смысле слова макабрическое, описание отхожих мест французской столицы: «Пусть те, кому дорого собственное здоровье, никогда не испражняются в эти дыры, именуемые отхожими местами, и пусть они никогда не подставляют свои задние проходы этим потокам чумного воздуха; лучше уж рты, так как желудочная кислота скорее справилась бы с ними. Многие болезни берут свое начало в этих опасных очагах, откуда испаряются гнилостные миазмы, проникая при этом в тело. Дети страшатся этих зараженных отверстий; им кажется, что здесь начинается дорога в ад; то же думал и я в детстве».

    • Страницы
    • 1
    • 2


  • Чем светить? Некоторые древние историки утверждают, что источником огня легендарного Александрийского маяка (290 г. до н.э.) служили особого рода кристаллы. Якобы под действием коронного электрического разряда они излучали свет, отчетливо видимый с расстояния 30-40 морских миль. В ненастье яркость свечения с помощью специальной насадки увеличивали в несколько раз, а в туман заставляли свет пульсировать короткими вспышками, пробивая морскую непроглядность на многие мили. Однако технически достоверных описаний этих светильников до нас не дошло. Точно известно лишь, что уже при императоре Клавдии (41-54 г. н.э.) на вершине Александрийского маяка внутри каменной ротонды круглосуточно горел костер.
    В средние века центр судоходства сместился к северным берегам средиземноморья и европейскому побережью Атлантического океана. Для безопасности плавания на берегах стали устраивать световые маяки. Это были металлические козлы или каменные башни, на вершине которых, как и на Александрийском колоссе, в железных жаровнях круглосуточно жгли дрова, уголь, смолу, торф, сухой валежник (фашину) и даже солому. Обслуживать костры было тяжело. Горючее, которого требовалось много, подсобными рабочими непрерывно доставлялось на маяк по каменистым тропам в кожаных кулях на плечах. Дождь и снег часто гасили огни, а штормовой ветер нередко выбрасывал костры из чаш. Пробовали ограждать огонь металлическими решетками и устраивать навесы. Но решетки ослабляли свет, а навесы лишь прибавляли копоти.

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3


  • ...Одним из важных направлений деятельности концерна было производство сухопутных артиллерийских орудий. Krupp производил противотанковые орудия (Pak43/41), 150-мм гаубицы образца 1918 г., осадные 211-мм орудия (К-38). Изготовление огромных пушек, используемых для разрушений фортификационных узлов противника, было одной из прерогатив Krupp наряду с другой немецкой фирмой Reinmetall-Borsig («Рейнметалл-Борзиг»). Последней были изготовлены 6 самоходных 600-мм орудий «Карл». На заводах Krupp были созданы два 807-мм орудия особой мощности — «Дора» и «Густав». Эти пушки, весившие 1344 тонны, были смонтированы на железнодорожных платформах и могли перемещаться только по двум параллельным железнодорожным колеям. Их использовали как мощное средство психологического устрашения и как осадные орудия. Ко всем видам пушек Krupp огромными партиями выпускались боеприпасы...

    • Страницы
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5


  • В США программистами была разработана уникальная система искусственного интеллекта, обладающая способностью разрабатывать сценарии для компьютерных игр.